Психология личностных построений: как клиент представляет себе мир



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Психология личностных построений: как клиент представляет себе мир



“Если вы не знаете, что с клиентом, спросите, может ли он рассказать вам об этом”.

(Келли, 1955)

Если вы занялись консультированием или терапией лично­сти, то у вас должны быть некоторые представления о его про­исхождении и о том, чего он (она) хочет получить от контакта с вами. Психологу не следует забывать закон экономии в диагно­стике, сформулированный Келли. Зачастую пытаются приме­нить самые изощренные, сложные теории и методы, забывая, что в большинстве случаев лучшим путем достижения цели яв­ляется самый простой, логический подход.

Существует история про Фрица Перлса, основателя Гештальт-терапии. К нему пришел студент-скрипач, который стра­дал от ужасных головных болей во время скрипичных концер­тов. Врачи не смогли найти никакой патологии, поэтому ему прописали долговременное лечение у психоаналитика. Это тоже не помогло, и началось хождение по врачам-психотерапевтам разных направлений. В конце концов, скрипач обратился к Перлсу. Поговорив с клиентом 5 минут. Перлс закончил беседу и попросил клиента прийти на следующий сеанс со скрипкой. При следующей встрече Перлс попросил клиента сыграть на скрипке. Через 15 минут появилась головная боль. Известный терапевт понаблюдал скрипача, а потом сказал: “Передвиньте сюда вашу правую ногу и опустите плечо”. Направление потока крови изменилось и головная боль исчезла! Больше лечения не понадобилось.

Распутывая сложные узлы, осознавая бесконечное разнообразие личностей, вы сможете увидеть или услышать по- настоящему важные вещи, скрытые от клиента. С другой стороны, возможно, что из-за излишнего теоретизирования вы пропустите главную проблему.

То есть, если вы хотите двигаться вперед, проще всего это делать по прямой.

Цель этого раздела — дать основы изучения клиента и егомира. В процессе диагностики вырисовывается карта клиента и его взаимодействий с окружением, а это дает возможность правильно выбрать метод терапии, а не гадать вслепую. Основы оценки клиента, данные здесь, конечно же, далеки от полноты, т. к. полная разработка этой темы потребовала бы нескольких книг. Основная модель оценки исходит из “закона экономии”. Модель начинает с восприятия мира клиента, что позволит вам в дальнейшем более систематизировано изучать его жизнь.

Люди воспринимают мир своими глазами и ушами. Малышу мир должен казаться сумятицей. Постепенно ребенок начинает организовывать и понимать мир. Взаимодействуя с другими, он осмысливает то, что видит, слышит и чувствует. Он начинает разделять мир на внутренний и внешний. Джордж Келли утвер­ждал, что человечество — это сообщество ученых, которые по­стоянно проверяют гипотезы, объясняющие этот сложный мир, в котором они живут. Ребенок проверяет свои гипотезы с помощью действий (эксперимента) и результат его ведет к концептуализации мира. Келли подчеркивал, что мы обладаем: (...Творческими возможностями в объяснении окружения, а не только реагируем на него. Поскольку люди способны объяснять свое окружение, то они могут и создавать различные построения для этого и далее должны что-то делать, если они не подходят”.

Люди смотрят на мир и вырабатывают “построения”, т. е. языковые конструкции, которые организуют мир и систематизируют события. Построения — это гипотезы, которые люди применяют для проверки своих мыслей в окружающей реальности. Людям свойственно делать какие-либо выводы относительно эффективности их поведения. Языковые конструкции (построения) — это наши идеи и представления о мире, это, в конечном счете, наше мировоззрение. Точные языковые построения и базирующееся на них мировоззрение — это группа предложений, которые мы создаем для описания нашего бытия в мире. Высказанные предложения (так же, как и невербальное поведение) клиента, который пришел к вам за помощью, — это очень важный, ключ к пониманию того, как клиент конструирует мир и взаимодействует с ним. Психологу крайне важно помочь клиенту осознать эти предложения и скрытый в них более глубокий смысл. В большинстве случаев люди, обращающиеся за помощью, имеют неэффективную систему построений. Они, как правило, не способны выработать новые пути решения своих проблем.

