ТОП 10:

Существо брака и условия его заключения



 

§ 48. При воззрении на брак как на учреждение юридическое, он представляется союзом двух лиц разного пола, удовлетворяющим известным юридическим условиям и дающим известные гражданские последствия *(1394). Понятно, что это определение брака чисто формальное: сказать, что брак есть союз двух лиц разного пола, удовлетворяющий известным юридическим условиям и дающий известные гражданские последствия, не значит определить содержание брачного союза. Но содержание его не исчерпывается и исчислением всех прав и обязанностей, вытекающих из брака, так что в области права нет возможности дать полное определение брачному союзу, а понятие о нем установляется вне области права, в области религии и нравственности. История свидетельствует нам, что религия всегда является блюстительницей различных общественных учреждений (на низшей степени человеческого общения религия и право дание составляют одно и то же), и что точно также она с древнейших времен взяла в свое ведение брак как учреждение, составляющее основу всего общественного быта, как ядро развития цивилизации. И вот, с точки зрения религии брак представляется учреждением, состоящим под покровительством божества; по учению же православной церкви дание учреждением, совершаемым с участия Божества, таинством. Равным образом, и закон нравственный, независимо от религии, принимает в свою область учреждение брака и признает его союзом двух лиц разного пола, основанным на чувств любви, - союзом, имеющим своим назначением восполнить личность отдельного человека, неполную в самой себе, личностью лица другого пола. Естественно поэтому, что учреждение брака, находящееся в такой мере под влиянием религиозных и нравственных понятий, не вошло сполна в область права и подчинилось не одним определениям светского законодательства, а также и определениям законодательства церковного, и что, с другой стороны, в браке представляется множество отношений, которые ускользают от всякого внешнего определения, а установляются лишь по внушению нравственного закона. На эту-то смешанную природу брака указывает определение, данное ему римским юристом Модестином: "nuptiae sunt conjunctio maris et feminae, consortium omnnis vitae, divini atque humani juris communicatio", определение, вошедшее в состав так называемых градских законов, а оттуда перешедшее и в нашу Кормчую книгу, где оно выравнено так: "брак есть мужеви и жене сочетание, обете во всей жизни, божественные же и человеческие правды общение". Но если брак находится под решительным влиянием религиозных и нравственных понятий, то по различий существующих у нас религий естественно ожидать, что это учреждение определяется не для всех граждан одинаково, а подвергается тем или другим видоизменениям, смотря по догматам различных вероисповеданий. Действительно, наше законодательство особо определяет брачное право для лиц православного исповедания, особо для лиц других христианских исповеданий между собою и с православными, и особо для нехристиан между собою и с христианами. Должно сказать, впрочем, что особенности, установляемые законодательством, касаются лишь заключения, совершения и прекращения брака; юридические же последствия, вытекающие из брачного союза, определяются законодательством для лиц всех вероисповеданий одинаково. Это потому, что религиозные понятия людей различны относительно того, что необходимо для признания брака существующим; но как скоро брак установился, то существо его более или менее одинаково, и законодательство может определять его юридические последствия уже сообразно своим целям, лишь бы только определения законодательства не перечили сущности брака, т. е. не препятствовали бы ей проявляться в действительности. Пример этому мы увидим в определениях нашего законодательства об имущественных отношениях между супругами.

При изложении юридических определений относительно брака следует сказать об условиях заключения брака, о совершеных его, юридических отношениях между супругами и, наконец, о прекращении брака. При этом мы будем иметь в виду общие определения; относящиеся ко всем браках, без различия вероисповеданий брачующихся лиц или супругов, и кстати укажет те особенности, которые относятся лишь к тому или другому вероисповеданию.

