Фрейд как основатель психоанализа




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Фрейд как основатель психоанализа



Фрейд сотворил мир из хаоса. До публикации его ошеломляющей и блистательной работы умственная деятельность и поведение казались нам мистическим и непознаваемым. Его место в истории находится в одном ряду с Дарвином, Энштейном и Марксом. И хотя обсуждение теоретического наследия Фрейда вызывает страстные споры, мало что проясняя, ни, у кого не вызывает сомнения важность вклада Фрейда в развитие западной культуры.

Что дает нам Фрейд сегодня? Во-первых широкий спектр исследований человеческого функционирования и концепцию иррациональных чувств, лежащих в основе поведения.

Во-вторых, многочисленные ученики Фрейда, модифицируя и изменяя его концепцию, стимулировали появление новых направлений в психотерапии.

Именно с психоанализа начали выдающиеся психотерапевты нашего времени, начиная с ближайшего соратника Фрейда — Эрнеста Джонса и кончая такими неофрейдистами, как Альфред Адлер, Эрик Эриксон, Эрих Фромм, Карен Хорни, Карл Юнг, Вильгейм Райх и Гарри Салливан. Очень популярные сейчас Эрик Берн (транзактные анализ), Александр Лоуэн (биоэнергетика) и Фриц Перлс (Гештальт-терапия) начали рабо­тать с традиционной теории Фрейда. Психодинамическая тео­рия, основанная Фрейдом, существует во множестве модифика­ций, от ортодоксально-классических до самых смелых.

Следует сразу сказать, что представленный здесь психодина­мический подход не есть классический фрейдизм. В сегодняш­ней практике более типична ситуация, когда терапевт берет ка­кой-то один аспект теории Фрейда и приспосабливает его для своих практических целей. Модели консультации выросшие из психоанализа, очень непохожи друг на друга. Точнее, они видо­изменяются от ортодоксального, привязанного к традиционной теории и использующего только интерпретацию подхода до бо­лее гуманистически ориентированного транзактного анализа, который использует техники и методы других школ в дополне­ние к психоанализу.

 

Концепция психоанализа

“Если бы открытие Фрейда необходимо было бы передать одним словом, то это слово, несомненно, было бы “бессознательное”, — писали Лапланч и Понтелис (1973). Поня­тие “бессознательного” означает, что человек не отдает себе от­чета в своих умственных функциях. Более узко — если человек не осознает существование в данный момент тех или иных побуждений. Индивиды обычно не осознают, что побуждает и мо­тивирует их действия. Концепция бессознательного — основной пункт теории Фрейда.

Психоаналитическая концепция — одна из тех, что глубоко осознает сложность и неоднозначность жизни. Фрейд не обещал человеку легкого решения его проблемы. Скорее он предпола­гал, что в основном нами управляют силы, о которых мы в лучшем случае только догадываемся. Это суровое представление о реальности позволяет назвать фрейдовскую систему “в сущности пессимистической, детерминистской и редукционалистской” (Корей, 1977).

Однако такой негативный взгляд обычно исчезает при глу­боком изучении концепции Фрейда во всей ее сложности и диалектичности. Психоаналитическая теория постоянно развивается и адаптируется. Важно понять, что большинство ее модифика­ций в США базируются на работах по Я-психологии (Эриксон), постулирующих, что люди способны определять свою судьбу. Американская модификация фрейдизма — транзактный анализ (глава XII) рассматривает людей как актеров, играющих пьесы по своим сценариям, причем сценарии можно переписывать или изменять, если их проанализировать и полностью осознать.

С другой стороны, французский психоаналитик Жак Лакан неоднократно выступал с критикой американского психоанали­за. Он критиковал американцев за отход от основных положе­ний Фрейда и возражал против Я-психологии индивидуализма, характерной для североамериканских интерпретаций Фрейда. Практика психоанализа “...в условиях США настолько сведена к прагматическим целям достижения жизненного успеха, что она, по существу, стала отречением от психоанализа” (Лакан, 1966/1977). Лакан призывает вернуться к Фрейду и еще раз под­тверждает реальную силу бессознательного умственного функционирования.

Таким образом, психодинамическая теория имеет сущест­венные различия в своих модификациях, но все они сходятся на признании огромной роли подсознательного. Представленная здесь точка зрения основывается на более оптимистической Я-психологии, однако признает основательность критического отношения Лакана к этому мировоззрению.

