Тема 3.4. Государство в политической системе общества



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Тема 3.4. Государство в политической системе общества



Политическая система. Политическая система – это система взаимодействующих между собой норм и основанных на них политических институтов, учреждений, организующих функционирование политической власти. Основным назначением этого многомерного образования является обеспечение целостности, единства действий людей в политике, взаимосвязь граждан и государства.

В литературе отмечается, что политическая система представляет собой диалектическое единство четырех сторон:

1) институциональной (государство, политические партии, социально-экономические и другие организации, образующие в совокупности политическую организацию общества);

2) регулятивной (право, политические нормы, традиции, нормы морали
и т.д.);

3) функциональной (методы политической деятельности);

4) идеологической (политическое сознание, прежде всего господствующая в данном обществе идеология).

Целесообразно выделить следующие ее основные компоненты: политические и правовые нормы, политическая структура, политическая деятельность, политическое сознание и политическая культура.

Политические и правовые нормы – сложившиеся или установленные правила поведения, способы регуляции политических отношений, существующие и действующие в виде конституций, кодексов, уставов, программ партии, политических традиций и процедур.

Политическая структура – совокупность политических, государственных организаций, институтов, учреждений и отношений между ними. Она выражает собой стабильную, устойчивую сторону отношений, которые устанавливаются между людьми в сфере политики. Не все учреждения входят в политическую систему, а только такие, которые берут на себя выполнение ее специфических функций в обществе.

Политическая деятельность – разнообразные виды действий людей, направленных на обеспечение функционирования, преобразование и защиту системы осуществления политической власти в обществе.

Политическое сознание и политическая культура. Под политическим сознанием имеется в виду многообразие проявлений духовности, отражающих деятельность механизмов политической власти и направляющих поведение людей в сфере политических отношений. В политическом сознании выделяются два уровня: концептуальный – политические теории, доктрины, программы, учения; обыденный – несистематизированные представления о политике, традициях, нормах поведения.

Политическая культура – это система ценностей, политических идей, символов, убеждений, принятых членами политической общности и используемых для регуляции их деятельности и отношений[136].

Конституционные принципы функционирования современной политической системы. Многопартийная система является одним из условий функционирования и взаимодействия политической системы, гражданского общества и правового государства. Политические партии как посредники между обществом и государством играют важную роль в подчинении государственного аппарата обществу. Именно через многопартийность, а также другие общественные организации достигается открытое выявление интересов, целей, потребностей и намерений различных социально-политических групп, действующих в обществе. Легализация принципа многопартийности позволяет также вести в обществе организованный и регулярный диалог между представителями всех политических партий и течений, устанавливать и расширять зону консенсуса по основополагающим демократическим нормам политической деятельности, нейтрализовать политический экстремизм. Не стоит забывать и о такой важной функции многопартийности, как функция создания условий, препятствующих монополии на политическую власть со стороны какой-либо одной партии или группы.

Определение специфики политических партий предполагает понимание политики в качестве особого механизма разрешения общественных противоречий, механизма, приводящего в движение большие массы людей. В собственном смысле политика отличается от военных и административных методов решения общественных проблем тем, что она предполагает разрешение социально-классовых противоречий путем материализации идей в движение масс. В этом смысле политика есть механизм материализации идей, состоящих из следующих звеньев:

– теория – пропаганда – агитация – практика (поведение и деятельность масс). Плюралистичность и компромиссность – два фундаментальных свойства политики, позволяющих ей быть цивилизованной, ненасильственной формой выявления, умерения, разрешения социально-классовых противоречий.

Плюрализм мнений, свобода мысли, право на инакомыслие – это однотипные обозначения одного из важнейших, а вместе с тем и элементарнейшего права человека – права мыслить по любому вопросу так, как он считает нужным, свободно судить обо всем, с чем сталкивается в жизни. В каждой области и в каждой сфере любой человек, будучи по-своему уникальным, обладает разным уровнем знаний и несовпадающим опытом. У людей неодинаковы и умственные способности, а поэтому каждый имеет свое мнение, свое суждение по тому или иному вопросу, отличающееся во всем или в чем-то от мнения других. Это естественное инакомыслие – величайшее достояние человечества, его повседневный мыслительный фонд, неисчерпаемый резервуар знаний и суждений.

