ТОП 10:

Целенаправленное уменьшение тревожности



Многие люди ощущают тревогу в связи с определенными ситуациями, объектами, животными или людьми. Если такая тревога носит болезненный характер, то ее обозначают терми­ном “фобия”. Целенаправленное уменьшение тревожности — полезная техника, которая помогает решить личные проблемы, связанные с тревогой и напряжением. Она включает в себя три этапа: 1) тренинг глубокой мышечной релаксации; 2) построе­ние иерархии страхов; 3) увязывание конкретного объекта тре­воги с иерархией страха, что сопровождается упражнениями на релаксацию. Одновременно встревоженным и расслабленным быть нельзя, и цель этого метода — вызвать автоматическую реакцию расслабления в ответ на страх (на объект, вызывающий страх). Систематическое уменьшение тревожности оказалось очень эффективным методом для случаев, связанных с боязнью змей, высоты, экзаменов и различного рода сексуальными труд­ностями. Экзаменационные тревоги особенно хорошо поддают­ся этому методу — это многократно проверялось на студентах различных колледжей. Первые шаги в технике уменьшения тре­вожности связаны с техникой релаксации, прикладным бихевиоральным анализом предыстории, результирующего поведе­ния и последствий, вытекающих на экзаменационных проблем студента. Типичное течение событий — это студент, который, думая о предстоящих экзаменах, испытывает некоторую обеспо­коенность, затем перед самым экзаменом тревога возрастает, студент начинает забывать элементарные вещи, чувствует себя больным либо даже покидает экзаменационную комнату.

Выстраивая иерархию страхов, полезно построить их шкалу. Воул и Лазарис предлагают: “Подумайте о самом большом стра­хе, который вы переживали и дайте ему 100 баллов. Состояние абсолютного покоя имеет отметку 0 баллов. Теперь у вас есть ориентиры, верхняя и нижняя границы. Где на этой шкале вы находитесь в данный момент? С помощью этой шкалы можно осуществить две вещи:

1) психолог и клиент могут прийти к пониманию того, на­сколько тревожным было состояние клиента в какое-то определенное время;

2) установить начальную и конечную точки иерархии страхов. Далее, задавая вопросы и используя прикладной бихевиоральный анализ, возможно установить, какой страх вызывает обстановка экзаменов. Вот пример иерархии страхов студента, страдающего от предэкзаменационных волнений:

О баллов — закончил школу и нет экзаменов на следующий год.

10 баллов — в первый день занятий профессор рассказал нам план занятий и упомянул экзаменационные планы.

30 баллов — примерно за неделю до экзаменов я осознаю, что они уже близко.

50 баллов — за два дня до экзаменов я начинаю нервничать, мне трудно сосредоточиться.

60 баллов — за день до экзамена у меня становятся влажными ладони, и я чувствую, что забываю элементарные вещи.

90 баллов — когда я иду на экзамен, меня всего трясет, я чув­ствую себя больным.

95 баллов — когда я вхожу в аудиторию, у меня потные руки, я боюсь, что забыл все, хочется убежать.

99 баллов — во время экзамена я чувствую себя очень напря­женным, едва способен двигаться и говорить.

100 баллов — взглянув на экзаменационный билет, я с ужасом вижу, что один-два вопроса я не знаю. В панике я покидаю аудиторию.

 

Затем клиенту предлагают закрыть глаза и представить себе сцены, которые по шкале близки к нулевому уровню. Это может быть воспоминание об окончании школы, как в списке, или сцена пикника. Терапевт предлагает студенту зафиксировать это чувство релаксации и постепенно, двигаться вверх по иерархии, визуализируя каждую сцену иерархии. Если чувствуется напря­женность, то студент должен отметить это, поднимая палец. К примеру, если напряженность ощущается в сцене за два дня до экзамена, то терапевт и студент должны вместе поработать и расслабить ту группу мышц, которая была напряжена. Посте­пенно студент научится визуализировать все свои иерархии страхов, будучи полностью расслабленным. Для такого тренинга может потребоваться несколько интервью, но обычно он дает хороший эффект. Когда студент оказывается в ситуации, вызы­вающей напряжение, он способен к релаксации, тем самым снижая чувство тревоги.

Аналогичная иерархия страхов может оказаться эффектив­ной и при других случаях фобии. Интересно, что в результате применения этой техники полностью прошел страх перед змеями, и клиент позволил змее ползать по нему. Точно также ус­пешно лечились фригидность и импотенция. В этих случаях партнеры составляют иерархии страхов, связанных с сексуальными переживаниями и половым актом. Партнеров обучают технике релаксации, а после этого они занимаются визуализаци­ей иерархии страхов, так же, как в случае с экзаменами.

