Тема 1.1. Теория права и государства в системе общественных и юридических наук



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Тема 1.1. Теория права и государства в системе общественных и юридических наук



Наука о праве и государстве имеет многовековую историю, глубокое осмысление которой происходит в процессе изучения разнообразных фактов, событий, явлений, характеризующих её развитие в определенных исторических периодах и странах. Общая теория права и государства в современном виде представляет собой результат длительной эволюции гуманитарной мысли, с одной стороны, и меняющейся в ходе саморазвития (самоорганизации) политико-юридической практики (преимущественно в европейских странах), с другой. Вряд ли справедливо и обоснованно отрывать идеальные и реальные (практические) факторы, обусловливающие постоянное развитие правовой науки, в соответствии с перспективами и потребностями общественного прогресса. Развивая государственно-правовые вопросы, юристы во все времена использовали известные философские и философско-правовые идеи мыслителей прошлого и своих современников. Вместе с тем на формирование теоретических концепций не в меньшей мере влияли особенности социально-политической обстановки, традиции и специфика юридической практики (прежде всего, - судебной), национальный политический колорит и т.д.

Относительно проблемы периодизации развития теоретико-правовой мысли в литературе встречаются различные позиции. Так, П.Г. Редкин, считая «творцом философии права» Гуго Гроция, полагал, что он первый отделил учение о праве от науки, известной под названием «политика», а до него философия права и политика отождествлялись[2]. Напротив, Г.Ф. Шершеневич писал о трех периодах в историческом развития собственно правовой науки – древнем, средневековом и новом[3]. Н.М. Коркунов вел речь о четырех периодах развития учений о праве: древнем, средневековом, новом и новейшем. Кроме этого, нельзя не заметить и то, что историческое развитие представлений о праве и государстве, его сущности и идеале, а соответственно о назначении и значении юридической науки было настолько специфичным и противоречивым, что в итоге на разных временных этапах возникли такие самостоятельные направления в юриспруденции, как энциклопедия права, философия права, теория права, социология права, юридическая антропология др.

Большинство современных исследователей отмечают, что в 70-е годы XIX века Адольф Меркель вместо философии права ввел в научный оборот термин «теория права», обозначающий науку, которая вырастала из самого права и слагалась из общих частей специальных наук. Общая теория права становится обобщающей наукой о праве, наукой, сводящейся к правовой догматике, в противоположность многочисленным (накопившимся за долгую историю философской мысли) метафизическим построениям. Меркель назвал общую теорию права наукой абстрактной, считая, что именно этим она отличалась от других юридических наук. В свою очередь, Н.М. Коркунов в работе «Лекции по общей теории права» считал, что «пальма первенства» в введении термина «общая теория права» принадлежит немецкому ученому Фальку, который еще в 20-х гг. XIX в предлагал заменить философию права общей теорией права[4].Основоположником же данной юридической науки традиционно считается английский юрист Д. Остин, издавший в 1832 г. цикл своих лекций под общим названием «О предмете науки права». Остин считал и последовательно отстаивал мысль о том, что в системе юридических наук должно существовать общее правоведение, ставящее своей задачей исследование понятий, лежащих в основе позитивного права различных государств. Позитивный закон, таким образом, становился единственным объектом юридического исследования и формулирования теоретических знаний о праве. По мнению Остина, даже законодательная политика не входит и не может входить в проблемное поле общей теории права и государства.

В России, как и в других странах (Англии, Германии, Франции) проблема соотношения философии и теории права (государства) длительное время оставалась и продолжает оставаться и сейчас объектом пристального внимания исследователей (Д.А. Керимов, В.М. Сырых и др.). Например, К.А. Кузнецов считал, что теория права и государства, объединяя «пестрый конгломерат» сведений о праве, политике, особенностях государственного управления в то же время имеет элемент «отвлечения от многообразия правового материла, сквозь который «просвечивается» та форма, которая именуется правовой. Историю же философии права он рассматривал как историю правовых идеалов». «Мы должны проводить грань между правовым идеалом (желательным правом) и правовой действительностью (наличным правом)»[5].