Политический плюрализм – продукт классового развития общества и, конечно, условие его прогресса. Суть данного феномена заключается в объективной обусловленности различных позиций, различия интересов классов и социальных групп, а следовательно, в многообразии этих интересов и форм их выражения в политической сфере. Плюрализм интересов в любом обществе неустраним, если даже по тем или иным причинам (субъективным) различие интересов игнорируется и не допускаются никакие официально признанные формы их выражения и защиты. В этой связи следует заметить, что многопартийность – не что иное, как открытая, самая развитая форма политического плюрализма[137].

Партия – это общественно-политическая организация, качественная определенность которой характеризуется следующими признаками. Во-первых, партия – носитель идеологии, теоретического сознания класса, группы. Во-вторых, партия – политический лидер, авангард той или иной части общества, во всяком случае она стремится быть такой. Любая партия представляет себя в глазах избирателей в качестве лучшей, наиболее подготовленной и достойной быть у власти политической группы. В-третьих, в отличие от других общественных организаций, не претендующих на власть, партия стремится получить и удержать ее. Следует заметить, что умение жить и действовать в оппозиции для партии не менее важно, чем умение управлять государственной машиной. Таким образом, деятельность партии носит идеологический, авангардный, устремленный к власти характер. Специфическое содержание политического руководства состоит в том, что оно выражает не просто интересы представляемой части общества, а вариант развития общества посредством отыскания объективной связи представляемых интересов с общественными законами. Теоретически эта связь осуществляется в программе партии, практически – в деятельности правящей партии, реализующей посредством граждан свой вариант общественного развития. Политическое руководство охватывает все звенья механизма политики и по своему действию представляет собой материализацию программных идей партии в поведении и деятельности масс.

Становление и нормальное функционирование современной политической системы предполагает существование не просто нескольких партий, а партийных систем. Сложная социальная структура и многовариантность развития общества образуют основу, объективную возможность многопартийности. Но эта возможность превращается в действительность лишь при наличии следующих субъективных условий: легализация идеологического и политического плюрализма, гарантированность политических прав и свобод личности, пользующиеся массовой поддержкой направления практической политики, достижение консенсуса между основными общественными силами. Партии образуют систему только тогда, когда их деятельность и взаимоотношения являются причиной и следствием социального консенсуса. Субъектами партийной системы являются подлинно политические, т. е. овладевшие механизмом политики, партии, признающие незыблемость основополагающих ценностей и верховенство закона. В партийной системе межпартийная конкуренция приобретает конструктивный характер, она стимулирует и корректирует политику партий, контролирует ее качество. Партийная борьба связана с социально-групповой борьбой весьма опосредованно – через выборы и разноликие общественные движения, политические традиции и стереотипы мышления, иллюзии и амбиции партийных лидеров и т.д. В силу этой опосредованности партийная система обладает относительной самостоятельностью по отношению к социальным процессам.

В самой природе политических партий заключена их роль посредников между обществом и государством. Природа партий обусловливает то, что партийная система выполняет функции, вытекающие из взаимодействия гражданского общества и правового государства. К этим функциям относятся проведение выборов (лекторальная), трансформация стихийной борьбы общественных сил в конституционную борьбу демократических противоположностей – большинства и меньшинства (трансформационная), согласование социальных интересов и достижение политических компромиссов (консенсуальная), осуществление контроля общества за государством через парламентский контроль оппозиционных партий за правящими (контрольная). Партийная система – не пассивный передаточный механизм между обществом и государством, а активный фактор, влияющий на то и на другое. Взаимодействие общества и государства партийная система воспроизводит внутри себя и моделирует в виде взаимоотношений между оппозиционными и правящими партиями: оппозиционные партии олицетворяют общественность, правящие – государственный аппарат. Общественное недовольство правительством погашается изменением политики правящей партии, перегруппировкой партийных блоков, новыми выборами и сменой партий у власти. Институциональный динамизм партийной системы, выражающийся в смене партиями ролей правительства и оппозиции, является необходимым условием социально-политической стабильности общества и государства.

