ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Какие языковые конструкции применяет клиент для описания мира?



Конструкции были определены как предложения или груп­пы предложений, с помощью которых клиент конструирует и классифицирует мир. Можно сказать, что это частичка мировоз­зрения клиента. Из-за сложности мира и неповторимости лич­ности у каждого клиента свое мироощущение и свои конструк­ции. Прежде чем применять теории и методы для изменения психики клиента, Келли требовал понимания не только клиента и его проблем, но и того, какие конструкции он использует для описания проблемы.

Тест “хранилище” (Rep Test) – это инструмент, разработан­ный Келли для определения личностных конструкций клиента. Этот тест (табл. 6.2) помогает определить, как клиент думает о значимых для него людях. Вся психология и психотерапия вра­щается вокруг межличностных отношений. Языковые конструк­ции, используемые клиентом для обсуждения окружающих его людей, крайне важны для оценки возможных будущих действий.

Таблица 6.2

ТЕСТ “ХРАНИЛИЩЕ” (укороченный и адаптированный)

 

ПОХОЖИЕ И ПРОТИВОПОЛОЖНЫЕ

Составьте тройки из этих людей (как будет показано ниже) и для каждой трой­ки задайте себе следующие три вопроса: Какие двое из этих людей наиболее похо­жи? В чем они похожи друг на друга и отличаются от третьего? Чем отличается оставшийся третий? Запишите свои ответы в две колонки, обозначенные “Похоже” и “Противоположные”. В этой укороченной версии теста используются двадцать наборов по три:

 

 

При сортировке и определении ответов важно, чтобы они не были искусствен­ными, туманными или определялись ролевым именем. Наиболее эффективны качест­венные и специфичные языковые конструкции.

СПИСОК РОЛЕЙ

Запишите имена следующих людей:

 

1. Любимый учитель (или учитель, преподававший любимый предмет).

2. Нелюбимый учитель (или преподававший нелюбимый предмет).

3. Ваш муж (жена) или нынешний друг (подруга).

4. Личность противоположного пола, которую вы любили в прошлом.

5. Человек противоположного пола, которого вы не любили в прошлом.

6. Ваша мать.

7. Ваш отец.

8. Ваша сестра (или тот, кто играл похожую роль),

9. Ваш брат (или тот, кто играл похожую роль).

10. Начальник, которого вы любили.

11. Начальник, которого вы не любили.

12. Человек, которого вы хорошо знаете, и с которым конфликтуете, либо тот, кто не любит вас.

 

Обязательно должно быть 12 разных имен.

 

Изучите конструкции. Слова из обоих столбцов — часть системы конструкций, которые описывают мир. На этом элементарном уровне не производится подсчет очков. Просто психолог (иногда с помощью клиента) изучает и классифицирует предложенные конструкции. Часто можно систематизировать ответы по полярному принципу: хороший — плохой, высокий низкий, добрый — подлый. Ведь людям свойственно думать с других вполне определенным способом. Этот тест помогает психологу понять, как клиент думает.

 

При заполнении этого теста клиенту надо составить список зна­чимых для него людей (отец, мать, учитель, босс). Затем требу­ется сравнить этих людей: в чем они похожи, а чем отличаются. Если клиент скажет, к примеру, что босс и сестра похожи тем, что оба они “добрые”, то слово “добрый” будет той языковой конструкцией, что важна для клиента. Другой клиент может упо­требить слово “состоятельный” или “бедный” для той же пары. С помощью серии таких сравнений проясняется довольно ста­бильный набор конструкций, используемых клиентом для опи­сания значимых людей. Список личных конструкций вооружает психолога знанием ключевых аспектов мировоззрения клиента.

В одном из случаев применения этого теста проявились так­же ключевые конструкции: “яркий — скучный”, “контроли­рующий — помогающий”, “теплый — холодный”. В данном слу­чае эти слова принадлежали одному преуспевающему сотрудни­ку социальной службы, у которого были трения с контролером и, по мнению коллег, он слишком близко принимал к сердцу дела клиентов. У него были часто споры с контролером, в ре­зультате у него разладились отношения и с остальным персона­лом. И список этих ключевых — это подсказка для психолога, в каком направлении вести психотерапевтический процесс.

Практикующие терапевты широко используют стандартизо­ванные тесты на интеллект, личностные особенности, профес­сиональные интересы и т. д. Келли, безусловно, признает цен­ность тестов, но он отмечает, что эти тесты были построены с ориентацией на некий внешний стандарт, и в них может быть никак не отражено мировоззрение клиента и его языковые кон­струкции. Отсюда терапевт может пойти по неправильному пути в диагностике и лечении. С другой стороны, тест — это объек­тивный источник информации о клиенте. Келли отмечает, что “...тестирование расширяет горизонты психолога. Но психологи подчас слишком увлекаются решением очевидных, явных про­блем, забывая, с каким типом клиента они имеют дело. То, как психолог воспринимает клиента, часто сказывается на его суж­дениях. Тесты — это удачный способ избежать предвзятости и рассматривать ситуацию со сбалансированной точки зрения”.

