ТОП 10:

Финансовые реформы России в XX веке



В истории России было осуществлено много экономических реформ, но особенно их большое количество приходится на XX в. В ходе этих реформ решались различные задачи, использовались разные методы. Анализ прове­дения и результатов хозяйственных реформ позволяет сделать вывод, что успех реформирования возможен лишь в том случае, когда в комплексе ме­роприятий находят отражение как общие закономерности развития хозяй­ственного механизма, так и специфические черты, присущие конкретному периоду времени.

К общим закономерностям в первую очередь относится глубокая научная проработка предстоящей реформы. К сожалению, достаточно серьезно с научной точки зрения не исследовалась ни одна из российских реформ рассмат­риваемого периода. Не являются исключением и современные преобразова­ния экономики.

В советский период особенность формирования хозяйственного механиз­ма в нашей стране заключалась в том, что все экономические преобразования обусловливались партийными решениями и не имели серьезных научных обоснований. Политические директивы опережали научные разработки, те­ория шла вслед за практикой.

Самым важным в финансовой политике после Октябрьской революции был вопрос о прекращении обесценения денег и построении устойчивого бюджета. Нарушение работы дореволюционного государственного аппарата приостановило поступление всех налогов и доходов в государственную каз­ну. Налоговая политика была одной из сложнейших политических и эконо­мических проблем в первые годы советской власти. Законодательные акты о налогах, принятые в декабре 1917 г., обязывали уплачивать налоги, установ­ленные Временным правительством. Основным методом формирования до­ходов центральных и местных органов власти в 1917—1918 гг. становятся кон­трибуции, конфискации и разовые сборы с национализированных предпри­ятий. Первым нормативным актом советского бюджетного права были Правила составления, рассмотрения и утверждения смет на январь — июль 1918 г., изданные 28 января 1918 г. В Конституции РСФСР 1918 г. бюджетно­му праву посвящался раздел, в котором были сформулированы общие прин­ципы бюджетного устройства нового государства. К середине 1918 г. практи­чески единственным источником пополнения финансовых ресурсов государ­ства становится эмиссия бумажных денег.

В первые месяцы после Октябрьского переворота началась «красногвар­дейская атака на капитал*, результатом которой стала национализация пред­приятий промышленности, торговли, транспорта, связи, банковских учреж­дений, ликвидация товарных и финансовых бирж. Вспыхнувшая Граждан­ская война коренным образом изменила экономическую политику. С лета 1918 г. была введена политика «военного коммунизма»,направленная на свертывание и полную ликвидацию товарного, рыночного способа связей между хозяйствующими субъектами.

Товарные отношения в промышленности все больше вытеснялись адми­нистративным подходом к решению экономических проблем, внедрялись сметное финансирование и натуральные формы связи между предприяти­ями. Финансовые меры формирования доходов государства были полнос­тью ликвидированы. Расчеты между государственными предприятиями стали проводиться путем записей, а затем через бюджет. Реальные деньги в этих расчетах не участвовали. Специальным декретом была запрещена тор­говля. Курс на бестоварный и безденежный механизм хозяйствования по­лучил закрепление во II Программе РКП(б) в марте 1919 г. Согласно этой директиве первостепенной задачей становится неуклонное продолжение замены торговли планомерным, организованным в общегосударственном

масштабе распределением продуктов. Предпринимательство как тип хозяй­ствования было объявлено вне закона и каралось высшей мерой социальной защиты, т.е. расстрелом. «Военный коммунизм* как тип хозяйствования с его антирыночной, антипредпринимательской направленностью был пол­ной противоположностью экономической системе, существовавшей в доре­волюционный период.

К началу 1921 г. стало ясно, что выбранный путь развития (диктатура про­летариата и отмена частной собственности — источника капиталистической эксплуатации) и соответствующая ему экономическая политика бесперспек­тивны. К принятию решения о переходе к новой экономической политике (нэпу)подтолкнули полная хозяйственная разруха, кризис аграрного секто­ра, а затем голод по всей стране, забастовки рабочих и крестьянские восста­ния.

