ТОП 10:

Июля, среда, поздний вечер. г. Кронштадт, Городская больница N 36, приемный покой.



 

-Вот сюда можете разгрузку положить, и автомат ваш, - показала немолодая тетенька. - Доктор сейчас придет, посидите минуточку.

Странно слышать слово "разгрузка" от немолодой медсестры сугубо гражданского вида. Или санитарки? А без разницы, просто тетенька такая, сугубо мирного, даже домашнего вида, ей внукам сказки читать, а туда же, "разгрузка". Даже засмеялся после того, как вышла.

Огляделся. Приемный покой как в любой нашей больнице. У американцев он по-другому выглядит, там тебя как в лаборатории принимают, даже не поймешь, где доктор, а где кто.

Привезли меня сюда на фырчащей, прыгающей и громыхающей на неровностях зеленой "таблетке", которую водила-матрос гнал немилосердно, так, что мне приходилось держаться руками за все подряд в ходе, к счастью недолгой, поездки. Приняли нас с борта судна сразу обоих, меня и Диму, которого тоже везли на той же "таблетке", но уже под конвоем какого-то немолодого мичмана с АКМС на плече. При этом мичман упорно именовал Диму "пиратом" и обещал ему наклеить синюю бороду. Правда, время от времени синяя борода в его высказываниях сменялась резиновой, но это уже не существенно. Дима, впавший в ступор, бледный и морально убитый, на эти издевательства никак не реагировал.

Экипаж "Мариетты", к удивлению моему, если честно, когда на борт поднялся комендантский патруль, дал показания в мою пользу, обвинив доходившего после ранения Диму в попытке убийства, за что я остался им безмерно благодарен. Все же они были одной компанией, не я. Затем меня выгрузили в больнице, а Диму повезли куда-то еще, загадночно сказав, что "там полечат".

А теперь вот тетеньки с разгрузками. Да, кстати, о разгрузках... стащил плейт-карриер, без которого уже себя чуть ли не голым чувствую, поэтому и надел, отставил в угол М4. Подумав, вытащил из-за пояса внутреннюю кобуру с револьвером, отложил в сторону. Неудобно как-то получается, а то врач еще подумает, что я против него тут резервный ствол прячу.

Шаги в коридоре, мягкие, кто-то в кроссовках, наверное, топает. Дверь распахнулась. Точно, доктор. Высокий, круглолицый, голубоглазый. Волосы растрепаны, хотя явно пытался причесаться. Пятерней наверняка, причем совершенно безуспешно. Чуть старше меня. Халат мятый, относительно чистый, один карман отвис. Похоже, что маленький пистолет там. Придется резко хвататься, и будет его минуту из этого кармана вылавливать. Так нельзя оружие носить, хоть бы объяснил кто ему. А то подозреваю, что докторам теперь оружие в первую очередь нужно. А то вот я преставлюсь здесь волей божию, и пойду кусаться.

- Хэллоу! Хау ду ю ду? Ватс хапеннед? - вдруг ни с того, ни с сего сказал врач.

Акцент еще ладно, а на английском со мной зачем? Что-то сообщить успели?

Мы вообще-то на рыбаков наткнулись на подходе к Кронштадту. Они нас и направили к городу, высадив на борт одного своего вместо лоцмана и связавшись с военными на берегу. Похоже, что "лоцман" из разговора понял, что мы прямо из Америки пришли, а дальше испорченный телефон сработал. Ну и сам я выгляжу, наверное... включая всем известный американский автомат.

- Доктор, да я того, на языке родных осин предпочитаю, можно? - засмеялся я и сразу пожалел, что засмеялся, в боку как сто крючков разом ковыряться начали.

- О, отлично! - заметно обрадовался доктор. - А то я в английском не силен. Сказали, что американец раненый, вот я и... Как вас зовут?

Уселся за стол, раскрыл какой-то гроссбух. Ну да, без бумажки ты даже не пациент, а не пойми кто.

- Мельников моя фамилия называется. Андрей Владимирович. А вас как?

Доктор представился, что-то пробурчав, но я не расслышал, или просто не усвоил. Я в последние дни на обезболивающих прожил, вот от них, как мне кажется, в голове туман сплошной. Ладно, будет просто Доктор, мне так проще.

- Возраст?