 

Основные теоретические положения

Главной целью психоанализа является открытие и изучение подсознательной сферы и сил, которые нами управляют. Мето­ды психоанализа могут быть определены как “терапия снятия покровов”, поскольку терапия направлена на подсознательные процессы, управляющие поведением. Как только эти процессы осознаны во всей их сложности, считается, что личность спо­собна измениться и решить проблемы.

Теория объектных отношений и повторяющиеся стереотипы поведения

Одним из важных действующих лиц в психологическом спектакле является так называемая теория объектных отноше­ний (Клейн, 1975, Гантрип, 1968, Кернберг, 1980). Объектные отношения — это рабочий термин, который грубо может быть переведен как “прошлые личностные отношения”. Эта теория добавила к базовому фрейдизму более детальную разработку того, как прошедший опыт несознательно отражается во взрос­лых стереотипах поведения. Теория объектных отношений по­стулирует, что мы развиваем наш стиль жизни, исходя из ран­них взаимоотношений со значимыми другими, в основном с матерью. Стабильные личностные характеристики обычно фор­мируются очень рано, и цель терапии — понять, как эти детские стереотипы затем тиражируются во взрослом поведении.

Таким образом, теория объектных отношений дополняет фрейдизм подобным рассмотрением того, как стиль жизни и поведение определяются прошлым опытом. Трудной задачей психоаналитика является попытка “сорвать покровы”, выявить взаимосвязь между прошлым и настоящим, сделать неосознан­ное сознательным.

Формулировки теории объектных отношений должны быть вам знакомы. Особенно они помогают при поиске и исследова­нии постоянных стереотипов поведения и мышления, которые клиент приобрел из прошлого опыта. Наиболее элементарный уровень: давно замечено, что человек, переживший развод, скло­нен повторять с новой супругой те ошибки, которые разрушили его первый брак. Или, напротив, человек, колеблющийся с вы­бором профессии, склонен колебаться и при выборе машины или в вопросе женитьбы. Идентификация повторяющегося пове­дения — первый шаг на пути раскрытия бессознательных мыс­лительных процессов. Приведенные примеры стереотипов долж­ны быть прослежены вплоть до их истоков в раннем детстве.

Для целей терапии может оказаться очень полезным простая демонстрация того, что такие стереотипы поведения существуют.

Второй этап интерпретации — предоставить клиенту картину того, как несколько повторений того или иного поведения свя­заны друг с другом и с детским опытом. Третий уровень интер­претации, обычно наименее воспринимаемый клиентом — это обозначение его мыслей и поведения в терминах психоанализа.

Некоторые психотерапевты ошибочно начинают с обозначения и диагностики, пропуская более понятное объяснение взаимо­связи существующих проблем с ранним опытом личности. Фор­мулировка этой связи — яркий пример соединения сознатель­ного и подсознательного опыта.

 

Теория развития

Вероятно, Фрейд был основоположником теории развития. Он не только постулировал, что в детстве коренятся многие жизненные проблемы, он разбил детство и юность на несколько периодов, причем каждому периоду соответствовала основная задача развития ребенка. Его формулировки развития оказали большое влияние на нашу культуру и образ мышления, и часто мы даже не осознаем этого. Например, вы часто можете слы­шать в разговоре, что этот человек имеет “оральный” характер, а тот — “анальный”. Эдипов период понят гораздо меньше и транс­формировался в массовом сознании в саркастической фразе: “А, Эдипов комплекс — это когда влюблен в собственную мамашу!”

Тем не менее, некоторые ключевые моменты фрейдизма внедрились в общественное сознание. Каждая стадия развития ребенка характеризуется своими кризисами, и выбор таков: или ребенок одолеет кризис, или кризис его. Задача психотерапев­та — поработать с этими кризисами развития, чтобы помочь человеку целенаправленно достичь интенциальности. Результа­том развития теории объектных отношений является стройная концепция орального периода, которая в сжатом виде приведена в этой главе.

