РАЗЛИЧИЯ ИСТИННЫХ И ПСЕВДОГАЛЛЮЦИНАЦИЙ.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

РАЗЛИЧИЯ ИСТИННЫХ И ПСЕВДОГАЛЛЮЦИНАЦИЙ.



 

ИСТИННЫЕ ПСЕВДОГАЛЛЮЦИН.

1. воспринимаются 1. Чувство сделанности,

больным как реально подстроенности, наве-

происходящие явления. денности.

2.образы проецируют- 2. Образы переживаются

ся в окружающее про- в голове, экстракампийно-

странство, сочетаются это только для меня

с непосредственно вос-

принимаемыми объек-

тами., уверены что окруж.

Тоже их видят

3. чувство реальности 3. Образы существуют

образов. Только для больного

4. чувственная яркость 4. Бесплотность образов

живость галлюцинаций

5. объективные призна- 5. Диссоциация богад

ки галлюцинаций ства психопатологичес-

(соответствующее ких переживаний и

поведение больного) спокойного поведения

6. возможность для 6. Изолироваться,

больного борьбы с отвлечься невозможно.

Галлюцинациями -

отвернуться, закрыть

уши.

7.часты помрачения созн. 7. Возможно ясное созн.

8. возможна критика 8. Критика отсутствует

9. усиливаются к вечеру 9. не зависят от времени

суток.

 

Псевдогаллюцинации – в структуре шизофрении. Сочет-ся с бредом.

Истинные - связаны с органными поражениями (например: алкогольный делирий).

Разделил Кондинский.

Выявить обман или галлюцинации:

· были ли видения?

· По рассказам родственников и мед. персонала.

Если псевдо-: сам с собой разговаривает

· Заметить: прислушивается, отвлекается, переспрашивает. Могут: затыкать уши, улыбаться сами себе.

Галлюцинации:

1. от раздражения зоны коры (органические поражения)

2. повышенная продукция дофамина в мезолимбическую систему, что вызывает бред, галлюцинации. Лечение: блок дофамина.

 

№29? Законодательство о наркотиках.

Существует условное деление на лёгкие и тяжёлые наркотики по степени последствий для организма человека. По происхождению психоактивные вещества и наркотики делятся на растительные, полусинтетические (синтезируемые на основе растительного сырья) и синтетические, также делят по способу действия на организм (см.: ПАВ).

Согласно перечню наркотических средств, психоактивные вещества в России делятся на запрещённые к обороту наркотические средства (гашиш, героин, ДОБ, кокаин, ЛСД, МДМА и др.) и психотропные средства (метаквалон, метилфенидат) из Списка I, на наркотические средства (амфетамин, кодеин, морфин и др.) и психотропные средства (кетамин и др.), оборот которых ограничен и контролируется, на ограниченные к обороту психотропные вещества (декстрометорфан, тарен), для которых исключаются некоторые меры контроля их аналоги и другие, не ограниченные законодательством. Современная российская практика также предусматривает запрет продажи наркотиков посредством актов Роспотребнадзора.[13]

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА НЕЗАКОННЫЙ ОБОРОТ НАРКОТИКОВ В РОССИИ И ПРАКТИКА ЕГО ПРИМЕНЕНИЯ.

1 июля 2002 г. введен в действие новый Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (КоАП РФ), которым регулируется ответственность за незаконное приобретение, хранение и потребление наркотиков.

Согласно действующему законодательству административной ответственности подлежит лицо, достигшее к моменту совершения правонарушения возраста шестнадцати лет (ст. 2.3 КоАП РФ).

Незаконное приобретение либо хранение наркотических средств или психотропных веществ, а также оборот их аналогов (ст. 6.8 КоАП РФ).

Потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача (Статья 6.9 КоАП РФ).

Потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 статьи 20.20, статьей 20.22 настоящего Кодекса,–

влечет наложение административного штрафа в размере от пяти до десяти минимальных размеров оплаты труда или административный арест на срок до пятнадцати суток.