Экономическая политика была «новой? (точнее — противоположной) по отношению к политике «военного коммунизма». Если же рассматривать нэп с точки зрения экономического содержания, то оно соответствовало до­революционной рыночной системе хозяйствования. Это позволило при раз­работке мероприятий нэпа использовать уже существовавшие теоретичес­кие научные труды российских ученых и опыт их практического примене­ния при разработке мероприятий нэпа с определенными дополнениями и изменениями.

Значительные изменения в экономическую, в том числе и в финансовую политику внес Декрет ВЦИК от 21 марта 1921 г. «О замене продовольствен­ной и сырьевой разверстки натуральным налогом». В нем содержались следу­ющие основные положения: замена разверстки натуральным налогом, разре­шение свободного оборота сельскохозяйственных продуктов и кустарных изделий, предоставление кооперативам большей свободы в развитии хозяй­ственного почина, меры поощрения местной промышленности и всяких хо­зяйственных начинаний, способствующих быстрому подъему промышленно­сти и сельского хозяйства. Мероприятия нэпа и восстановление товарно-де­нежных отношений привели к быстрому восстановлению системы финансов и в первую очередь налогов. Необходимо было возродить и деятельность на­логовых органов, которая к концу предшествующего периода совершенно прекратилась.

Учитывая состояние налогового аппарата, первоначально вводились на­логи в наиболее простых формах. Налоговая система характеризовалась мно­гократностью обложения и множественностью налогов. Возрожденная нало­говая система включала прямые и косвенные налоги, пошлины, сборы. При организации налоговой системы применялись заимствованные из дореволю­ционной практики, но с соответствующими изменениями, формы налогооб­ложения. Порядок изъятия налогов и сборов в бюджет в основном был оди­наковым для государственных и частных предприятий, но для последних ус­танавливались более высокие налоговые ставки. Натуральный налог был значительно меньше продразверстки и строился по принципу множественности натуральных налогов на различную сельскохозяйственную продукцию. Большое количество натуральных налогов не обеспечивало достаточной про­грессивности налогообложения и не создавало заинтересованности в разви­тии отдельных отраслей сельского хозяйства. Это потребовало изменения системы обложения. Уже в марте 1922 г. все натуральные налоги были уни­фицированы в единый натуральный налог, который взимался в пудах ржи или пшеницы. Налог носил прогрессивный характер. Для различных по мощно­сти хозяйств он устанавливался с учетом площади пашни и сенокоса, коли­чества едоков в хозяйстве и средней урожайности в районе.

Низкая квалификация налогового аппарата и техническое несовершен­ство взимания налогов при одновременном существенном росте потребнос­ти государства в доходах обусловили введение наиболее простых видов на­логов и сборов. Основная доля среди них приходилась на реальные пологи. В этот период взимались следующие налоги: налог со строений в городской ме­стности; денежный подворный налог в сельской местности; квартирный на­лог; налог на домашнюю прислугу; налоги с городских и пригородных садов и огородов; налог на право охоты; сбор с владельцев транспортных средств; сбор с грузов, привозимых и вывозимых по железным и водным путям сооб­щения; сбор за пользование общественными весами; сбор с прогоняемого на рынок для продажи скота; сбор с извозного промысла; сбор с отпускаемой на корню древесины; прописочный сбор; и др.

Первым денежным налогом в условиях нэпа был промысловый налог, вве­денный в действие в июле 1921 г. Он взимался с частных торговых и промыш­ленных предприятий и состоял из двух частей: патентного и уравнительно­го сборов. Взимание патентного сбора позволяло осуществить регистрацию предприятия в финансовых органах и получить поступления в бюджет впе­ред за определенный срок, что имело существенное значение в условиях большой текучести частных торговых предприятий. Уравнительный сбор усиливал обложение тех предпринимателей, которые получали более круп­ные доходы. Он взимался ежемесячно в размере 3% с оборота предприятия. С 1922 г. промысловый налог также стал взиматься на общих основаниях с государственных, кооперативных, коммунальных и общественных предпри­ятий. Впоследствии уравнительный сбор стал дифференцированным в зави­симости от типа предприятия (государственное, кооперативное, частное) и действенным рычагом для вытеснения частного капитала.