Центральной задачей (или кризисом) орального периода развития (от рождения до двух лет) — является научиться взаи­модействовать с другими. В эту задачу входит умение одновре­менно присоединяться к людям и выделять себя как личность из массы остальных людей. Чтобы в дальнейшем стать интенциальной личностью, человек должен уметь вступать в контакт с людьми и знать, как при этом сохранить свою индивидуаль­ность. Клейн говорила о “держащем” окружении — имеется ввиду, что ребенка реально и фигурально “держат” слишком крепко, отчего могут развиться чувства зависимости или компульсивной привязанности. Если взаимоотношения ребенка и матери будут отличаться холодностью, ребенок станет “отдален­ным” или слишком независимым. Говоря обобщенно, мальчиков надо держать на большей дистанции, чем девочек. Результа­ты исследований показывают, что матери после рождения ре­бенка даже по-разному берут на руки мальчиков и девочек. Ме­тафора “держать” отражает тысячи видов взаимодействий, во время которых ребенок набирается опыта общения и учится соблюдать некий баланс между близостью и уединением. Не­умение достичь этой сбалансированности на оральной стадии может повлечь за собой серьезные эмоциональные проблемы в дальнейшей жизни.

Основной задачей анального периода (18 месяцев — 4 года) является развитие чувства ответственности за свое поведение.

Классическая теория Фрейда говорит, что “...первым шагом к контролю за своим поведением является приучение ребенка проситься на горшок и тем самым нести ответственность за вы­делительные процессы. Унизительное выражение “пьяный осел” относится к человеку, который частично “застрял” в анальном периоде”.

Если ребенок научился контролировать себя слишком силь­но, он может приостановиться в своем личностном развитии и в результате будет иметь проблемы навязчивости или компульсивного внимания к деталям, а возможно, даже попытается контро­лировать жизнь других людей. Слишком слабый контроль ведет к захламленным комнатам, неорганизованной жизни, однако это может компенсироваться чувством спонтанности. И снова глав­ной трудностью для ребенка будет нахождение адекватного ба­ланса между слабым контролем и сверхконтролем. В большин­стве культур мальчиков чаще всего учат ответственности за свою судьбу. Девочек обычно учат подчиняться контролю других. Ка­ждая личность характеризуется своей неповторимой степенью контроля, но в каждой культуре существует и традиционное распределение социальных ролей по признаку контроля за пове­дением. Опять же, если ребенок не научится соблюдать прием­лемый баланс между организованностью и разбросанностью, между лидерством и подчинением, его в дальнейшей жизни ждут большие затруднения.

Эдипов период (4—7 лет) — это время принятия и примеривания социальных ролей. Как можно убедиться, в течение ораль­ного и анального периодов ребенок получает приблизительную сексуальную ориентацию из окружающего мира и из той манеры контроля над поведением, которую диктует его культура. Что касается Эдипова периода, то он отличается тем, что ребенок осознает значение и важность сексуальных ролей и соединяет воедино все приобретенные в этой сфере знания и навыки.

Эдипов период — это также время бурного физического и психического развития. Ребенок идет в школу, учится читать, приобретает новых друзей, учится долгое время обходиться без родителей. В основе этих трудных задач лежат представления ребенка о сексуальной роли, присущей данной культуре. При нормальном развитии и девочки, и мальчики в первые два пе­риода обычно более близки к матери, более к ним привязаны. В Эдиповом периоде девочки учатся вести себя так же, как их матери, а мальчики начинают брать пример с отцов. Таков куль­турный идеал, но он отнюдь не всегда воплощается в жизни. Если в раннем возрасте воспитание ориентируется больше на развитие индивидуальности, чем на нормы культуры, становятся возможными многие другие сексуально-ролевые ориентации.

Нет необходимости поднимать здесь все сложности, связан­ные с этим периодом. В терминах социализации достаточно сказать, что каждый ребенок ищет свой путь подражания роди­телям и сознает себя частью их. “Возвращение в детство” помо­гает нам сформулировать вероятные проблемы клиента.

Эрик Эриксон (1964) описывает эти периоды по-своему. Согласно Эриксону: 1) в оральном периоде ребенок должен нау­читься доверять другим, 2) в анальном периоде он должен при­обрести чувства автономии (противоположность автономии — чувство стыда и сомнения) и 3) в Эдиповом периоде — чувство инициативы и компетентности в противоположность чувству вины. Но, в отличие от Фрейда, который рассматривал только этапы детства, Эриксон положил свою классификацию в основу всей конструкции последующей жизни. Эти кризисы развития продолжаются дальше в подростковом возрасте, когда “кризис идентификации” уже на новом уровне копирует все аспекты кризиса раннего детства и повторяются на этапе, когда юноша становится взрослым. (Табл. 6.1 представляет модифицирован­ную версию модели Эриксона.) Для вас, как для потенциального терапевта психодинамической ориентации, фрейдовские идеи личностного развития очень помогут в адекватном понимании ваших клиентов.

