Тема 3.1. Сущность и определение государства



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Тема 3.1. Сущность и определение государства



Признаки государства отличающие его от родоплеменной организации.

1. Разделение населения по административно-территориальным единицам. Рассмотрение признаков государства можно осуществить как путем анализа признаков, в которых проявляется его социальное назначение, особая роль в обществе (так называемые функциональные признаки), так и путем характеристики признаков, в которых выражается специфика внутренней организации власти (так называемые структурные признаки).

Исторически первым признаком складывающегося государства стала замена родоплеменной организации населения территориальной[44]. Последняя была обусловлена принципиально новым характером связи производящего хозяйства, вызванного к жизни неолитической революцией, со своими природными предпосылками, интенсивным развитием обмена и локализацией (в ходе дробления племен и народов) недвижимости, земли и построек как объективных предпосылок общественного производства. По мере того, как углублялись имущественные и социальные различия, территория, на которой осуществлялось производство, выступала уже не столько как предпосылка, сколько как место «действия» общественного труда. Это закономерно порождало вытеснение кровнородственных связей, мешающих дальнейшему развитию производительной силы труда, производственно-территориальными связями, вытекающими из общности экономических интересов.

Генезис территориальной организации населения К. Маркс прослеживает в книге Моргана главным образом на примере Греции и Рима. В отличие от древневосточных цивилизаций в Средиземноморье разнообразие природных условий способствовало бурному развитию разделения труда, ремесел и обмена. Фокусом политической жизни здесь стали города, куда стекались и где перемешивались осколки разных родов, племен, этнических групп (народов). Перенесенные в новые условия (опосредованного обобщения и представительной формы выражения общей воли) характерные для родоплеменной общности стереотипы коллективного обсуждения наиболее важных общих дел породили специфические структуры античной рабовладельческой демократии собственников средств производства. Связанную с этим роль города как эпицентра складывающейся политической жизни, публичной борьбы противоположных интересов (а не только мнений), выработке социальных компромиссов и т.п. не упустил из своего поля зрения К. Маркс. Выписывая в конспект мысль Моргана о длительном (около трех столетий) периоде, в течение которого в Древней Греции «совершался переход от родовой организации к политической (гражданской)», Маркс добавляет в скобках: «Он должен был бы сказать, что термин «политический» употреблен здесь в аристотелевском смысле: политический - городской и политическое животное - горожанин»[45].

В этой реплике помимо уточнения, существенного для понимания мысли Моргана, заключена важная мысль: развитие родовой организации в направлении государства не исчерпывается греко-римским (полисным) вариантом. Очевидно, там, где основой хозяйственной жизни является деревня, а главной социальной ячейкой община, равно как у кочевых народов, процесс генезиса государства протекает в русле общих закономерностей, но иными, нежели в греко-римском мире, путями.

Следует отметить, что первоначально фактически складывавшаяся территориальная организация населения маскировалась под привычную освященную обычаями родоплеменную структуру. На место родов и племен пришли территориальные формы консолидации населения, долгое время носившие прежние названия в сочетании с «территориальным» определением и именем великого предка (героя) в названии. «Морган называет территориальные филы округами (counties), Шеман же называет подразделения территориальных фил, основанные на жительстве в определенной части города или провинции, округами или кварталами...» – пишет Маркс, резюмируя далее: «Таким образом, дем, фила и государство заняли место рода, фратрии, племени и т.д. Однако они (последние) продолжали еще существовать в течение столетий как хранители родословной и источник религиозной жизни»[46].

Тем самым соплеменники и иноплеменники уравнивались в правах как жители определенной местности с организованной структурой (само) управление, как соседи. На смену роду и его святыням (родословной) в качестве критерия места индивида в обществе пришел фактор собственности на имущество и его размеры. Если раньше были возможны перегруппировка родов между племенами с целью управления последними («это имеет место и у краснокожих индейцев», – замечает в скобках Маркс) либо усыновление конкретных индивидов конкретным родом, слияние («братание») обезлюдевших родов и племен, то теперь эти прежние исключения стали правилом, а общность населяемой территории (особенно отчетливо проявлявшаяся в городах-государствах античности) вытесняла культ предков и родовых тотемов.

