ТОП 10:

Июня, суббота, утро. Бельгия, Антверпен.



 

Мы были возле Информцентра еще до его открытия, минут за пятнадцать. Дрика собиралась сюда вообще за два часа прийти, я ее еле удержал, убедив в том, что стояние у закрытых дверей нам точно ничем не поможет. Но сейчас уже удерживать не мог, и мы стояли вдвоем, опираясь на загородку и наблюдая за тем, как рыжий усатый буфетчик открывает свой киоск и выгружает туда ящики с напитками, которые привез на чем-то вроде садового мотоблока.

Кроме нас троих на площадке никого не было. Персонал Информцентра появился почти к самому открытию, причем все подъехали на велосипедах. Женщина с лошадиным лицом узнала нас, поздоровалась, Дрика было рванулась к ней, но та быстро зашла в вагончик и захлопнула дверь за собой.

Начала собираться небольшая очередь, человек пять всего. Все подходили к висящей на стене вагончика штуковине и отрывали вытягивающиеся билетики с номерами. У нас тоже такой был, с черной единичкой, и когда выглянувший в окно похожий на бухгалтера мужчина крикнул: "Ein!" - мы зашли внутрь.

Женщина с лошадиной дежурной улыбкой открыла папку, достала заполненную Дрикой анкету и прочитала что написано на небольшом листочке, прикрепленном к ней скрепкой.

- Похоже, что мы не нашли вашу маму, - сказала она. - Есть две женщины со сходными именами, но отличаются даты рождения и адрес проживания до Катастрофы. Вот здесь, на всякий случай, их нынешние координаты. Не могут быть родственницами?

- Нет, не могут, - совершенно убитым голосом сказала Дрика.

- Не отчаивайтесь, - попыталась утешить ее женщина. - Наши базы данных еще очень неполны, в них и половины людей нет. Кстати, я должна внести в нее вас, вы же не значитесь тоже.

Дрика махнула рукой, но женщина настаивала:

- Не следует к этому так относиться. Кто знает, может быть ваша мама жива и сейчас пытается разыскать вас? А вы тоже не зарегистрированы. Заполните эти формы, пожалуйста, - она подвинула и к Дрике, и ко мне по паре отпечатанных листов, при этом уже перешла на английский язык.

- Мне не надо, - сказал я, отодвигая анкету. - Я не местный и здесь не задержусь. Никого не ищу и меня никто не знает. Разберемся с проблемой девочки и я поеду дальше.

- Как хотите, - пожала она плечами. - Откуда вы?

- Из Москвы.

Ответ ее не удивил против ожидания, она лишь сказала:

- Вам очень далеко ехать.

- У меня там семья.

- Удачи.

Дрика заполнила анкету, пообещав обратиться в местный аналог Информцентра в том месте, где она все же устроится, и дать свой новый адрес, и на этом мы распрощались.

Мы встали у киоска на входе, снова взяли по бутылке минеральной воды.

- Куда мне теперь? - спросила девушка, явно растерянная.

Я достал из сумки атлас, раскрыл, прикрывая его собой от свежего ветра, дувшего со стороны Шельды.

- Ну, смотри, - сказал я... - Ехать надо в Амстердам через Схипхол, может быть, там что-то удастся узнать. Больше всего на Амстердам надеюсь, там же недалеко до порта было, так?

- Да, так, - подтвердила она.

- Так и начнем тогда.

К нам кто-то подошел, мы обернулись и столкнулись взглядами с улыбающимся парнем, тем самым, с которым беседовали на рынке.

- Извините, что опять вмешался, - сказал он, - но вижу, что вы ищите кого-то?

Смотрел он на Дрику, белозубо улыбаясь. Ну, понятна, в общем, мотивировка такой активности в общении.

- Да, - коротко улыбнулась навстречу девушка. - Я маму разыскиваю, но они, - кивок на вагончик Информцентра, - ничего не знают.

- Откуда им все знать? - вроде даже удивился парень. - Много людей живет в меньших коммунах, откуда никто в Информцентр не дает никакой информации. У нас на въезде прямо доска с объявлениями висит, там тысячи людей друг друга ищут. И еще много где так.

- Вы же в Кааге? - поморщив лоб, спросила Дрика. - Я правильно запомнила?

- Правильно! - радостно подтвердил тот и протянул руку, представившись кем-то вроде "Димитра".

Понятно, все же Балканы. Дрика представилась в ответ, а я просто протянул руку, почему-то себя не назвав. Не знаю почему, что-то не очень он мне нравится. И это не ревность из-за Дрики, вовсе нет, просто почему-то никогда не доверял людям назойливым, пусть даже и очень дружелюбным. А этот Димитр постоянно рядом оказывается, и в недостатке назойливости его не обвинишь. Как банный лист примерно.

- Вы можете с нами доехать до Каага и там почитать все объявления, - предложил он. - И список людей есть, нас там уже почти две тысячи.

- Мама вряд ли бы оказалась в Кааге, далековато, - усомнилась Дрика.

- Объявления развешивает и те, кто едет в другие коммуны, - возразил Димитр. - Мы сюда тоже целую пачку привезли и развесили, от тех, кто у нас живет. Не видели? Почти у самого КПП на шлюзе. И к нам могли привезти.

- Нет, не обратили внимания, - ответил я. - Посмотрим обязательно.

- А Кааг прямо на пути к Амстердаму, даже крюк делать не надо, почти не потеряете времени. К тому же у нас много людей из Амстердама, люди из города во все стороны бежали.

Я мельком глянул на Дрику и увидел, что она явно загорелась идеей, подкинутой назойливым Димитром. Идея и вправду была разумной, было бы странно, если бы не появились такие доски с объявлениями о розыске близких. Поэтому, несмотря на всю антипатию к "кавалеру", я сказал:

- Дрика, давай тогда заедем, почитаем. Смотри, отсюда в Схипхол ехать не проблема.

- Да, конечно! - радостно согласилась она.

- Мы завтра с утра выезжаем, - сообщил обрадованный Димитр. - Мы стоим в соседнем ряду с вашей пожарной машиной.

- Хорошо.

Димитр ушел в сторону рынка, а мы с Дрикой, оседлав велосипеды, поехали в сторону КПП, где действительно обнаружили стену, почти сплошь оклеенную объявлениями. Их было очень много, сотни, тысячи небольших бумажек, на которых фломастерами, маркерами, карандашами и ручками были написаны имена, адреса, призывы, это был словно молчаливый и одновременно оглушительный крик отчаяния - последние люди почти мертвой земли надеялись найти живыми тех, с кем потеряли связь. Я видел лицо Дрики, я видел, как она шевелила губами, читая объявление за объявлением, не дочитывала, перебегала с места на место, время от времени сталкиваясь с другими людьми... больно на нее смотреть, если честно. У меня ведь не просто так надежда на то, что моя семья в безопасности, они ведь были в безопасности. А что ждет ее? Семь процентов населения Бельгии. В Голландии немного больше. Сколько? Десять? Пятнадцать? Теперь о чем, о теории вероятности поговорим? Каковы шансы одинокой женщины, художника-реставратора, проживающей в центре старинного и к тому же большого города, пробиться в безопасное место?

- Нет, ничего нет, - вздохнула Дрика.

- Откуда здесь взяться? - вроде бы даже удивился я. - Мы же пока в Бельгии, до Нидерландов еще ехать и ехать.

- Ну да, верно, - кивнула она. - Поехали обратно?

- Да, давай.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-16; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.210.22.132 (0.007 с.)