Грамотный психолог должен хорошо знать тесты и их по­тенциальные возможности.

Приведенный тест — лишь одна из возможностей уяснить языковые конструкции клиента. Можно привести еще одно из­речение Келли — “Спроси у клиента”.

Если внимательно слушать клиента, то можно обнаружить, что некоторые ключевые слова в речи клиента возникают вновь и вновь. Эти повторяющиеся слова — ключ к мировоззрению клиента, его системе конструкций. Рассмотрим следующий отрывок:

Клиент 1: На экзамен я шел с гордо поднятой головой. Я полагал, что все знаю, ведь я так усердно учил. А получилось, что я провалился. Обидно! Я этого не ожидал. Я просто надутый дурак.

Клиент 2: На экзамен я шел с гордо поднятой головой. Я полагал, что я все знаю, ведь я так усердно учил. А получилось, что я провалился. Видно, я недостаточно хорошо учил. В следующий раз надо будет об­ратиться за помощью. Может даже хорошо, что так случилось в начале семестра. Я успею все усвоить.

В двух приведенных примерах одна и та же ситуация по-разному конструируется клиентами. Ключевые конструкции первого клиента — “обидно”, “не выучил”, “набитый дурак”. Второй клиент уже не говорит, что “не выучил”, а признает необходимость еще усерднее учить и искать помощи. И сразу про­является намерение “усвоить это”. Две системы конструкций весьма различны и требуют от психолога различных подходов. Беседа с клиентом дает в руки психолога информацию о его личной системе языковых конструкций. Надо только уметь вни­мательно слушать и находить постоянно повторяющиеся ключе­вые паттерны. Если научиться работать в системе конструкций клиента, то языковые и смысловые барьеры исчезают и процесс психиатрической помощи протекает более гладко.

Для практики можете записать на магнитофон разговор с клиентом или с другом, а затем составить список ключевых кон­струкций, описывающих разные ситуации. Набор повторяющих­ся ключевых слов проявляется довольно быстро. Очень важно выявить и свои собственные штампы и конструкции. С помощью теста и изучения языковых паттернов вы можете получить дополнительную информацию о клиенте, в частности заметить то, что раньше пропускали.

Очень важно иметь понятие о жестких и свободных конструкциях, используемых клиентом при разных жизненных состояниях. Клиент обычно использует свободные конструкции, когда речь идет о людях, и жесткие конструкции, когда дело касается денег. Человек может выказать чувство вины по отношению к семье, враждебность в отношениях с хозяином, высокомерие по отношению к иностранцам (Келли, 1955). Жесткие и свободные конструкции можно увязать со стилем принятия ре­шений, описанного в главе II. Личность, которая проявляет не­критичную приверженность к одной теории и точке зрения, постоянно повторяющая ключевые слова — это личность, ду­мающая при помощи жестких конструкций. Свободные конст­рукции характерны для человека, который постоянно меняет направление мыслей и демонстрирует отсутствие обязательно­сти. Келли отмечает, что для людей “жестких” и “свободных” требуются разные терапевтические подходы. Цель человека, по Келли, — выработать конструкции, которые будут достаточно гибкими и способными откликаться на жизненные изменения. Келли считает, что у клиента могут быть жесткие конструкции в одной области, свободные и восприимчивые (или интенциональные) в других областях. Поэтому для одного и того же кли­ента требуются разные стили терапевтического вмешательства. Жесткие конструкции представлены в следующих суждениях:

1. Нет, вы не можете так утверждать. Мой муж хороший, набожный человек. Он не сделает ничего плохого. А дочь получила то, что заслужила.

2. Нет, это не плохое обращение с ребенком. Это дисциплина. Так было в моей семье. Кроме того, вашим социальным служащим не следует вмешиваться в нашу личную жизнь.

Жесткие конструкции реальности обычно “жестко логичны” и всегда объяснят что угодно и когда угодно. Ваша задача — сделать эти конструкции более гибкими, свободными и помочь клиенту взглянуть на ситуацию иначе. Восприимчивая конст­рукция в данном случае могла бы выглядеть так: “Я и сейчас считаю, что дисциплина важна, но я полагаю, что мы были с ней слишком жестоки. Ролевой тренинг и новые навыки дали мне возможность по-новому взглянуть на ситуацию”. Вместо жесткой конструкции появился и новый, более разумный н взвешенный стиль.

Для контраста приведем примеры слишком свободных кон­струкций:

1. Не вижу, зачем понадобилось расписание... Мне нравится спонтанность. Мы ездим всей семьей, когда захотим...

