Обращение к образам библейской мифологии и мировой литературы в романе М. Булгакова «Мастер и Маргарита». Добро и зло как вечные начала бытия. Образы Мастера и Маргариты.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Обращение к образам библейской мифологии и мировой литературы в романе М. Булгакова «Мастер и Маргарита». Добро и зло как вечные начала бытия. Образы Мастера и Маргариты.



Мастер и Маргарита» – лучшее произведение Булгакова. «Умирая, он говорил, – вспоминала Елена Сергеевна Булгакова. – Может быть, это и правильно… ЧТО я мог бы написать после «Мастера»?». Жанр романа М. Булгакова в обычные схемы не укладывается. Это и бытовой роман, и фантастическое повествование, и лирическая исповедь, и сатирическое полотно, и философская вещь.

Булгаков обращается к мировому сюжету договора человека с дьяволом, вынося в начало романа эпиграф из Гёте, обобщивше­го опыт немецких народных книг в «Фаусте»: «...так кто же ты, наконец? - Я часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо». Булгаков соединяет два архитепических мотива – договор чел-ка с дьяволом и суетности реального мира. Мастер получает от дьявола покой на том свете, в нижнем, темном мире. Писатель размышляет о возможностисоздания нормальной человеческой жизни, о восстановлении мира в окружающей действиетльности и душах людей и приходит к выводу о недостижимости гармонии. Хотя ро­ман имеет два финала и предполагает двойное решение судьбы героев, все же можно говорить о том, что настоящая жизнь начи­нается для них только после смерти.

Роман состоит из 26 глав, четыре из них посвящены событиям библейской истории. Роман включает в себя два повествователь­ных плана - сатирический (бытовой) и символический (библейско-мифологический). Каждому плану соответствует своя вре­менная система.

Действие библейского плана выстроено в соответствии с хрис­тианским каноном и продолжается в течение одного дня. В него вводятся воспоминания о прошлом и предсказания будущего. В потустороннем мире время не движется. Писатель показывает беско­нечно длящуюся полночь во время которой происходят бал Са­таны, или вечный день, в течение которого наступает «вечный покой» в "финале романа. Только в реальном мире, связанном с Москвой, действие продолжается четыре дня и время течет в традиц-х рамках. В основе мифологической линии — авторская версия Евангелия. Булгаков не пересказывает жизнь Иисуса, а создает на основе биб­лейского мотива живойреальный мир. В описании Ершалаима использованы временные, пространственные и бытовые детали Портрет Понтия Пилата написан яркими красками. Писатель со­здает подчеркнуто реалистичную картину с запоминающимися деталями. Сочетание двух планов - реального и условного - позволило Булгакову создать полотно, отличающееся эпическим размахом и философской глубиной. Поскольку введение в литературное произведение библейских персонажей могло быть воспринято как пропаганда религии, Булгаков отводит библейский пласт на втором план, используя прием «романа в романе». Лишь к концу произведения фантастическая линия становится доминирующей, определяя авторскую позицию. Чтобы связать все планы между собой писатель использует сложную систему своеобразных «переходов» постепенно выводя повествование из реального плана (описание Москвы в страшную жару) в мифологический (бал у Воланда) Автор пользуется своеобразными ремарками; вторая глава заканчивается словами - «было около десяти часов утра» и теми же словари начинается третья глава: «Да, было около десяти часов утра, досточтимый Иван Николаевич, - сказал профессор».

Специфика образной системы произведения состоит в соединении нескольких рядов персонажей. В центре романа находятся фигуры Мастера и Иешуа. Вокруг них в иерархическом по рядке располагаются остальные герои. Используя прием ансамблевого построения, Булгаков разбивает образную систему на отдельные составляющие. Верхнюю ступень занимает оппозиция Воланд-Пилат. Ниже располагаются слуги основных персонажей: Азазелло-Кот-Фагот и Афраний-Крысобой-Банга. Они дополнены триадой, которую можно назвать демонической -Гелла, Наташа и Низа. Система повторяет традиционную для средневекового искус­ства схему, реализованную в сочинениях европейских демонологов и в христианских представлениях. Писатель органично соединяет персонажей из разных мифологических систем.