Именно партии переводят стихию классовой, социально-групповой борьбы в конституционные рамки избирательной и парламентской борьбы, в ходе которой противоречия выявляются, легализуются, смягчаются, разрешаются компромиссом или синтезом. Партии формируют, стабилизируют, изменяют большинство и меньшинство, а взаимодействие и взаимопревращение этих противоположностей позволяет демократии быть формой свободного движения противоречий общества.

Процесс становления многопартийной системы в России детерминируется характером формационного развития страны, особенностями социальной структуры и современного перехода от тоталитаризма к гражданскому обществу и правовому государству, от монополизма – к плюрализму в идеологии и политике.

Складывание в нашей стране однопартийной системы было результатом тоталитарных устремлений большевиков и борьбы за власть. Однопартийность стимулировала утверждение диктатуры партийно-бюрократической верхушки; а посредством этой диктатуры была создана административно-командная система, осуществлявшая управление во всех сферах жизнедеятельности общества.

Зарождающаяся в России многопартийность в разломах авторитарно-бюрократической системы и несет на себе печать этой системы: низкий уровень политической культуры и политического профессионализма, нетерпимость и популизм и т.д. Глубинной объективной предпосылкой формирования многопартийности является многоукладность экономики общества и четко выраженная на этой основе социальная дифференциация, сформированность групп со специфическими социальными интересами, требующими поддержки и реализации через соответствующие политико-властные отношения. Эта объективная тенденция к экономической и социальной плюрализации общества есть мощный побудительный стимул к политическому плюрализму, один из компонентов которого – многопартийность.

Государство как институт политической системы. Центральным звеном политической системы выступает государство. Именно оно служит основным звеном управления в политике, обеспечивает единство ее разнообразных компонентов. Оно призвано быть не только самостоятельным субъектом политических отношений, выполнять возложенные на него задачи по управлению делами общества, но и создавать необходимые условия для реального обеспечения конституционных принципов организации и деятельности политической системы, реального действия политических прав и свобод граждан России. В этих целях оно наделяется весьма широкими правомочиями, и в частности:

1) правом устанавливать правовой режим организации и деятельности политической системы, в том числе и регламентация собственной деятельности государства, которое, по словам И. Канта, и является объединением множества людей, подчиненных правовым законам[138];

2) осуществлять регистрацию общественных объединений, политических партий, религиозных организаций;

3) привлекать к участию в делах государства общественные объединения и политические партии, органы местного самоуправления и трудовые коллективы;

4) осуществлять надзор за законностью в деятельности общественных объединений и других компонентов политической системы;

5) применять меры государственного принуждения к общественным объединениям и иным членам политической организации общества, нарушающим режим законности и посягающим на права и свободы граждан, организаций и иных лиц. Для этого оно обладает разветвленным аппаратом принуждения, способным обеспечить последовательную реализацию его задач и воли.

Сотрудничество государства с иными компонентами политической системы носит дифференцированный характер. Наиболее тесное взаимодействие наблюдается между органами исполнительной власти и органами местного самоуправления, которые непосредственно реализуют значительную часть политико-правовых решений государства в сфере экономики, образования, культуры, здравоохранения, охраны общественного порядка. Будучи светским, государство не привлекает к своей деятельности религиозные организации и ведет активную борьбу с преступными сообществами. В то же время государство весьма часто прибегает к помощи общественных объединений и политических партий. Можно выделить следующие направления их наиболее активного сотрудничества.

Первое направление составляет деятельность государственных органов по обеспечению гласности, доведению до сведения общественных объединений, иных членов политической организации общества и общества в целом информации о состоянии дел в соответствующем органе государства, принимаемых им решениях, перспективных планах работы, путях и способах преодоления негативных социальных явлений и процессов. Подобная постоянная связь государственных органов с гражданским обществом и его объединениями осуществляется путем организации пресс-центров, отделов информации, введения должностей пресс-секретарей, а также проведения периодических встреч ответственных должностных лиц с руководителями общественных объединений и журналистами.

Второе и главное направление взаимодействия государства с общественными объединениями и политическими партиями составляет их совместная деятельность, направленная на решение каких-либо политических, экономических и иных социально значимых проблем. Общественные объединения и политические партии активно взаимодействуют с государственными органами в ходе выборов органов представительной и исполнительной власти, при осуществлении мер, связанных с охраной труда, окружающей природной среды, памятников истории и культуры. Государство, обеспечивая участие гражданина в политическом процессе, закрепляет на конституционном уровне политические права и свободы; избирательные права; свободу союзов и ассоциаций; свободу собраний и манифестаций.