Взрослые, страдающие от замкнутости и неумения общаться, скорее всего нуждаются, чтобы вы вскрыли корни их проблем, кроющиеся во взаимоотношениях с родителями. Или, например, фобический невроз может иметь истоки в анальном периоде. Неудачи в Эдиповом периоде, в свою очередь, тоже дают широ­кий спектр возможных проблем. В любом случае, ваша задача — отыскать ранние личностные неразрешенные конфликты и кри­зисы, а также помочь клиенту осознать их. Эта работа требует значительного времени и глубокого понимания теоретических положений развития личности в культурной среде.

Психодинамическая теория отнюдь не проста. Она требует определенных интеллектуальных усилий при изучении. Мысли, представленные здесь, содержат ряд существенных элементов фрейдистской теории, но это только ее начало. Тем не менее, вы обнаружите, что даже самые общие представления о концепции Фрейда, изложенные здесь, помогут вам в вашей работе со многими клиентами, а также при использовании конкретных техник, которые будут приведены позднее.

 

Механизмы самозащиты

Один из продуктивных путей проникновения в мировоззре­ние клиента — это распознавание его повторяющихся эмоцио­нальных и поведенческих стереотипов. Этого можно достигнуть с помощью изучения защитных механизмов. Например, промед­ление — это форма защитного механизма, при которой личность подсознательно прячет свои подлинные желания. Сознательное Я может совершенно не догадываться о существовании паттер­нов и их отклонениях. Идя дальше в поисках истоков промедле­ния, вы можете обнаружить, что индивид приобрел этот меха­низм в детстве, общаясь с родителями. Они могли требовать, чтобы ребенок подчинялся их руководству и у ребенка не было возможности научиться принимать решения, разве что в случае неповиновения родителям. Можно даже проследить время воз­никновения феномена промедления. Скорее всего, это будет временем раннего детства и случаем первого неповиновения матери. Как только идентифицированы корни и природа опре­деленного механизма самозащиты, шансы на изменение увели­чиваются.

Итак, одна из практических целей, стоящих перед вами — научиться распознавать тиражирующиеся стереотипы поведения, которые могут проявиться в наборе защитных механизмов (табл. 8.1). Тем не менее, психоаналитическая консультация ставит в центр осознание. Инсайта, осознания истоков своих про­блем — часто бывает достаточно для начала процесса измене­ния. Нечасто бывает необходимо выработать план нового пове­дения в повседневной жизни в соответствии с обобщенной мо­делью нового осознания.

 

Таблица 8.1

МЕХАНИЗМЫ САМОЗАЩИТЫ ЛИЧНОСТИ

Основной задачей Я является сохранение баланса между внешними и внутрен­ними силами, действующими на человека, и обеспечение стабильности личности. Защитные механизмы спасают человека от неуверенности и тревоги. Эти механизмы действуют на подсознательном уровне и обеспечивают различные степени “психологического здоровья”, зависящие от природы механизма и сферы его при­менения. Одна из задач психоаналитика — понять природу защитных механизмов, используемых клиентом. Считается, что большинство из них применяется для подав­ления сексуальности.

Далее мы приводим список наиболее важных защитных механизмов и рассмат­риваем, как они могут применяться клиентом (Бобом) в интервью, представленном позднее.

1. Вытеснение. Это, возможно, базовый механизм самозащиты, выражается в помещении в подсознании материалов жизненного опыта. Этот механизм дает о себе знать, когда человек что-то упорно забывает, не слышит высказываний терапевта, не осознает значения своей сексуальной жизни или межличностных взаимоотношений, или просто держит какие-то темы подальше от сознания. Можно предположить, что вытеснение лежит в основе поведения Боба из последующего интервью. По мере продвижения интервью к таким темам, как отношения его с сыном и отцом, всплыва­ет все больше вытесненного материала. В качестве защитного механизма, вытесне­ние держит неприятные факты подальше от сознания Боба.

2. Отрицание. Наиболее трудный и причиняющий беспокойство механизм. От­рицание существует тогда, когда человек отказывается признать травмирующую реальность. Типичный случай отрицания, например, студент, отказывающийся при­знать, что его выгнали из колледжа, и продолжающий ходить на занятия. Или, на­пример, человек не может осознать, что потерял ногу во время автокатастрофы, или что смерть отняла у него любимую. Короче говоря, существует конкретная реаль­ность, но человек отказывается осознать, что она существует.

