О чем писать в главной части сочинения?



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

О чем писать в главной части сочинения?



У поэтов нет для создания стихов другого материала, кроме того, чем пользуются в жизни далеко не поэты. Это язык, словесный материал. Искусство создания текста, передающего переживание, в том и состоит, что нужно из всех слов языка отобрать самые нужные и расставить их в нужном порядке.

Глубина анализа лирического стихотворения измеряется тем, сколько смыслов сумел актуализировать при анализе читатель, сколько слоев он "снял" с "луковицы" текста, пробираясь к ее "сердцевине" - главной авторской мысли (идее) - и чувству, в нем выраженному. При этом языковой анализ текста, выявление специфики художественной формы важно только в проекции ее особенностей на содержание. Здесь возможны наблюдения как за языковыми особенностями текста (фоника, лексика, графика, синтаксис, композиция и т. п.), так и за собственно стиховыми (ритм и его нарушения, рифма и способы рифмовки, строфика или ее отсутствие, стихотворный размер, стихотворный перенос, длина стиха, интонационно-ритмическая организация речи и т. п.). Но в любом случае мало заметить в тексте тот или иной элемент формы. Важно попытаться понять, какой смысл стоит за тем или иным художественным элементом, и доказательно аргументировать свою точку зрения.

Как закончить?

В заключении сочинения обычно делается вывод, развивающий, делающий более выпуклыми мысли, заложенные во вступлении. Это могут быть рассуждения историко-биографического и культурологического плана, возможно и "вписывание" стихотворения в контекст либо всего творчества поэта, либо какого-то из основных мотивов лирики. При достаточно широкой литературной эрудиции автора сочинения уместно провести параллели с похожими стихотворениями в русской и мировой поэзии. Конечно же, возможно и эмоциональное заключение, но оно не должно выливаться в безликое "мне понравилось", а в живой и доказательной манере должно объяснять, что же именно привлекло автора в исследуемом тексте, что лично ему дал произведенный анализ для более глубокого понимания этого стихотворения и лирики вообще.

Анализ смыслов, порождаемых особенностями формы, не может производиться в отрыве от содержания, потому что призван актуализировать наибольшее количество содержательных пластов. Но разговор об "идеях", не подкрепляемый глубоким анализом текста, сделает сочинение декларативным и тенденциозным. Думается, что мысли Ю. М. Лотмана о способах анализа лирического текста помогут выпускнику на экзамене анализировать лирический текст глубоко, самостоятельно и оригинально.

В 11 классе интересную исследовательскую работу по наблюдению за лирическим текстом можно провести при изучении стихотворения Н. С. Гумилева "Мореплаватель Павзаний..."

1 Мореплаватель Павзаний
2 С берегов далеких Нила
3 В Рим привез и шкуры ланей,
4 И диковинные ткани,
5 И большого крокодила.

6 Это было в дни безумных
7 Извращений Каракаллы.
8 Бог веселых и бездумных
9 Изукрасил цепью шумных
10 Толп причудливые скалы.

11 В золотом невинном горе
12 Солнце в море уходило,
13 И в пурпуровом уборе
14 Император вышел в море,
15 Чтобы встретить крокодила.

16 Суетились у галеры
17 Бородатые скитальцы,
18 И изящные гетеры
19 Поднимали в честь Венеры
20 Точно мраморные пальцы.

21 И какой-то сказкой чудной,
22 Нарушителем гармоний,
23 Крокодил сверкал у судна
24 Чешуею изумрудной
25 На серебряном понтоне.

