ТОП 10:

Июня, пятница, день. Бельгия, Антверпен.



 

Огромный складской терминал, метров так двести в длину и не меньше ста в ширину, с въездами для больших грузовиков. Грузовиков сейчас в нем нет, зато есть великое множество контейнеров, тех самых, которыми так богат любой морской порт в этом мире. Стоят рядами, прижавшись друг к другу боками, внутри обосновались торговцы. Много торговцев, неожиданно много, и людей между торговыми рядами тоже хватает.

Рынок хоть и большой, но совсем не шумный - это не Восток, тут все культурно. Смотрят люди товар, если что-то надо - спрашивают у продавца. Никто не торгуется, цена везде написана, как в магазине.

Торгуют всем. А нам, как выяснилось, всего и надо. У меня вот пена для бритья закончилась. Можно мылом, но нет помазка, а ладонью толком не намылишься, уже проблемка получается. У Дрики дела женские, тоже важно. Все важно, даже одежда нужна нормальная, а то у меня исключительно "тактическая", что тоже не всегда удобно.

Здесь были деньги, те самые жетоны, которые мы заметили раньше. Был "Новый Антверпенский банк", да-да, не надо смеяться, который принимал всякого рода ценности от людей и менял их на эти самые жетоны по установленному курсу, тоже никакого торга. Прорезалась былая сметка старой Антверпенской биржи, старейшей в мире? А почему бы и нет.

- Смотри, оружием торгуют, - сказал Дрика, толкнув меня под локоть.

Я обернулся, глянул куда она указывала. Точно, сразу несколько стоящих бок о бок контейнеров торговали вполне конкретным товаром, в нынешние времена самым востребованным из всех прочих.

- Поглядим?

- А нам разве что-то нужно? - удивилась Дрика.

В чем-то права, наверное, у нас одних патронов почти три центнера, и стволов тоже хватает, и гранаты ящиками. Но кое-что все же требуется, если вспомнить.

- Нужно, - ответил я. - К снайперке патронов почти нет. Их и так было мало, и почти все в Нью-Йорке по "братьям из гетто" расстрелял. Да и вообще...

- Что вообще?

- Там посмотрим.

Выбор, к удивлению моему немалому, оказался богатым. Потом уже вспомнилось, что Бельгия хоть страна и маленькая, но производитель оружия очень большой, чуть ли не половину мира снабжала. В продаже было почти все, что можно пожелать, хоть выбор был куда меньше чем в среднем аризонском магазине в былые времена. К удивлению моему у торговцев хватало старых винтовок FAL, которые, как я думал, уже давно должны были быть распроданы в страны "третьего мира". Было много пистолетов "Браунинг Хай Пауэр" - уважаемая модель, хоть и старая, а еще я увидел несколько новых "Браунингов", модели "Про-Найн", которые мне приходилось видеть в Америке, но стрелять или держать в руке не довелось.

Продавец - высокий худой мужик с растрепанной бородой - заметил мой интерес и протянул мне пистолет, сказав:

- Хотите посмотреть?

- Да, спасибо, - кивнул я.

Удобно. Самое первое впечатление - очень удобно, почти как М1911. Пластиковая рукоятка в ладонь села плотно, затыльник рамки улегся на руку сверху. Покрутил, прицелился в стену - точно нормально.

- Есть сменная задняя часть рукоятки, - сказал продавец. - Можно под руку подогнать.

- Да вроде и так ничего, - ответил я. - Магазины к нему есть?

- Два в комплекте и есть запасные, - ответил тот, выкладывая на прилавок несколько черных коробочек со стилизованной оленьей головой - эмблемой "Браунинга".

- А что по надежности? - спросил я.

- Нареканий не было вроде бы, - пожал тот плечами. - Бывают проблемы на первой сотне выстрелов, потом все нормализуется.

- А кобура под него?

- С этим сложнее, - поморщился он. - Модель новая, ничего под него не выпустили еще. Блэкхоковская "Серпа" от "Хеклер Пи 2000" подходит, кстати, только болтик регулировочный чуть-чуть распустить надо.

- А есть?

- Не было - не предлагал бы, - ответил тот спокойно, снимая с крючка прозрачную пластиковую коробку.

Открыв ее, продавец вытащил черную пластиковую кобуру с рычажком-стопором, покрутил винт крестообразной отверткой, протянул мне:

- Попробуйте.

Действительно, браунинг вошел туда как влитой, щелкнув запором. Все, теперь никак не вывалится, пока указательным пальцем не прижмешь плоский рычажок. С другой стороны - а зачем он мне? Сорок пятого у нас запас еще большой, а так я потрачу, как я понимаю, ресурс куда более ценный - патрон автоматный.

- Триста восьмой калибр матчевый есть? - спросил я, с сожалением отложив браунинг обратно.

- Есть, - ответил продавец. - Не много, но пару сотен наберу. Могу просто поменять на пять - пятьдесят шесть.

- И курс?

- Обычный, три к одному, если военный стандарт.