Ваша задача, как психолога, — раскрепостить их для более творческого мышления, а для этого вам необходимо изнутри взглянуть на систему построений клиента, понять его видение мира. Келли приводит такую аналогию: вы, психолог, — ученый, который совместно с клиентом проводит эксперимент — иссле­дование жизни, и разбирает те ситуации, в которых повседнев­ный опыт не срабатывает.

Например, некоторые люди конструируют модель мира, полного преград и врагов. Когда-то в прошлом они обнаружили, что конструкция “враг” очень подходит дли того, чтобы мир сделался более понятным и организованным. Эта конкретная языковая конструкция может распространяться на всю личность, так что весь мир будет казаться враждебным и ужасным. Пред­ставьте себе, что на минуту вы надели подобные “враждебные очки”. Глядя на мир через линзы таких языковых конструкций вы можете оценить события дня. Вы сразу поймете, что доволь­но легко можно поделить все контакты с людьми на дружест­венные и враждебные.

Если долго не снимать эти “очки враждебности”, то образ врага войдет во всю систему построений и мировоззрения, и в результате весь мир покажется враждебным. В результате те построения, с помощью которые вы описываете мир, вскоре начнут определять, каким этот мир станет для вас. Следующий пример довольно ярко описывает то, что происходит со многими параноидальными шизофрениками. У них есть взгляд на мир, который хорошо работает в некоторых случаях, но затем он становится таким мощным и всепроникающим, что вытесняет все остальные конструкции и альтернативы. Человек уже зацикливается на образе врага, и эта конструкция становится его миром.

Рассмотрим такой случай: Вы прогуливаетесь по улице, к вам подходит поговорить ваша знакомая. После легкой болтовни о погоде она начинает детально описывать утреннюю стычку с мужем. Оказывается, что он очень рассердился на нее из-за плохо выглаженных рубашек, одну из которых он должен был надеть на работу. Поскольку она устала и сама торопилась на работу, она стала пререкаться с ним. Она опоздала на работу из-за этих рубашек. И сейчас, говорит она вам, она очень сердита на мужа. Что же теперь делать? — спрашивает она вас.

Во-первых, посмотрим те построения, что лежат в основе её поведения. Какие названия вы можете придумать по поводу её рассказа? Лучше сделать это на бумаге. Эти термины помогут понять, как вы смотрите на ситуацию, или через какие “очки” вы видите ситуацию. Среди языковых конструкций могут оказаться слова “неблагодарный”, “ленивый”, “раздражительный”, “плохие семейные отношения”, “выводящий из себя”. Все эти ярлыки, имена, языковые конструкции вы можете использовать для объяснения реальности. Если вы, как психолог, интерпрети­руете ее поведение как “неблагодарность” за все то, что делает для неё муж, то ваш последующий ответ будет выглядеть вполне определенно. Если вам кажется, что это муж “вывел её из себя”, то ваша реакция будет совсем другой. То есть, конструкции, которые вы используете для обозначения ситуации, дают представление о вашем мировоззрении и ваших возможных действиях.

Но вы — психолог, а не приятель этой женщины. Пред­ставьте, что это первое интервью с клиентом, он преподнес ту же информацию и вы пытаетесь оценить значимость этой информации в его жизни. Первая задача психолога — определить место клиента в жизни. Для этого надо знать его систему по­строений — через какие очки он видит мир. Грамотно используя технику интервьюирования и обладая определенными качества­ми, психолог начинает понимать те принципы, по которым клиент организует мир. Это глубинная цель психологической диагностики и оценки клиента. Причем, совершенно неважно, как это делается — с помощью тестов, беседы или иными средствами. Эффективная оценка другой личности возможна, если вы попытаетесь целенаправленно отвлечься от своих стереотипов восприятия и посмотрите на мир через очки клиента.