Отрицание не продемонстрировано в последующем интервью. Тем не менее, Боб отрицает свою объективно существующую тревогу, которую он испытал на пожарной вышке. Тревога явно читалась в его потных руках, учащенном дыхании, бессвязных выражениях, но Боб утверждал, что он спокоен и невозмутим, показывая тем самым защитный механизм отрицания. Отрицание считается одним из наиболее серьезных защитных механизмов. Именно в нем лежат истоки психических болезней и “бегства от реальности”.

3. Проекция. Когда человек отказывается Замечать за собой определенные черты, но видит (проецирует) их в других, весьма вероятно, что мы имеем дело с механизмом проекции. Часто человек, больше озабочен поведением других, нежели своим собственным. Индивид может отрицать собственные сексуальные чувства, но подозревать их в других, или утверждать, что все люди на экзаменах списывают, в то же время бессознательно отрицая свой обман.

Опять же у Боба нет четкого примера проекции. Тем не менее, он говорил, что его сын боится высоты, отрицая в то же время свой собственный страх. Это можно рассматривать как проекцию. Клиенты часто проецируют свои чувства на психолога. Например, когда в п. 16 психолог занимался рефлексией чувств и сказал, что Боб смущен, тот немедленно приписал это чувство психологу, сказав: “Нет, я не смущен, это вы смутились, вы что, не слушали меня?” Очевидно, что проекция — это тоже в какой то мере бегство от реальности.

4. Реактивное формирование. Когда человек ведет себя совершенно противо­положно своим бессознательным желаниям, это может быть классифицировано как реактивное формирование. Если человек любит жену и выражает это побоями — мы имеем дело с реактивным формированием. Опять же, ярость по отношению к супру­гу может быть продемонстрирована в любовном поведении. Неосознанные корни реактивного формирования могут лежать очень глубоко в подсознании.

Трудно определить, присутствует ли реактивное формирование в интервью с Бобом. Пожалуй, его заявление в начале беседы, что сейчас он преуспевает на работе и дела в семье идут хорошо, может быть классифицировано как реактивное формирование, поскольку последующий глубокий анализ показал на его спрятанное недовольство женой и неудовлетворенность работой. Ранние стадии терапии иногда отмечены “побегом в здоровье”: когда клиент уверяет, что у него сейчас все хорошо и защищает тем самым свое Я от неприятных, психотравмирующих чувств.

5. Замещение — это перенос действия, направленного на недоступный объект, на действие с доступным объектом. Этот защитный механизм является вариантом переноса, когда чувства и мысли по поводу объекта и субъекта переносятся на дру­гой объект или субъект. Рабочий, которого унизили на работе, может отыграться на своих родных, вымещая на них свой подавленный гнев. Замещение разряжает на­пряжение, созданное недоступной потребностью, но не приводит к желаемой цели.

Боб демонстрирует замещение, когда переносит на сына свои неосознанные чувства к отцу. Задачей терапевта в данном случае будет попытка отыскать истоки замещения и бессознательного умственного функционирования.

6. Сублимация. Более позитивный механизм— сублимация, занимается десек-суализацией, т. е. переносом сексуальной энергии в более приемлемые области деятельности — в художественную, спортивную, интеллектуальную. Сексуально фрустрированный человек может реализоваться как личность, скажем, в качестве режиссера, писателя или спортсмена. Человек, сублимирующий бессознательную энергию, часто преуспевает в обществе.

Хотя у нас нет четких доказательств, но похоже, что Боб сублимирует сексуальную энергию в своей работе архитектора. Символы пожарной вышки, строитель­ство зданий, желание успеха — все это свидетельства подавленной сексуальности. Психоаналитики вообще утверждают, что большинство из того, что достигнуто обще­ством — является результатом сексуальной энергии, сублимированной на исполне­ние конструктивных задач. Но многие теоретики психодинамической теории возра­жают, что все защитные механизмы в основе своей имеют сексуальную природу.