- Сорок лет.

- Место жительства?

- Подмосковье... было, - затруднился я с ответом. - Знаю, что семья в Солнечногорске сейчас, на территории центра "Пламя", слышали про такой?

Доктор просто кивает, затем продолжает расспросы:

- Укусы были?

- Вы про... гм... нынешние укусы? - уточнил я на всякий случай.

- Про них, - кивнул косматой головой доктор.

- Нет, я бы от них сдох, - сказал доверительно. - Не дался кусать.

- Это хорошо, - усмехнулся он. - СПИД, гепатит, туберкулез, вензаболевания?

- Нет.

Он кивнул, пописал в книжке еще чуть-чуть, затем спросил:

- И на что жалуетесь?

- На дурака одного, - сказал я максимально откровенно. - Который до ружья добрался и выразил мне свою личную неприязнь.

Доктор несколько секунд смотрел на меня молча, затем уточнил:

- В вас стреляли?

- Точно, - подтвердил я. - Мелкой дробью, к моему счастью.

Лирику он пропустил, спросил лишь:

- Кашель с кровью был? В моче кровь видели?

- Нет, ничего такого.

Опять кивок, опять записал что-то. Затем сказал:

- Уже лучше. Как вас ранили?

- Сзади пальнул, - пожал я плечами и опять дернулся от боли. - Метров... не знаю, метров пять-шесть на тот момент было, но я в сторону рванулся, больше впритирку пошло.

Потом, когда уже меня перевязывали, я рассмотрел ранение - куча мелких дырочек, из каждой понемногу сочится кровь. Вроде и не сильно, но из множества мест, так что рубашка тогда сразу наполовину промокла, пришлось просто выбросить. То, что без квалифицированной помощи не обойтись, стало ясно сразу, вся дробь так во мне и осталась. Судя по ощущениям, нагноение уже успело начаться, так что проблемы у меня. Наверное.

- Сами раздеться сможете? - спросил доктор.

- Смогу, отчего не смочь..., - ответил я и кое-как стащил с себя просторную майку.

Вообще можно было и о содействии попросить, опять крючки под кожей заработали.

- Так, - сказал доктор, глянув на мои бинты. - Это сейчас снимем.

- Понятное дело.

Бинт местами присох, пришлось отдирать, довольно болезненно. Отодрали все же общими усилиями. Затем доктор развернул меня спиной к свету, посмотрел, потыкал пальцами, после чего выдал:

- Лихо нагноилось. Не все, но большей частью.

- И вывод? - забеспокоился я.

- Простой вывод: остаетесь у нас, - высказал приговор доктор. - Сейчас вещи у вас примут, выдадут больничное.

Перехватив мой взгляд, доктор добавил:

- Да не беспокойтесь вы, все на хранение возьмут, ничего не пропадет. У нас половина пациентов с оружием поступает.

- Да я не про это, я про то, что..., - подобрав с кушетки кобуру с "андеркавером", я затолкал ее обратно за пояс брюк. - Про то, что все оружие я не сдам, тут как хотите. Этот маленький со мной останется. Слишком много всякого приключилось со мной, простите, чтобы я совсем безоружным остался. Прошу, как говорится, понять и простить.

Доктор покачал головой, но ничего на это не сказал. Я расценил это как разрешение. Отцепил от ремня маленький подсумочек с двумя десятками запасных патронов и тоже приложил к револьверу. Вот так, оставться без оружия я даже на операционном столе не согласен. А мне туда прямая дорога, пожалуй, как-то же надо из меня дробь выковыривать.

Надолго бы в больнице не застрять. Я на боль терпеливый, если сейчас хожу и что-то делаю, то и после лечения смогу, но не со скандалом же выбираться? Еще дел полно, да и экипаж вроде как без пригляда остался. Я им доверяю, в принципе, уже присмотрелся, но все же. Да и к делам надо возвращаться.

Когда к больнице подъезжали, обратил внимание на то, что все окна в решетках. Оно и правильно по нынешним временам, но выглядит все равно немного того... внушает всякое.

- Доктор, скажите, а как в Питере все случилось? Уцелел город или как?

-

- Вот так, да, - вздохнул я. - Нигде не лучше. Что в Америке, что в Европе. Москве тоже кранты. А здесь, смотрю, жизнь какая-никакая наладилась? Ну, на мой взгляд, который со стороны.