Условия заключения брака обыкновенно разделяют на положительные и отрицательные, разумея под первыми обстоятельства, существование которых предполагается для заключения брака, а под вторыми - обстоятельства, отсутствие которых делает возможным заключение брака. Однако же, это разделение условий не имеет практического интереса: значение условия для брака нисколько не зависит от положительного или отрицательного его характера, а иные положительные условия, будучи нарушены, влекут за собою недействительность брака, точно так же, как и иные отрицательные условия, - тогда как нарушение других положительных или отрицательных условий не делает брак недействительным. Поэтому скорее следовало бы разделить условия на такие, нарушение которых влечет за собою недействительность брака, и такие, которых нарушение не влечет за собою такого сурового последствия. Но и этого разделения должно держаться с осторожностью, ибо условия, влекущие за собою недействительность брака, не во всех случаях проявляют свое действие, а большею частью требуют для того или иска со стороны заинтересованного лица или непосредственного вмешательства со стороны общественной власти. Таким образом, лучше всего рассматривать каждое условие в отдельности.

a) Прежде всего представляется cогласиe брачующихся лиц *(1395). Будучи союзом лиц разного пола, следовательно, делом гражданским, брак предполагает, конечно, их согласие. Это согласие формально выражается тем, что брачующиеся, пред самым совершением брака, дают словесное показание о добровольном, непринужденном заключении его; выравнению несогласия при этом со стороны которого либо брачующегося устраняет совершение брака. Однако же, несмотря на то, что по самому существу брака согласие брачующихся необходимо для его заключения, в прежние времена у нас не сознавали этой необходимости и очень часто, дание обыкновенно, браки совершались по воле родителей и господ брачующихся, так что только Петр Великий обратил надлежащее внимание на согласие самих брачующихся лиц и поставил его необходимым условием совершения брака, чем оказал, конечно, весьма большую услугу цивилизации, эмансипировав детей от безусловной воли родителей. Но такова сила нравов, что, по крайней мере, фактически, и поныне браки нередко заключаются по принуждению: конечно, формальное заявление брачующегося о несогласии его на вступление в брак устраняет совершение самого обряда венчания; но это "да", произносимое перед венчанием, особенно со стороны невесты, нередко бывает вынужденным угрозами или дание истязаниями. Само собою разумеется, что изъявление согласия на вступление в брак предполагает способность к гражданской деятельности: если способность эта требуется для заключения договора какого бы ни было, то тем более она существенна, когда идет речь о таком важном деле, как брак. И отсюда понятно, что умалишенные не могут вступать в брак, так как они не могут выразить на то своего согласия *(1396). К этой же способности совершать гражданские действия сводится, главным образом, и другое условие брака.