Это период сосуществования кровнородственной и территориальной систем взаимоотношений древних людей. Отношение к роду как к чему-то своему, родному, укрупненному «эго» (Я) еще существовало, но уже вытеснялось отношением к складывающемуся (первоначально в масштабах города) государству как к чему-то чуждому, бездушному (орудию богов, судьбе, верхушке), предполагавшему формально-правовую связь с этим специфическим «антиэго», средством выражения которой стало писаное право.

Смена родовой организации социального управления политической, государством – не одномоментный акт, а постепенный, длительный процесс, полный противоречий и драматизма.

Разделение населения по административно-территориальным единицам и распространение государственной власти по территориальному принципу означает не только возникновение государственной организации, но и начало процесса складывания отдельных стран.

2. Публичная власть. Второй признак государства связан с учреждением особой публичной власти, которая непосредственно с интересами населения не совпадает. В родоплеменном сообществе существовала родовая потестарная власть (от лат. Potestas – сила, мощь), сущность которой – жестокое принуждение. Она распространялась только на сородичей и осуществлялась по кровнородственному признаку, ей подчинялись только члены рода в силу их личной зависимости от коллектива. Власть же публичная распространяется по территориальному принципу, ей подчиняются все, кто находится на определенной подвластной территории. Эти «все» представляют собой подвластный народ, население, «публику», совокупность абстрактных объектов власти (подданных или граждан). Для публичной власти неважно, связаны подвластные кровнородственными или национальными узами или нет. Публичной власти на ее территории подчиняются даже иностранцы.

Власть - неотъемлемое свойство человеческого сообщества. Как социальное явление она представляется в виде совершенно естественного и объективно необходимого регулятора общественных отношений. Будучи порождена ими, власть в свою очередь выступает в роли инструмента организации общества, утверждения дисциплины и порядка в нем.

Совместная деятельность в любом обществе обусловлена тем, что люди никогда не жили изолированно друг от друга, общение составляет необходимое условие существования людей. Поэтому генезис власти следует искать в самой необходимости человеческого общежития. Именно в таком общежитии возникает психологическая потребность подчинения индивида единой общественной воле, появляется чувство зависимости, состояние подвластности на одной стороне и чувство властолюбия, воля к власти – на другой.

Конечно, явление властности не есть только психологический феномен, оно возникает под влиянием социальных условий жизнедеятельности как общественная функция по руководству трудовым процессом. В самом общем виде власть рассматривается как функция любого организованного коллектива людей по налаживанию их совместной деятельности с помощью особых методов (убеждения или принуждения) для достижения определенных целей. В этом состоит восприятие власти как социальной функции, которая была присуща еще первобытному обществу: общественная власть племени, фратрии, рода, осуществляемая советами старейшин родов и племен, народными собраниями (типа древнегреческой агоры) и т.п. Такая власть не отделяется от ее источника и носителя, выражает общие интересы и потребности общества и применяется для руководства его общими делами.

Подобная власть носит негосударственный характер, она выступает в качестве общественной (публичной) власти, или власти в социальном смысле. Она может принадлежать организованному коллективу людей не только в условиях бесклассового общества, но и в обществе, разделенном на классы. Так, социальную власть использует трудовой коллектив для налаживания совместной производственной деятельности своих членов; любая другая социальная ячейка общества является носителем власти как функции соответствующего организованного коллектива (семья, общественные объединения, религиозные организации, партии, ассоциации предпринимателей и др.).

Таким образом, в качестве основных признаков власти как таковой (в социальном смысле слова) прежде всего необходимо отметить ее понимание как особой общественной функции, именно функциональный подход позволяет отграничить наиболее общее понятие власти от иных, частных проявлений, характеризующих те или иные формы властной деятельности (власть как отношение господства и подчинения, как властеотношения и т. д.). Данный подход обеспечивает выделение власти в относительно самостоятельную сферу, отличную от других видов общественной деятельности. В пределах указанной сферы формируется коллективный носитель власти, каковым является стойкая, организационно оформленная общественная структура в лице той или иной ячейки общества (семьи, общественной организации и т. д.), социальной группы или слоя (класса, нации, иной социальной структуры), наконец, народа как универсальной общности людей.