- А с другими городами какая-то связь есть?

- Какая именно?

- Физическая, - усмехнулся я и уточнил: - Мне бы что-нибудь вроде конвойной проводки. В сторону Москвы. Хотя могу и один, не впервой будет.

- Кто-то уже ездит, - ответил доктор. - Слышал, что до Новгорода дорогу расчистили от заторов, просто так ведь делать этого не станут. Если хотите, могу уточнить, мне не трудно.

- Обязали бы вы меня очень этим, - сказал я. - Хотелось бы к колонне какой-то пристроиться... Да, и еще вопрос такой: у вас тут какие-то деньги ходят, или все больше бартер?

- Ответ доктора про деньги, затем вопрос, с чего вдруг такой интерес первоочередной.

- Так я же с судном сюда прибыл, а судно с товаром, - ответил я. - Вроде как купцы заморские. Распродаться не мешало бы. Как тут это делать теперь принято? Где бьется коммерческий пульс города Кронштадта?

- На базаре он бьется, - усмехнулся доктор.

 

 

Чайная "Дорожная" притулилась к забору городского рынка и больше напоминала большой торговый павильон. Но внутри оказалось довольно уютно, пахло выпечкой, чай заваривали в маленьких чайничках, настоящий, а не совали пакетики в чашки. То что и нужно, на мое-то состояние. Позволить себе чуть-чуть, что ли? Исключительно в медицинских целях? Вон какая слабость во всех членах, а заодно и в голове тотальный бардак. Вроде и водка была хорошая, но количество тоже имеет значение, переходит все же в качество, провались совсем. Но посидели хорошо, хорошо, а уж сколько не пел за столом - так и вспомнить не получается. Зато теперь точное ощущение Родины появилось - и похмелье присутствует, и посидели по-человечески, Господи, благослови.

В чайной работали три молоденькие официантки, так что мне нужно было только плюхнуться за свободный стол, каких было совсем немного, и дождаться, пока одна из них подойдет. Подошла одна, крашеная в невероятный блондинистый цвет и с невероятным же макияжем, но если присмотреться, то можно было бы легко прийти к выводу: ее отмыть и перекрасить в естественный цвет - и хоть куда девка будет.

Жрать хотелось зверски, как у меня всегда с похмелья. Поэтому вместо чаю заказал сперва яичницу с жареной свиной колбасой, и к ней черные гренки на сале, типа вроде как легкий завтрак, почти что мюсли, чистая диета.

Заказ быстро принесли, прямо фаст-фуд какой-то, хотя все было свежее, сало под яичницей шипело и колбаса исходила ароматом. Правильная такая колбаса, вроде украинской, угадал я с ней, когда в меню выбрал, чистый экстаз.

Развернул салфетку, вывалил из нее на ладонь нож с вилкой, взялся за еду. Попросить пятьдесят грамм, что ли? Не, не надо, надо чтобы голова соображала нормально. Потом до аптеки дойду, спрошу какого-нибудь аспирина там, тем и спасусь. Да и болит-то не сильно, если честно говорить.

 

 

Кто-то проходящий несильно толкнул столик, наткнувшись на него бедром, извинился вежливо. Голос показался знакомым, низкий такой, с хрипотцой, я поднял глаза. Вот как...

- Серж, ты, что ли? - малость обалдел я от удивления.

- Андрюха? - тормознулся собиравшийся уже уходить крупный мужик моего возраста, на лице которого выделялись очень светлые глаза, непривычно контрастировавшие с черными, уже с проседью, волосами.

Одет мужик был в новенький городской камуфляж, на плече висел АК-105, новенький, словно со склада только вышел. Бронежилет, подвесная, АПС в кобуре, нормально так экипирован, всерьез.

- Ну ты... не ждал, не ждал, - поднялся я из-за стола, раскинув руки.

Обнялись крепко, похлопали друг друга по спине.

- Ты откуда здесь, Серега? - успел спросить я первым. - Что-то никак не ожидал тебя тут...

- Да вроде как колонну провели, - махнул он рукой куда-то в сторону ближайшего окна. - Первую с нашего направления, до Новгорода дорогу пробивали. Ну и я с ними за главного пошел. А ты как?

