ТОП 10:

Существо опеки и попечительства



 

56. Опека стоит как бы на рубеже гражданского права и государственного. с одной стороны, она направляется кь интересам частных лиц: лицо по малолетству или другому обстоятельству нуждается в призрежи и находить его в опеке; с другой, она преследует цели государства; на государстве лежит обязанность иметь попечение о тех, которые сами не могут заботиться о своих интересах; следовательно, для государства есть повод создать учреждение, которое бы оказывало noco6ie нуждающимся в нем. Действительно, существуют разные воззрния на опеку, сообразно которым она то более, то менее выходить из сферы гражданского права. Так, по одному воззрению опека составляет замену родительской власти и потому естественно находить себе место в систем гражданского права. Но, например, к нашему законодательству это воззрите не применяется: каким же образом мы можем считать опекуна за лицо, заменяющее родителей, когда относительно имущества дитяти сами родители являются только опекунами, со всеми. их правами и обязанностями. По другому воззрению опека есть отрасль деятельности государства: государство обязано заботиться о благе всех граждан, но о благе большинства граждан ему не приходится заботиться, потому что большею частью граждане сами могут заботиться о себ, или родственный узы обеспечивают им необходимые заботы и обезпечивают гораздо соответственнее цСли, чем вмешательство государства, но есть и лица, для которых нет этих сторонних забот, ограждающих от всех опасностей, и по отношению к этим то лицам государству приходится непосредственно принимать меры к обеспечению их интересов; совокупность же этих мер и составляет опеку. Сообразно этому, опека представляется учреждением государственным, и, конечно, место ея - в системе государственного права. Наконец, по третьему воззрению, опека составляет аналопю договора - это поручение, возлагаемое на опекуна со стороны опекаемого, заботиться об его интересах, откуда вытекает и ответственность опекуна перед опекаемым по достижении им совершеннолетия; но это только аналопя договора, а настоящего договора тут нет, потому что опекаемый не в состояжи заключить его. Это воззрние на опеку предложено Пухтою ^ объясняется его желанием дать место учению об опеке в системе гражданского права и, с другой стороны, его нениеланием допустить, чтобы опека была признаваема заменою родительской власти; отношения между родителями и детьми представляются Пухт до того возвышенными, что исключают всякж эквивалент. Однако же, не проще ли, вместо всего этого, признать, что само государство уполномочиеает опекуна заботиться об интересах опекаемого. с другой стороны, нет необходимости выводить ответственность опекуна пред опекаемым из поручения, будто бы возложенного им на опекуна; она может быть объяснена независимо от такого поручения, которого и нет на самом деле. При том, и ответственность опекуна составляет только одну сторону опеки, а не характеристику целого учреждения. с нашей точки зрния на предмет гражданского права нет особенного затруднения дать место опеке в системе этого права настолько, насколько мы относим к нему все семейственные права; именно: на сколько опека касается имущественных, отношений, она может занять место в системе гражданского права. Но по существу опеки, по отношению ее к государству, конечно, соеременным понятиям удовлетворяет только признание опеки учреждением государственным, так что имущественная сторона тут составляет нечто второстепенное. в особенности резко государственное значение опеки высказывается в нашем юридическом быту: наше правительство безусловно считает себя вправе вмешиваться во все дела частных лиц, если этим путем надеется достигнуть их благосостояния.