В соответствии с этим не следует смешивать носителя (субъекта) власти и осуществляющих ее отдельных организаций, вступающих в определенные властеотношения. Социальная власть обнаруживает известную «раздвоенность», что выражается в наличии первичной и вторичной власти в обществе. В качестве первичной власти выступает функция соответствующего коллектива, которая принадлежит ему в полном объеме и которую он ни с кем не делит как единственный субъект власти. Вторичная власть является производной от власти коллектива, последний наделяет соответствующие организации (органы, учреждения) определенной компетенцией («частицей власти»), но не наделяет их качествами субъектов, носителей власти. Несмотря на внешнюю «раздвоенность», речь идет не о двух разных властях, а об одной и той же власти, но в процессе ее осуществления, реализации компетенции соответствующих органов в определенных отношениях от имени коллективного носителя власти. Данные признаки свойственны и такому специфическому виду социальной власти, как государственная власть, но в ней они приобретают особый смысл.

С появлением государства власть отчуждается от общества и становится отличительным признаком любого государства, приобретая политический характер. Это значит, что власть как социальная функция преобразуется в политическую власть, которая служит концентрированным выражением экономических потребностей своего носителя – класса, сотрудничающих социальных сил, национальной элиты, политической партии и т.д. Политическая природа данной власти означает, что именно в государственных формах управления обществом она получает свою относительную самостоятельность от иных видов общественной деятельности (выделяется из общества и становится над обществом). В этом состоит особый характер публичной власти, отделенной от всей совокупности входящих в состав государства лиц.

Анализируя важнейшие аспекты трактовки власти, следует обратить внимание на то, что проблемы социальной, общественной, в том числе и государственной, власти, ее легальности и легитимности по многим принципиальным вопросам остаются дискуссионными. Во-первых, нередко не проводится четкого различия между влиянием, воздействием и общественной властью.

Влияние обусловлено природными или иными качествами явления (например, паника), особыми свойствами людей (выдающаяся физическая сила, красота, ораторский талант и др.). Оно не определяет принудительным путем желаемое поведение, а является лишь одним из побудительных мотивов поведения. Такие мотивы обычно действуют стихийно, не включают момент осознания их как власти. Последнее же необходимо для феномена власти. Волевой характер властеотношений между людьми проистекает из того, что они наделены сознанием и волей (независимо от того, идет речь о личности или коллективном субъекте). Всякая общественная власть, любое отношение господства и подчинения есть «присвоение» чужой воли.

Однако не всякое волевое отношение является исключительным признаком общественной (в том числе государственной) власти. Родительская власть включает волевой характер отношений между членами семьи, она естественно воспринимается как легитимная, но это не общественная власть. В основе последней лежит существование определенных общностей, коллективов, связи внутри которых опираются не на родственные отношения, а на другие факторы. Такая власть может возникать в самых различных коллективах, например, в монашеских орденах или в старательских артелях по добыче золота. Необходимость власти в коллективе обусловлена совместной и осознанной деятельностью людей, что предполагает разделение труда, установление определенной иерархии, порядка взаимоотношений людей в коллективе, а затем и коллективов между собой. Власть – существенный элемент всякой организации социальной жизни.

Общественная, социальная власть характеризуется не только волевыми отношениями, связанными с существованием более или менее устойчивого коллектива, она всегда содержит элемент принуждения, коренящийся в необходимости управления совместной деятельностью людей.

Такое принуждение принимается участниками коллектива как легитимное (разумеется, в определенных пределах), ибо всякое объединение включает элемент ограничения его членов.

Формы управления коллективом могут быть различными (экономическое, административное, идеологическое и т.д.), различны и способы «присвоения» чужой воли. Неполитическая, негосударственная, корпоративная власть общественной организации отличается от государственной, выделяет много других разновидностей власти: экономическую, военную, техническую. Некоторые отечественные исследователи в свое время называли партийную, колхозную и другие виды власти.

Особое внимание в литературе уделяется политической власти, Есть различные подходы к пониманию ее природы, Некоторые современные авторы (Р. Даль, П. Кальверт и др.) считают, что она предшествует государству и существует в любом коллективе – профсоюзе, клубе, племени, фирме и т.д. Марксистская теория связывает политическую власть с появлением классов и государства. Есть и другие взгляды, но обычно политическую власть связывают с борьбой социальных групп за распределение социальных ценностей в социально-асимметричном обществе (политика – способ перераспределения социальных статусов в обществе).