Это значит, что вы должны отбросить собственные построения и теории. Ваши языковые конструкции и мысли могут оказаться полезными для клиента, особенно, если вы их осознали и понимаете, как они окрашивают ваше восприятие мира. Когда мы беседуем с кем-то, мы всегда прибегаем к личным языковым конструкциям и теориям. Однако всегда есть опасность неумелого приложения собственной системы восприятия к клиенту. Эта проблема детально обсуждается далее в этой главе.

Келли полагал, что есть несколько основных задач эффективной оценки клиента и его потребностей. Это:

1. С какой проблемой пришел клиент? Что неверно в мышлении клиента, когда это происходит и к чему приводит?

2. Как клиент видит мир? Какие у него языковые конструкции и как они влияют на проблему? Имеют ли влияние на его жизнь такие аспекты, как классовая, расовая принадлежность и др. условия?

3. Как ваши теории и собственные языковые конструкции соотносятся конкретно с этим клиентом? Что он значит для вас? Какие внешние обстоятельства влияют на вас?

4. Ваши действия и ответные шаги клиента? Как вы справ­ляетесь с насущными проблемами? Если решение не работает, что вы предпринимаете тогда? Что вы скажете об общем плане лечения?

(Келли, 1955)

В конце главы будет дана таблица, где более подробно из­лагаются эти вопросы. Понимая, что на них непросто дать отве­ты, мы напоминаем рекомендацию Келли, данную в водной части главы: когда вы в растерянности из-за многих путей оце­нивания клиента и его потребностей, то спросите его, что он сможет сказать вам.

 

В чем проблема клиента?

Клиент подходит к окошку конторы социальной помощи. Клиент: Мне нужны талоны на питание.

Психолог: Вы говорите, воя нужны талоны?

Клиент: Да, мы сидим без еды.

Психолог: Не могли бы вы немного рассказать о своем посещении других контор, о своем происхождении, о своих прежних занятиях?

Клиент: Я безработный. Послушайте, у меня дети голодные.

Психолог: Как долго вы живете без работы?

Было бы хорошо, если бы приведенный диалог был выдумкой, и подобного никогда не было в жизни. К сожалению, такой негуманный подход встречается часто. Лучше всего при встрече с клиентом помочь ему в разрешении его трудностей немедленно, если только это возможно. В данном случае у клиента есть реальная и неотложная проблема. Действия необходимы сейчас. Оценка и анализ могут подождать.

Вот вариант более позитивного решения задачи:

Клиент: Мне нужны талоны на питание.

Психолог: Я понимаю, что они нужны вам срочно. Может я смогу вам помочь. Это займет несколько минут, поскольку мне надо выяснить некоторые вещи. Затем я направлю вас туда, где их вам выдадут. Могу я задать вам несколько вопросов?

Клиент: Я ненавижу подобные штучки. Послушайте, у меня дети голодные.

Психолог: Ясно, вы хотите сделать все сейчас. Я посмотрю как это можно ускорить. (Пауза) Хорошо, я выброшу несколько пунктов из вопросника. Что если я быстро задам вам оставшиеся вопросы?

Клиент: Ладно. Давайте.

Нет необходимости говорить, что прямой и очевидный под­ход решает далеко не все проблемы. Ведь, как правило, для кли­ентов, обратившихся за помощью к психологу, не подходят оче­видные ответы и общие источники помощи не срабатывают. Оценка состояния клиента — сложное дело, требующее мастер­ского владения техникой интервьюирования, широких социо-экономических познаний, понимания альтернативных стилей жизни и многих других факторов. Келли предлагает несколько источников для описания проблем клиента. Первый — это осторожный анализ жалоб, с кото­рыми приходит клиент. По мере того, как психолог проясняет проблему, сформированную клиентом, эта проблема часто от­брасывается (или откладывается на потом) и решаются другие задачи. Например:

Психолог: Вы говорите, что плохо спите по ночам и ваш врач напра­вил вас ко мне, чтобы обнаружить причину этого. Расскажите, по­жалуйста, немного о том, что происходило в последнюю ночь.