Опека распадается на два вида - на опеку, собственно, и попечительство. Для уяснения различия между ними должно обратиться к римскому праву, так как оно имло влияние на наше законодательство об опеке и, именно, распадение этого учреждения на два вида есть плод римского права, различающего tutela и сига, хотя юридические отношения, возникающие по опеке, установление и прекращена ее определяются в действующем законодательстве уже под влиянием современных воззрений на опеку, как на государственное учреждение. Известно, что по понятиям малоразвитого общества призрние нуждающихся не составляет задачи самого государства, а релипозную обязанность отдельных лиц. Поэтому, очень естественно, что при таком состояжи общества духовенство, как представитель его релипозных интересов, овладъеает удовлетворением этой потребности общества. Также точно и у нас, по введежи христианства до самых времен Петра Великого, делами по опеке заведывало духовенство, а оно, как известно, во всех делах своих руководствовалось преимущественно определениями греко-римского права. Конечно, нераздельно с этим влиянием духовенства на опекунски дела фактически существовала опека, основанная на крепости родственного союза: конечно, часто лицо, не имевшее родителей, получало призрние от родственников, которые фактически заботились о самом сироте и о делах его, а не возникало речи об особом учреждежи, которое бы удовлетворяло потребности призрния, и, вероятно, только когда некому было оказать призрние малолетнему, духовенство принимало участие в его положении. Тем не менее в источниках церковного права сохранились определения греко-римского права об опеке и попечительстве, отчасти они получили место и в нашем светском законодательстве. Но и в литературе римского права различие между опекою и попечительством, между сига и tutela, долгое время не было надлежащим образом сознаваемо. Объясняли, например, различие между ними таким образом, что опека относится к лицу опекаемого, а попечительство к его имуществу tutor personae datur, curator rei. Но и по римскому праву попечительство не всегда относится к имуществу, например: назначается попечительство над сумасшедшим; но он нуждается не в одном попечении об его имуществе, а и в личном призрежи. Еще менее это различие применяется к нашему законодательству, в котором представляются дание случаи, что опека относится исключительно к имуществу, но вовсе не относится к лицу опекаемого. Например, в случае раздела наследства, оно при известных условиях, берется в опеку, а между темь эта опека нисколько не касается лица наследника *(1518). Только новейшею наукою разъяснено для римского права различие между опекою и попечительством. Оно сводится к тому, что опекун представляет личность опекаемого; попечитель же только дополняет собою эту личность, так что опекун действует за опекаемого, а попечитель только поддерживает последнего советами. Это различю между опекою и попечительством применяется и к нашему праву; можно сказать дание, что здесь оно высказывается еще резче: лицо, по неразвитш своему или по другим каким-либо обстоятельствам нуждающееся в представительстве, получает опекуна; лицо, не нуждающееся в представительстве, но только в советах при действиях более важных, получает попечителя. Этим объясняется, почему, когда опека относится только к имуществу, а не касается лица, учреждается именно опека, а не попечительство: тут собственник имущества совершенно устраняется от него и нужна замена личности собственника, нужно представительство его; попечительство же всегда предполагает деятельность самого лица, состоящего под попечительством.

 

Виды опеки и поводы к ее учреждение

 

§ 57. Известно, что римское право различает три вида опеки: опеку завещательную, законную и правительственную (tutela testamen-taria, legitima, dativa). Различие между ними сводится к способу назначения опекуна: по римскому праву, отец может в духовном завещажи назначить опекуна остающимся малолетним дениям; если же отец не назначить опекуна, то в опеку вступают агнаты, так как они могут быть наследниками после малолетнего члена своего рода, а римское право руководится мыслью, что где представляется выгода наследства, там должно лежать и его бремя; наконец, если нет агнатов или они по законному основанию уклоняются от опеки, то вступается само государство и назначает опекуна. Определения эти сами по себе совершенно естественны: кому же лучше, как не отцу, избрать опекуна остающимся сиротам; а если нет распоряжения отца, то кому же ближе, как не родственнику, быть опекуном малолетнего? Поэтому и наше законодательство подобным же образом постановляет, что родители могут в завещажи назначить опекуна своим малолетним детям; если нет назначения по завещанию, то опека предоставляется перениивающему родителю малолетнего, следовательно, по смерти отца - матери, по смерти матери отцу, так что родители являются как бы законными опекунами; а когда нет у малолетнего ни отца, ни матери, или они уклоняются от опеки, то правительство через посредство опекунского ведомства назначает опекуна *(1519). И вот, на основании этих постановлений законодательства иногда и в нашем праве воспроизводят различие между опекою завещательною, законною и правительственною. Но в сущности у нас только одна опека - правительственная. в этом легко убедиться, если только обратить внимание на то, что у нас как опекун по завещанию, так и опекун по закону не иначе являются опекунами, как по утвержденш их в этом звании правительством, тогда как по римскому праву для них нет надобности в утверждена. с другой стороны, ни назначение опекуна по духовному завещанию, ни законное право на звание опекуна у нас не обязательны безусловно для опекунского ведомства. Конечно, без достаточного основания опекунское ведомство не устранить от опеки лицо, назначенное по завещанию, или родителя малолетнего: но, все-таки, существенно для опекуна утверждена его состороны правительства, а это утверждение не обусловливается необходимо завещательным назначением родителя малолетнего или каким-нибудь определением закона, так что практически нет разницы, назначает ли опекунское ведомство опекуна непосредственно по своему избранию, или оно руководствуется при этом определением завещания или закона. Можно сказать дание, что определения законодательства только предупреждают распоряжения опекунского ведомства: и без всякого указания со стороны закона опекунское ведомство, конечно, назначило бы опекуном лицо, указанное в завещажи, или родителя, подобно тому, как и теперь оно, независимо от определения какого-либо закона, всегда старается назначить опекуном к малолетнему кого-либо из его родственников. Таким образом, различие римского права между опекою завещательною, законною и правительственною, хотя и отзывается в нашем законодательстве, но не порождаете различных видов опеки.