7. Другие механизмы. Представленные здесь механизмы — это только начало. Те, кто заинтересуется этим аспектом психологии, должен быть готов к распознанию и работе со многими другими проявлениями защиты. Важными механизмами само­защиты являются: фиксация (задержка на одной стадии развития, чаще всего в детстве), рационализация (псевдоразумное объяснение человеком своих поступков, желаний, признание которых грозило бы потерей самоуважения); регрессия (возврат при угрозе стресса на более раннюю стадию развития); перенос бессознательных переживаний в физическую сферу, (например, трансформация в головную боль); идентификация (бессознательный перенос на себя качеств, присущих другому чело­веку); провокационное поведение (вести себя таким образом, чтобы человек был вынужден обнаружить чувства, на которые неспособен сам провоцирующий, напри­мер, высказать гнев или любовь).

Оно, Я, Сверх-Я

Сущностью снятия покровов с подсознания является пони­мание функционирования Оно Я и Сверх-Я. Как писали Лапланч и Потелис (1973): “Оно — это инстинктивный полюс личности. Его содержание, как выражение инстинктов, является подсознательным, частично наследственным и врожденным, а частично приобретенным и подавленным”. Необходимо заме­тить, что Оно — это область подсознания, которая может быть полезной и творческой, либо деструктивной. В противополож­ность Оно, Сверх-Я — это все то, что личность приобрела в процессе социализации.. Социальные нормы и правила поведе­ния, уровень должного — все это достояние Сверх-Я. Если Оно неподконтрольно, то Сверх-Я само олицетворяет контроль. Сверх-Я оперирует главным образом на сознательном уровне, хотя оно также функционирует и в подсознании.

Я — служит буфером и проводником между Сверх-Я и Оно, т. е. между сознательным уровнем с точки зрения социальной морали и бессознательным полем страстей и желаний. В тради­ционном фрейдизме Я иногда рассматривается как нечто, суще­ствующее благодаря этим соперничающим силам и регулирую­щая процесс сознательного приспособления к внешней и внут­ренней среде. В более современных модификациях задачей те­рапевта ставится нахождение с помощью Я определенного ба­ланса между Оно и Сверх-Я. Современные теоретики, такие, как Эриксон, говорят об усилении роли Я и о предоставлении тем самым индивиду возможностей лучше контролировать свою жизнь. Усилить Я можно путем сообщения клиенту его функций буфера между сознанием и подсознанием. Я оперирует на созна­тельном, предсознательном и подсознательном уровнях челове­ческого опыта, хотя в основном его влияние заметно при кон­сультировании на сознательном уровне. Сильное Я — необходи­мое и существенное условие достижения интенциальности.

Результатом конфликта между Оно и Сверх-Я могут быть тревога и напряженность, происходящие из страха. Причинами страха обычно является сознательная или подсознательная па­мять о событиях детства, опасные импульсы подсознания (такие, как сексуальные влечения, являющиеся предметом табу), чувство вины, исходящее от Сверх-Я, или неспособность Я раз­решить конфликт. Тревога может быть связана с определенным объектом, причина ее может быть ясна, или тревога может быть “свободно плавающей”, и ее причины коренятся глубоко в под­сознании. Чувство свободно плавающей тревоги без рациональ­ного объяснения обычно так пугает человека, что он подавляет­ся ее с помощью защитных механизмов. Одна из сложных задач терапевта — вскрыть причины тревоги с тем, чтобы человек на­чал действовать осознанно.

Стили или паттерны, лежащие в основе бессознательного функционирования, конечно, берут начало в прошлом индиви­да — в его взаимоотношениях с матерью, в истории его развития.

Давайте перейдем к рассмотрению психоаналитической тео­рии в действии.

 

ПОЖАРНАЯ ВЫШКА

Боб проходил начальную стадию психоаналитического кон­сультирования, и явился на третью беседу. Боб считал, что его проблемы заключаются в следующем: он не интересуется ни семьей, ни работой и постоянно испытывает неясное чувство тревоги. Ему 32 года, он окончил колледж и по профессии архи­тектор. Женат, имеет ребенка двух лет. Манера консультанта отличалась в данном случае двумя особенностями: он приводил несколько нетрадиционные интерпретации и был ориентирован на короткий курс психоанализа (12 или 13 бесед). (Следует от­метить, что во всех других психологических школах короткий курс лечения состоит всего из 1—5 встреч.)

Как и многие другие клиенты, приходящие на первые встре­чи с психотерапевтом, Боб говорлив и начинает говорить, как только присел.