b) возраст брачующихся. Наше законодательство, как известно, установляет особое брачное совершеннолетие, не совпадающее с общим гражданским совершеннолетием, именно: для лиц мужского пола брачное совершеннолетие наступает по достижении 18-ти лет, а для лиц женского пола по достижении 16-ти лет от рождения, так что до наступления общего гражданского совершеннолетия лицо уже несколько лет может находиться в браке *(1397). Это установление особого брачного совершеннолетия наводить многих на мысль, будто законодательство, требуя известного возраста брачующихся, руководствуется только соображением физической стороны брака, способности к половому совокупление. Конечно, физическая зрелость имеет большое значение для брака, ибо иначе брачное сожительство действовало бы разрушительно как на организм самих супругов, так и на их потомство. Однако же, известно, что вместе с физическим созреванием развивается и умственная зрелость, необходимая для заключения брака. Но, главным образом, кажется, экономические условия нашего быта побуждают законодательство к особому определению брачного совершеннолетия. Действительно, для значительного большинства народонаселения нашего отечества, для народонаселения сельского, весьма важно рано вступать в брак, чтобы иметь помощницу в хозяйстве и к зрелым летам уже воспитать себе помощников в лице детей. Во всяком случае, возраст, установляемый законодательством, вполне достаточен не только для физического, но и умственного развития брачующихся, достаточен для того, чтобы они могли составить себе понятие о важности заключаемого союза, тем более, что вcе мы выростаем в понятиях уважения к этому союзу, в сознании его силы и крепости. И при том, в деле заключения брака брачующимся обыкновенно оказывают содействие люди близкие им, - люди, большею частью желающие им добра. Если браки часто бывают несчастны, то нельзя сказать, что именно ранний возраст, полагаемый законодательством для заключения брака, служит тому виною, тем более, что в том сословии, в котором браки, действительно, заключаются в раннем возраст, именно в сословии сельских обывателей, они гораздо реже бывают несчастными, нежели в тех сословиях, в которых браки заключаются обыкновенно в возраст совершенно зрелом, когда, следовательно, нельзя предполагать, что брак заключен необдуманно, легкомысленно. - Законодательство определяет также возраст, по достижении которого лицо уже не может вступить в брак. Этот возраст, одинаковый для лиц обоего пола, - наступление 80-ти лет от рождения *(1398). Прежде всего, это определение законодательства как бы отзывается античным воззрением на брак, как на учреждение, имеющее целью рождение детей - liberorum creandorum causa. И справедливо, конечно, что брак лица 80-ти лет от рождения, по крайней мере нормально, но приведет к этой цели. Но если дание цель брака полагать в удовлетворении физическим и нравственным потребностям природы, в необходимости одному лицу дополнить себя личностью другого, а рождение и воспитание детей рассматривать только как последствие брака, а на его цель, то все-таки запрещение лицам престарелым заключать браки нельзя не признать основательным, ибо браки таких лиц уже не соответствуют идее брака. Если лицо старческого возраста более другого нуждается во внимании, попечениях, заботах о нем, то лицо такого возраста только и в состоянии пользоваться опорою другой личности, но уже не в состоянии составлять для нее опору, так что нет взаимности в удовлетворении потребностям, а без такой взаимности и брак не соответствует своей идее. При том, дело благоразумного человека заранее позаботиться о том, чтобы окружить себя попечениями, насколько они ему нужны; если же он обходился без них до престарелого возраста, то уже лучше обойтись без них и до конца жизни. Во всяком случае брак есть союз, заключаемый для земных целей; лицу же, достигшему 80-ти летнего возраста, прилично заботиться уже не о земных интересах а об интересах жизни загробной. Однако же, ближайшим поводом к определенно maximum'а возраста для вступления в брак, сколько известно, послужили для законодательства не эти соображения, а различные злоупотребления, какие встречались при браках лиц престарелого возраста. Например, нередко лицо молодых лет вступало в брак с лицом престарелого возраста с целью воспользоваться имением старого супруга, еще при его жизни, или по смерти. Относительно возраста для вступления в брак представляется еще одно соображение, упущенное, впрочем, из виду нашим законодательством, - это соображение соразмерности между возрастом брачующихся лиц. По нашему законодательству, старик 80-ти лет не может жениться; но нет препятствия старику 79-ти лет жениться на девице 16-ти или 17-ти лет. И случаи, что между возрастом одного супруга и возрастом другого существует резкая разница, встречаются, действительно, довольно часто, а равно и пагубные последствия такого неравенства лет супругов нередко поражают наблюдателя в низших слоях нашего общества случаи эти встречаются реже: большею частью крестьянин вступает в брак в молодых летах и берет жену молодую; если же он женится уже в летах зрелых, то большею частью вступает в брак с женщиною также более или менее зрелого возраста. Но в средних и высших кругах явление весьма обыкновенное, что мужчина лет 30-ти и более женится на девице 16-ти, 17-ти, несмотря на то, что неравенство между летами супругов уже довольно значительно, ибо мужчина 30-ти лет уже пережил довольно много, а девица 16-ти, 17-ти лет еще только что начинает жить. Кроме того, по наблюдениям физиологов и врачей, браки между лицами, значительно неравными по возрасту, вредно действуют на рождающееся от них потомство. Так, совершенно естественно некоторые законодательства обращают внимание и на отношение возраста одного супруга к возрасту другого. Но наше законодательство, как уже сказано, не обращает внимания на это обстоятельство; или, быть может, оно ожидает, что сами граждане воздержатся от заключения таких браков, которые, по неравенству лет между супругами, могут обещать пагубные последствия.