Самое обыкновенное основание к назначению опеки - это малолетство лица, у которого есть имущество *(1520). Малолетство лица само по себе не составляет еще повода к учреждение опеки, а оно служить к тому поводом при том еще условж, но и только при том, что у малолетнего есть имущество. Таким образом, хотя и живы родители малолетнего, но как скоро есть у него имущество, учреждается опека; чаще всего тогда, именно, родители и назначаются опекунами. в практике, однако же, как мы сказали уже прежде, при жизни родителей опека над имуществом малолетнего учреждается лишь тогда, когда имущество оказывается значительным, а при незначительности его имущества родители фактически заведыеают им, без формального назначения опеки. Но когда у малолетнего нет имущества, то родители содержать его, воспитывают, заботятся о нем, а опека не учреждается. И точно также, когда у малолетнего нет имущества, нет и родителей, опека, все-таки, почти никогда не учреждается, а малолетнему сироте оказывается призрение или со стороны общества, или со стороны какого-либо частного лица. Законодательство, правда, не представляет к тому основания: оно относить опеку не только к имуществу опекаемого, но и к его личности. И, казалось бы, при бедности малолетнего заботы о его личности тем существеннее. Но практика почти не представляет примеров учреждения опеки над малолетними, когда у них нет имущества, вероятно, потому, что заботы о личности опекуемого предполагают издержки из его имущества, а если имущества не оказывается, то для опекуна не существует заботы и о личности. Тогда к чему и опека? Положениенеимущего сироты вызывает на благодяния, пожертвования, заботы о том, чтобы сирота обучился какому-нибудь ремеслу или другому какому-либо занятию и тем мог впоследствш приобретать средства к своему содержанию, а вопрос об опеке, как юридическом отношении, тут совершенно обходится. Этим объясняется, почему на деле опека не имеет такого обширного действш, которого можно бы ожидать: тысячи, дание десятки тысяч неимущих сирот не состоять под опекою. Но малолетство не составляет единственного основания для назначения опеки. Она учреждается и по другим основаним: по умственной неспособности лица к гражданской деятельности *(1521), по расточительности *(1522), по безвестному отсутствш хозяина имущества *(1523) и т. а., так что малолетство лица только самое обыкновенное осноеате опеки и притом то основание, которое связывает ее с учреждениями семейственного союза. Однако, по какому бы основатю ни была учреждена опека, она существует на одних и тех же началах: во всяком случае, опека есть представительство, а оно не зависит от повода к его учреждение. Поэтому и законодательство, собственно, определяет только опеку, учреждаемую по малолетству опекаемого; относительно же других случаев опеки определяет лишь повод, по которому она учреждается, и от кого зависит ее учреждение, а о началах, на каких она должна существовать, постановляет, что начала те же, на каких существует опека над малолетними *(1524).