Далее, при перенесении полученного опыта поведения в спальню, им рекомендуется останавливаться на сексуальных ощущениях, пока не будет достигнуто чувство релаксации.

 

Моделирование

Лучше одни раз увидеть, чем один раз услышать.Как бы в подтверждение этого психологи-бихевиористы обнаружили, что просматривая фильмы или видеозаписи с демонстрацией успешных моделей поведения, многие клиенты достаточно быстро овладевают новыми навыками, помогающими преодолеть труд­ности. В случае с фобией к змеям оказалось, что живая модель обращения со змеями оказывает более сильное воздействие на клиента, чем систематическое уменьшение тревожности.

“Понаблюдав, как терапевт осуществляет контакт со змеей, клиент получает цель выполнить все эти операции самому. На каждом этапе терапевт сам выполняет все операции бесстрашно и постепенно приучает клиента прикасаться к змее, гладить ее, держать в руках, сначала в перчатках, а потом без них... По мере того, как клиент становится сильнее, терапевт постепенно уменьшает степень своего участия и контроля, и со временем кли­ент научится держать извивающуюся змею уже без посторонней помощи, позволит ей ползать по своему телу и т. д.”

(Бандура, 1976)

Моделирование — один из самых простых и очевидных ме­тодов обучения клиентов новому поведению. То, что клиент видит и слышит в жизни или в фильме — дает больший эффект, чем совет или описание. К моделированию можно добавить ре­лаксацию, тренировку настойчивости и другие бихевиористские техники, подходящие к данному клиенту.

 

Поощрение

Пожалуй, самая “бихевиористская” методика — это награда за желаемое поведение. Систематическое применение позитив­ного подкрепления началось с важного эксперимента Гринспуна (1955), который показал, как можно создать условия для клиен­та, чтобы он употреблял как можно больше множественных форм существительных. Для этого психологу надо только улы­баться и кивать головой. Гинспун проводил обычное интервью, но когда клиент произносил множественную форму существи­тельного, психолог улыбался и кивал. Вскоре клиент стал значи­тельно чаще употреблять множественную форму.

Улыбка, кивки и внимание — это все факторы поощрения. Нам свойственно искать поощрения и награды. Те, от кого мы получаем поощрения, становятся нашими друзьями, остальных мы игнорируем или избегаем. Деньги — также сильное средство поощрения и награды. Можно сказать, что мы работаем, потому что нас награждают деньгами. При правильном прикладном бихевиоральном анализе всегда отводится место поощрению.

Хотя поощрение — простой и доступный метод, его, как правило, используют на практике для манипуляций, а не в кон­структивных целях. Приведем для примера такой эксперимент.

Состав исполнителей: а) профессор, аттестуемый по уровню знаний своего предмета. Он знает, что во время аттестации его занятия будут записываться на видеокассету, но он не знает ин­струкций студентам; б) шесть студентов, которым дано задание демонстрировать внимательное отношение к профессору (визуальный контакт, выслушивание, личная вовлеченность).

Сюжет: На первом этапе лекции студенты должны себя вес­ти как обычно. Затем по команде они переключаются на “внимательное поведение”. Затем снова возвращаются к обыч­ному поведению.

Вопрос: Какова будет динамика поведения профессора? Как будут вести себя студенты?

События в конспективной форме: Профессор заходит в ау­диторию, держа записи в руках. Он бросает взгляд на камеру, установленную в комнате, а затем на записи. Он не глядит на собравшихся студентов. После ЗО-ти секундной паузы он начи­нает. Лекция перенасыщена ссылками на “интересные исследо­вания”, ясно, что профессор основательно готовился к лекции. Случайно профессор отрывается от записей и глядит на студентов, которые заняты обычным конспектированием. Он возвра­щается к записям и продолжает лекцию. В течение 10 минут его руки неподвижны и не отрываются от стола.

По сигналу поведение студентов меняется. Их внимание сконцентрировано на профессоре. Однако он не отрывается от конспектов, не смотрит на студентов еще секунд 30, затем бро­сает на них короткий взгляд и отмечает, что студенты следят за ним. Вскоре он опять поднимает глаза и вновь получает “поощрение” студентов. Потом он долго смотрит на одного сту­дента и отмечает, что тот внимательно наблюдает за ним. Он обводит взглядом аудиторию. Все внимательно смотрят на него. Он оживляется, начинает жестикулировать. Его речь ускоряется, обогащается мимика. Студенты задают несколько вопросов, и далее идет обсуждение без записей. Понимание материала от­личное, профессор меньше ссылается на малоизвестные исследования. В аудитории царит совсем другая атмосфера. Чувству­ется вовлеченность студентов и преподавателя.