Вопросы и задания для обучения интерпретации стихотворения:

  1. Понаблюдайте за ритмом стихотворения. Каким размером оно написано? Какие нарушения ритма вы заметили? Как чередование ударных и безударных слогов помогает создать картину морского прибоя?
  2. Какой смысл имеют повторяющиеся рифмы в 3 - 4 стихах каждой строфы?
  3. Проанализируйте глагольную лексику. Какая из строф наиболее динамична?
  4. Сколько раз и в каких строфах повторяются слова "море" и "крокодил"? С какими цветовыми эффектами они ассоциируются?
  5. Найдите смысловые доминанты каждой строфы. Какие образы здесь являются ключевыми? Почему в 1, 3, 5 строфах они дифференцированы, а во 2 и 4 - обобщены (толпа)?
  6. Проследите нарастание внутреннего напряжения текста. Определите композиционный смысл 13 (центрального) стиха текста?
  7. Определите центральные образы 1 и 5, 2 и 4 строф и 3 строфы. Попытайтесь объяснить необходимость "ядра" (3 строфы) и двух композиционных "колец" (1 и 5 строф, 2 и 4 строф).
  8. Найдите в тексте прилагательные, обозначающие цвет. Какую цветовую гамму они создают? Какой цвет, по-вашему, преобладает? Почему поэт ни разу не называет цвет буквально?
  9. О чем это стихотворение? Почему крокодил назван в нем "нарушителем гармоний"?
  10. Как анализ структуры текста помогает понять смысл стихотворения?

Вариант сочинения "Стихотворение Н. С. Гумилева "Мореплаватель Павзаний ... ": восприятие, истолкование, оценка".

Стихотворение Н. Гумилева "Мореплаватель Павзаний..." впервые появилось в сборнике "Романтические цветы" в 1908 году. Оно входило третьим в лирический цикл под общим названием "Император Каракалла". Автограф этого стихотворения Н. Гумилев послал В. Брюсову в письме от 30 октября 1906 года. Увлечение философией Ф. Ницше и ее культом сверхчеловека объясняет появление в стихах Гумилева персонажей, обладающих сверхъестественной силой, волей, страстью. Таковы "юный маг", Люцифер, андрогин, колдунья, император Каракалла и другие. Гумилев представлял себе мир в постоянном развитии и считал современного ему человека ступенью на пути к сверхчеловеку. Он был убежден, что именно поэты являются хранителями высокого тайного искусства, поднимают жизнь над обыденностью, готовые переделать ее, создать что-то новое. И себя юный Гумилев считал облеченным этой миссией. З. Н. Гиппиус, вспоминая о своей первой встрече с двадцатилетним поэтом, писала В. Брюсову, что Гумилев вообразил, что он один может изменить мир, заявив ей: "До меня были попытки... Будда, Христос... Но неудачные..." (Литературное наследство. Т. 85. М., 1976. - С. 691.)

Критик Н. А. Богомолов утверждает, что Гумилев формирует свою поэтическую личность по образцу вымышленных им героев: конквистадоров, капитанов, рыцарей, императоров, - и обращает внимание на "постоянно присутствующую в его стихах романтическую иронию, без которой все персонажи такого рода воспринимаются слишком облегченно и как совсем уж беспомощные упражнения молодого поэта" (Богомолов Н. А. Читатель книг//Н. Гумилев. Собр. соч.: В 2-х т. - Т. 1. - М., 1991. - С. 11).

Несомненно, "Романтические цветы" - второй и далеко не совершенный по силе и правдивости чувства сборник Гумилева. Книге присуща нарочитая красивость и картинность. Но ранние стихи поэта поражают филигранной отточенностью формы. Головокружительные композиции стихов Гумилева, совершенство формы не рождаются сами собой. Анализ поэтической структуры стихотворения "Мореплаватель Павзаний..." помогает увидеть, что в процессе рождения стихов поэты, несомненно, работают над совершенством формы, а если и не отдают себе отчета в этом, то подсознательно ощущают ее несовершенство "шестым чувством". Ведь, по мнению Гумилева, "стихотворение должно быть безукоризненным даже до неправильности", т. е. каждая неправильность должна в нем быть безукоризненной.

Именно с этой точки зрения можно интерпретировать стихотворение "Мореплаватель Павзаний..."