 

Опекунские установления

 

§ 58. Дела по опекам выдаются отчасти особыми так называемыми опекунскими установленгями, отчасти учреждениями, выдающими и них дела лиц того или другого сословия: опеками по сословии потомственных дворян заведывают дворянские опеки, по сословии личных дворян, (потомственных собственностью в пределах города) сиротскге суды, *(1525). Таким образом, опекунские установления в общем организованы по сословному началу. И организащя эта совершенно уместна, потому что лица одного сослоеия более пристрастие к призреваемому нисколько не предосудительно. в организацш опекунских установлена это начало сохранится, пока будут существовать сословность совершенно неуместна; таким органом должен быть общий суд; у нас им является окружной суд *(1526). Жалобы могут быть принесены, во-1-х, нарушаются личные или имущественные права как самого опекаемого, так и непосредственно не заведывают опеками, а каждый раз по дошедшему до них уведомлению о необходимости опеки, со стороны ли родственника малолетнего, или со стороны какого-либо административного или судебного места и т. п., опекунские установления, для непосредственного заведывания делами опеки, избирают из среды частных лиц особого опекуна *(1527). При этом, когда основанием опеки служит малолетство лица, опекунские ведомства, сообразно указаниям законодательства, прежде всего обращаются к духовному завещанию умершего родителя малолетнего; когда же нет никакого его распоряжения на счет лица опекуна, - к родителю, остающемуся в живых, и затем уже к тому или другому лицу по своему усмотрению. Но в тех случаях, когда не малолетство лица и не его умственное расстройство, а другое какое-либо обстоятельство служить поводом к учреждению опеки, опекунские ведомства избирают опекунов непосредственно по своему усмотрению из лиц, принадлежащих к сословию опекаемого. Нередко, однако же, назначить опекуна бывает затруднительно, особенно к лицам торгового сословия, дела которых часто довольно запутаны. Да и вообще лица торгового сословия, занятая собственными торговыми делами, неохотно принимают на себя опеку, так что в сиротских судах обыкновенно ведутся списки всем лицам, которые могут быть опекунами, и эти лица по очереди назначаются опекунами, нередко против их воли. (Принудить к принятию звания опекуна опекунское учреждена имеет полное право, так как опекунство по нашему праву есть munus publicum; закон только некоторым перечисленным им лицам, например, аптекарям *(1528), предоставляет право отказаться от опекунства *(1529). Затем законодательство, указывая на лиц, которые по преимуществу назначаются опекунами, указывает и на лиц, которые не могут быть опекунами *(1530). Это лица, которые оказались неспособными заведывать своими собственными имуществами или которые своими нравственными качествами или своими отношениями к родителям малолетнего лица не обещают собою хороших опекунов Так, расточители, несостоятельные должники не могут быть назначаемы опекунами. Причина понятна: кто не умъет распорядиться своим имуществом, тот, конечно, еще менее сумъет распорядиться чужим. Точно также не могут быть назначены опекунами лица. за которыми водятся грубые пороки, хотя бы эти пороки и небыли оглашены судом. лица жестокого характера и лица, враждовавши с родителями малолетнего, в чем бы ни обнаружилась эта вражда, в тяжбе, или частной ссоре, потому что опека в иных случаях соединяется с известною властью, которую такие лица, пожалуй, употребят во зло. Bот эти лица устраняются от опеки не только в том смысле, что они не могут быть назначаемы опекунами, но и в том, что, будучи уже назначены опекунами, они могут быть удалены от опеки. Например, какое-либо лицо назначается опекуном, но впоследствии за ним оказываются дурные поступки, например, жестокое обращение с опекаемым: опекунскому ведомству нет затруднения устранить такого опекуна. И точно также основания, устраняющая от опеки, касаются не только сторонних лиц, но и тех, которые по указанию закона по преимуществу назначаются опекунами. Положим, родитель малолетнего горькж пьяница: опекунское ведомство может отказать родителю в опекt над малолетним и назначить опекуном стороннее лицо. При том, практика не ограничивается непосредственными указаниями закона, какие лица устраняются от опеки, а по возможности устраняет и других лиц, не обещающих быть хорошими опекунами: назначена опекуна дело административное, а в делах административных органам власти предоставляется некоторый произвол, так что они могут предпринять то, что, по их мнению, более сообразно цели закона, хотя бы на то и не было непосредственного указания в закон. Избрав опекуна, опекунское ведомство дает ему указа о приняли опеки над таким-то лицом или имуществом, и этим оффициальным актом открывается опека *(1531). Рассмотрим же ее юридическое значение.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-27; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.231.220.225 (0.008 с.)