1. Боб: Похоже, мне стало получше. Я приготовил сложный проект жилого комплекса. Сью не сердится на меня, как раньше. Дела идут великолепно.

2. Психолог: молчание.

Комментарий: Психоаналитик старается сохранить макси­мально нейтральное выражение лица, позволяя бессознательному началу клиента проявиться в разговоре. Он пытается свести к минимуму свое невербальное реагирование.

3. Боб: (неуверенно) Я действительно сделал хороший проект ком­плекса. Даже босс признал это. Я должен показать вам, что я сде­лал.... (пауза). Да, дела идут нормально. Я даже взял Сью и сыночка на экскурсию во время последнего уикэнда.

Комментарий: Боб ищет приемлемую тему для беседы. Он предложил консультанту на выбор несколько тем: его отноше­ния с боссом, желание показать свою работу и воскресную экс­курсию.

4. Психолог: Хмм...

Комментарий: Этим коротким междометием психолог дает понять, что следует продолжить тему уикэнда. Это иллюстрация тому, что минимальное подталкивание имеет большое влияние на ход мыслей клиента. Некоторые считают, что последняя те­ма, затронутая клиентом, является наиболее важной в перечне его проблем.

5. Боб: Да, это был чудный день. У меня сто лет такого не было. Мы прекрасно провели время, но когда мы подсели к пожарной вышке, произошел один смешной случай (умолкает, глядит на психолога).

6. Психолог: Хмм.

Комментарий: Второе междометие завершает первую фазу интервью. Психолог и клиент приняли определенную тему для дальнейшего обсуждения. Определено, что прогулка и “смешной случай” на пожарной вышке должны стать основной темой бе­седы. Со следующего высказывания начинается рабочая фаза интервью.

7. Боб: Да, произошел довольно странный случай. Мы забрались на башню после ланча (мы даже пели песни во время подъема) и когда мы оказались на вышке, я стал восхищаться великолепным видом, открывшимся с высоты. А потом, когда я заметил, что посадил сына на перила, я жутко запаниковал.

Комментарий: Перейдя к рабочей фазе интервью, настало время изучить поверхностную структуру предложений. В данном случае это предложение “Случился смешной случай” — и, более точно позднее: “Я посадил сына на перила и жутко запанико­вал”. Необходимо заметить и вскрыть бессознательный пласт, лежащий под поверхностной структурой. При этом надо под­черкнуть, что Боб все время на невербальном уровне высказыва­ет смутную тревогу.

8. Психолог: Остановитесь на чувстве паники и расскажите мне об этом подробнее.

Комментарий: Терапевт позволил себе дать четкое указа­ние в настоящем времени и велел клиенту рассказать поподробнее о прошедшем событии. Указания не присущи психо­анализу. Большинство психоаналитиков предпочло бы подож­дать и предоставить клиенту рассказывать в желаемом направле­нии.

9. Боб: Ну, я был... (внезапно с силой) я был в панике, меня всего трясло. Я так боялся, что сын упадет. Я хотел, чтобы он держался за меня... Я имею ввиду, я хотел держать его покрепче. Вот... Я хо­тел бы знать, что это значит.

Комментарий: Клиент отреагировал на указание сильными эмоциями. Чем сильнее чувства, тем больше вероятности, что проявятся бессознательные переживания. В данном случае мы имеем дело с “фрейдовской обмолвкой (ошибкой)” — (“Я хотел, чтобы он держался за меня” — “Я хотел держать его”) — полной глубокого значения. Некоторые психоаналитики начали бы сра­зу же интерпретировать эту ошибку, решив сделать ее ключевым моментом психоанализа в качестве новой поверхностной струк­туры. Другие предпочли бы просто отметить эту ошибку и дви­гаться дальше.

10. Психолог: Ну, давайте попытаемся. Остановитесь на чувстве страха и паники, а затем позвольте мыслям течь свободно по вашим ранним воспоминаниям и опишите мне первый образ, пришедший вам в голову.

Комментарий: Психолог дал указание и попросил клиента отдаться свободным ассоциациям. Свободное ассоциирование, т. е. поток сознания, проходящий в мозгу — основа большинст­ва психоаналитических направлений. Заметьте сильный акцент на прошедшем времени, проходящий красной нитью через все описания клиентом мира настоящего. Психолог ищет глубинную структуру предложений.