Незаконные изготовление, приобретение, хранение, перевозка, пересылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ (статья 228 УК РФ

1. Незаконные приобретение или хранение без цели сбыта наркотических средств или психотропных веществ в крупном размере –

наказываются лишением свободы на срок до трех лет.

2. Незаконные приобретение или хранение в целях сбыта, изготовление, переработка, перевозка, пересылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ –

наказывается лишением свободы на срок от трех до семи лет с конфискацией имущества или без таковой.

3. Деяния, предусмотренные частью второй настоящей статьи, совершенные:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) неоднократно;

в) в отношении наркотических средств или психотропных веществ в крупном размере, –

наказываются лишением свободы на срок от пяти до десяти лет с конфискацией имущества или без таковой.

4. Деяния, предусмотренные частями второй или третьей настоящей статьи, совершенные организованной группой либо в отношении наркотических средств или психотропных веществ в особо крупном размере, –

наказываются лишением свободы на срок от семи до пятнадцати лет с конфискацией имущества.

Так, например, среди показателей крупных размеров наркотических веществ, обнаруживаемых в незаконном владении и обороте считались:

а) марихуана – от 500 гр.;

б) гашиш – от 300 гр.;

в) героин – от 1 гр.

Все, что ниже указанных величин относилось к небольшим размерам, за обладание которыми предусматривалась только административная ответственность по статье КОАП РСФСР.

Статья 228. Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов

Статья 228.1. Незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов

Статья 228.2. Нарушение правил оборота наркотических средств или психотропных веществ

Статья 229. Хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ

Статья 230. Склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ

Статья 231. Незаконное культивирование запрещенных к возделыванию растений, содержащих наркотические вещества

Статья 232. Организация либо содержание притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ

 

№ 30? Основные принципы и положения психосоматической медицины. Алекситимия и психосоматическая структура.

Психосоматическая медицина – научно-практическое направление медицины, исследующее роль психосоциальных факторов в этиологии, патогенезе и динамике соматических заболеваний и использующее полученные знания в их профилактике и терапии. При рассмотрении психосоматического аспекта исследуются, например, роль острого или хронического эмоционального стресса в развитии соматического заболевания; роль личностных особенностей и особенностей семейных взаимоотношений в развитии соматической патологии; влияние эмоциональных состояний на течение заболевания; влияние отношения к болезни (внутренней картины болезни) и личностных особенностей на успешность преодоления стресса болезни, добросовестность в выполнении медицинских рекомендаций, в целом на результаты терапевтического процесса и т.п.
Представление о сложных соотношениях между психическим и соматическим, обеспечивающих функционирование человека, отражено в понятии кольцевых психосоматических-соматопсихических зависимостей. Примеры подобных зависимостей многообразны. В частности, установлено, что депрессия повышает вероятность развития сердечно-сосудистых заболеваний, ухудшает медицинский прогноз за счет сопутствующих нейроэндокринных изменений, снижения приверженности больного лечению, повышения напряженности и стрессогенности взаимоотношений в его семье, затруднения взаимодействия с врачом и т.д. С другой стороны, сами соматические заболевания, приводя к системным физиологическим, биохимическим сдвигам в организме, выступая в качестве источника эмоционального стресса и психотравмы, способствуют развитию депрессии и в целом ухудшают прогноз при уже имеющихся психических нарушениях.
Взаимосвязь между психическим и физическим (соматическим) является естественным интегрирующим механизмом функционирования человека. Однако наибольшее внимание психосоматические и соматопсихические соотношения привлекают тогда, когда они сопряжены с проявлениями болезни – патологическими феноменами. В «психосоматической медицине», соматопсихиатрии и неврозологии выделяю следующие виды психосоматических и соматопсихических нарушений:
1. Психосоматические расстройства – соматические нарушения, возникающие вследствие воздействия комплекса психосоциальных факторов при наличии биоконституциональной предрасположенности.
2. Нозогенные расстройства – патологические личностные реакции на психотравмирующий факт болезни и ее последствий.
3. Ятрогенные расстройства – эмоционально-личностные расстройства, развивающиеся в связи с неосторожными замечаниями врача и проявляющиеся преимущественно неправильным интерпретированием симптомов и уверенность в наличии серьезного заболевания.
4. Соматогенные расстройства – психические нарушения, развивающиеся вследствие нейротоксического эффекта соматического заболевания.
5. Психические расстройства, осложняющиеся соматической патологией (например, алкоголизм, расстройства пищевого поведения).
6. Соматоформные расстройства – психические расстройства, проявляющиеся соматическими жалобами, которые не имеют объективно регистрируемой органической основы либо по своей тяжести и устойчивости не соответствуют выявляемым соматическим расстройствам.
7. Диссоциативные (конверсионные) расстройства движений и ощущений – психические расстройства, проявляющиеся нарушением двигательных и сенсорных функций, которые имитируют органическую патологию и не могут быть объяснены структурным поражением нервной системы.