2. Сама удивляюсь, как это я пропустила последнюю встречу. Похоже, забыла... Всегда так случается, меня однажды даже уволили за то, что слишком опоздала. Наша семья всегда лучше делает то, что нам нравится. Я думаю, что проблема с Джейн ула­дится сама собой, если не дергаться и не тревожиться.

Спонтанность иногда хороша, но подчас она приводит к иммобилизации, которая не дает ничего, кроме отвлеченности.

Пример восприимчивых конструкций может выглядеть так: “Сейчас я стараюсь увязывать свои действия с семьей. Мы все вместе можем посидеть и спланировать, но все же я не позволю, чтобы план доминировал надо мной. Вы были правы, подростки вроде Джейн нуждаются в некоторых правилах. После несколь­ких разговоров она призналась, что сейчас чувствует к себе больше внимания. Очевидно, она привыкла, что я прежде мало обращала внимание на нее”.

Видно, что клиент стал более разумным и целенаправлен­ным в принятии решений. Цель оценки клиента состоит не в том, чтобы придумать для него ярлык, а в том, чтобы понять, как клиент думает и его отношение к проблеме. Более того, идея восприимчивых, изменяемых конструкций является полной про­тивоположностью концепции, согласно которой клиент “такой-то” и должен делать “так-то”. “Руководство по Диагностике и Статистике” (РДС-З) — см. табл. 6.3 — это пример системы оценки, которая исходит из чисто медицинской диагностики клиента; в ней совершенно не упоминается история клиента и не идет речь о дальнейших действиях. Основа оценки по системе Келли — это действия, которые направлены на изменение мышления клиента.

РДС-З мы приводим здесь потому, что процесс оценки — это очень существенный момент в практике психотерапии. Подход, предложенный Келли, не противоречит этой системе, а скорее помогает вам глубже понять диагноз клиента при работе с РДС-З.

С другой стороны, РДС-З подходит не каждому психологу. Конкретная диагностика “по болезням” не стыкуется с некоторыми психотерапевтическими направлениями (Роджеровская, бихевиоризм). Согласны вы с концепцией РДС-З или нет, но Знакомиться с ней очень полезно — чтобы выработать свою позицию для будущей практики.

 

Таблица 6.3

РУКОВОДСТВО ПО ДИАГНОСТИКЕ И СТАТИСТИКЕ (РДС-З)

РДС-З — определение заболевания как проблема оценки. В лечебной психиат­рии для диагностики наиболее часто используется Руководство по Диагностике и Статистике, выпущенное Американской Психиатрической Ассоциацией (1980). Озна­комьтесь с ним:

В Диагностический перечень РДС-З входят следующие категории (для ясности; приводятся и некоторые подпункты):

1. Нарушения, обычно проявляющиеся в младенческом возрасте, в детстве, у подростков: задержка умственного развития, расстройства питания (анорексия, булимия).

2. Органические умственные нарушения.

3. Функциональные умственные нарушения.

4. Шизофренические расстройства.

5. Параноидальные расстройства.

6. Аффективные расстройства (мания, депрессия).

7. Тревожность (фобия, невроз).

8. .Соматические расстройства (перенос, гипохрондиоз).

9. Диссоциативные расстройства (истерические неврозы, раздвоение личности).

10. Психосексуальные расстройства (транссексуализм, сексуальный садизм).

11. Искусственные расстройства (клиент симулирует расстройство).

12. Трудности приспособления к окружающей среде.

13. Личностные расстройства (пограничные состояния, пассивно-агрессивная личность).

 

Пациент оценивается по пяти “осям”, в соответствии с диагностической информацией. Ось 1 относится к представленной проблеме, ось 2 — к долговременным расстройствам; вместе они связаны с указанными выше “умственными расстройства­ми”. Ось 3 относится к физическим нарушениям, ось 4 — к грузу психосоциальных факторов стресса, а ось 5 — к “самому высокому уровню адаптивного функциони­рования” в прошлом году. Клиент из главы V получил бы такую оценку: ось 1-296,24 — общая депрессия, единственный эпизод с психотическими чертами. Ось 2: 300,40 — депрессивный невроз. Ось 3: недоедание. Ось 4: 6 — крайняя тяжесть (потеря родителей и развод). Ось 5: 4 — адаптированная слабость (умеренное ослабление в профессиональной и социальной деятельности).

Эта методика подвергалась критике из-за того, что она ничего не говорит о том, что же терапевт должен делать, когда диагноз установлен. В этом ее главное отличие от методов Келли, где оценка впрямую связана с планированием последую­щих действий. Однако РДС-З — это та реальность, с которой должен познакомиться каждый терапевт и психолог. Оно исполняет роль некого универсального языка среди множества направлений психологии и терапии.

 





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.234.247.75 (0.009 с.)