Современная отечественная теория государства и права буквально до последнего времени ориентировалась на идею неразрывной связи права и государства, их взаимной обусловленности. Подобная позиция более чем укладывалась в «прокрустово ложе» марксистской (диалектико-материалистической) методологии и, несомненно, имела серьезную академическую поддержку. Государству и праву приписывали общие закономерности, а собственные, «индивидуальные» особенности права и государства затушевывались, отходили на второй план. Более того, взаимосвязь права и государства рассматривали только как причинно-следственную зависимость права от государства, что, естественно, толковалось как приоритет государственной власти над правом. В 90-х годах ряд теоретиков предложили рассматривать отдельно друг от друга теорию права и теорию государства. Например, А.Б. Венгеров пишет: «Методологическое обоснование такого нового подхода – выделение в теории государства и права двух относительно самостоятельных областей юридического знания – теории государства и теории права – действительно опираются на фундаментальные различия двух социальных институтов – государства и права. И, таким образом, не только их единство, но и их различия должны учитываться теоретическим юридическим знанием»[6]. «Можно констатировать, - отмечает В.А. Четвернин, - что теория права и государства как учебная дисциплина является синтетической в отношении к научному теоретическому знанию о праве и государстве. Она синтезирует в себе знания в основном из трех государственно-правовых наук: философии права, общего учения о государстве и юридической догматики… Не будет большим преувеличением сказать, что нераздельная теория государства и права – как учебная дисциплина и как наука – является изобретением, сделанным в бывшем СССР»[7]. Хотя и в настоящее время для многих отечественных правоведов подобные концептуальные новеллы остаются весьма спорными.

В этом плане, интересную позицию занимает академик В.С. Нерсесянц. В определении места и роли теории права и государства в системе юридических наук он исходит из следующей теоретико-методологической установки: «Определить предмет и метод общей теории права и государства – это означает определить предмет и метод юриспруденции в целом, т.е. той науки (и научной системы юридических дисциплин), общей теорией и общенаучной основой которой и является данная общая теория права и государства»[8]. В этом ключе и строятся все дальнейшие рассуждения: справедливо утверждается о дуализме (двойственности) объектов теории государства и права (читай, юриспруденции) и единстве ее предмета. «Такое единство предмета науки при двух разных объектах(государстве и праве – авт.)…предполагает определенный момент совпадения и единства сущностных свойств этих разных объектов, т.е. логическую необходимость одного общего понятия об этих двух объектах (курсив – авт.). Речь, следовательно, идет о принципиальном единстве и предметной совместимости понятия права и понятия государства в качестве необходимых взаимодополняющих компонентов (составных частей) одного единого общего понятия права и государства»[9].

Другой современный российский исследователь В.М. Сырых также не обходит своим вниманием данную проблему. «Закономерная связь государства и права составляет предмет как теории государства, так и теории права с той лишь разницей, что каждая из них рассматривает эту связь сообразно специфике своего предмета. Теория права уделяет первостепенное внимание правовым формам деятельности государства, в том числе процессам подготовки и принятия нормативно-правовых актов, путям и способам обеспечения общеобязательного действия норм права, укрепления в обществе законности и правопорядка. Теории государства также приходится жертвовать «чистотой» предмета и рассматривать ряд правовых вопросов, связанных с обоснованием внутренней организации государства, реализацией правовых форм его функций, характеристикой политического режима. Именно в силу неразрывной связи государства и права в рамках правоведения существуют учебный курс и, по мнению значительной части ученых-юристов, особая наука в виде теории государства и права»[10].

В период перехода от преобладания марксистско-ленинского взгляда на государственно-правовые явления к теоретическому плюрализму, разнообразию познавательным приемов и методик, проблема поиска новых методологий становится чрезвычайно актуальной. К сожалению, в настоящее время вряд ли можно говорить о радикальных изменениях в этой области. Наблюдаются лишь различные попытки выйти за рамки привычных аналитических схем в сферу ранее незнакомых концептуальных подходов. В этом плане далеко не однозначными становятся предмет и методы общей теории права и государства. С другой стороны, отрадно (и это нельзя не замечать или недооценивать) то, что современные авторы формируют различные правовые дискурсы, стремятся выразить те или иные теоретические и философско-методологические позиции, спорят, и, тем самым (часто сами того не подозревая), создают новые ориентиры развития юридической науки.