Необходимо также учитывать такой вариант соотношений соматических и психических нарушений, когда психическое расстройство провоцируется соматическим заболеванием, то есть, манифестирует или обостряется на фоне соматической патологии. Соматические жалобы также могут отмечаться при любых психических расстройствах, в структуре психопатологических синдромов как невротического, так и психотического уровней.

Психосоматические расстройства – соматические заболевания, в патогенезе которых существенную роль играют психосоциальные факторы.
В настоящее время, когда общепризнанным является наличие психосоциальных предпосылок (например, поведенческих факторов риска, эмоциональных расстройств, хронического стресса) для любого соматического заболевания, приписывание отдельным соматическим расстройствам статуса «психосоматических» считается некорректным, поскольку при этом создается ложное впечатление, что другие заболевания развиваются независимо от действия психосоциальных факторов.
Однако в ряде случаев роль психосоциальных факторов в развитии и динамике соматического заболевания становится настолько существенна, что без их учета эффективное лечение соматического расстройства оказывается невозможным. В таких случаях говорят о «психосоматическом варианте» развития заболевания. В МКБ-10 наличие выраженного и специфического психосоматического компонента заболевания фиксируется кодом F54 – «Психологические и поведенческие факторы, связанные с нарушениями или болезнями, классифицированными в других рубриках».
В рамках классической психосоматической традиции к психосоматическим заболеваниям относят большинство хронических соматических расстройств, прежде всего следующие (так называемую «психосоматическую семерку»):
* Гипертоническая болезнь (артериальная гипертония);
* Ишемическая болезнь сердца;
* Язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстно кишки;
* Язвенный колит;
* Бронхиальная астма;
* Нейродермит;
* Гипертиреоз.

Общие признаки психосоматических расстройств:
1. Хроническое течение.
2. Значительная роль психического стресса в проявлении, развитии и динамике заболевания.
3. Преморбидные характеристики личности больного, определяющие эмоциональную лабильность, трудности в межличностных взаимоотношениях, недостаточность навыков эффективного преодоления стресса и др.
4. Недостаточная эффективность традиционных схем и методов лечения соматической патологии.
5. Положительный эффект при применении психофармакотерапии и психотерапии.

Выделяют следующие варианты развития психосоматического заболевания (Ю.М. Губачев):
* Ситуационный (первично-психогенный) вариант. Характеризуется ведущей ролью в патогенезе заболевания длительно воздействующих психотравмирующих условий.
* Личностный вариант. Определяется приоритетным значением в патогенезе заболевания личностных особенностей больного, связанных с эмоциональной лабильностью, склонностью к затяжным и сверхинтенсивным эмоциональным реакциям.
* Церебральный вариант. Характеризуется важной ролью органических нарушений центральной нервной системы, обусловливающих недостаточность регуляторных механизмов эмоциональных переживаний и, соответственно, специфические («органические») особенности эмоционального реагирования: застойность, ригидность, вязкость, инертность эмоциональных процессов, тенденция к саморазвитию аффекта.

 

Ганс Селье.

1 фаза стресса –адаптация.

Напряженность по пов.сит., кот. Даёт нам среда

Проявл-ся сердцебиение, головокружение, тошнота.

Как только новизна исчезает, все симптомы проходят.