- Кстати, откуда такое богатство?

- Я был местным дистрибьютором нескольких марок, еще с тех пор осталось, - ответил он. - А военным оружием уже потом разжился. Людей осталось мало, а оружия оказалось много.

Я задумчиво посмотрел на несколько FNC, выстроенных в рядок. Есть соблазн такой винтовкой разжиться, внутри ведь это по сути "калашников", как и мой утраченный все в той же Уичите Sig. Причем все армейское, с полноценным "фулл-авто", разве что стандарт под все наши прицелы-фонари-ручки не подходит, тогда хоть выбрасывай добро... Нет, не вижу смысла. До России мне и наличного оружия хватит, а там все равно надо будет искать под другой стандарт. Лишнее это все.

Стоп, а вот это уже интресно... Мой взгляд упал на несколько стальных труб сантиметра по четыре толщиной, крашеных в черный матовый цвет и с какой-то маркировкой белой краской. Они явно напоминали глушители, и судя по величине - не пистолетные.

- Глушители? - уточнил я на всякий случай.

- Они самые, - кивнул продавец. - "Брюггер унд Томет". Очень хорошо покупают.

- А у вас что, "сабсоники" в продаже есть? - немного удивился я.

Дозвуковой автоматный патрон должен быть сейчас ресурсом ценным, сомневаюсь, что кто-то его на продажу потащит.

- Нет, - отвтеил тот, - "сабсоников" нет. Но им и так можно пользоваться, звук все равно намного тише получается. - он показал на мой М4, добавил: - Резьба подходящая, стандарт один и тот же, так что не пожалеете.

Перехватив мой непонимающий взгляд, сказал:

- Звуковой удар от такой пули негромкий, как воздушка хлопнула, а сам звук выстрела снижается на тридцать децибел.

- Ресурс какой? - уточнил я.

- Пожизненный, - сказал он. - Он полностью стальной, нечему портиться. Кстати, пристрелять только надо заново оружие, он скорость пули снижает немного, так что точка попадания смещается вниз. Хотя вблизи не принципиально, разница маленькая.

Хм, это мне точно пригодится. Просто наверняка, с гарантией. Шум от выстрела в замертвяченных местах в настоящую проблему превратился. Если его снизить хотя бы чуть-чуть - было бы очень здорово.

- Автоматика срабатывает?

- Разумеется, - ответил тот. - Даже у FNC срабатывает, а в М4 сопротивление меньше.

- Хорошо, вот это мне отложите, - схватив с прилавка, я протянул продавцу сразу четыре глушителя. - И двести патронов "триста восемь". И вот это..., - я постучал пальцем по серой коробочке, в которой лежал гибрид пистолетного подствольного фонаря и лазерного целеуказателя. Потом добавил еще пару ЛЦУ для автоматов, с проводками и креплениями, получив одобрительный кивок продавца. - Мне надо сходить за..., - я запнулся, затруднившись с формулировкой.

Сказать "за патронами" - звучит странно, "за деньгами" - так это не деньги.

- За платежным средством, - послышался сзади чей-то веселый голос, говоривший по-английски с сильным акцентом. - Извини что вмешался, подсказал просто.

Я обернулся и увидел чернявого молодого парня с чуть горбатым носом, с трехдневной щетиной. Одет он был вроде чеченского боевика - кожаная куртка, камуфляжные штаны, берцы, разгрузка. На груди, стволом вниз, висел непривычного вида автомат. Я сначала чуть было за "галил" его не принял, лишь потом сообразил, что это какой-то совсем другой клон "калашникова". И у него, кстати, была планка под всякие приблуды, как раз наверху ствольной коробки, это я сразу отметил. А вот магазин закруглен не сильно, явно под натовский патрон машинка.

- Спасибо, - усмехнулся я в ответ. - Действительно проблема с термином.

- Издалека? - спросил он, взяв с прилавка обтянутый резиной бинокль.

- Из Амстердама, - вдруг ответила доселе молчавшая Дрика.

- Надо же? - вроде как удивился парень. - Я тоже оттуда. Теперь уже нет, мы в Кааге сидим, там вода и безопасно, но раньше в Амстердаме жил.

Дрике явно хотелось поговорить, давали о себе знать нервы, а вот мне совершенно не хотелось давать ей разбалтываться. Больно уж собеседник на чеченца похож, общим своим стилем, я имею ввиду, не лицом. Как-то вот так, ассоциации возникают. И жил он "раньше" в Амстердаме недолго, как мне кажется, судя по акценту. Не местный у него акцент.

Я обратил внимание на то, что он не один. Еще двое мужчин, один совсем молодой, другой постарше, лет сорока, одетые так же как и он, кожа и коммерческий камуфляж, прогуливались у прилавков. Все темноволосые, крепкие... вообще балканский типаж, может даже и сербы, чего это я так напрягся. Ладно, все равно не до них.