Действительно, любая научная работа начинается с определения объекта и предмета соответствующего исследования. Под объектом принято понимать то, что противостоит субъекту в его предметно-практической и познавательной деятельности. Это часть объективной реальности, находящаяся во взаимодействии с субъектом. Поэтому, в первом приближении, объектом теории государства и права являются такие культур-цивилизационные феномены, как государство и право. Однако они являются объектом изучения не только теории государства и права, но и других юридических дисциплин (всей юридической науки - юриспруденции), которые, тем не менее, отличаются друг от друга предметом изучения. Вообще, каждая наука имеет свойственный только ей одной предмет, которым, прежде всего, и определяются её самостоятельность, своеобразие и особенности, как бы оправдывается само право на существование этой науки. Предмет и объект науки, естественно, тесно соотносятся, неразрывны, но никогда не могут совпадать: понятие объекта значительно шире, им охватываются явления внешнего (по отношению к познающему субъекту) мира, на определенные стороны которого (предмет) и распространяются исследовательские интересы представителей конкретных наук. Другими словами, объект науки – это то, что мы о нем знаем до его научного изучения, а предмет – это изученный объект, то, что мы знаем о нем после научного познания. «Речь по существу идет о различении познаваемого объекта и идеи (теоретического смысла, мыслительного образа, логической модели и т.д.) познанного объекта»[11].

В отечественной специальной литературе представлены достаточно развернутые характеристики объекта правовой науки. Например, В.А. Козлов считает, что «в качестве объекта правовой теории выступает правовая действительность – предельно широкая категория, охватывающая все многообразие социально-правовых явлений и процессов, отдельные стороны и моменты которой в настоящее время могут быть и не затронуты вниманием правовой науки»[12]. В.М. Сырых предлагает собственную трактовку, по его мнению, «право, правовая практика, а также социально-политическая и иная (неюридическая) практика в той части, в какой она обусловливает формирование и развитие правовых явлений и процессов, выступают действительным объектом общей теории права и иных отраслей правоведения. Иная, более узкая интерпретация объекта данных наук является неправомерной и практически не преодолевает позитивистской трактовки данного вопроса, оставляет правоведение в рамках чистого права, лишенного возможности не только изучать действительный источник развития права, но и даже методологически и теоретически правильно поставить эту проблему»[13].

Предмет - это категория, которая обозначает некоторую целостность, выделенную из мира объектов в процессе человеческой деятельности и познания. Так, когда-то Д.А. Керимов отмечал, что предметом марксистско-ленинской общей теории государства и права «…являются государственно –правовая действительность, общие и специфические объективные закономерности ее развития, на основе познания и использования которых разрабатываются фундаментальные проблемы, имеющие методологическое значение для отраслевых юридических наук»[14]. В одной из своих последних работ, этот же автор, рассуждая о предмете и основных функциях общей теории права, пишет: «Она (общая теория права – авт.), во-первых, интегрирует, систематизирует и обобщает знания и достижения отраслевых юридических наук и тем самым создает целостно-системную картину правовой жизни общества; во-вторых, осуществляя глобальный синтез всех отраслей юридической науки, обогащает себя и вместе с тем вооружает каждую из этих отраслей всеобщей концепцией права, на основе и в соответствии с которой каждая отраслевая юридическая наука исследует свой специфический предмет как часть (или уровень) правового целого…общая теория права должна не только проникать в суть соответствующих правовых явлений и процессов, но и вскрывать их особенное, специфическое содержание, формы внутренней организации и внешнего выражения, условия их функционирования, осуществления, результативности и т.д.»[15].

В многочисленной литературе по теории государства и права» изданной в период с 1993 по 1997 год, как правило, утверждается, что «…теория государства и права изучает объективные закономерности возникновения, развития и функционирования государства и права, а также непосредственно связанных с ними общественных отношений и форм сознания».[16]