2 фаза – сопротивление. Часто повторяемая ситуация – по поводу не случившегося или прошлого –тревожность становиться дорлгой, хронической. Происходят срывы адаптации в органе с ген. Предрасположенностью.

Здесь или повышение АД, или гиперсекреция желуд.сока. Это ещё преходящая стадия. На исследованиях – норма.

3 фаза –дезадаптации (истощения)

Изменения в ослабленных органах и системах.

Концепция алекситимии;
Sifneos, N. Nemiah (1967) описали специфическую личностную особенность больных психосоматическими расстройствами, характеризующуюся недостаточной дифференцированностью и осознанностью сферы чувств и эмоций. Авторами был введен термин алекситимия (букв. с греч. «нет слов для чувств»). Алекситимия рассматривалась ими как фактор риска психосоматических расстройств. Это неспособность говорить на языке чувств и дифференцировать свои и чужие чувства. При выраженной алекситимии отмечаются:
* трудности в распознавании, описании и выражении эмоций и чувств;
* трудности в разграничении чувств и телесных ощущений, склонность описывать эмоции с точки зрения телесных ощущений и поведенческих реакций;
* нарушение способности к символизации, проявляющееся в частности бедностью воображения;
* ориентированность на внешние события, а не внутренние переживания.
Изначальная интерпретация этого феномена осуществлялась преимущественно с психодинамических позиций: вследствие действия примитивной психологической защиты вызванное стрессом соматическое возбуждение не получает психической переработки и не приобретает психического содержания, а потому сразу трансформируется в соматический симптом.
Впоследствии алекситимия стала предметом исследования на социо-культуральном, когнитивно-психологическом, нейропсихологическом, психофизиологическом уровнях. Были выявлены некоторые нейроанатомические и нейрофизиологические особенности лиц с высоким уровнем алекситимии, предположительно объясняющие характерные для них трудности в эмоциональной регуляции и переработке эмоционально окрашенной информации. Большинство исследователей склоняется к точке зрения, что алекситимия является относительно устойчивой, частично генетически обусловленной характеристикой. Многие авторы также указывают на возможность развития вторичной алекситимии при психических расстройствах.
- Taylor G. (1987): Алекситимия как психоаналитическая проблема; концепция соматизации как несовершенного типа защиты "Я";

 

 

№31? Болезнь как конфликт –психоаналитическая концепция психосоматики. Теория психодинамического конфликта Александера. Новые психосоматические концепции.
Психосоматическая медицина – научно-практическое направление медицины, исследующее роль психосоциальных факторов в этиологии, патогенезе и динамике соматических заболеваний и использующее полученные знания в их профилактике и терапии. При рассмотрении психосоматического аспекта исследуются, например, роль острого или хронического эмоционального стресса в развитии соматического заболевания; роль личностных особенностей и особенностей семейных взаимоотношений в развитии соматической патологии; влияние эмоциональных состояний на течение заболевания; влияние отношения к болезни (внутренней картины болезни) и личностных особенностей на успешность преодоления стресса болезни, добросовестность в выполнении медицинских рекомендаций, в целом на результаты терапевтического процесса и т.п.

Болезнь защищает от депрессии. Отчаяния одиночества,

-даёт возможность вновь обрести объект привязанности

-дарит нарцистическую поддержку

-даёт некое освобождение на нек.промежуток времени для принятия какого-либо решения.
1.1.Психосоматические концепции

В историческом аспекте можно выделить следующие основные направления развития психосоматической медицины:
I. Несистемные (однолинейные) концепции:
1. Психоаналитические концепции:
- Freud S. (1895): "Конверсионная модель" психосоматических расстройств на основе истерического паралича руки, дисбазии, анестезии, аффективного приступа;
Согласно З. Фрейду, вытесненные в подсознание недопустимые для личности стремления посредством защитного механизма конверсии находят свою реализацию в виде болезненных симптомов, которые прямо или символически удовлетворяют блокированную потребность.