Ритмический рисунок каждого стиха - четырехсложная стопа с ударением на третьем слоге (пеон 3) - ассоциируется с приближающейся и убегающей волной морского прибоя. Повторение одной и той же рифмы в третьем - четвертом стихах каждой строфы как бы замедляет повествование, тоже образуя своеобразную "волну". Этот ритмический рисунок, напоминающий опускающуюся и поднимающуюся морскую гладь, повторяется как на горизонтальном (метрическом), так и на вертикальном (строфическом) уровнях. При подсчете глагольных форм в строфах можно заметить, что их количество сначала нарастает, а затем убывает. Так, в первой и пятой строфах только по одной глагольной форме, во второй и четвертой - по две, а в третьей - целых три. Таким образом, наиболее динамична третья строфа. Кроме того, в ней одновременно появляются и император, и крокодил, что делает ее наиболее образно насыщенной. В этой же строфе дважды повторяется слово "море" - в двенадцатом и четырнадцатом стихах. Они как бы симметрично "отражаются" от тринадцатого стиха, центрального во всем стихотворении. Аналогичны и синтаксические конструкции двенадцатого и четырнадцатого стихов: "солнце в море уходило" и "император вышел в море". Если мысленно "зачеркнуть" "одинаковые" по смыслу слова ("море" - 2 раза, "уходило" и "вышел"), то останется оппозиция "император - солнце".

Слово "крокодил" повторяется в стихотворении трижды - в первой, третьей и пятой строфах. Первая и пятая строфы по этому признаку тоже оказываются симметричными по отношению к тринадцатому стиху. Слово "крокодил" в этих строфах как бы является отражением слова "крокодил" в третьей строфе. "Отражаются" от тринадцатого стиха и вторая и четвертая строфы, которые изображают толпу. Не потому ли в них так много существительных во множественном числе?

В тексте пять прилагательных, обозначающих цвет: золотой, пурпуровый, мраморный, изумрудный, серебряный. Все они по лексическому значению тяготеют к понятиям "богатство", "знатность", "исключительность". Колорит текста приобретает черты изысканности, экзотичности. Представьте, что нужные цвета поэт обозначил бы словами: желтый, красный, белый, зеленый, серый. Что изменилось бы? - Разрушились бы созданные художественные образы.

На первый взгляд, самым непонятным в стихотворении является то, что крокодил в нем назван "нарушителем гармоний". Какие же гармонии он нарушает? Ведь текст отточен безукоризненно, он даже симметричен, в нем каждая неправильность имеет свой смысл. Думается, что в этом выражении есть оттенок романтической иронии. Вряд ли можно назвать гармоничным мир Каракаллы: мир войн, денег, гетер, зверинцев, мир, в котором правят животные страсти! Ему противопоставлен мир природы, который гармоничен. В этом мире солнце, море и крокодил. Потому-то африканское чудовище - крокодил - становится в пятой строфе "сказкой чудной". Он нарушает "гармонии" в другом мире, мире извращений Каракаллы, в мире уродливом и негармоничном.

Вариант интерпретации стихотворения И.А.Бунина "Молодость".

Молодость

1 В сухом лесу стреляет длинный кнут,
2 В кустарнике трещат коровы,
3 И синие подснежники цветут,
4 И под ногами лист шуршит дубовый.

5 И ходят дождевые облака,
6 И свежим ветром в сером поле дует,
7 И сердце в тайной радости тоскует,
8 Что жизнь, как степь, пуста и велика.

IV 1916

Вопросы для обучения интерпретации:

  1. О чем это стихотворение?
  2. Какое настроение оно вызывает? Меняется ли по ходу текста?
  3. Почему стихотворение называется "Молодость"? Сколько в нем частей?
  4. Какие предметные реалии создают картину молодости в первой строфе?
  5. Какие звуки, цвета доминируют в первой и второй строфах. В чем их смысл?
  6. Одно или несколько времен года рисует поэт в стихотворении? С какой целью? Аргументируйте свой ответ.
  7. Как изменяются предметные реалии в художественном пространстве второй строфы? Какие слова становятся здесь ключевыми?
  8. Выпишите из текста в три столбика глаголы, существительные и прилагательные. Как их порядок передает движение в поэтическом пространстве?
  9. Почему в первом - пятом стихах употребляются личные формы глагола, в шестом стихе - безличная, а в последнем стихе глаголов вообще нет?
  10. В первой строфе поэт использует преимущественно конкретную лексику, а в двух последних стихах абстрактную? Какой поэтический смысл при этом выявляется?
  11. Почему сердце лирического героя тоскует "в тайной радости"? Нет ли здесь противоречия? Какой дополнительный смысл приобретает слово "пуста" в последнем стихе?
  12. Как бы вы объяснили многократную повторяемость союза "и" в третьем - седьмом стихах?
  13. В первой строфе поэт использует перекрестную рифму, а во второй - кольцевую. Какой вывод из этого мы можем сделать?
  14. Как проведенный вами анализ помогает понять поэтическую идею стихотворения?