Клиент: Ну, я остался один в комнате и попытался уснуть, но тут клопы начали ползать по стене, потом они начали ползать по мне... Это ужасно.

Психолог: Ну, а что потом?

Клиент: Я стряхивал клопов. Доктор Джонс знал нашу семью долгое время, я не мог рассказать ему об этом. Я не говорил ему про клопов. Казалось, они ползли отовсюду! Это, похоже, был сон, но какой сон!

Психолог: Хорошо, что вы нашли время побеседовать со мной. Часто такие сны бывают после выпивки. Вы что-нибудь пили накануне?

Клиент: Да, немножко... Хотя в тот вечер я принял довольно много.

Как видите, проблема “бессонницы” трансформировалась в проблему алкоголизма. Другие проблемы, которыми занимается психотерапия, могут проявиться не так быстро. Трудно переоце­нить важность точного определения проблемы. Начинающие психологи и терапевты часто бросаются решать лежащие на поверхности проблемы и могут пропустить более важные.

Вычленение психологом проблемы очень похоже на действия репортера, описывающего важные события. Поэтому здесь справедливы те же требования и те же правила:

Кто есть индивид, каковы его характеристики, семейное происхождение, стиль жизни? Какие важные культурно-социальные аспекты можно отметить для этого индивида?

Что произошло и что происходит? Необходимы детали этой проблемы. Как часто это случается? При каких обстоятельствах? Чтобы понять личность, необходимо как можно больше деталей.

Когда возникла проблема? В какой временной последова­тельности? (Многие происшествия случаются в определенное время: самоубийства и депрессия случаются чаще весной или перед распределением в колледже.) Что предваряло проблемную ситуацию? Как состояние этой проблемы выглядело в течение жизни клиента?

Где все произошло? В какой обстановке, при каких обстоя­тельствах, с какими людьми?

Как клиент отреагировал? Как он себя почувствовал?

Почему это случилось? (Для большинства концепций наиме­нее важный вопрос — это поиск причины. Однако точная оцен­ка проблемы, как правило, дает очевидный ответ на этот во­прос.)

Для выявления проблемы полезно бывает прибегнуть к пси­хологическим тестам, просмотреть медицинские и школьные записи о клиенте, понаблюдать его во время интервью, в палате или дома, опросить семью и близких. Во время этих опросов на­до не забывать эти ключевые пункты — что, когда, где, как и почему. Большинство психологов не стремятся к всестороннему определению проблемы, а, исходя из любимой теории, выбира­ют только те вопросы и процедуры, которые, по их мнению, наиболее эффективны. При поступлении в психиатрическую больницу, конечно, понадобится полный сбор информации о клиенте.

Корни проблемы могут быть в окружении человека, в давле­нии социальной среды. Часто психолог удовлетворяется тем, что хорошо изучил все стороны личности, забыв при этом изучить факторы окружающей среды. Например, может показаться, что школьнику, которого мучают кошмары, необходимо психотера­певтическое лечение, в то время как в школе у него — жестокий учитель-садист; 35-летнюю женщину долго лечат от депрессии, хотя у нее возрастной кризис, связанный с тем, что она устала от роли домохозяйки. Для нее смена окружения в виде новой работы будет более полезна, чем психотерапия. У талантливого пуэрториканского мальчика психолог может определить низкий уровень интеллекта, а все дело просто в плохом владении анг­лийским языком. Вот почему так важно рассматривать личность в социально-культурном контексте.

Поскольку существует огромное число способов изучения окружения клиента, то же самое можно сказать о рассмотрении личности клиента. Крайне важно для психолога определить жизненную стадию клиента. Привлекая разработки многих авто­ров, Эргани Коуэн построила “схему развития”, в которой от­ражены жизненные циклы человека. Она показана в табл. 6.1. Полезно держать в голове эту таблицу, работая с индивидом.