Предметом общей теории государства и права другие авторы считают «…правовые и государственные явления, закономерности их возникновения, развития и конечных судеб»[17]. В одном из самых известных учебников содержится более упрощенное определение и отмечается, что «предметом теории государства и права являются основные общие закономерности возникновения, функционирования и развития государства и права»[18]. В.М.Корельский отмечает, что предметом теории государства и права выступают такие явления общественной жизни, как государство и право (хотя по логике вещей их следовало бы все же отнести к объектам юридической науки), основные закономерности их возникновения и развития, их сущность, назначение и функционирование в обществе, а также особенности политического и правого сознания и правового регулирования[19]. А.Б.Венгеров, обосновывающий необходимость выделения в теории государства и права двух относительно самостоятельных областей юридического знания – теории государства и теории права, предметом теории права, областью ее научных интересов считает закономерности и случайности возникновения, функционирование и развитие права как социального института, а также некоторые общественные явления, органично связанные с правом как целостным социальным институтом[20]. В.С. Нерсесянц, в свою очередь, пишет: «Предметом единой науки о праве и государстве, таким образом, может быть или понятие права, включающее в себя правовое понятие государства (т.е. правовое учение о государстве, юридическую теорию государства), или понятие государства, включающее в себя понятие права (т.е. государственное учение о праве, государственную теорию права). Третьего пути к понятийно-предметному единству одной теоретически последовательной науки о двух разных объектах (праве и государстве) нет, и логически не может быть»[21]. Соответственно, предмет общей теории государства и права – это понятие права, включающее в себя соответствующее правовое понятие государства и выражающее сущностные свойства права и государства.

В плане общей полемики нельзя не остановиться на позиции Д.Ю. Шапсугова. Признавая оригинальность и новизну подхода академика В.С. Нерсесянца к пониманию структуры и системы современного курса общей теории права и государства, Д.Ю. Шапсугов, прежде всего, отмечает несогласованность объекта и предмета теории права и государства с реальным содержанием этого курса, который, кроме всего прочего, включает и историю формирования и развития теории права и государства как науки, проблематику гражданского общества и др. С другой стороны, по мнению этого исследователя (и это видимо наиболее существенное дополнение или замечание), и с этим трудно не согласиться, «общая теория права и государства должна выступать как последовательное понятийное выражение изменяющейся и развивающейся сущности права и государства (курсив – авт.) в их внутренних тенденциях возникновения, обретения зрелых (развитых) форм существования, функционирования и осуществления»[22]. Таким образом, сделана, несомненно, интересная попытка «схватить» в предмете общей теории права и государства динамику юридико-политической действительности, которая в свою очередь позволит преодолеть известную «статическую картину» в развитии самой правовой науки и «избежать весьма заманчивого желания разрабатывать единственно правильную концепцию теории права и государства»[23].

Из приведенных определений видно, что некоторые авторы в качестве объекта и предмета общей теории государства и права выделяют не только собственно государство и право, но и иные государственно-правовые явления, а также основные общие закономерности возникновения, развития, функционирования и дальнейших судеб всей государственно-правовой действительности. Подобное абстрактное определение намного практичнее, чем те, в которых перечисляются элементы предмета изучения, так как последних может быть очень много и постоянно возрастать. Кроме того, А.Б.Венгеров обращает внимание не только на закономерные, но и на случайные явления, возникающие в правовом поле. Он о случайностях как составной части предмета теории права. Проблема “случайности” с прежних теоретико-методологических позиций явно не входило в круг научных инетересов правоведов, которые ориентировались лишь на предсказуемые и постоянно воспроизводящиеся, типичные события и явления. Напротив синергетическое мировосприятие, активно развиваемое в отечественной гуманитарной сфере последних лет, предполагает “работу” не только с объективными и закономерными явлениями, но и субъективным, случайным непредсказуемым. Поэтому, если теория права предполагает функционировать на уровне современного научного знания, то случайные государственно-правовые явления должны также включаться в поле зрения данной научной отрасли.

Исходя из выше изложенного, предметом теории государства и права являются общие закономерности и случайности, имеющие место в процессе возникновения, развития и функционирования (действия) права и государства, определяющие их особые свойства, признаки и принципы, особенности юридической деятельности, взаимосвязь и взаимодействие, а так же роль государства и права по отношению к другим явлениям общественной жизни.