Действующее законодательство обязывает государство, его органы оказывать поддержку деятельности общественных объединений в виде целевого финансирования отдельных общественно полезных программ общественных объединений по их заявкам, заключения договоров, предоставления на конкурсной основе социального заказа на выполнение различных государственных программ.

Третье направление взаимодействия государственных органов, общественных объединений и политических партий составляют проблемы законотворчества и правотворчества. Общественные объединения и политические партии привлекаются органами представительной и исполнительной власти для подготовки проектов федеральных законов и подзаконных нормативно-правовых актов, изучения общественного мнения о действующих нормах права, социальных интересов населения, экспертизы проектов нормативно-правовых актов и законов.

 

Понятие гражданского общества. Известные в истории политико-правовой мысли суждения о гражданском обществе исходят из идеи его развития в процессе перехода человека от несовершенного доцивилизованного состояния к цивилизованному, от менее развитого – к более развитому. В истории Нового времени такой переход конкретизировался в уходе от деспотии к демократии, от феодального абсолютизма к республиканским или конституционным монархическим либеральным режимам (Англия, Швеция, Дания и др.), от феодального общества – к буржуазному и в формировании личности нового типа, новых отношений ее с коллективными основами жизни общества.

Для анализа данного института актуальной задачей становится уже не только отражение его многогранности, но и прояснение присущих ему родовых, системных качеств. Еще со времени первого упоминания понятия «гражданское общество» в комментариях к «Политике» Аристотеля (XVI в.) оно отличалось крайней широтой и неоднозначностью. Как справедливо указывает И. Кравченко, становление данной категории ознаменовало переход от понятия «civitas» – город, град – «civiiitas», подразумевающему и «управление», и «государство», и «гражданство», и «политику», и «цивильность»[139]. С тех пор ею обозначались далеко не одинаковые, а порой и противоположные явления. Локк трактовал «гражданское общество» как форму государственности, обладающую определенным социально-экономическим и духовным содержанием; Т. Пейн понимал под ним область самореализации частных интересов; Гегель рассматривал «гражданское общество» как промежуточную форму человеческой общности («дифференцию»), располагающуюся между семьей и государством и обеспечивающую жизнеспособность общества и реализацию гражданских прав; Маркс отождествлял это явление с совокупностью социально-экономических отношений; Токвиль характеризовал его как внегосударственную сферу социума; Фергюсон предполагал, что оно совпадает едва ли не со всем обществом в целом. Следует также отметить, что ряд современных авторов считают, что «гражданское общество» представляет либо сугубо политизированное явление (С. Перегудов), либо, прямо напротив, исключительно неполитизированное (А. Мигранян).

Данная теоретическая разноголосица объясняется постепенностью реального процесса укрепления демократических структур в их долгом противоборстве с абсолютизмом и утверждения правового государства. На наш взгляд, содержание данной категории включает всю совокупность неполитических отношений в обществе, т. е. экономических, социальных, в том числе национальных, духовно-нравственных, религиозных и т.д., составляющих жизненную основу политической системы общества. Некоторые авторы подчеркивают и такой существенный аспект понятия в его современной трактовке, как обозначение развитой формы общности людей, совокупности их организаций, обеспечивающих их свободную деятельность.

Несмотря на очевидное значение отмеченного аспекта, определения гражданского общества к этому аспекту нельзя сводить весь смысл понятия. А такое имеет место в публицистических выступлениях, когда утверждается, что будто бы в СССР не было до перестройки гражданского общества, а существовало только тоталитарное государство. Гражданское общество – объективная реальность. Его не может ни поглотить, ни ликвидировать какой-либо политический режим. Другой вопрос, каков характер данного гражданского общества, какие общественные связи и отношения на том или ином этапе составляют его содержание, насколько реализована или не реализована способность членов общества к творческому труду, самоуправлению, каково отношение между публичной властью и индивидуальной свободой и т.д. Государственная власть может деформировать гражданское общество, сковать процесс функционирования его элементов, свести к минимуму автономию и самостоятельность индивидов и социальных групп. Но не в ее силах ликвидировать материальную и духовную жизнь людей, насильственно упразднить социальные группы, основополагающие формы организации человеческой жизни, духовной культуры, наконец, присущую социальным субъектам активность. Утверждать противоположное – значит соглашаться с идеалистической догмой о всесилии политики, государства.

