ТОП 10:

Существо и основания права наследована



 

§ 62. Право иаслгьдования составляет весьма важную часть гражданского права и в то же время представляет много таких юридических понятий, которые не встречаются в других его частях. Но эта. часть гражданского права у нас до сих пор еще мало обработана: основные начала нашего права наследования мало уяснены в их существ, мало развиты в их практических выводах. Вместе с тем право наследования у каждого народа своеобразно, так что положения одного законодательства не применяются к другим. Поэтому, как ни богата внутренним развитием система римского права наследования, но непосредственного применения к нашему праву она получить не может. Несмотря, однако же, на важность права наследования, в системе гражданского права оно занимает последнее место, потому что, конечно, изложетю права наследования должно предшествовать изложение тех гражданских прав, которые имеют значение, пока лицо вращается в сфере гражданских оборотов, а затем уже, когда гражданская деятельность лица прекращается, возникает вопрос о судьбе его имущественных прав - прекращаются ли они, или перениивают своего субъекта, и тогда, кто вступает в эти права? Обращаясь к явлениям действительности, мы усматриваем, что с прекращением гражданской деятельности лица прекращаются только немнопя его имущественные отношения; большею же частью они оказываются живучими, несмотря на выбытиe лица из гражданского Mipa, и переходять от одного к другому, часто к отдаленнейшему потомству. Права на вещи и права по обязательствам наполняют собою сферу прав лица, как субъекта гражданского права. Конечно, по крайней мере, некоторые вещи за выбьтем субъекта могут быть стерты с лица земли. Например, платье зарывается же в землю вместе с трупом умершего. Но все-таки в большинстве вещи уцелевают и подлежать дальнейшим юридическим определениям. Точно также и обязательства, конечно, могут быть почитаемы прекратившимися за смертью лица: нет такого обязательства, которое бы нельзя было считать прекратившимся вместе с прекращением жизни лица, потому что прекращена обязательства такой акт, который может находиться в зависимости от законодательства, т. е. оно может определить, что со смертью лица прекращаются все его обязательственный отношения. Но в этом нет никакой потребности: большею частью обязательственные отнощения могут сохранять силу и по смерти их первого участника, и только некоторые из них, по необходимости, прекращаются смертью лица, например, личный наем, доверенность. Таким образом, для законодательства представляется необходимость определить судьбу юридических отношений, перениивающих своего субъекта, определить, кто вправе вступить в эти отношения. И вот это-то право вступить в юридические отношения лица, перениивающие прекращение его гражданской деятельности, и составляет право насллдования; лицо, являющееся субъектом этого права, называется наслчьдником; совокупность юридических отношений, переходящих к наследнику, называется наследством, а лицо, после которого остается наследство, - наследодателем, также умершим *(1549).

Нормально право наследования возникает, разумеется, в том случат,, когда лицо умирает, оставляя после себя известные имущественные отношения, и возникает вопрос об их судьбе. Но законодательство установляет еще понятие праволишения и открывает место для права наследования и независимо от смерти физической, так что в случат, лишения лица всех прав состояния точно так же возникает вопрос о праве наследования, как и в случае физической смерти, (хотя по нашему праву возникает только вопрос о праве наследования по закону) *(1550). Наконец, право наследования открывается еще вступлением лица в монашество: отрекаясь от мира, лицо тем самым отрекается и от всех своих житейских отношений, но те из них, которые не прекращаются за выбьгпем субъекта, конечно, должны перейти к какому-либо другому лицу; и вот судьба их определяется одинаково с судьбою имущественных отношений, остающихся по смерти лица, так что в отношений к праву наследования вступление в монашество точно такое же обстоятельство, как смерть лица и праволишение *(1551). Не должно думать, однако же, что смерть каждого лица (или обстоятельства, одинаковыя с нею относительно права наследования) рождает право наследования: в действительности о праве наследования идет речь только тогда, когда имущественные отношения лица, наследодателя, предстаеляют более или менее значительный интерес; если же они ничтожны, то о наследстве после него нет и речи - и так умирают тысячи людей!