11. Боб: (Молчит некоторое время, неосознанно глядя на дверь, словно при медитации.) Я вижу себя, поднимающегося по канатной дороге в парке Роки Маунтин. Мы добрались до верхней точки и останови­лись. Мне было 5 или 6 лет. Папа в то время любил что-нибудь “учудить” Я вспоминаю, как он ходил около перил по краю обрыва, затем он забрался на них и стал прогуливаться. Мы с мамой, помню, очень боялись смотреть на него. Потом он потерял равновесие и чуть не упал. Когда он спустился вниз, он был белый, как полотно. Я так перепугался, что чуть не намочил штанишки.

Комментарий: Необходимо помнить, что Боб очень разго­ворчивый и легкий клиент. Это типично для тех, кто приходит для психоанализа. Менее разговорчивые люди идут на свободное ассоциирование с большим трудом и часто перестают ходить к психоаналитику. Боб умеет быть конкретным в своих воспоми­наниях и психологу легко заметить параллели между прошлыми чувствами Боба к отцу и его нынешним отношением к сыну. Эта параллель очень важна в теории объектных отношений.

12. Психолог: Таким образом, на пожарной вышке вы пережили по отношению к сыну такое же паническое чувство, какое когда-то пе­режили по отношению к отцу.

Комментарий: Психолог сделал вывод относительно чувств “сын — отец”, присутствовавших в обеих ситуациях. Пси­хоаналитик может давать интерпретации клиенту сам. Тем не менее, большинство предпочитает, чтобы клиент сам интерпре­тировал его личный опыт. Психодинамическая теория исходит из того, что реакция человека происходит из его прошлого опы­та, например. Боб испытывал к сыну те же чувства, что и по отношению к отцу. Ему было трудно понять связь между этими ситуациями. Если психолог решил дать прямые интерпретации, он должен помнить, что клиент может их отрицать. Интерпрета­ции дают эффект только тогда, когда клиент готов их услышать.

14. Психолог: Я вижу, у вас сейчас дрожат руки.

Комментарий: Эта обратная связь, данная в настоящем времени, и обращающая специальное внимание на невербальное поведение. Некоторые психоаналитики вообще никак не трак­туют невербальную коммуникацию, в то время как другие ис­пользуют такие трактовки очень широко.

15. Боб: Я очень боюсь сейчас. Что все это значит?

Комментарий: Среди психоаналитиков и их клиентов очень распространены попытки понять, что означает то или иное событие, поведение, ситуация. Поиски значения целиком сосредоточены на прошлом. Именно по этому пункту гумани­стически ориентированные психологи стали бы критиковать данное интервью. Они больше заинтересованы теперешними переживаниями клиента и обратили бы особое внимание на их прошлые истоки.

16. Психолог: Вы смущены и озадачены. Как вы думаете, что это значит ?

Комментарий: Сначала психолог отражает чувства, при­сутствующие “здесь и теперь”, а затем задает открытый вопрос.

17. Боб: (немного помедлив) Мне показалось, что я испытывал сход­ные чувства к отцу, когда я гулял с родителями... (пауза)... То же самое чувство паники... оба раза на высоте... Я не люблю высоких мест.

Комментарий: Опираясь на поддержку терапевта Боб пы­тается дать объяснение чувств к сыну. Он расслабился с тех пор, как процесс поиска смысла стал обоюдным, его тело перестало быть напряженным. В первый раз за всю беседу он начал искать параллели между прошлым и настоящим, он становится более интенциальным.

18. Психолог: Правильно, вы испытали одно и то же чувство в обоих ситуациях. Скажите, а не может ли быть такого, что вы сейчас освобождаетесь от детского стресса?

Комментарий: Это основная интерпретация со стороны терапевта. Он предсказал последнее высказывание Боба, а затем, на первый взгляд, задал прямой вопрос. Однако этот вопрос содержит в себе попытку интерпретации. Эта попытка позволяет клиенту согласиться или отвергнуть идею терапевта, а также предохраняет обе стороны от преждевременной и некорректной конфронтации. Это тоже выражение уважения к клиенту. Важ­ным в этой интерпретации являются также установленные связи между прошлым и настоящим опытом. Исследования показы­вают, что наибольшей эффективностью обладают те интерпрета­ции, которые помогают клиенту увидеть, как он или она может облегчить груз детства из взрослой жизни. Из-под неясной по­верхностной структуры сейчас появилась некая определенная проблема.





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.70.175 (0.021 с.)