Главное действующее лицо гражданского общества– человек. Человек как личность – это индивид, имеющий определенную обусловленную (в том числе исторически) систему потребностей, интересов и ценностей. Наличие возможностей реализации этой системы и превращает человека в главного участника общественного развития, члена гражданского общества.

Введение данного института в лексикон современной политической мысли отразило прежде всего процесс укоренения в социуме норм индивидуальной и групповой свободы личности в противовес государственному началу структурам властного контроля и дисциплинирования. Сквозь призму гражданского общества личность и создаваемые личностями добровольные объединения рассматриваются как самостоятельный источник влияния в социуме, противоположный государству и конкурирующий с ним. Фундаментальное противопоставление государства и гражданского общества образуется в параметрах бинарных отношений принуждения–свободы, патронажа–самодеятельности, контроля–самоконтроля.

Многогранный характер отношений гражданского общества с государством проявляется во всех без исключения сферах социальной жизни: политика и экономика, право и мораль, экология и культура составляют равноправные социальные пространства, в которых развиваются связи общественности с институтами власти. Данное положение поэтому резко оппозиционно точке зрения тех авторов, которые ограничивают формы актуализации гражданского общества «социальной и духовной сферами»[140].

Гражданское общество вынуждено сохранять известную дистанциированность и от государства, и от социума в целом, что свидетельствует о качественном своеобразии существования личности в этой форме человеческого общежития. Данный тип идентификации часто определяется через категорию «гражданства». Тем не менее гражданское общество не есть простая совокупность граждан. Прежде всего потому, что публичный статус личности является сугубо формальной характеристикой ее социальной деятельности. Включенность индивида в государственно организованное сообщество может сочетаться с его абсолютной зависимостью от власти, с отсутствием возможностей для социального самовыражения в открытой конкуренции с государством. В тоталитарных государствах, к примеру, гражданину «даруется» только одно право – право публичного выражения солидарности с правящим режимом. Поэтому гражданство, являясь выражением социального статуса индивида как агента публичной деятельности, ничего не говорит о конкретных рамках активности индивида и ее реальной направленности.

Поэтому для более точного фиксирования статуса члена гражданского общества следует предположить, что деятельность индивида в данном случае определяется стремлением человека к расширению своего реального доступа к материальным и культурным благам общества. Реализация материальных и духовных интересов, полагаемая в качестве цели гражданской активности, позволяет рассматривать гражданское общество как объединение людей, заинтересованных в обеспечении достойной жизни для каждого человека в отдельности. В этом контексте высказыванию Гегеля о том, что гражданское общество должно не только препятствовать замкнутости индивида, но и защищать его права, может быть придан более широкий смысл с помощью интерпретации данных прав как жизненных прав индивида, предоставляющих возможность поставить понятие гражданства в зависимость от реальных нужд и запросов личности.

Но, подчеркивая сугубо земную, отчасти даже материальную, основу активности личности как субъекта гражданского общества, следует вместе с тем отметить, что ее идентичность неизбежно дополняется и теми ролевыми нагрузками, которые выражают тот или иной модус гражданственности и в свою очередь характеризуют определенный тип отношений гражданского общества с государством. Облик личности как члена гражданского общества неизбежно модифицируется в зависимости от специфики ее взаимодействия с государством, от определенных функций, осуществляемых государством в тот или иной момент. Иначе говоря, всякий раз в зависимости от решаемых задач взаимодействие государства с гражданским обществом принимает определенную форму, создавая социальные пространства со специфическими структурными, организационными и процессуальными характеристиками. Поэтому общественная самодеятельность граждан, их стремление не только к максимально полной, но и свободной, полностью не регулируемой государством реализации своих интересов каждый раз задают особые стратегии действия гражданского общества в целом по отношению к государству.