Оба эти условия брака непосредственно связаны с личностью брачующихся. Другие же условия вытекают или из известных отношений брачующихся к другим лицам, или из отношений брачующихся между собою, или, наконец, из их общественного положения. Таковы: с) Cогласиe родителей брачующихся лиц, их опекунов и попечителей, если они состоят под опекою или попечительством, и начальства, если они состоять на государственной службе *(1399). Что касается до согласия родителей брачующихся, как условия заключения брака, то оно вытекает из права власти, принадлежащего родителям над детьми. И как право это принадлежит обоим родителям, так и для брака дитяти требуется согласие обоих родителей, отца и матери, так что, если, например, отец согласен на брак, а мать не согласна, то это составляет препятствие для заключения брака. Притом законодательство не обращает никакого внимания на возраст брачующихся лиц, так что по букве закона coгласие родителей одинаково необходимо как для брака девицы 16-ти, 17-ти лет, так и для брака мужчины весьма зрелого возраста, или, например, для брака вдовы, обремененной своим довольно значительным семейством. Законодательство, быть может, имеет в виду, что согласие родителей, как условие заключения брака, по естественному их отношению к детям, никогда не составить препятствия для брака благоразумного, а разве только для брака легкомысленного; препятствие же для такого брака дание желательно. Но некоторые них законодательства только до известного возраста детей безусловно требуют согласия их родителей для заключена брака, так что если нет согласия родителей, и брак не совершается; по достижению же детьми возраста более зрелого требуют только, чтобы дети испросили согласие родителей на заключение брака, но родители вправе отказать в своем согласии только по причинам основательным, в противном случае их cогласиe может быть заменено согласием общественной власти. Так поступает, например, французское право *(1400). Впрочем, должно сказать, что на практике и у нас cогласиe родителей, как условие заключения брака, вовсе не имеют такого решительного значения кое придает ему законодательство. Например, когда вступает в брак лицо зрелого возраста, то большею частью нет и помину о согласи родителей. с другой стороны, coгласиe родителей, как условие заключения брака, не имеет у нас такого значения, чтобы требовался отзыв родителей о согласии их на брак, а довольствуются лишь отсутствием их несогласия, так что это условие брака получает в действительности только отрицательное значение. И во всяком случае, нарушение этого условия не делает брак недействительным, а только может повлечь за собою для брачующихся некоторые невыгодные последствия *(1401). То же самое значение имеет согласие опекунов и попечителей брачующихся, состоящих под опекою или попечительством. Только это coглaсие опекунов и попечителей не зависит безусловно от их воли, ибо хотя общее наше законодательство и не постановляет, что coглaсие опекунов и попечителей, в случат, неосновательного их отказа в согласии на брак опекаемого или состоящего под попечительством, может быть заменено разрешением судебного места, как это постановляется в виде местного изъятия, для губерний черниговской и полтавской *(1402), но в действительности можно достигнуть того же результата: опекун и попечитель суть лица, состоящие под начальством опекунского ведомства, и потому, как скоро опекун или попечитель неосновательно отказывает в согласии на брак опекаемого, отказ со стороны опекуна может быть обжалован, и тогда опекунское ведомство или устранить опекуна и назначить другого, который изъявит согласие на брак, или оно от себя даст разрешение на заключение брака, (а в случае отказа со стороны попечителя, сам несовершеннолетний может просить о замене его, попечителя, другим лицом.) Наконец согласие начальства лица, состоящего на государственной службе, как условие заключения брака, установлено законодательством прежде всего для лиц военного звания, как по соображению свойства военной службы, так и потому, что содержание, получаемое от правительства лицами военного занятия, едва достаточно для приличного содержания одинокого человека и удовлетворения потребностям службы. (Военное начальство в этом случае руководствуется своими специальными законами, на основали коих офицерам до 23 лет *(1403) и нижним чинам вовсе не дозволяется вступление. в брак *(1404). Но от воинских чинов рассматриваемое условие распространилось и на лиц, состоящих в гражданской службе. Между тем, соображения, по которым заключение браков лицами военного звания обусловливается согласием их начальства, не так важны по отношению к лицам, состоящим в гражданской службе, а большею частью для интересов этой службы безразлично, отправляет ли ту или другую должность холостой, или женатый человек. И вот, быть может, поэтому-то для лиц гражданского ведомства coглaсие на брак со стороны начальства в сущности имеет лишь значение формальности, ибо разве только в редком случае начальство лица, состоящего в гражданской службе, отказывает в своем согласии на брак, тем более, что основания, по которым начальство вправе отказать в согласии, не указаны законодательством. Тем не менее, однако же, это условие заключения брака понимается в действительности положительно, т. е., требуется формальное согласие начальства служащего лица, а не довольствуются одним отсутствием несогласия; хотя, с другой стороны, брак, заключенный без согласия начальства, ни в каком случае не признается недействительным - (лицо не исполнившее это требование подлежит строгому выговору со внесением в послужной список *(1405).