Важный вопрос современной теории права и государства – методология. В самом общем виде, методология определяет систему средств и методов изучения возникновения, функционирования и развития права и государства, а также принципы лежащие в основе такого изучения. Однако в отечественной литературе последних десятилетий «накопилось» достаточно много подходов, мнений относительно понимания сущности и определения места и значения в системе научного познания самой методологии. Так, К.Д. Петряев следующим образом интерпретирует понятие методологии: «Методология – это система существенных аспектов мировоззрения и теории (или ряда теорий), определяющих исследовательские принципы науки»[24]. С.А. Лебедев подчеркивает, что «методологическое знание существует в двух основных формах: в виде методологических концепций, теорий и в виде отдельных методов, принципов, непосредственно входящих в саму структуру конкретно-научных теорий»[25]. Собственное понимание методологии права и государства представляет Д.А. Керимов, считая последнюю не чем иным, как общенаучным феноменом, объединяющим «всю совокупность принципов, средств и методов познания (мировоззрение, философские методы познания и учение о них, обще- и частнонаучные понятия и методы), выработанных всеми общественными науками, в том числе и комплексом юридических наук, и применяемых в процессе познания специфики правовой действительности, ее практического преобразования»[26]. Однако, исходя из данного определения методологии, стоит сделать еще одно важное замечание: ни один из общенаучных принципов и подходов не имеет методологического значения вне предмета той науки, в которой он применяется или должен применяться, поскольку необходимо еще его «приспособление», конкретизация, уточнение в соответствии с целями и решаемыми в данной области знания задачами, объективной логикой развития самого объекта, который познается специальной научной дисциплиной.

В конечном счете, вопрос о методологической стороне теории государства и права – это, прежде всего, вопрос о достоверности знаний, которые дает наука, о том, можно ли доверять тем выводам, которые продуцирует данная теория. Отсюда, и набор методов и средств не является чем-то произвольным, определяется спецификой объекта и предмета науки, целями и задачами научного исследования, а также общим уровнем научного знания в определенную эпоху, ее теоретико-методологическим возможностями, положением науки вообще и отдельных ученых в частности по отношению к государственной политике и идеологии, т.е. наличием (или отсутствием) необходимой для подлинно научных занятий «свободы духа» и т.д. В современной же методологии теории права и государства возникает задача, с одной стороны - критически рассмотреть предыдущую методологическую базу, а с другой – обнаружить новые подходы к правовой и политической жизни общества, использовать методы способные привести к оригинальным и нестандартным результатам, адекватным современной юридико-государственной реальности.

В переводе с греческого слово метод, означает путь исследования или познания, теорию, учение. Под методом принято понимать способ построения и обоснования системы философского и научного знания, совокупность приемов и операций практического и теоретического освоения действительности. Метод (в той или иной своей форме) сводится также к совокупности определенных правил, способов, норм познания и действия, есть система предписаний, принципов, требований, которые должны ориентировать в решении конкретной задачи, достижения определенного результата в той или иной сфере деятельности, позволяет (если правильный) экономить силы и время, достигать цели кратчайшим путем. Истинный метод способствует субъекту познания и действия избегать «метода проб и ошибок».

Методы, применяемые в современной теории и практике, как правило, представляют в виде системы:

1. Всеобщие методы.

2. Общенаучные методы.

3. Частнонаучные методы.

4. Специальные методы.

Всеобщие методы - это философские, мировоззренческие подходы, выражающие наиболее универсальные принципы мышления и распространяются на все науки. Их столько, сколько существует в мире философий, философских школ, мировоззрений. Например, для марксистско-ленинской философии в качестве философского метода выступает материалистическая диалектика или диалектико-материалистический метод. Основными принципами материалистической диалектики, как всеобщего метода познания, являются принципы: объективности, всесторонности, конкретности (восхождение от абстрактного к конкретному), историзма, противоречия, единства качественной и количественной определенностей, детерминизма, причинности, отрицания и ряд других, к гибкости понятий, чтобы выразить развитие вещей и т.д. и т.п.[27]

Основным методом феноменологической философии является феноменологический метод (описательный). Описать право, государство – это означает охарактеризовать его» определить их целостность, выделить ив ряда других общественных явлений.

Основной метод герменевтической философии – герменевтический; (интерпретации) метод, основной метод синергетической философии – синергетический метод (саморегуляции) и т.д.

Явный интерес, несмотря на кажущуюся отвлеченность и затеоретизированность, представляют методы, сформировавшиеся в рамках постмодернистской философии. Например, Мишель Фуко, обратившийся к исследованию различных социокультурных феноменов (власти, наказанию, безумию и др.), по сути, сформулировал собственный метод, который некоторые современные методологи (например, В.М.Розин) назвали диспозитивом. Фуко считает, что любое, в том числе и государственно-правовое явление следует рассматривать в контексте действующих социальных практик, которые и влияют на его сущность. Так власть, по его мнению, представляет собой систему далеко не всегда уловимых и явных властных отношений, понимание которых в определенную историческую эпоху возникает под влиянием таких социальных практик, как привычная система управления, господствующие трактовки права, закона, суверенитета, имеющая место система формирования властных структур и т.д. «Исследование метафизики власти предполагает, что отправляемая власть понимается не как достояние, а как стратегия…Что надо видеть в ней сеть неизменно напряженных, активных отношений, а не привилегию, которой можно обладать…Словом, эта власть скорее отправляется, нежели принадлежит; она не «привилегия», приобретенная или сохраняемая господствующим классом, а совокупное воздействие его стратегических позиций – воздействие, которое обнаруживается и иногда расширяется благодаря положению тех, над кем господствуют»[28].