Учитывая все сказанное выше, легко сделать вывод о сомнительности или ограниченности доминирующих в настоящее время монологических трактовок как государства и гражданского общества, так и оснований их противопоставления. Точнее, восприятие этих явлений в качестве неких синкретических, монолитных величин, находящихся в линейных отношениях друг с другом, едва ли будет способствовать более глубокому рассмотрению их подлинной, многогранной взаимосвязи.

Мировой опыт свидетельствует, что становление и развитие гражданского общества и формирование политической системы, также как обратное – их стагнация, всегда взаимосвязанные процессы. Опыт нашей страны в этом отношении – не исключение. В первые мирные годы после Октября были сделаны немалые шаги в направлении утверждения элементов гражданского общества, что вытекало из нэпа. Вводились первые в мире многие демократические формы жизни, которые затем получили развитие в других странах: право на труд, рабочий контроль, равноправие наций и народностей, доступ всех слоев населения к образованию, народное здравоохранение и т.д. Формировался принципиально новый тип политической системы; закладывались основы советского права; отлаживались демократические формы функционирования государственных институтов, в основе которых были Советы как органы народовластия. К сожалению, к началу 30-х гг. эти процессы стали постепенно свертываться. Вместо прогресса наступила длительная стагнация и гражданского общества, и политической системы. Вопреки объективности в официальной пропаганде это состояние было обозначено понятием «социально-политическое единство общества», исключающим какие бы то ни было противоречия как источник жизненности и развития.

Преодоление окаменелого, насильственно утверждаемого «единства» и замена его подлинным, живым единством членов общества, социальных групп и институтов – в этом смысл стратегии обновления современного общества. Реформа политической системы, становление правового государства – необходимое условие и важнейшая сторона обновленческого процесса.

Принципиальное значение для понимания нынешних проблем имеют вопросы о содержании процесса становления гражданского общества и о базисных элементах этого процесса. Отрицая как некорректный тезис «о поглощении» авторитарно-бюрократической системой гражданского общества, следовало бы говорить о становлении его в смысле: 1) формирования к развития новых экономических отношений, включающих плюрализм форм собственности и рынок, а также обусловленной ими реальной социальной структуры общества; 2) становление адекватной этой структуре системы реальных процессов, скрепляющих индивидов, социальные группы и слои в единую общность; 3) возникновение разнообразных форм трудовых ассоциаций, социальных к культурных объединений, самодеятельных организаций, общественно-политических движений, составляющих главные институты гражданского общества и среду раскрытия творческой активности людей труда; 4) обновление взаимоотношений между всеми социальными группами, общностями (классовыми, национальными, региональными, профессиональными, половозрастными и др.); 5) создание материальных, социальных и духовных предпосылок для творческой самореализации личности; 6) формирование и развертывание механизмов социальной саморегуляции на всех уровнях общественного организма, во всех его ячейках.

Исходная идея гражданского общества – преобразование самой коллективности, организованной по законам природы совместной жизни людей в обществе, и развитие человека, вышедшего из мира всеобщей вражды, необузданной свободы, в гражданина этого общества. Цивилизованное и гуманизированное, такое общество становится способным сформировать личность гражданина нового типа, который в свою очередь создаст новое гражданское общество.

Непрерывное движение заложено в идее гражданского общества: постоянное изменение, совершенствование и переход от менее развитого состояния человека, общества и власти к более развитому и более цивилизованному. Ж.Ж. Руссо в «Рассуждении о происхождении и основаниях неравенства» сформулировал критерии этого развития: движение к гражданственности, естественности (разумности) и цивилизованности, что и означает формирование все более развитой личности, совершенных гражданских отношений и рациональной цивилизованной власти. Реализация этого движения обеспечивается договором о власти между обществом и государством, об их взаимных правах, свободах и обязанностях. Становление гражданского общества предстает как цивилизованный процесс, в котором одновременно цивилизируются и гражданин, и гражданские отношения между членами общества, и само общество как коллективное начало гражданственности, и государство, и отношения между ним, индивидом и обществом. В этом процессе формируется, следовательно, и политика, отвечающая его смыслу и целям, и складываются новые, более упорядоченные, менее конфликтные политические отношения в обществе. Условием такого развития, как показал опыт истории, является равновесие, равное развитие, равенство прав, свобод и обязанностей всех трех составляющих гражданского общества – человека, общества и государства, – индивидуальности личности и коллективности совместной жизни людей, организованной в общество. Доминирование одной из этих трех составляющих разрушает гражданское общество. Если это первенство государства, подчиняющего общество (как полагал Гегель), или коллективного начала общественного процесса (в соответствии с теорией и практикой социализма), либо господство антиколлективного индивидуализма, гражданские отношения не возникают. И наоборот, все стороны гражданских отношений – человек, общество и государство – формируются и уживаются при их паритете, образуя устойчивое единство, способное развить и преодолеть внутренние и внешние кризисы и конфликты. Гражданское общество не сплачивается против государства, ибо само государство составляет его часть. Все вероятные и реальные конфликты между ними, как и отношения с индивидом, регулируются не дисциплиной страха и господства, а правовыми и политическими средствами, властью государства, которая сама подчинена созданным ею законам.