Вот вариант сочинения по стихотворению "Молодость"э

Почему "сердце в тайной радости тоскует" оттого, что "жизнь...пуста"? После прочтения стихотворения ответ на этот вопрос кажется одним из самых неясных. Для ответа на него необходимо исследовать художественную структуру текста стихотворения, вспомнить факты биографии и черты личности Ивана Алексеевича Бунина.

В советской России стихи И. А. Бунина были напечатаны впервые лишь в 1956 году. И сразу же их по праву отнесли к числу замечательных явлений русской поэтической культуры. Без знакомства с ними наше представление о русской поэзии начала ХХ века было бы неполным. Лаконичные и внешне простые, даже скупые в художественных средствах стихи Ивана Бунина предельно насыщены поэтической мыслью и отличаются глубиной и силой подлинного чувства. Для них характерен поэтически выраженный целостный взгляд на мир, на жизнь, зоркость художнического видения, внимание к деталям природы и быта, исполненным глубинного смысла.

Поэту свойственно тонкое чувство языка, ясность и прозрачность стихотворной речи, редкая экономичность в применении художественных средств, приемов поэтической выразительности. Все эти качества бунинской поэзии доказывают, что перед нами творения мастера. Попытаемся показать это на примере стихотворения "Молодость".

Такое название не случайно. Этим словом обозначена тема произведения. Нигде в тексте оно больше не употребляется. Кстати, это одна из особенностей стихов Бунина: если есть название, то в тексте оно заменяется местоимением или вообще не встречается. Таковы стихотворения "Ландыш", "Компас", "Сириус", "Петух на церковном кресте" и другие. Таким образом, в позиции сопоставленных и сравниваемых частей стихотворения становятся название и сам текст, который как бы является набором аргументов к тезису "молодость".

Настроение лирического героя изменяется с развитием лирических образов. В первой строфе мы видим ощущения лирического героя от картин природы, предметных реалий, являющихся для него символами молодости. Это воспоминания о детстве и юности. Для Бунина это далекий подстепной хутор Бутырки в орловском крае. Предметные реалии первой строфы подчеркнуто снижены, реальны, осязаемы, конкретны. Это кнут, коровы, подснежники, лист дубовый. Стилистически снижена или нейтральна и глагольная лексика. Таким образом, художественное пространство первой строфы охватывает бытовой уровень. Это как бы внешняя "оболочка" молодости. Строфа наполнена резкими, громкими звуками: стреляет, трещит, шуршит. Доминантное цветовое пятно - синие подснежники. Преобладающий звук - "и". И именно союз "и" соединяет стихи в единую композицию, объединяя "точечные пространства" (термин Т. И. Сильман - прим. авт.) первой строфы. Таким образом, настроение первой строфы радостное, беспечное. Лирический герой беззаботен, его ничто не тяготит, не тревожит. Он не сторонний наблюдатель жизни, но его внимание сосредоточено на отдельных, случайных ее проявлениях: в звонком, прожженном летним солнцем сухом лесу стреляет длинный кнут, и звук этот далеко слышен. Мы воспринимаем этот стих преимущественно на слух. Слышен и треск сучьев в кустарнике - это "трещат" коровы. Этот стих воспринимается уже слухом и зрительно. А строка "синие подснежники цветут" - уже только зрительно. Лист дубовый может шуршать под ногами, если кто-то медленно идет по лесу. В стихе появляется оттенок раздумья, нотка воспоминаний.