 


- Alexander F. (1951): Теория "специфичности интрапсихического конфликта";
Ф. Александер полагал, что выбор органа обусловлен характером подавляемых или вытесненных стремлений или переживаний вследствие специфических интрапсихических конфликтов. Этот выбор опосредован реакцией вегетативной нервной системой: при хроническом подавлении определенных эмоций происходит активация симпатической или парасимпатической нервной системы, что повышает вероятность развития соматических заболеваний. Так, например, к расстройствам сердечно-сосудистой системы предрасполагает хроническое подавление гнева, а тревога, вызванная фрустрированной потребностью в любви повышает вероятность развития бронхиальной астмы и расстройств ЖКТ.

Если эмоция не отреагирована в действиях или в символической форме, то это приводит к хроническим вегетативным сдвигам и в конечном итоге – к деструкции органа. Чаще всего не могут свободно выражаться и реализовываться враждебные, эротические импульсы, чувство вины и неполноценности. Их бессознательное подавление и приводит к хронической дисфункции органов.


- Brautigam W., Christian P. (1986): Современный подход к конверсионной теории в психосоматике.
Согласно современному взгляду на развитие психосоматических расстройств, по мнению W. Brautigam, P. Christian (1986), для конверсии характерны:
1. Прямой переход из психической сферы в соматическую;
2. Удержание вне сознания вытесненной либидозной энергии, ее переход в соматическую иннервационную энергию;
3. Возникновение физических симптомов, символически выражающих содержание бессознательных переживаний и таким образом доступных для толкования;
4. Появление симптомов, относящихся к сфере произвольной моторики и сенсорных функций;
5. Связь классической конверсионной симптоматики с сексуальным конфликтом.
2. Характерологически- ориентированные концепции:
- Гиппократ, Гален (IV в. до н.э.): Сродство темпераментов с определенными заболеваниями;
Так, считалось, что сангвиникам свойственны расстройства кровообращения, холерикам и меланхоликам – заболевания печени, флегматикам – желудочно – кишечная патология.
- Dunbar F. (1943): Теория "личностного профиля": описаны профили личности для 8 заболеваний: ревматоидный артрит, гипертоническая болезнь, ишемическая болезнь сердца, бронхиальная астма, язвенная болезнь и др.
Согласно ее концепции, каждому психосоматическому заболеванию соответствует определенный тип личности, специфическая констелляция личностных черт, «личностный профиль» (например, коронарный, язвенный тип личности и т.д.).
- Friedman M., Rosenman R. (1960): Понятие А- и Б- типов личности; понятие о чрезмерно усиленных реакциях поведения при данных типах.
Концепция поведения типа А. Поведенческий тип А («коронарный тип») как фактор риска ишемической болезни сердца был описан американскими кардиологами Friedman M., Rosenman R., (1959). Тип А включает следующие характеристики, проявляющиеся в поведении:
* амбициозность;
* агрессивность;
* соревновательность;
* нетерпеливость.
Противоположным типу А является тип Б, который характеризуется выдержанностью, неторопливостью, отсутствием тенденции к соперничеству, гибкостью, уравновешенностью.