- Да я вообще, хрен поверишь, - осталось только отмахнуться мне. - Сядем нормально за рюмкой чаю, тогда расскажу, тут роман целый.

- Андрюха, сейчас не могу, убегаю, - засуетился Серж. - Тебя где искать?

- А ты надолго?

- Не, чего надолго? - даже удивился он. - Вернусь сейчас, только цэу раздам личному составу. Вернусь через..., - он глянул на часы, - через десять минут. Не спешишь? Дождешься?

- До пятницы я совершенно свободен, - ответил я цитатой из детской книжки.

- Я мухой!

- Давай, жду!

Серж выскочил в дверь, я посмотрел ему вслед. Вот как бывает. В детстве у всех бывают друзья, близкие, совсем близкие, а бывают такие вот как Серега, когда родители уже перестают разбирать где чьи дети и кто у кого когда ночует. Вот так мы с ним и дружили, с самого первого класса. Ни до него, что не удивительно, ни после того как мы расстались и жизнь раскидала нас по разным городам, такого близкого друга у меня не было. Ну, один еще, быть может, уже в Москве, когда я туда переехал, да и все.

Нет, разумеется, мы виделись время от времени. Может раз в год, а может и реже. Но ощущение дружбы никуда не девалось. Он остался в Твери, работал в милиции, рос сначала медленно, а потом довольно быстро в званиях и дорос до какого-то немалого. Очень с этим ему помог старший брат, Олег, который, начав карьеру инженером на экскаваторном заводе, первым заместителем главы администрации города. Потом, правда, мэр свое место потерял, сменив его на тюрьму, но к Олегу ничего не прилипло. Он продолжал управлять городом вместо мэра и был смещен в результате чего-то, больше всего напоминающего дворцовый переворот.

Но он, понятное дело, и потом не пропал. Мужик это был из породы "прошареных", далеко не ангел, за время руления городом обросший связями и верными людьми. С ним мы общались меньше, разумеется, чем с младшим братом, но он все же пару раз он мне здорово помогал, когда появлялись дела в Тверской области. Надо отдать должное, энергии и нахрапистости у брата моего друга было через край, да и умом не обделен вовсе.

То, что Серега выжил - не удивлен ни капли, я вообще собирался его специально искать, уверенный в том, что он не просто жив и цел, а еще, наверняка, при силе и власти. Просто по-другому и быть не может. Но вот здесь его увидеть никак не ожидал. Хотя черт его знает, что сейчас на малой родне творится, не мешает и расспросить по ходу.

После яичницы принесли чай с булочками и небольшую масленку. Я попросил целый чайник и две чашки. А тут как раз и друг мой вернулся, шумно отдувающийся, явно бежал от машины. Уселся на стул напротив, потянул к себе булочку.

- Серж, что-то я тебя здесь никак встретить не ожидал, - сказал я, разливая чай. - Ты как здесь? Про колонну я понял, чего вообще сюда поперлись?

Похмелье, кстати, после еды отпустило, почти забыл о нем. Хорошо, что отказался от лечебной дозы, а то бы вставила на вчерашние дрожжи. Нехрен "прицел поправлять", и так справился.

- А по делам, - сказал он, отпивая чаю. - Люди ехали за всяким оборудование для энергетики с Кировского, ну и я тут по своим проблемам. Тут поговорить, там поболтать. Торговлю надо начинать какую-то, хотя бы условную пока.

- Твои как, живы? - спросил я.

- Живы, слава богу, - кивнул он. - И жена с детьми, и родители, и братец с семьей - все целы, все со мной. А Олег так и при всех делах опять, сам понимаешь.

Это верно, понимаю. По-другому и быть не могло.

- А где ты сейчас? - спросил я его.

- Да..., - он вроде как затруднился с ответом, - трудно сказать, пока с места на место перескакивал. В Ржеве теперь, там у нас вроде столицы теперь, так что я там. А с твоими что? И сам ты здесь откуда?

- Мои живы, здоровы, жена девочку удочерила, - кратко изложил я основные события. - Они в "Пламени", под Москвой...

- Знаю, - кивнул Серж. - Нормальное место... для Подмосковья, разумеется. Безопасно там. А ты откуда?

- А я, Серег, из Америки еду, - честно сказал я.