Общенаучные методы - это приемы, используемые не во всех, но во многих областях научного познания. Такими методами являются дедукция, индукция, системный подход, методы анализа, синтеза и другие.

Дедукция - это переход в познании от общего к частному и единичному, выведение частного и единичного из общего.

Индукция - это вид рациональной оценки (интерпретации) фактов, позволяющий предвидеть или предсказывать явления природы и общественной жизни с определенной степенью правдоподобия. Метод систематизации исследует объект не изолированно, а как целостную систему с выполнением его многообразных типов связей.

Методы анализа и синтеза – это процессы мыслительного или фактического разложения целого на составные части и воссоединение целого из частей.

Общим результатом любого научного исследования является научное знание. В этом процессе исключительно большое значение имеет выбор "правильной философии" и верного метода. Ни один метод, ни одна философия, в тоже время, не являются универсальными и не в состоянии все объяснить.

Частнонаучные методы исследования - это такие методы, которые применяются только в естественных или только в общественных науках вообще и в конкретной науке в частности.

Среди частнонаучных методов можно выделить конкретно социологический, социально - правовой эксперимент, метод моделирования, статистический, математический, кибернетический и т.д. «Чисто» юридическим частнонаучным методом, многие юристы, не без оснований, считают сравнительно - правовой.

Сравнительно-правовой метод – это сопоставление и противопоставление при изучении двух или более правовых систем, с целью выявления их общих, особенных и единичных свойств. «Исследования такого рода, – отмечал В.М. Сырых, – позволяют выявить пробелы в законодательстве, общее и особенное в регулировании однородных общественных отношений, уникальные правовые нормы и в конечном итоге, найти наиболее оптимальный вариант правовой регламентации определенных сторон жизни общества»[29].

В процессе применения сравнительно - правового метода выявляются: типы правовых систем, связь правовых норм и институтов с отраслями права, цели всего народа или политически господствующего класса (нации, расы), получившие отражение в праве, конкретно - исторические условия подготовки и принятия нормативных актов и т.д. Достаточно плодотворно этот метод использовали французские и американские компаративисты. Чтобы оценить эффективность сравнительно-правового (сравнительно-исторического) метода достаточно обратиться хотя бы к знаменитой работе Рене Давида «Основные правовые системы современности».

Сравнительно - правовой метод был широко распространен в русской юридической науке, особенно такой его вид как сравнительно-исторический. С 60-х годов XIX века в России все юридические дисциплины преподавались в сравнении. Это требовало от ученых-юристов знание иностранного права. Сравнительный метод применялся и при изучении внутреннего права, то есть правовых систем административно-территориальных и национально-территориальных образований Российской Империи.

В последнее время отечественные авторы достаточно часто стали рассматривать особенности и значение такого метода, как правовой эксперимент. Связано это прежде всего со стремлением и ученых-теоретиков, и представителей различных властных структур обнаружить точки соприкосновения государственно-правовых институтов и науки в сфере правотворчества. «Проявлением научного подхода в правотворческом процессе является правовой эксперимент, который, при условии его правильной организации, выступает, пожалуй, самой надежной гарантией, позволяющей избежать законотворческих ошибок…Задачами правового эксперимента являются реальная проверка в ограниченной экспериментальной зоне целесообразности реализации того или иного научно-обоснованного предложения, направленного на совершенствование законодательства, и отработка будущих вариантов правовых решений общего действия»[30].

Специальные (дисциплинарные) методы – это такие методы, которые применяются лишь только в определенной, конкретной науке. К их числу относятся: математический, хронологический (при изучении истории), статистический, методы тестирования и анкетирования в психологии и т.д. В данном случае необходимо выделить методы общей теории государства и права. Такими методами обычно считают формально-юридический и нормативно-юридический.