Для лица, приобретающего право наследования в имущества наследодателя, т. е. возможность вступить в имущественные отношения другого лица, прекративцпяся для него смертью, это право открывается по двоякому основанию: или на основании духовного завчыцания наследодателя, или независимо от его духовного завещания, непосредственно по определению закона *(1552). Однако же, нередко оба эти основания в одном и том же случат, конкурируют, так что право наследования отчасти открывается по духовному завещанию, отчасти по закону, - при том, по воле самого наследодателя или независимо от его воли, в пользу одного и того же лица или так, что по одному основанию право наследования открывается для одного лица, а по другому для другого. Коренное начало римского права: nemo pro parte testatus, pro parte intestatus decedere potest, начало, по которому право наследования не открывается отчасти по завещанию, отчасти независимо от него, к нашему праву не применяется: если, например, лицо распоряжается завещательно только относительно части своего имущества, то, по нашему праву, только эта часть и поступает к наследнику по завещанию, другая же, относительно которой не сделано завещательного распоряжения, дается наследнику по закону *(1553); тогда как по римскому праву все идет к наследнику по завещанию. Иногда лицо не вправе распорядиться завещанием относительно известной части своего имущества, или лицо только не желает этого: в первом случае оба основания права наследования конкурируют независимо от еоли наследодателя, во втором по его воле. Духовное завещание относительно части имущества наследодателя может быть составлено в пользу его законного наследника, например, сына, или в пользу другого лица, например, племянника, тогда как у завещателя есть дитя: в первом случае право наследования по обоим основаниям открывается для одного и того же лица, во втором - по одному основанию для одного, по другому для другого лица. Но при всем том можно сказать, что высшее основание для права наследования едино, открывается ли оно непосредственно по духовному завещанию, или по закону: если по духовному завещанию и открывается право наследования, но все-таки только потому, что законодательство дает завещанию силу, так что только духовное завещание, признаваемое законом, служить основанием права наследования. с другой стороны, если завещатель, назначая известное лицо своим наследником, тем удовлетворяет, конечно, влечению своего сердца, то и законодательство, определяя право наследования, старается приложить те определения, которые могли бы изойти относительно имущества от частного лица, потому что и законодательство, выражая понятия человеческого общества, не чуждо уваниения к движениям сердца, как не чуждо и всему человеческому. Умирает лицо и нет духовного завещания: по закону, к наследству призываются дети умершего. Спрашивается, в чью пользу можно бы ожидать от наследодателя завещательного распоряжения об имуществе, как не в пользу детей? Или у лица, умершего без завещания, нет детей: закон призывает к наследству ближайших боковых родственников умершего, братьев, сестер и т. д. Спрашивается, в чью же пользу можно бы ожидать от умершего завещательная) распоряжения, как не в их пользу? Конечно, в отдельном случае, особенно в случае последнего рода это предположениеможет оказаться неверным: нередко бывает, что боковые родственники не связаны тесно между собою, что лицо находится в ближайших сношениях с лицами, чуждыми ему по крови, нежели с родственниками, и охотно бы составило завещание в пользу чужого лица. Но и здесь опять: определения о законном наследовании известны и, при том, известны не по предположению только, а так часто применяются, что, действительно, каждый гражданин более или менее знает эти определения; так, если гражданину известны определения о законном наследовании и он имеет возможность устранить их посредством духовного завещания, но все-таки не состаеляет его, то не значить ли это, что гражданин намеренно подчиняется законным определениям о правт. наследованы? Мне случилось читать духовные завещания, в которых прямо выраниено, что завещатель устраняет законный порядок наследования от известной части своего имущества и предоставляет эту часть такому-то лицу, а по отношению к остальному имуществу предоставляет действовать закону. И то правда, что законодательство, определяя право наследования, руководствуется не одною предполагаемою волею наследодателя, умершего без завещания, но и другими соображениями, например, соображениями общего елага, историческими преданиями и т.д., и потому иногда духовное завещание дание не пользуется уваниением со стороны закона, как бы его вовсе и не было. Но в общих чертах наши соображения верны, и оба основания права наследования сливаются: с одной стороны, духовное завещание открывает право наследования потому, что закон признает силу духовного завещания, а с другой, закон открывает право наследования потому, что его действие не устранено волею наследодателя, потому, что гражданин принимает распоряжения закона.

Итак, два основания права наследования - духовное завещание и закон. На сообраниении этого двоякого основания, как в законодательных кодексах, так и в научных системах гражданского права обыкновенно определения о прав наследования разбиваются на две группы: одну составляют определения о духовных завещаниях, другую - определения о наследовании по закону. Этого порядка изложения права наследования будем держаться и мы. Заметим только, что все-таки деление права наследования на завещательное и законное имеет в науке лишь весьма скромное значение: во-первых, потому, что само наследование по завещанию, как мы сейчас видли, собственно, есть законное, а, воеторых, потому, что это деление не проникает все право наследования, а касается только открьтя его в пользу того или другого лица, следовательно, только призыва наследника. Например, определения об охранении наследства, о принятш его и о последствиях, возникающих отсюда для наследника, одинаковы как для завещательного, так и для законного права наследования: можно только сказать, что лицо делается наследником двумя путями, - или по завещанию, или по закону, - но как скоро достигает пункта, на котором делается наследником, то идет уже одним путем.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-27; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.206.187.81 (0.004 с.)