В первой колонке отражена очевидная истина: жизнь прохо­дит — человек меняется. Ребенок в возрасте 2, 4, 7 лет — это очень разные личности, по-разному относящиеся к своему ок­ружению. В жизни взрослого — свои кризисы. В разные годы у клиента разные кризисы и разные ожидания.

“Ключевые системы” тесно связаны с компонентами окру­жения, которые обсуждались в этой главе. С возрастом центр внимания имеет тенденцию смещаться от семьи к сверстникам, а затем снова к семье. И воздействие различных факторов окру­жения меняется в соответствии с жизненной стадией клиента.

“Задачи развития” относятся к основным знаниям, направ­ленным на выживание и достижение счастья. Они свои для каждого возраста. Например, для успешного существования в нача­ле взрослой стадии, считает Коуэн, индивид должен получить навыки семейной жизни, начальные навыки отцовства, материнства, навыки развития карьеры, выработать стиль жизни и умение быть обязательным. Клиент, обращающийся за помощью в этом возрасте, как правило, имеет затруднения в одном из этих пунктов. Однако постадийное развитие может отличаться для разных клиентов. Бывают люди, которые так и не освоили некоторые навыки и концепции для решения жизненных задач.

“Ресурсы развития” — это то, что необходимо человеку для решения “задачи развития”, например, не может развиться со­циальной привязанности, пока не будет запаса безопасности (в виде поддержки со стороны родителей). Аналогично для разви­тия карьеры клиенту требуется знать сферу своей работы и адекватно оценивать свои способности. Задача психолога иногда состоит в том, чтобы предоставить клиенту эти ресурсы развития.

Таблица 6.1

ДЕЛЕНИЕ ЖИЗНЕННОГО ЦИКЛА НА ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ

ЖИЗНЕННАЯ СТАДИЯ КЛЮЧЕВЫЕ СИСТЕМЫ ЗАДАЧИ РАЗВИТИЯ РЕСУРСЫ РАЗВИТИЯ КРИЗИСЫ РАЗВИТИЯ
Младенчество (рожд.- 2 года) Расширенное лоно семьи Социальные связи. Чувство непрерывности существования. Сенсомоторная раз- ведка и примитивные причинные связи. Созревание моторных функций. Безопасность. Выполнение основных нужд. Стабильность. Доверие или потеря доверия
Раннее детство (от 2 до 4 лет) Расширенное лоно семьи Самоконтроль. Языковое развитие. Фантазия и игра. Самостоятельное передвижение. Человеческие отношения. Сенсорная стимуляция. Защищенное окружение. Ограниченность окружения. Независимое Ощущение Я либо сомнение и стыд.
Середина детства (5-7 лет) Семья. Соседи. Школа Половая идентификация. Начальное моральное развитие. Конкретные мысли- тельные операции. Групповые игры. Подходящая модель. Объяснение набора правил. Согласованность правил поведения. Внутригрупповые отношения сверстников Самодостаточ- ность либо чувство вины
Конец детства (8-12 лет) Семья. Соседи. Школа. Сверстники Социальные связи. Самооценка. Обучение навыкам. Принадлежность команде Объединенные усилия обучающихся. Объединенная игровая деятельность. Обучение навыкам, которые помогают понять основные межличностные отношения. Обратная связь. Трудолюбие или инфантильность
Подростковый Возраст (13-17 лет) Семья. Сверстники. Школа. Физическое созрева- ние. Абстрактные мысленные операции Принадлежность группе сверстников. Изначальная половая близость. Физиологическая инфор- мация. Когнитивное решение проблем и навыки построения отношений. Понимание роли полов и их культурных истоков.Возможность незави- симых моральных суждений. Социальная принадлежность или социальная изоляция
Юность (18-20 лет) Сверстники. Школа или работа. Семья. Окружение. Независимое сущес- твование. Принятие решения о начале карьеры. Интернио- лизация морали. Более прочные инти- мные отношения. Понимание природы отношений. Умения и знания для финансовой независимости. Самоизучение в принятии решений, углубление отношений, понимание плюрализма. Ответственность за выбор. Четкая либо неуверенная идентификация личности.
Взросление (23-30 лет) Новая семья. Работа. Дружеские связи. Окружающее общество Жизнь в новой семье. Родительская роль. Развитие карьеры. Выработка стиля жизни. Принятие обязательств Знания и навыки. Планирование семейного бюджета Межлично­стные пере говоры и разрешение конфликта. Родительская роль. Ролевые ограничения. Способность к социальному бытию либо отчуждение
Переходный Возраст (30—35 лет) Семья. Работа. Дружеские связи. Смена оценок, при- вязанностей и приня- тых обязательств. Родительская роль (продолжение). Переоценка значимо- сти людей. Оценка и обновленные решения, касающиеся отношений, карьеры, стиля жизни. Знания и навыки организации широкой помощи. Обновление либо отстранен- ность
Зрелость (35-50 лет) Работа. Семья. Друзья. Общество. Оценка взятых обя- зательств. Дети оста- вляют дом. Измене- ние отношений между супругами. Связи вне семьи Знания и навыки принятия ролей более высокого порядка. Большая степень дифференциации и интеграции ролей Достижения и значимость в обществе либо незначимость
Пожилой возраст (51-65) Семья. Друзья. Работа. Окружение Связи вне семьи. Уменьшение роли карьеры. Осознание бренности существования. Знания и навыки для: налажи вания коммуникаций, учитель ства, умения дать совет. Большая опора наумственные, а не физические способности Живительные связи с окруже- нием либо эгоистическая стагнация.
Старость (65- и более лет) Семья. Друзья. Окружающие Увеличение зависи- мости от других. Оценка собственной жизни. Умение пере- нести смерть близ- ких... Ожидание собственной смерти. Умение выживать при умень- шении жизненных ресурсов. Умение сказать: “Прощай” Чувство значимости либо отчаяние

 

Каждая жизненная стадия имеет свои критерии развития. Если системы целостных ресурсов достаточно, то можно быть уверенным, что задачи развития будут успешно завершены с минимальными кризисными явлениями. Если же проявились какие-то глубинные трудности, то это приводит к очень глубокому жизненному кризису. Широко известен кризис идентификации в поздней юности — кто есть Я и что значит Я? Если более ранние кризисы успешно разрешались, то далее клиент нормально растет и развивается. Если нет, продвижение вперед идет, но возможно возвращение старого кризиса, проявляющегося в виде ригидности, неприспособленности. Хотя трудно, к примеру, развить чувство идентификации в юности, если к этому времени не развилось чувство трудолюбия, способности и принадлежно­сти к определенному кругу.

 

Точно так же неспособность к четкой идентификации в юности ведет к определенным трудностям во взрослых стадиях.

Ценность этой схемы, взятой из книги Коуэна, в том, что она в графической форме обобщает, что любой индивид, прихо­дящий на консультацию, всегда сталкивался и будет сталкивать­ся с огромным числом задач развития и у него обязательно были и будут кризисы развития. Ваши клиенты будут справляться с этими проблемами в силу своего таланта и по мере способно­стей, в своем специфическом окружении. Трудно переоценить здесь значение семьи и культуры.

Хотя для оценки клиента очень важна стадия развития, жиз­ненные факты, личное определение проблемы, но не менее важно то, какое место занимает проблема в его мироощущении. Для кого-то опоздание может быть серьезной психической травмой, а у других это не вызовет никаких эмоции. То, что личность думает о проблеме, зачастую важнее самой проблемы. Именно в этой области очень полезны теория Келли и его методы.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.237.71.247 (0.013 с.)