3. Психофизиологические теории
II. Системные концепции:
1.Теории Эго-психологии:
- Ruesh H. (1948): Теория инфантильной личности, проявляющаяся в детских способах мышления, чувствования и поведения;
Автором дано описание инфантильной личности как зависимой, пассивной, с детскими способами мышления, завышенным уровнем притязаний, пассивной агрессивностью, тенденцией реагировать действиями.
- Schur H. (1955): Теория десоматизации – ресоматизации ;
Суть теории состоит в том, что если в младенчестве человек реагирует на нарушения гомеостаза с помощью физиологических механизмов. Не обладая достаточно дифференцированной психической структурой, то в дальнейшем, с развитием Эго, реакции становятся более психическими, возникает их ментальное отражение, контроль побуждений, эмоций. Описывая данный процесс, автор назвал его процессом десоматизации. На фазе десоматизации человек относительно независим от непроизвольных средств разрядки побуждений. В стрессовых ситуациях происходит активизация бессозательных конфликтов и возможна регрессия Эго на более раннюю фазу с формированием соматических нарушений. Этот регресс Эго под воздействием психотравм был назван процессом ресоматизации.
- Sifneos P. E., Nemiah J. C. (1967): Концепция алекситимии;
Алекситимия рассматривалась ими как фактор риска психосоматических расстройств. При выраженной алекситимии отмечаются:
* трудности в распознавании, описании и выражении эмоций и чувств;
* трудности в разграничении чувств и телесных ощущений, склонность описывать эмоции с точки зрения телесных ощущений и поведенческих реакций;
* нарушение способности к символизации, проявляющееся в частности бедностью воображения;
* ориентированность на внешние события, а не внутренние переживания.
III. Гомеостатические теории:
1.Теории патологии раннего развития: 2. Теории объективных отношений:
- Engel G. L. (1962): Реакции сохранения – ухода или потери "ключевой фигуры"; модель потери или угрозы потери объекта привязанности;
Автор показал, что такие тяжелые соматические заболевания как лейкемия, язвенный колит у взрослых и детей часто развиваются вслед за потерей "ключевой фигуры", игравшей наибольшую роль в жизни человека. G. Engel выдвинул идею о том, что психосоматические больные используют "ключевую фигуру" как средство, жизненно необходимое им для успешной адаптации.
- Taylor G. (1987): Психобиотическая модель заболевания.
Согласно этой концепции, физическое здоровье зависит от способности регулировать сложные физиологические и биохимические процессы.
3. Неройгуморальные теории:
- Cannon W. B. (1932): Теории вегетативного сопровождения эмоций;
- Selye H.(1953): Концепция "общего неспецифического синдрома адаптации;
Г. Селье рассматривал стресс как общий синдром адаптации – неспецифическую реакцию организма на любой значимый раздражитель. В своем развитии эта реакция проходит три стадии:
1. Стадия тревоги (непосредственной реакции на воздействие).
2. Стадия резистентности (эффективного сопротивления стрессору и/или адаптации к его воздействию).
3. Стадия истощения (нарушения адаптации вследствие истощения адаптационно-компенсаторных ресурсов).

4. Физиологические теории:
- Павлов И.П. (1903): Теория рефлекторной основы психической деятельности;
И.П. Павлов при изучении механизмов пищевого рефлекса показало влияние факторов внешней среды через ЦНС на вегетативные функции и послужило толчком условно-рефлекторного моделирования психосоматических заболеваний.

 

 

№32? Диагностическая беседа с психосоматическим больным, формы терапии в психосоматике.

Диагностика в психосоматике

При постановке психосоматического диагноза в распоряжении психотерапевта имеются две основные методики – диагностическая беседа и психологическое тестирование.

Диагностическая беседа дает возможность собрать психосоматический анамнез, чтобы привести не осмысленные пациентом соматические симптомы в понятную смысловую связь с внешней и внутренней историей его жизни.

Первоочередная цель заключается в нахождении связей во времени между началом соматических проявлений и анамнестически достоверными жизненно важными изменениями или же в констатации их отсутствия. Если такие связи устанавливаются, то дальнейшая беседа должна прояснить, понимает ли сам пациент значимость для развития заболевания тех неприятностей, которые возникли у него в связи с конфликтами и кризами. Это предполагает знание личности пациента, условий его развития в детстве, конфликтов в процессе социализации, фиксации на них до последнего времени и уязвимости в отношении них с учетом ослабления актуальности прошлых переживаний.

При выборе комплекса тестовых методик для исследования психосоматических пациентов должны быть учтены следующие принципы:

• Относительная простота применяемых методик.

• Быстрота их проведения.

• Полнота изучения исследуемого явления.

• Взаимная дополняемость применяемых методик.

• Высокая суммарная валидность.

• Достаточная чувствительность к изменению наблюдаемого явления у здоровых и больных, а также к изменению показателей в течение лечения.

2.1. Диагностическая беседа

При соматическом заболевании диагностическая беседа направлена на определение в первую очередь нынешнего внешнего и внутреннего состояния пациента (Бройтигам и др., 1999). Что знает пациент о своем заболевании? Какое значение имеет оно для него сейчас и в его жизни в целом? Имеется ли у него свой взгляд, в соответствии с которым он сам, его родные, психотерапевты или кто-либо еще ответственны за это заболевание? Соответствует ли его знание о болезни, ее причинах и течении психотерапевтической оценке?