d) Брачующиеся не должны состоять между собою в известных степенях родства и свойства, так что брак между лицами, состоящими в таких степенях родства или свойства, признается недействительным *(1406). Это условие заключения брака встречается во всех почти законодательствах и дание у народов, стоящих еще на довольно низкой степени цивилизации. Но трудно указать, какое его разумное основание. Приводят различный причины, объясняющие запрещения браков между близкими родственниками и свойственниками: нравственные, физиологические и исторические. Так, говорят, что родство само по себе удовлетворяет известным потребностям человеческого духа, но что есть и них потребности духа, которые удовлетворяются браком: если бы допустить брак между родственниками, то это значило бы смешать разнородные потребности и не удовлетворить ни одной из них. Указывают, например, что отношения между братом и сестрою самые тесные, нежные, но совершенно иные, нежели отношения между лицами разного пола, не связанными родством между собою, так что если бы сестра была женою брата, то она не удовлетворила бы потребности, которой удовлетворяет жена, и точно также, не удовлетворяла бы той потребности, которой удовлетворяет теперь. Это объяснение имеет, конечно, свою правдоподобную сторону; только трудно считать его разгадкою явления, встречающегося дание у народов, стоящих на очень низкой ступени нравственного развита. Физиологические причины запрещения браков между близкими родственниками полагаются те, что будто бы между лицами, связанными родством, нет половых влечений, и что браки между родственными лицами ведут к дегенерации поколений. Но, что касается до первого обстоятельства, то оно справедливо только по отношению к ближайшим родственникам и объясняется скорее не природою человека, а условиями постоянного сожительства, привычкою к мысли, что между ними не должно существовать никаких половых влечений. Более правдоподобно другое обстоятельство: наблюдения над животными, действительно, показывают, что от совокуплений между родственными парами вырождаются племена животных; по аналогии должно признать это справедливым и по отношение к человеческой природе. Наконец, исторические причины запрещения браков между родственниками стоят в связи с условиями родового быта, переживаемого быстрее или медленнее каждым народом. Известно, что в родовом быту первоначально существует вражда между отдельными родами и только мало-помалу сближаются они между собою, вражда ослабевает или дание прекращается, между прочим помощью браков между лицами, принадлежащими к разным родам, так что в медленном органическом развита человечества брак оказывает весьма важную услугу цивилизации, составляя одно из могущественных орудий Провидения в приготовлены общественного состояния, противного тому, которое характеризуется всеобщею войною - bellum omnium contra omnes. Ту же связующую силу проявляет брак и впоследствии, по выходе уже общества из родового быта: не только сами супруги сближаются до того, что считают всех остальных более чуждыми себе, нежели они друг другу, но и родственники супругов, нередко до брака их совершенно чуждые между собою, считают уже себя своими. Но если, действительно, брак может служить посредствующим звеном между отдельными родами, то, чтобы в большей мере проявиться его связующей силе, необходимо запрещение браков между членами одного и того же рода, ибо только при устранена браков между родственниками может усилиться готовность на браки между членами разных родов. И вот, религия входя в эти соображения и обыкновенно рано овладевая учреждением брака, в той или другой мере, действительно, запрещает браки между родственниками, возводить это запрещена на степень одного из своих догматов. Нельзя сказать, однако же, чтобы эти причины запрещения браков между родственниками в настоящее время были живо сознаваемы, а скорее бессознательно браки между близкими родственниками возмущают нас и дание кажутся нам противоестественными. Далее, если и есть разумные основания для запрещения браков между родственниками, то все-таки мера запрещения не определяется рационально, а положительно, следовательно, более или менее произвольно. Обыкновенно она определяется правилами церкви, и самое запрещение браков распространяется не только на родственников кровных, но и на свойственников и родственников духовных. Определениями православной церкви безусловно запрещаются браки между родственниками по прямой лиши; между родственниками же боковой лиши и двухродными свойственниками запрещаются браки до 6-й степени включительно, а между трехродными свойственниками до 4-й степени включительно. Духовному начальству предоставлено, впрочем, разрешать браки между боковыми родственниками и двухродными свойственниками уже и в 5-й степени, так что безусловно запрещаются браки только между родственниками прямой лиши и между боковыми родственниками и двухродными свойственниками до 4-й степени включительно *(1407). По родству духовному в настоящее время безусловно запрещаются браки только между восприемником и воспринятою и ее матерью и, наоборот, между восприемницею и воспринятым и его отцом *(1408). Родство гражданское не оказывает, каниется, никакого влияния на заключение брака, потому что хотя Кормчая книга распространяет определения о кровном родстве и на родство гражданское, но эти определения ее в наше время не имеют практического значения. Светское же законодательство совершенно умалчивает о значении гражданского родства для брака и определяется это родство так холодно, так мало приписывает ему силы сближения дание между усыновителем и усыновленным, не говоря уже о их родственниках, что распространять запрещения браков по кровному родству и на родство законодательства.