Как и всякий коллектив, социально-асимметричное человеческое общество нуждается в управлении, руководстве. В конечном счете, если говорить о социальных образованиях, то руководство (т. е. определение основного подхода к распределению социальных ценностей в обществе) имеет тенденцию сосредоточиваться в руках того класса, социальной группы, которая владеет средствами производства, распределения и обмена, в руках коалиций нескольких таких групп или доминирующей группы, если групп-владельцев несколько. В условиях переходных состояний и некоторых других специфических условиях возможна иная ситуация. Такой группой может быть армия в условиях военного режима (точнее ее высший офицерский состав), партийно-государственная номенклатура, которая в странах тоталитарного социализма фактически распоряжалась средствами производства и распределения. Руководство обществом со стороны определенной социальной группы (коалиции групп), оказывающей решающее влияние на властные структуры государства, – это и есть политическая власть.

Наиболее широким выражением политической власти народа является понятие народного суверенитета. Социальную сущность суверенитета в государстве составляет его принадлежность целиком и исключительно народу, в чем находит воплощение действительное народовластие, осуществляемое во всех сферах общественной жизни. Эта сущность проявляется в единстве суверенитета, покоящемся на прочных социально-политических основаниях: единстве самого народа и единстве принадлежащей ему государственной власти. Так, в условиях Российской Федерации народ выступает как единая политическая общность, охватывающая многонациональное население всего государства. Важнейшие признаки данной общности – единое экономическое пространство; взаимосвязь граждан государства по линии единой государственной организации; общность судьбы различных наций, соединенных в рамках исторически сложившейся территории; чувство ответственности за свою землю, неприкосновенность ее границ, ее экологическую безопасность, нерушимость основ демократической организации общества, прав и свобод каждого человека. Все это в наибольшей степени позволяет установить сущностные качества суверенитета народа как единого, целостного явления общественной жизни, определить его носителя, выступающего источником государственной власти.

Именно в той глубокой сфере общественных отношений, в которой возникает и приобретает реальное выражение фактическая власть народа, сливаются воедино экономические и социально-политические основы осуществления этой власти, формируется политическая воля единого и единственного суверена. В этом плане выявляется единство власти и суверенитета народа по их субъекту и источнику, волевому характеру и социальной направленности. Суверенитет народа характеризуется не только его социальной сущностью, но имеет определенное правовое содержание и формы реализации. Содержание суверенитета служит показателем его осуществления государственной властью, принадлежащей народу, в силу чего он находит организационное и юридическое выражение как суверенитет государственной власти. Соответственно полновластие народа раскрывается через формируемую народом, ему подчиненную и от него зависимую государственную власть: полновластие (суверенитет) народа в правовом аспекте выступает как верховенство (суверенитет) государственной власти. Чем более государственная власть зависит от народа, чем более четко выполняет его волю, тем выше степень ее верховенства внутри страны и независимости на международной арене, а следовательно, более высок уровень суверенности государственной власти. Как мы уже видели, содержание суверенитета народа раскрывается в качестве суверенитета государственной власти, что означает осуществление единства народного и государственного суверенитета в условиях подлинной демократии. Таким образом, сущность государственной власти наиболее полно проявляется именно в ее суверенитете, в то время как остальные ее признаки, носящие сугубо юридический характер, определяются местом и ролью суверенной власти в обществе.

3. Налоги и займы. Поскольку лица, образующие особый аппарат политической власти, управления и суда, не принимают непосредственного участия в производстве материальных благ, они нуждаются в материальных средствах для своего содержания. Эти средства взыскиваются с населения в виде налогов и займов, что является третьим признаком государственной организации общества.

Древнее общество не знало этого института, так как не располагало аппаратом управления и прямого принуждения, который, не участвуя в процессе производства, становился в обществе «иждивенцем». Привилегии должностных лиц являются средством обеспечения их поведения и деятельности в интересах экономически господствующих социальных трупп.

Налоги всегда были главным источником пополнения казны. Под налогами обычно понимаются обязательные платежи, устанавливаемые и взимаемые государством с граждан и юридических лиц.

Обязанность платить налоги в новой Конституции Российской Федерации закреплена как одна из важнейших.

От добровольного исполнения этой обязанности в значительной мере зависит возможность выполнения государством своей социальной роли, иных видов государственной деятельности, охраны его суверенитета, обороноспособности, в чем кровно заинтересован каждый гражданин.