Особого впечатления не произвел. Про то, что я до Беды в Америке был, это он знал. И сейчас Серж энергично почесал в затылке по знакомой еще с детства привычке, затем спросил:

- Ну и как ты оттуда едешь?

- Фильм такой помнишь, назывался "Самолетом, поездом, машиной"?

- Ну, вроде, - ответил он. - Там эти играли, один толстый, второй седой совсем, комики. Так?

- Ага, - подтвердил я. - Вот так и еду. И машиной довелось, и самолетом, и на яхте, и на сухогрузе вот досюда. Видишь, куда уже доехал?

- Погоди, это ты в смысле прямо сейчас в пути? - сообразил он. - Ты своих еще не видел?

- Мля, вот что милиция с людми делает, - засокрушался я. - Я те русским языком сказал, что "еду", это настоящее время... ты про времена в русском языке слышал вообще? - насторожился я.

- Откуда нам, - отмахнулся он. - В милиции за времена звезды снимают. Но вообще... ну ты гля. А? Отметить бы надо...

- Я вчера отмечал, - честно сказал я. - Не могу сегодня, и так тяжело. Да и из больницы я только вышел.

- А че там делал?

- Дробь из меня выковыривали. Дурак один пальнул с перепугу.

- И на хрена выковыривали? - вроде как удивился он. - Дали бы пару раз мешалкой по жопе и само бы посыпалось.

- Не положено, - уклончиво ответил я.

- В любом случае сегодня и не получится, дел полно, - сказал он чуть серьезней. - Но я тебя все равно не отпущу, с нами пойдешь. У нас колонна, броня, с нами нормально, а оттуда до "Пламени" этого самого твоего сам знаешь сколько, пешком дойти можно. Там и отметим.

- Ждут меня, - намекнул я.

- А у нас связь с "Пламенем" есть. Соединимся, скажем, что задержался на денек. Я тебе потом охрану дам, хочешь? Но с условием...

- Это каким? - спросил я, прожевав кусок булки.

- А ты их всех грузишь в машину - и к нам, в Ржев.

Я посмотрел на него серьезно. Затем спросил:

- Серж, я все понимаю, но и ты меня знаешь, я делом люблю заниматься, не просто так...

- А дел до хренища, - усмехнулся он. - Выше башки. И кстати, чего тебе в "Пламени" делать, там мертвяки кругом. Москва же, ё-моё, прямо под боком, там как в ночном кошмаре живешь. Ездили наши туда, потом плевались. На нервы давит одним фактом существования, за забор не выглянешь. Резервация, блин, кибуц средней полосы.

- А у вас?

- А как ты думаешь? - вроде как загордился он. - Ржев почищен, гуляй по улицам спокойно, кругом безопасные места. Полосу укрепленную вокруг города сейчас делаем, от всяких случайностей. Волга, лес, грибы-рыбалка - а мертвяков нет. В Твери самые ближайшие, то есть даже не увидишь. Нормальная жизнь, понимаешь? Вот как здесь, в Кронштадте сейчас. Видел ты тут мертвяков?

- Видел, видел... но мало, верно, - задумался я. - Кто там у вас за главного?

- А как ты думаешь? - хитро заухмылялся он. - Угадай с трех раз.

- Олег, что ли? - сделал я первую, и наверное удачную попытку.

- Нутк, - кивнул он. - Ты его знаешь, он мелочиться не любит и внизу сидеть не умеет. Один из нескольких главных, но видно его больше всех.

- Тогда рассказывай про ваше царство. Можно с истории возникновения.

- Царство большое, - сказал он. - Ты область-то не забыл пока еще?

- Да нет, помню вроде...

- Ладно, по карте покажу, - сказал Серж, открывая планшетку.- Вот прямо по Волге смотри... Вот отсюда, от Старицы, считай, вверх по реке... Ржев... и до Кувшиново. И еще анклав здесь, вот... Андреаполь... и от него сюда, в сторону Селижарово, но тут сам понимаешь, просто два пункта, глухомань кругом.

- Нормально, - кивнул я с уважением. - А еще кто есть в области, кроме вас, в смысле?

- Есть, как не быть, - ответил он. - Вояки есть, есть какой-то Центр ФСИНовский, только хрен поймешь, что это... Макса-то не забыл еще?

- Смеешься?