е) Препятствие для заключения брака составляют монашеское звание лица и, для белого духовенства православной церкви, священнослужительский невозможно. Лица белого духовенства православной церкви могут состоять в брак, но лицо, желающее принять на себя священнослужительский сан, должно брака уже не допускается. Действительно, безбрачное состояние священников семейной жизни, быть в состоянии вполне ценить значение воспитания детей; Родство гражданское не сан *(1409). При пострижении в монашество лицо дает, между прочим, между тем для человека бессемейного все эти предметы доступны лишь в отвлечении. И вот поэтому-то безбрачие, налагаемое римско-католическою церковью на ее служителей, многие рассматривают, как одно из общественных зол.

f) Для лиц православного исповедания допускаются последовательно только три брака *(1410). По учению церкви, безусловно одобрительно лишь заключение первого брака, так что, только снисходя к слабости человеческой природы, она допускает заключение второго и третьего брака, но заключение дальнейшего брака, под опасением его недействительности, уже не дозволяет, имя в виду, что заключение дальнейшего брака может составить во всяком случае разве только редкое исключение, которого не стоит и допускать. И вот, между прочим, причина, почему православная церковь не допускает повторение брака для лиц, облеченных в священнослужительский сан: она руководится тою мыслью, что если уже нужно сделать уступку слабости человеческой природы, то необходимо, чтобы, по крайней мере, сами служители церкви сохранили идею брака во всей ее чистоте.

g) Равным образом, если лицо состоит уже в брак, то заключение нового брака не дозволяется 2) "Ст. 20." из всех религий, существующих в нашем отечеств, только магометанская религия допускает полигамию. И это объясняется климатическими и историческими обстоятельствами той местности, в которой образовалась эта религия. Она возникла, как известно, в климат южном, где половые влечения сильнее, нежели в климате умеренном, возникла среди народа, стоявшего на невысокой ступени нравственного развита, а известно, что при малом развитии образованности чувственность нередко берет перевес над духовною природою человека: и вот, для удовлетворения чувственности мужчин магометанская религия допустила многоженство. Но между тем известно, какое гибельное влияние оказывает многоженство на нравы общества: оно естественно ведет женщину к рабскому положению, а через то деморализирует и все общество. Замечено также, что при существовали многоженства народонаселение возрастает гораздо медленнее, нежели при существовании моногамии, хотя и могло бы казаться наоборот. И если все эти вредные последствия многоженства еще не так резко проявляются в нашей действительности, то потому, что фактически оно не так распространено, как допускает его закон религии. В Казани, например, магометанское общество состоит из нескольких тысяч, но только немногие магометане имеют по две и по три жены, а большею частью живут с одною женою.

h) Препятствием для заключения брака служит также осуждение лица на всегдашнее безбрачие. Это осуждение является последствием некоторых случаев расторжения брака и признания его недействительным, а именно: 1) когда расторгается брак вследствие безвестного отсутствия, то супруг, признанный безвестно отсутствующим, если он окажется живым, вступить в новый брак не может; но правило это не распространяется на нижних воинских чинов, бывших в плену или в безвестной отлучке на войне *(1411); 2) когда брак расторгнуть вследствие неспособности к брачному сожитию, то супруг, признанный неспособным, почитается таковым во всю свою жизнь; так что, строго говоря, это не "осуждение на безбрачие", а признание неопровержимого предположения неспособности к брачному сожитию *(1412); 3) когда брак расторгнуть вследствии прелюбодеяния, то виновный супруг в первый раз не осуждается на всегдашнее безбрачие *(1413); он осуждается на это, если нарушить святость второго брака, в который он вступил после расторжения первого *(1414); 4) когда брак признан недействительным вследствие того, что один из супругов, при вступлении в брак уже состоял в другом законном брак, то последний сохраняется в силе и, по прекращена его смертью невинного супруга, виновный в новый брак вступить не может *(1415).

i) Лицам православного и римско-католического исповеданий запрещаются браки с нехристианами *(1416). Однако же, обращение лица нехристианского исповедания в христианскую веру не разрушает его прежнего брака с нехристианином, так что, следовательно, только запрещается заключение таких браков, но допускается существование их *(1417).