Законодательство устанавливает для граждан дифференцированные ставки налогов с учетом доходов лица. Этим самым государство содействует в возможной степени сбалансированию доходов различных категорий граждан – уменьшению разрыва доходов высоко- и низкооплачиваемых категорий.

В условиях перехода и развития рыночных отношений в Российской Федерации при формировании доходной части бюджетов, функционирующих на ее территории, все большее значение начинают играть налоговые поступления, ежегодно повышается их удельный вес в доходах всех видов бюджетов.

Согласно действующему законодательству и принятому в финансово-правовой литературе определению под налогом понимается установленный органом государственной власти обязательный платеж в бюджет, вносимый безвозмездно юридическими лицами, другими категориями плательщиков и гражданами в точно определенный срок.

Государство устанавливает много видов обязательных платежей, но налоги среди них занимают особое место, имея свою специфическую правовую природу. Прежде всего, налоги отличаются от других обязательных платежей, установленных государством и включенных в действующую налоговую систему Российской Федерации, тем, что за сумму денег, вносимую в бюджет, конкретному налогоплательщику ничего не выделяется. В отличие от налогов другие обязательные платежи имеют несколько иную природу. Законом РФ «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» установлены несколько видов обязательных платежей. Например, государственная пошлина вносится за какие-либо действия государственных органов в пользу обратившегося к ним клиента. Так, за выдачу копии свидетельств о рождении гражданин, обратившийся в нотариальную контору, уплатит установленную законом пошлину. Иную правовую природу, чем налоги, имеют и разные сборы, установленные законодательством. Можно избежать этих обязательных платежей – не обращайся за какого-то рода услугой. Так, не используй государственную и местную символику, поднимающую престиж произведенного товара фирмы и т.д. – платить в бюджет не будешь. А налог платить необходимо, если возникают условия, предусмотренные гипотезами налоговых норм, причем платить нужно безвозмездно. При уплате налога денежные средства от любого собственника переходят в собственность государства, как и при внесении любого другого обязательного платежа в бюджет, но при взимании сборов и пошлин плательщик получает какую-либо услугу, благо и т. д. В связи с этим основной юридической характеристикой налога является индивидуальная безвозмездность платежа для конкретного налогоплательщика.

На территории Российской Федерации действуют три группы налогов: федеральные, республиканские налоги; налоги краев, областей, автономных образований и местные налоги.

Совокупность всех видов налогов, пошлин и сборов, согласно Закону Российской Федерации «Об основах налоговой системы в Российской Федерации», образует налоговую систему.

К числу государственных налогов с населения относится, прежде всего, подоходный налог.

Плательщиками (субъектами) подоходного налога являются практически все граждане Российской Федерации, граждане других государств и лица без гражданства, проживающие на территории России.

Объектом налогообложения у граждан является совокупный доход, полученный как в денежной (национальной или иностранной валюте), так и в натуральной форме. Доходы, полученные в натуральной форме, учитываются в составе совокупного годового дохода по государственным регулируемым ценам, а при их отсутствии – по свободным (рыночным) ценим на дату получения дохода.

В совокупный доход включаются суммы материальных и социальных благ, предоставляемых предприятиями, учреждениями и организациями персонально своим работникам, в частности, оплата стоимости коммунально-бытовых услуг, разного рода абонементов, подписки на газеты, журналы, книги, питание, лечение; единовременные пособия уходящим на пенсию ветеранам труда, средства предприятий, учреждений и организаций, распределенные в пользу граждан для приобретения товаров, акций, облигаций и др.

В совокупный доход не включаются: государственные пособия по социальному страхованию и социальному обеспечению, кроме пособий по временной нетрудоспособности, а также пособия и другие виды помощи в денежной и натуральной форме, оказываемой из средств благотворительных, внебюджетных и экологических фондов.

Согласно Закону «О подоходном налоге с физических лиц» ни одна категория граждан не освобождается от налога полностью, а вопрос о социальной справедливости в перераспределении доходов решается путем установления разного размера кратности минимальной месячной оплаты труда, исключаемой из облагаемого налогом дохода.

Характерным для данного налога является то, что граждане, имеющие доходы от нескольких источников, обязаны подавать в налоговый орган декларацию о фактически полученных ими доходах, а также документально подтвержденных произведенных расходах и суммах начисленного и уплаченного налога.