Слово "Амстердам" оказалось для Дрики триггером, она начала выспрашивать парня о том, что делалось в городе, но ничего неожиданного мы не услышали. Эпидемия началась в Амстердаме быстро, сразу во многих местах, через два дня город превратился в ад. Узкие улицы центра превратились в ловушки для тех, кто пытался убежать. Лишь день на пятый в городе появились спасательные группы военных, забиравшие людей из домов прямо через окна, и те, кто смог просидеть в своих квартирах до их появления, спасся.

Все это время одна часть выживших уходила к порту, другая - как раз к огромному аэропорту Схипхол, где поначалу пытались создать что-то вроде пункта приема беженцев. Получилось это плохо - никого не проверяли, туда проходили укушенные, скопилось много мигрантов, которые обычно склонны к анархии, а у военных не нашлось командира "с железной рукой", которой следовало навести порядок. Правда, теперь там поселилось много других людей, которых привлекло огромное здание аэропорта, ограждение и запас горючего.

Но, в общем, как-то людям удалось организоваться и спасаться, на них работал голландский ландшафт. Не меньше чем треть страны расположена на самых настоящих островах, а каналы пересекают почти весь север во всех направлениях. Причем большие каналы, судоходные, настоящие реки, явившиеся непреодолимым препятствием для бродячих мертвецов. Остатки военных, вооружившиеся гражданские и даже люди из других стран, решившие, что надо жить ближе к морю, которое сможет кормить, занимали такие изолированные территории и постепенно уже очищали их от зомби. А вот внутренние европейские земли, лежащие южнее, были почти полностью зачищены мертвецами от людей, последние из них как раз и ушли к морю.

- На юге вообще нечего делать, можно сутки ехать и ни одного живого человека не встретить, - сказал собеседник. - Все погибли или ушли. Мы там бываем иногда по своим делам, даже привозим оттуда людей, но их совсем мало.

Потом парня с загадочным "калашом" позвали его спутники, и он попрощался с нами, заодно оделив полезным советом - показал, где можно взять в прокат велосипеды, к огромной нашей радости. И обошлось недорого, по десятку патронов в день, и удобство великое.

В первую минуту, взгромоздившись на черный, архаичного вида велосипед с проволочной корзинкой на багажнике и еще одной впереди, я даже испугался, что не смогу поехать, так давно я делал это в последний раз. Но ничего, как оказалось, навык не утрачивается и через пару минут мы уже катили к своей машине с ветерком.

Жизнь в порту кипела. Сновали люди туда-сюда, ездили машины, по Шельде двигались катера, лодки, все были при деле. Где-то что-то строили, что-то перестраивали, были даже полицейские патрули в самой настоящей полицейской форме, приглядывающие за порядком. Часто попадались импровизированные бары и рестораны, пахло жареной рыбой, причем так пахло, что слюни текли, хотя, казалось бы, за долгое морское путешествие рыба могла бы и надоесть. Новая жизнь как-то налаживалась, что и не удивительно - народ в этих краях всегда был крепко работящим.

Сэм, как оказалось, не перетрудился в наше отсутствие. Нашли мы его развалившимся в раскладном кресле и попивающим холодное пиво. Кот валялся у его ног, вытянувшись на нагретом солнцем бетоне, вроде как тоже блаженствовал.

- Что-нибудь узнали? - спросил Сэм после того, как мы слезли с велосипедов.

- Не очень много, если честно, - ответил я, открывая заднюю дверь кабины и вытаскивая из-под сидения пластиковые упаковки патронов.

- Может быть, завтра будет что-то, Информцентр взял заявку на поиск мамы, - добавила Дрика.

- Даже так? - удивился Сэм. - Они здесь как-то организовались?

Дрика вкратце рассказала ему о том, что нам удалось узнать. Сэм выслушал и заключил:

- То есть, всей информации у них все равно нет, и даже если они о твоей маме ничего не знают, то это ничего не значит, так?

- Да, наверное! - поддержала эту мысль девушка.

- А теперь вы куда?

- На рынок, - ответил уже я. - Нужны патроны для М25.

- Патроны нужны, да сэр, - кивнул Сэм. - Но думаю, что вы без меня там справитесь? Я бы пока здесь посидел.

- Здесь есть бары, - намекнул ему я.

- А это пиво как раз оттуда, - сказал он, приподняв бутылку. - Не думаешь ведь ты, что у меня совсем нюх не работает?

Послышались шаги неподалеку. Я обернулся и встретился взглядом с тем парнем, с каким только что общались на рынке. Его спутники тоже шли вместе с ним. Увидев, что я его заметил, парень показал большой палец и сказал:

- Отличная машина! Если мы загоримся, то непременно вас позовем.

Его взгляд скользнул по забитой патронными упаковками сумке, и я затолкнул ее под сиденье, захлопнув дверь. Затем ответил:

- Из машины удалили все лишнее, так что она умеет только возить и не умеет гасить пожары.

- А жаль! - засмеялся тот, и мужчины с необычными автоматами прошли дальше.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-16; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.209.80.87 (0.014 с.)