Формально - юридический метод в литературе часто называют догматическим. При изучении права этот метод применяется для познания определенного аспекта, элемента права, как нормативного явления. Этот метод применяется при изучении понятий и служит для установления смысла правовой нормы путем ее толкования. В процессе толкования интерпретируются знаки, которыми выражены мысли субъектов правотворчества.

Нормативно - юридический метод изучения права направлен на исследование нормативных свойств норм права без анализа содержащихся в них конкретных правил поведения. Этим методом "…норма изучается как логическое суждение особого рода: определяется логическая природа нормы, образующие ее элементы, система норм,и,наконец, связи, которые объединяют эти элементы в такую систему"[31]. Например, с помощью нормативного метода изучаются форма юридической нормы и типовые черты норм, а не их конкретное значение, как это имеет место при применении догматического метода. Право изучается с помощью нормативного юридического метода, как целостная нормативная система, осуществляющая определенную социальную функцию, заключающаяся "...в анализе права как самостоятельного и целостного духовного творения, в его расчленении на составные части и установлении связей и отношений между ними путем сравнения их состава и функционирования, при осуществлении социальной функции права"[32]. Так, при помощи догматического метода устанавливается, обязан ли и до какого возраста родитель содержать своего ребенка. Нормативный же метод лишь определяет, что родитель - это определенный вид субъекта права, на который возложены соответствующие обязанности и к которому, в связи с этим, применимы определенные санкции на основании закона, принятого в соответствии с конституцией и т.д."[33]

Русский правовед И.А. Ильин еще в начале XX столетия отмечал, что "нормативное рассмотрение интересуется правом как юридической нормой, т.е. юридическим характером и содержанием её предписаний..."[34].

Итак, при изучении общей теории государства и права используется широкий комплекс всеобщих, общенаучных и частнонаучных методов познании государства и права. Каждыйиз описанных методов в совокупности с другими способствует получению объективного и полного знания о тех или иных закономерностях в возникновения, развития и функционирования государственно-правовых явлений. «Способов изучения права много, – писал И.А. Ильин – каждый из них в отдельности ценен, необходим и незаменим. Вера в спасательный идеологический монизм падает и уступает место принципиальному признанию методологического плюрализма»[35].

Развитие методологии современной теории государства и права, уточнение её предмета и объекта обусловливает ряд важных функций, которые и выполняет эта фундаментальная наука. Таких функций несколько: онтологическая, познавательная (гносеологическая), эвристическая, прогностическая, идеологическая, методологическая, политико-управленческая, практически-организаторская. Вообще, вопрос о функциях правовой теории – это, прежде всего, вопрос о том, как и что делает юридическая наука, какова ее роль с точки зрения развития знаний и практических навыков, развития правовой культуры, прав и свобод человека.

Онтологическая функция. Теория государства и права отвечает на вопросы, что есть государство и право, как и почему они возникли, что они представляют собой в настоящее время и т.д.

Познавательная функция включает в себя описание и объяснение правовых явлений и процессов. Например, описание и объяснение правовых отношений: их структуры, видов, или рассмотрение содержания юридической ответственности и т.д. Теория права и государства, вырабатывая различные теоретические конструкции и приемы способствует развитию правового познания.

Эвристическая функция. Эвристика – это искусство нахождения истины, новых открытий. Теория права и государства не ограничивается познанием и объяснением государственно-правовых явлений, но стремится открыть новые закономерности в их развитии, выявить специфику ранее не знакомых для науки политико-правовых процессов или явлений.

Методологическая функция подчеркивает фундаментальный характер общей теории права и государства. По отношению к отраслевым юридическим наукам теория права и государства выполняет методологическую функцию, задавая определенный уровень и ориентиры познания. Кроме этого, правовая теория обобщает юридико-политическую практику и формулирует идеи и выводы, имеющие принципиальное значение для юриспруденции в целом.

Прогностическая функция была и остается одной из основных функций общей теории права. Например, отечественная теория на предыдущем этапе в своих прогнозах опиралась, главным образом, на концепцию «отмирания» права, точно так же, как и на отмирание государства. В настоящее время правовые прогнозы ориентируются на представления о ценности права, необходимости укрепления правовых начал демократии и рыночной экономики и т.д. Прогнозы охватывают, как фундаментальные процессы, так и частные, хотя и важные возможности правового развития. Например, в рамках политико-правового реформирования делаются различные прогноз<



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.235.216 (0.016 с.)