По сигналу студенты “выключают внимание” и возвращают­ся к конспектированию. Профессор продолжает говорить, но речь его замедляется. Он смотрит на студентов в поисках под­держки, но не получает ее. Речь все более замедляется. Сми­рившись, он возвращается к своим записям, и остаток лекции излагает уже не свои, а чужие знания.

Студенты потом признались, что им трудно было прервать внимание и вернуться к типичному студенческому поведению, т. к. материал лекции им показался очень интересным. Студен­ты утверждали, что материал им очень нравился, пока они были внимательны, и у них возникло ощущение, что они “покинули” профессора, когда они были ему нужны, так же, как он был им нужен.

“Психологи называют этот простой пример “эффектом Гринспуна” по имени доктора Джона Гринспуна. Класс студентов-психологов годами занимался тем, что подталкивал профессоров с помощью улыбок или игнорирования. Для студентов это было свое­образной игрой – заставлять преподавателя стоять в определенном месте или ходить перед ними. Обычно студенты не поощряют и не балуют профессоров своим вниманием”.

(Айви и Ликнкл, 1963)

Хотя мы описали довольно забавный случай, но он наглядно иллюстрирует, как при помощи бихевиористских методик мож­но манипулировать людьми. К счастью, подобные эксперименты с человеком идут на убыль. Сейчас главное направление бихе­виористской психологии — научить клиентов эффективным техникам. Огромное количество программ и концепций, направ­ленных на изменение поведения детей, заключенных, супругов, спортсменов, курильщиков, алкоголиков, наркоманов — осно­ваны на элементарной идее поощрения и награждения. Как ес­тественное развитие сказанного, в тюрьмах, психиатрических больницах, школах и других заведениях применялась система фишек, которые выдавались в ответ на желаемое действие в ка­честве осязаемого поощрения. В конце недели фишки менялись на сладости, сигареты, привилегии. Очень важно в этой страте­гии, чтобы не было большого разрыва во времени между желае­мым поведением и поощрением.

Записи

Один из способов определить, есть или нет прогресс в изме­нении поведения клиента — это его дневниковые или иные за­писи. Клиент должен записывать число каких-то своих поступ­ков, действий до, во время и после прохождения курса бихевио­ристской терапии. Например, учитель обеспокоен отсутствием усидчивости у гиперактивного ребенка. В таком случае методику записи можно сочетать с выдачей фишек, когда ребенок возна­граждается, если он спокойно сидит за партой. Важно, чтобы запись поведения началась до начала курса, чтобы можно было судить об эффективности программы. Запись “после” также важна, так как в некоторых случаях, при отсутствии воздействия психолога поведение возвращается на прежний уровень, т. е. бихевиористская программа в таком случае оказалась неэффек­тивной. Тогда нужно внедрять другую программу, или даже применять другой тип психотерапевтического вмешательства.

Записи своих поступков обычно применяют при сбрасыва­нии лишнего веса, при отработке навыков семейных взаимоот­ношений, когда стараются приучить ребенка к порядку в комна­те, когда хотят бросить курить и в других ситуациях. Сам про­цесс ведения записей иногда помогает человеку изменить свое поведение.

 

Предотвращение рецидивов

Предотвращение рецидивов (ПР) — это бихевиористские стратегии, помогающие клиенту поддерживать нужное поведение после окончания курса терапии. Одна из аксиом психотерапии — если терапевт не примет мер, то клиент потеряет навыки.

Модель ПР основана на работах Марлатта по излечению алкоголизма, которые затем были расширены на область контроля за весом (Розенталь и Маркс, 1979), а также на поддержку навы­ков (Маркс, 1982, 1984). Исследования рецидивов показывают, что промахи, допущенные во время прохождения курса, имеют тенденцию повторяться в будущем. Например, при сбрасывании лишнего веса то, как клиент реагирует на первую свою неудачу в соблюдении диеты, очень характерно для последующих ситуаций. Можно утверждать, что в той или иной форме рецидивы встречаются у 100% клиентов. Ваша задача — построить про грамму, которая помогла бы клиенту справиться с рецидивом (обобщающая программа на пятой стадии интервью), с тем, что­бы вновь обретенные навыки не растерялись сразу же после окончания курса.

Таблица 9.2

МЕТОДЫ ПРЕДОТВРАЩЕНИЯ РЕЦИДИВОВ

Стратегии самоуправления, разработанные Робертом Марксом:

Пройдитесь по тексту этой инструкции, имея ввиду поведение, которое вам трудно поддерживать. Используйте ту же форму для предупреждения возможного рецидива у себя или у воображаемого клиента.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.206.187.81 (0.008 с.)