4. Право как особый регулятор общественных отношений. Важным четвертым признаком государства является выражение воли господствующего класса социальных групп в нормах права и, таким образом, придание этой воле общеобязательного характера.

Родовой строй не только не знал, что такое право и обязанность в юридическом смысле слова, но и вообще самого деления на права и обязанности. Характеризуя первобытнообщинный строй древних индейцев, Ф. Энгельс писал: «Для индейцев не существует вопроса, является ли участие в общественных делах, кровная месть или уплата выкупа за нее правом или обязанностью; такой вопрос показался бы ему столь же нелепым, как вопрос, являются ли еда, сон, охота – правом или обязанностью»[47].

В результате разложения первобытнообщинного строя, с разделением общества на классы экономически господствующий класс стремится к установлению правовых норм, в которых выражается воля не всего общества, а только одного господствующего класса.

На известной весьма ранней ступени общественного развития возникла потребность охватить общим правилом повторяющиеся изо дня в день акты производства, распределения и обмена и позаботиться о том, чтобы отдельный человек подчинялся общим основным требованиям общественной жизни. Эти правила, вначале выражавшиеся в обычае, постепенно превращались в закон. Правовые обычаи и законы постепенно складывались в систему права. Соблюдение норм права обеспечивается при необходимости государственным принуждением.

С древнейших времен, с самых первых памятников права – законов, уставов, сборников обычаев и судебных решений, других юридических документов,– сквозь вязь противоречивых элементов, когда правовую ткань порой разрывают классовые интересы, политические страсти, а то и своеволие, произвол правителя-законотворца, в ней неизменно проступает исконное (что находит выражение в самом факте введения и поддержания общеобязательных норм, юридических процедур, одинаковых для всего населения решений) – нацеленность на установление единого, стабильного, целесообразного порядка поведения людей, разумного решения конфликтов, на учет интересов различных лиц, участников данных отношений, защищенность и гарантированность их прав.

Внимательный анализ обнаруживает в юридических документах, прежде всего в памятниках права, стремление утвердить в жизни:

справедливость (охватывающую истину и правду; не случайно поэтому многие памятники права так и назывались – «правды»);

мудрость (и видимо, оправданно то, что многие служители права, правосудия зачастую слыли мудрецами);

реализм и жизненность (и потому юридическое регулирование проникает во все сложности жизни, касается деталей и подробностей человеческих отношений, стремится учесть всевозможные жизненные интересы).

Даже в древнейших законодательных документах порой встречаются обобщающие формулировки, затрагивающие сами основы права. Вот как, например, обосновывалось издание Сборника законов царя Хаммураппи (XVIII в. до н.э.): «Для того, чтобы дать сиять справедливости в стране, чтобы погубить беззаконных и злых, чтобы сильному не притеснять слабого». В дневнеиндийских законах Ману говорилось: «Если бы царь не налагал неустанно наказание на заслуживающих его, более сильные изжарили бы слабых, как рыбу на вертеле».

Видимо, тут присутствует в какой-то мере и лицемерие или то, что иные называют красивой фразой или двойной моралью, но весьма знаменательно, что подобные слова приводятся все же в законах, в положениях, обосновывающих их издание. Притом все это каким-то образом сообразовывалось с господствующим общественным мнением, с господствующими представлениями. С таким, скажем, которое выражено в изречении, рожденном в Древнем Риме: право – это искусство правды и справедливости.

Вполне закономерно, что в условиях, когда (уже в новейшей истории) демократия, общее движение к свободе, к гуманизму получили всеохватывающее глобальное развитие, произошел и своего рода взлет права. Оно по самой своей природе было приуготовлено к восприятию всепланетного движения к свободе, общечеловеческих ценностей, прав человека, к тому, чтобы быть их выражением и носителем.

Да и в более широком плане историческое предназначение права, его способность быть воплощением и гарантом свободы и высокой организованности свидетельствуют о наличии в нем значительных потенциальных резервов, причем таких, которые первостепенны для утверждения и развития в обществе начал демократии, гуманизма, социального прогресса. Эти резервы, можно предположить, сыграют свою позитивную роль в решении сложных проблем настоящего и будущего человечества, в том числе и таких трудных, которые ныне стоят перед нами в нашей охваченной кризисом стране.