Во второй строфе предметные реалии приобретают более обобщенный, бытийный характер (облака, ветер, сердце, жизнь). Стиховое пространство как бы расширяется, раздвигается. В "сером поле" начинает дуть свежий ветер" перемен, "ходят дождевые облака". Два последних стиха поднимают образ лирического героя на непредметный, обобщенный уровень: появляется абстрактная лексика - "радость", "жизнь". Личные формы глаголов сменяются безличными, а в последнем стихе исчезают совсем. Жизнь на бытийном уровне как бы замирает в ожидании перемен, "в тайной радости", в тайной надежде на то, что жизнь велика, что она еще только начинается.

Если простроить структурные ряды существительных, прилагательных и глаголов, то можно заметить расширение поэтического пространства от бытового, конкретного, предметного уровня к бытийному, обобщенному, духовному.

Таким образом, и существительные, и прилагательные, и глаголы от выражения конкретных чувственных ощущений стремятся к абстракциям, расширяют стиховое пространство, проникая на внутренний, духовный уровень.

В стихотворении есть неожиданные художественные образы: образ - "зеркало" - "в кустарнике трещат коровы". Читателю ясно, что трещат не коровы, а кустарник под их копытами; образ - "самодвижение" - "свежим ветром в сером поле дует". Здесь действие происходит как бы само по себе. Субъект, производитель действия не назван. "Свежим ветром в сером поле дует" какая-то высшая неведомая сила, неподвластная вмешательству человека; образ - "оксюморон" - "сердце в тайной радости тоскует". Человек в молодости находится в тревожном ожидании, но ждет он счастья, надеется, что его тайное, т.е. скрытое от всех, ожидание принесет только счастье, отсюда - тайная радость. Но почему же сердце человека "в тайной радости тоскует"? Думается, что в данном стихе слово "тоскует" приобретает дополнительный, контекстуальный смысл. Синонимом к слову "тоскует" здесь может стать слово "ждет", "надеется". Сердце тоскует оттого, что жизнь "пуста и велика". Но и слово "пуста" в данном контексте наполнено дополнительным смыслом. Жизнь пуста не оттого, что наполнена никчемными делами и страстями. Жизнь пуста, потому что она в молодости подобна чистому листу, на котором можно изобразить все, что угодно, но еще ничего нет. Жизнь велика и полна ожиданий и надежд. "Бытийное" пространство текста как бы замыкается с появлением конкретного, осязаемого сравнения "жизнь, как степь". Хотя степь тоже пуста и велика, но ее можно увидеть, услышать, почувствовать. Начавшись описанием природы, стиховое пространство проникает на духовный, внутренний уровень, уровень души человека, а сравнение жизни со степью возвращает его на уровень внешнего мира, на уровень природы.

Союз "и" в начале третьего - шестого стихов используется для градации образных картин, раздвигающих пространство. Оно начинается от синих подснежников, которые можно увидеть, находясь только рядом с ними, и простирается до серого поля, заполняющего весь мир вокруг. В седьмом стихе союз "и" присоединяет к миру природы, отраженному в воспоминаниях молодости, мир внутренний, духовный - и "сердце в тайной радости тоскует". Обыденность, конкретность первой строфы подчеркивается и перекрестной рифмой - она в русской поэзии традиционна, наиболее часто употребима.

А кольцевая рифма второй строфы как бы нагнетает процесс градации, доводя его до высшей точки напряжения в седьмом - восьмом стихах. Весной все в мире в радостном ожидании, исполнено тайной радости и сердце. Стиховое пространство как бы поднимается над землей, расширяя горизонт. Видны уже не только подснежники, но и вся степь. Если представить каждый стих как кинокадр, то в стихотворном тексте можно, как в кино, проследить смену планов:

общий план - В сухом лесу стреляет длинный кнут,

средний план - В кустарнике трещат коровы,

крупный план - И синие подснежники цветут,



Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; просмотров: 226; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 52.205.167.104 (0.012 с.)