Максом звался еще один наш друг детства, Максим Сергеев, который, насколько я помню, теперь был немалой шишкой в областном УФСИН. То ли замом тамошнего главного, то ли даже самим главным.

- Так вот, Центр этот за два года до Песца появился, - сказал Серж. - Центрального подчинения, вроде учебный центр, а кого там учили и чему - хрен разберешь. Максу, коороче, туда хода не было, только начальник его туда наезжал. Вот этот Центр козырял здорово...там знаешь кто главным был?

- Кто?

- Бурко.

- В смысле? - удивился я. - Тот самый, который главный фармацевт и спиртоносец?

- Он самый, - подтвердил друг. - Как он там все это дело провернул - хрен его маму знает, но присел он плотно, чуть ли не императором области короновался. Пока мы муде чесали и думали как спасаться, он там целое войско собрал, те еще... воины.

- И почему "был"? - уточнил я.

- Да вот коряво у него вышло. Недели три назад завалили его. И его, и зама его по безопасности, Пасечника, и вояку его главного, Салеева. Всерьез так исполнили, снайпера, с крыши, из крупнокалиберных. Видать, решили, что корона ему слишком просторна будет.

- И кто? - заинтересовался я.

- Да черт его знает, всякие слухи, может и свои, - пожал он плечами. - Но там теперь полный бардак. Те, кто по команде власть приняли, никакого авторитета не имеют, поэтому там сейчас разброд и шатание, чуть не до раздела имущества.

- А кто еще есть?

- В Удомле на АЭС вояки присели, электричеством торгуют и кругом счастливы... В Медном Колено квартирует, он в области вроде как смотрящим был, но у него торф к северу от города, лес... Вообще мешает, если честно. Хотя Медное вроде как общая территория, Колено там не власть.

Я опустил глаза на так и лежащую на столе карту, увидел несколько пометок красным. Спросил:

- Враги?

- Да вроде как, Колено этот самый. Пока до драки не дошло, но все к тому идет. Он на лесе и мы на лесе. Он на торфе - и мы туда же. И борзеть понемногу начинает... ладно, чего сейчас-то о нем?

- Интересно, - сказал я честно. - Меня в "Пламени" никто не ждет, если удастся к работе пристроиться, то я к вам. А тогда и знать расклады полезно, согласись.

- Да обрисую я тебе все по раскладам, по дороге... Ты на машине?

- Естественно.

- Я водителя тебе дам, а ты со мной поедешь, вот и потрындим. Дорога долгая, ездим медленно, наговоримся.

- Это как скажешь, - кивнул я и добавил: - Если под такое дело, то могу инвестицию сделать. Есть у меня семь тонн кевлара, ткани. Хоть куртки шей, хоть что хочешь. Отдаю.

Серж посмотрел на меня, кивнул, сказал затем:

- Это серьезно. Не знаю как именно, но сговоримся точно, товар стратегический. Ты его продать планировал?

- Продать, - кивнул я. - И продаю, просто не обязательно за деньги.

- А у нас уже деньги ходят, - сказал он. - Я собственно говоря, чего и прехал - договаривались с местными вроде как о межбанковском клиринге, чтобы деньги признавать взаимно. Ладно, я все понял, подумаем, как лучше все сделать.

Долго поговорить не удалось, Сержа искали, висевшая на плече рация рисковала раскалиться от вызовов. Снова обнялись и расстались до вечера, ему еще куда-то надо было уехать. А мне теперь что... только бездельничать, потому что оказии лучше я и представить не мог.

Не зря, не зря я все размышлял о том, как можно на "малой родине" пристроиться, словно чувствовал... Хотя, что тут чувствовать? Был у нас класс почти сплошь из детей военных, и большинство пошло в военные же училища. Знал я и о том, что многие из одноклассников в немалых уже званиях вернулись ближе к дому. А кто не военный... Макс вон зам начальника главного областного тюремщика. Серж в городском УВД не последний человек. С братом его и так все ясно. В общем, большинство были из тех, кто должен был выжить, а заодно оказаться не на нижней ступеньке новой социальной лестницы. И так, похоже, и вышло. Только идеализировать их не надо. Идеализировать вообще никого не надо, в том числе и меня. Меня - так и особенно.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-16; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.74.77 (0.02 с.)