Одна из важнейших социально-экономических закономерностей естественноисторического процесса развития гражданского общества – последовательное возвышение потребностей, усложнение и дифференциация системы интересов, преобразование всей системы ценностей. Учитывает ли общество эти процессы? Какие формы и методы использует при этом? Ответы на поставленные вопросы позволяют судить о степени развития конкретного гражданского общества той или иной страны.

Положение о том, что зрелость гражданского общества определяется степенью учета всей совокупности многообразных интересов, имеет очень глубокий смысл. Дело здесь не сводится к утверждению о демократическом характере этого общества. Смысл данного положения гораздо глубже. Усложнение, дифференциация структуры общества представляет собой объективный процесс поступательного развития, что выражается в растущем многообразии интересов, которое проявляется во всех сферах общественной жизни.

Все это подводит нас к вопросу об оптимальности гражданского общества. На наш взгляд, гражданское общество – не какой-то идеал, «гуманистический эталон». Хотя подобный вариант и не исключен, его нельзя считать неизбежной закономерностью. Более того, при определенных условиях несоблюдение требований гражданского общества может привести страну в социально-экономический тупик.

На чем основано это, на первый взгляд, парадоксальное утверждение? Как было отмечено выше, гражданское общество охватывает совокупность общественных отношений, в рамках которых имеет место удовлетворение потребностей и реализация интересов населения. Это основное требование в условиях растущего многообразия всех составных элементов общественного прогресса объективно ведет к увеличению многовариантности, вплоть до альтернативности общественного развития.

Но реальное развитие идет по одному, вполне конкретному пути. Какой же путь выбирает общество? Какой из вариантов из всего их многообразия воплотится в жизнь?

Представим себе гипотетическую на сегодняшний день ситуацию: гражданское общество в условиях отсутствия государства, какого-либо централизованного воздействия. Объективно обусловленные многообразные интересы вовсе не обязательно «действуют» в одном направлении. Обусловленная этим многообразием дифференциация общества (отнюдь не обязательно материальная) ведет к расслоению общества на различные группы, отличающиеся друг от друга не только по степени своего развития, но и по системе потребностей и интересов. Более того, одна система потребностей, обусловленная достигнутым уровнем экономического развития, может порождать разнообразные системы интересов в зависимости от социальных, экономических и прочих факторов. К тому же при определенных условиях над реальными, действительными интересами могут возобладать эмоции различного характера и происхождения, выдаваемые (осознанно или неосознанно) за подлинные интересы социальных групп. И если последние окажутся достаточно сильными и одержат верх над интересами остальных групп, то это может привести к ситуации, далеко не соответствующей общегуманным требованиям.

Какое общество противостоит гражданскому? Очевидно, общество принуждения, насилия. Принуждение и насилие могут быть как над отдельными индивидами и их группами, когда человек рассматривается в качестве «винтика» истории, так и над социальными институтами, когда последние насаждаются или сохраняются по чьей-либо воле без учета объективно-исторических условий. В любом случае это насилие над естественноисторическим процессом.

«Сдерживающее» насилие имеет целью законсервировать исторически отжившие формы и методы общественной организации; «ускоряющее» относится к ситуации псевдореволюционных изменений, когда пыт<



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.172.203.87 (0.015 с.)