Во всех трех мирах действует только один персонаж - Маргарита. В ней соединены христианские и народные представления,вера в Вечную Женственность и Пресвятую Богородицу. Она похо­жа и на мифологический персонаж (Маргарита спускается в ад и становится царицей на балу у Сатаны), и на реальную личность (Маргарита не умирает вместе с Мастером, а переходит в мир иной). Сложная трехмирная структура романа с разветвленной системой действующих лиц позволила автору максимально замаскировать сатирический пафос произведения. Переключив внимание читателя на хитросплетения поступков героев и их сложные взаимоотношения, Булгаков дает яркую картину московского быта конца 1920-х годов, решенную как гротеск, переходящий в фан­тасмагорию. Основным средством создания гротеска становится деталь. Обычно писатель использует бытовую, портретную и символическую детали. Они придают необходимую автору достоверность происходящего («здоровенный, с борова черный кот», висящий на подножке трамвая с гривенником В лапе за проезд) и локализуют повествование в пространстве.

Обращаясь к актуальным проблемам, Булгаков использовал иносказание. Показателен основной вопрос, с которым Иешуа обещается к своему судье: «Если я не прав, то докажи, в чем я не прав, а если я прав, то что ты ругаешь меня?» Риторические вопросы и обращения помогают скрыть цитаты из книг священ­ного писания. Язык героев индивидуализирован, но авторская речь всегда остается подчеркнуто нейтральной. Отказ от сказовой то­нальности, свойственной, например, прозе М.Зощенко, прида­ет описаниям своеобразный ритм, напоминающий тональность средневековой новеллы (описание первого появления Понтия Пи­лата). Особое значение имеет открытый финал романа. Известно, что Булгаков не успел завершить произведение и представил два варианта. Главный герой романа - Мастер - остается как бы посередине, он не отправляется в преисподнюю вместе с Воландом и его свитой, и не попадает в рай: мастер «не заслужил света, он заслужил покой».

Впечатление усиливается последовательно проводимой писа­телем идеей «творчества как творения». Подобная идея персонифицируется и в образе Иешуа, который показан не «царем иудейским, а простым бродягой-проповедником. Ассоциативную цепочку завершает введение образа Ивана Бездомного, пародирующего библейского пророка. В кальсонах, с ладанкой на груди и свечкой в руках он двигается по улицам Москвы, идя в МАССОЛИТ.

Воланд выполняет функцию библейского Люцифера – проводника воли Бога. Он уносит Мастера (точнее его душу) из мира людей, но его судьба остается нерешенной.

Роман поднимает общечеловеческие, общемировые вопросы. Сравнение булгаковского сюжета с евангельской основой доказывает переосмысление писателем библейских текстов, полемику с ними. Если сюжет Евангелий определяется событиями жизни Иисуса, то у Булгакова главной личностью, скрепляющей ершалаимские главы, становится прокуратор. В концепции булгаковского романа особое значение имеет образ Понтия Пилата. Это сложная драматическая фигура. Он умен, не чужд раздумий, человеческих чувств, живого сострадания. Пока Иешуа проповедует, что все люди добры, Пилат склонен снисходительно взирать на это безвредное чудачество. Но вот речь зашла о верховной власти, и Пилата пронзает острый страх. Он еще пытается вести торг со своей совестью, пробует склонить Иешуа на компромисс, старается незаметно подсказать спасительные ответы, но Иешуа не может слукавить. Роман о любви, верности и смерти: Героев соединяет не просто внезапное и вечное чувство, но - книга, дело мастера, которое Маргарита считает и своим. Мастер - автор единственной книги, утративший после всех испытаний способность творить: «У меня больше нет никаких мечтаний и вдохновений тоже нет... меня сломали, мне скучно... Он мне ненавистен, этот роман... я слишком много испытал из-за него». Спасает и мастера, и его роман любовь Маргариты. Иешуа прощает Пилата, как Маргарита простила Фриду. И они уходят по лунной дороге, то ли назад, в «пышно разросшийся за много тысяч этих лун сад»

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-12-26; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.58.199 (0.011 с.)