Классовое и общечеловеческое в природе государства. Сущность существует только в явлении и через явление, которое выступает как наличное бытие сущности; закон, также как существенное отношение, существует не иначе, как закон явления, как «существенное явление». Способу бытия материи присуща внутренняя противоречивость, которая находит свое выражение в атрибуте движения. Постижение сущности государства составляет одну из основных задач теории государства. Познать природу государства – значит выявить главное и определяющее в его функционировании и развитии, в его социальной ценности и назначении, понять государство в единстве всех многообразных и противоречивых свойств, сторон и форм бытия, как самостоятельный и целостный социальный институт. Государство – сложная социальная система со своими взаимосвязанными составными частями. Жизнедеятельность государства как динамической системы, отражающей политические, экономические, научно-технические и иные процессы, подчинена объективным закономерностям. Оно выступает формой организации общества, интегрируемая публичновластными отношениями и институтами. В ходе своей эволюции государственность переживает стадию становления, достигает высшей точки, в которой сама себя отрицает, после чего постепенно преодолевается. На первом этапе развития общества государство и класс неразделимы. Это было показано в главах о генезисе государственности. Затем государство отделяется от общества и выступает по отношению к нему как особая корпорация. Государство на различных этапах развития представляет собой исключительно сложное явление. В этой связи определение его сущностных характеристик сопряжено с немалыми трудностями. Как отмечал М. Вебер, научное понятие государства, как бы оно ни было сформулировано, является синтезом, создаваемым для определенных целей познания. Само понятие «государство» в смысле политически организованного общества сравнительно новое и связано с именем Н. Макиавелли. Древние греки использовали в данном значении слово «polls», а римляне – термины «res publica», «civitates». Выражение «status rei publicae» и подобные ему, например, «status rei romanae», которые были распространены в античности, в конечном счете трансформировались в понятие «государство» (stato, staat, etat, state).

Трудность в трактовке данной проблемы заключается еще в следующем. Само слово «государство» в русском языке является производным от слова «государь», которое уже само по себе содержит констатацию отношений господства и подчинения. Очевидно, что оно коренится в вотчинном происхождении и вотчинной, или патримониальной, сущности российского государства, при котором отдельно взятый помещик, князь или, наконец, сам царь является государем для своих подданных. На этих последних по сути дела переносятся отношения хозяина к своей вещи, и в данном смысле как помещик выступает в качестве хозяина своих слуг, так и царь считается полновластным господином над своими подданными. Получается, что, если русское слово «государство» восходит к частно-правовому термину «государь», первоначально обозначавшему собственника рабов и вещей, то английское «state» (или французское Гetat) – к публично-правовому понятию «статус», означавшему «состояние», «упорядоченность». Это во многом объясняется тем, что если на Западе со средневековых времен проводится четкое разграничение между публичной властью государя и его частной наследственной собственностью, то московское вотчинное государство было неограниченным собственником всей земли, людей и предметов на его территории. Интерес представляет также русское понятие «правительство», восходящее своими корнями к слову «правитель», которое опять же содержит констатацию отношений господства и подчинения. В данном смысле оно более близко русским же понятиям «господство», «властитель», «властвующий», нежели английскому слову «government» или его французскому эквиваленту «gouvernement», означающим просто «управление» и «система управления».

Как отмечал М. Дюверже, само понятие «государство» используется в двух значениях. Так, когда говорят, например, о вмешательстве государства в экономическую жизнь или когда оно подвергается критике, то речь идет об институтах и должностных лицах, составляющих в совокупности систему управления. Если утверждают, что Франция, Великобритания, Россия являются государствами, то имеется в виду, что они составляют человеческие сообщества особого типа, особым образом организованные нации, обладающие суверенитетом. Очевидно, что эти два значения тесно связаны между собой: государство в первом смысле управляет государством во втором смысле[48].

Следует заметить, что в большинстве изданных в прошлые годы работ, посвященных теории государства, его сущность рассматривалась однозначно с классовых позиций – как орудие неограниченной власти, диктатуры господствующего класса. Соответственно проявление сущности государства по мысли авторов состояло в следующем: государство выступает как особая, организованная сила, стоящая над обществом; является специфической организацией господства классов; выступает как руководство обществом со стороны господствующего класса и т.д. Основанием для таких выводов служили соответствующие положения марксистско-ленинской политической мысли.

В теоретических и публицистических работах К. Маркса, Ф. Энгельса



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.239.160.86 (0.017 с.)