Чтобы знать, как действовать дальше, необходимо разобраться в особенностях личности пациента и истории его жизни, предшествовавшей болезни. Были ли у него в прошлом другие заболевания? Имеется ли неблагоприятная наследственность? Как он справлялся до сих пор с предыдущими заболеваниями и как справляется с нынешним? Имеются ли у него своя точка зрения на эти и сопоставимые с ними трудности, свое мнение об особых ситуациях, которые отдалили его от семьи и профессии? Может ли он поделиться с другими своими мыслями, страхами и чувствами, надеждами и отчаянием, которые его охватывают, когда он остается один?

Чем более свободно и менее формально протекает беседа, чем больше пациент раскрывает себя психотерапевту, тем больше возможностей обнаружить «сценический» характер его поведения. Представляется ли пациент образцом типичной проблематики межличностных отношений, в которых и возникли его конфликт и вызванные им нарушения? Характерно ли для его проблем экспансивное или сдержанное поведение, полезна или бесполезна в этих условиях его встреча с психотерапевтом? Каковы осанка пациента, его манера разговаривать, как он относится к психотерапевту и к тому, что психотерапевт вмешивается в его интимную жизнь?

Наконец, в первой же диагностической беседе необходимо выявить, что пациент утаивает от психотерапевта, несмотря на обилие даваемой им информации. Психотерапевт, со своей стороны, может оценить легко обнаруживаемые или скрытые психосоматические связи, отметить выявленные им соотношения симптомов, оставить открытым вопрос о неизвестных пока обстоятельствах, которые, по его мнению, позволили бы обсудить с пациентом вопросы прогноза и возможностей лечения.

Первая беседа имеет решающее значение для дальнейшего формирования отношений психотерапевта и пациента. Рекомендуется уже перед первой встречей сделать установку на диагностически-терапевтическое использование пациентом своих чувственных реакций. Важные указания на свой конфликт пациент часто дает тем, что использует в отношениях с психотерапевтом свою привычную систему переноса и защиты (Любан-Плоцца и др., 2000).

В течение первых минут пациенты обычно расслабляются. Они с удивлением замечают, что о проблемах оказывается возможным говорить; при этом можно затрагивать очень личные вопросы, не впадая в особое смущение.

Разговор с самого начала должен также преследовать терапевтические цели. Это пациент должен чувствовать, т. к. он часто хотел бы начать лечение с момента, когда он переступит порог кабинета.

Рекомендуется использовать даже едва уловимое структурирование процессов как метод исследования, позволяющий оценивать как потребности, так и свободу пациента, которые в его собственном представлении противоречат друг другу, но психотерапевту позволяют составить общую картину болезни.

1. Вначале задают вопрос о жалобах, давших основание для обращения к психотерапевту: «Что привело вас сюда?» Часто при ответе на этот вопрос предварительно информированный пациент указывает конкретные симптомы или сообщает уже готовый диагноз: «стенокардия», «язва», «ревматизм». Эти жалобы обязывают расспросить пациента о содержании его предшествующих переживаний. Следует подвести пациента к тому, чтобы он рассказал о своем состоянии своими словами. При этом необходимо отмечать речевые обороты, которыми он пользуется при описании своих жалоб и картины своей болезни.

2. Следующий вопрос позволяет уточнить время появления болезненных переживаний: «Когда вы это почувствовали впервые?» Устанавливаются и периоды последующих ухудшений и улучшений. Психотерапевт должен настойчиво расспрашивать пациента о времени начала болезненных переживаний вплоть до дня и часа. Анамнез жизни в рамках общеврачебной ситуации, когда психотерапевт получает как психические, так и соматические данные, включает и соматическое обследование.