 

Совершение брака

 

§ 49. Совершению брака предшествуют обручение, оглашение и обыск. Обручение или помолвка - это соглашение о заключении брака, pactum de matrimonio contrahendo, точно так же, как запродажа есть соглашение о будущем заключении купли-продажи. И в древнем нашем быту обручение, действительно, имело значение договора, как "понятия юридического. Известно, что очень нередко исполнение обручения, точно так же, как и исполнение всякого другого договора, обеспечивалось весьма значительною неустойкою, так что, если которая либо сторона уклонялась от заключения брака, она обязана была удовлетворить противную сторону неустойкою. И оттого бывали примеры, что хотя по обручении и открывались виды на несчастное сожительство будущих супругов, брак все-таки был заключаема потому что в противном случае ожидала страшная неустойка. Однако же, если юридическая сторона брака поглощается его религиозным значением, то совершенно естественно, что и обручение должно было утратить свое юридическое значение. И действительно, отчасти эти злоупотребления неустойкою, отчасти то обстоятельство, что в воззрениях народа обручение не всегда различалось от брака, а нередко обрученные присваивали себе права, вытекающие из брака, повели" к тому, что Петр В. запретил обеспечивать исполнение обручения неустойкою и тем лишил его юридического значения, религиозную же сторону его обратил в составную часть самого совершения брака. в настоящее время обручение или помолвка, в смысле соглашения между двумя лицами разного пола о будущем заключении между ними брака, рождает для той и другой стороны только нравственный союз, но никаким юридическим значением это соглашение не сопровождается. Оглашение состоит в троекратном объявлении в церкви об имеющем совершиться брак, при чем именуются, конечно, лица, намеревающиеся вступить в брак. Цель оглашения та, чтобы лица, знающие о каком-либо препятствия к заключению брака, объявили о нем священнику, которому придется совершать обряд венчания *(1418). Однако же, упущение оглашения не делает брак недействительным. Поэтому-то оглашение получает на практике значение формальности, которая не всегда и соблюдается при заключении брака. Наконец, обыск есть удостоверение известных лиц о несуществовании препятствий к совершению брака *(1419). Мы видели, как сложны условия для заключения брака. Понятно, что если бы производить исследование о каждом из этих условии, то заключение брака было бы весьма затруднено, а если предположить при этом еще некоторую недобросовестность со стороны лиц, которые бы производили эти исследования, то заключение каждого брака сделалось бы стеснительным. Например, одно условие о несуществовании духовного родства между вступающими в брак могло бы подать повод к нескончаемым справкам. Между тем заключение брака должно быть по возможности доступно. Поэтому-то довольствуются удостоверением самих брачующихся и нескольких сторонних лиц *(1420) о несуществовании препятствий к заключению брака. И это удостоверение составляет обыск. Он совершается письменно, по форме, данной законодательством, подписывается, кроме самих брачующихся и сторонних свидетелей, священником и причтом, имеющими совершить обряд венчания, и является таким образом чисто гражданским актом о совершении брака, не имеющего ничего общего с совершением его, как таинства.

Самое совершение брака слагается из двух частей - обручения и венчания. То и другое признается обрядом религиозным и совершается служителем алтаря, по особому церковному чиноположению каждого вероисповедания *(1421). И этим обрядом венчания совершение брака оканчивается: брачующиеся считаются уже супругами, и возникают все последствия, вытекающие из брака, так что венчание по отношению к браку то же, что по отношению к договору выдача акта, - matrimonium perfectum est. Только римско-католическая церковь от перфекции брака отличает еще так называемую консумпцию брака, т. е. осуществление прав, порождаемых браком, в особенности же половое совокупление между супругами, так что брак, прекратившихся тотчас после венчания, или, вообще, прекратившийся по каким-либо обстоятельствам без консумпции римско-католическая церковь считает несостоявшимся. Но них вероисповедания не делают этого различия между перфекжею и консумпциею брака и началом брачной жизни супругов признают момент окончания венчания.







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-27; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.240.230 (0.008 с.)