3. Решающим для понимания внутренних конфликтов и внешних психосоциальных связей является вопрос о жизненной ситуации к моменту начала болезни: «Что произошло в вашей жизни, когда это случилось? Что в то время появилось нового в вашей жизни, кто появился в вашей жизни и кто ушел из нее?» Это вопрос о «провалах» в судьбе, о ситуациях искушений и неудач, об изменениях в служебной деятельности, жилищных условиях. Пациент должен при этом вызывать у себя воспоминания в форме свободных ассоциаций. Поскольку о драматических событиях пациенты могут сообщать как о банальных переменах, которые всплывают в памяти и расцениваются как пустячные, на такие события следует обратить особое внимание. Если же невозможно установить связь между жизненными кризами и началом болезни (в том числе и при повторных беседах), то психосоматическую природу заболевания следует поставить под сомнение. При ретроспективном взгляде жизненные ситуации, вызывающие болезни, могут обнаруживаться в детстве, юности и зрелом возрасте. «Расскажите мне еще немного о себе, быть может, что-то из детства», «Расскажите немного о своих родителях» или «Каким вы были ребенком?», «Что было для вас важным событием в жизни?». При сборе анамнеза разговор ведется об отношениях с родителями, о развитии в детстве, о служебной карьере, о сексуальном развитии.

5. В конечном итоге создается картина личности пациента в целом. Если учесть его душевные переживания и поведение, то можно оценить значение симптоматики, ситуации заболевания и данных анамнеза. «Что это означает для вас? Как вы это пережили?» – такие вопросы приводят самого пациента к пониманию собственных способов реагирования.

Конечно, этот метод следует использовать гибко. Целевое направление от симптома к ситуации, анамнезу жизни и личности полезно в качестве основной линии беседы (рис. 1).

Диагностическая беседа имеет отчасти характер провокации. Психотерапевт оперирует подбадриванием, откровенными вопросами, которые наталкивают пациента на ответы, но не фиксируют на них внимание, давая лишь направления для размышления: «Расскажите мне об этом подробнее. Как это переживалось вами тогда? Мы еще совсем не говорили о сексуальности. Вы еще не сказали о своем браке». При этом следует отрешиться от представления, что пациент все о себе знает. Беседа должна во многом вести к созданию новых представлений даже из несовпадающих сообщений. Пациент должен быть открытым и критичным в отношении своих воспоминаний, новых ассоциаций и взглядов, если они могут стать плодотворными. Наиболее важными оказываются те моменты беседы, когда пациент вдруг умолкает, как бы наткнувшись на внутреннюю преграду. Паузы в разговоре – это «ворота» для прорыва вытесненных до того воспоминаний, необузданных фантазий и, может быть, для наступающего озарения. Всегда следует помнить, что слишком структурированная, жестко поставленная тема, чрезмерное количество вопросов ограничивают свободу пациента. Ошибочно также воспринимать молчание пациента «аналитически» и путать ситуацию первого интервью с ситуацией психоаналитического сеанса.

Многократно указывалось, что психосоматические больные пытаются с помощью болезни удержаться в своего рода лабильном и болезненном равновесии. Соматический симптом служит им для того, чтобы снять груз неосознаваемых конфликтов за счет переноса части своей психической энергии в физическую сферу.

Требование разработать в ходе психотерапии другие и, как кажется, лучшие пути разрешения конфликтов мобилизует страх и усиливает защиту, которая нередко в форме рационализирования используется расхожей концепцией соматической медицины, когда, например, язвенный больной говорит: «Доктор, у меня не в порядке желудок, а не голова».

Пациента, который уже долгое время привязан к своим симптомам, трудно сразу убедить, что они могут быть связаны с трудностями эмоциональной природы. Гораздо чаще он хочет быть убежденным в том, что его страдание имеет органическую причину.

Такого рода сопротивление в особенности характерно для пациентов с функциональными болевыми синдромами. Их внутренняя неуверенность и лабильность, которая была удачно обозначена как «существование между» (Staehelin, 1963), заставляет их искать психотерапевта, который подтвердил бы наличие у них органического заболевания и освободил бы их от него. При этом они часто меняют психотерапевта.

Неспособность многих психосоматических



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.231.243.21 (0.02 с.)