Натурализация хозяйства в период «военного коммунизма» касалась и оплаты труда. Такое положение усложняло восстановление денежных нало­гов в первый период нэпа. Однако перевод предприятий на хозяйственный расчет, внедрение принципа материальной заинтересованности позволили внести существенные изменения, и заработная плата приобрела преимуще­ственно денежное выражение. Снижение удельного веса натуральной части заработной платы происходило быстрыми темпами. Если в январе 1922 г. доля натуральных выплат составляла 77,5% общего заработка, то в июне того же года она снизилась до 54%, а в январе 1923 г. — до 21,1%. В сентябре 1923 г. натуральная часть заработной платы по всей стране в среднем составляла уже только 8,9% общего заработка.

С 1922 г. стал взиматься подоходно-поимущественный налог с доходов ча­стных лип, а также рабочих и служащих от работы по найму, если их доходы превышали определенный размер. Сельское население освобождалось от уп­латы этого налога. Он исчислялся по ступенчатой прогрессивной шкале и взи­мался по полугодиям из совокупного дохода, определяемого по декларациям налогоплательщиков. Использование необлагаемого минимума при исчисле­нии подоходного налога позволило освободить от него лиц с небольшими до­ходами и заработками. Впоследствии в порядок взимания налога были вне­сены существенные изменения с целью усиления дифференциации размеров обложения по источнику и характеру получаемых доходов, расширения круга плательщиков и повышения прогрессивности обложения. В дальнейшем по­имущественное обложение в составе подоходного налога было отменено.

К взиманию подоходного налога с государственных и кооперативных орга­низаций приступили с 1923 г. При этом использовалась пропорциональная ставка 8%, а облагаемая прибыль исчислялась налоговыми органами как раз­ница между валовыми доходами и расходами предприятия и не совпадала с балансовой прибылью. После перехода к нэпу одновременно с формировани­ем системы прямого налогообложения государство ввело и косвенные нало­ги в виде акцизов на отдельные товары. Техника их взимания была менее сложной по сравнению с прямыми налогами, и, кроме того, они отвечали принципу массовости при налогообложении. Акцизы дифференцировались в зависимости от качества изделий, продажной цены, круга потребителей.

Созданная налоговая система при всех ее недостатках и несовершенствах решала поставленные перед ней задачи. Суммы налоговых поступлений в бюджет неуклонно росли. В первые годы нэпа они были основным доходом государственного бюджета. По мерс развития народного хозяйства их доля уменьшилась (в 1922-1923 гг. - 63,14%, в 1927-1928 гг. - 48,13%), а поступ­ления неналоговых доходов увеличились.

Новые экономические условия хозяйствования потребовали коренного изменения бюджетной политики. 10 октября 1921 г. ВЦИКом был издан Дек­рет о мерах по упорядочению финансового хозяйства и утверждены специ­альные правила составления бюджета на 1922 г. Образование в 1922 г. СССР послужило основой для создания новой бюджетной системы государства. В нее вошла широко разветвленная сеть бюджетов местных советов, которая была наделена собственными источниками доходов, получала надбавки, до­тации на покрытие разницы в доходах и расходах, а также субвенции при до­левом участии собственных средств. Организация различных видов бюдже­тов и порядок их составления регулировались законодательными актами го­сударства. Бюджетное устройство, состоящее из союзного бюджета, финансирующего общегосударственные потребности, бюджетов союзных республик и местных бюджетов, зафиксированное в первой Конституции СССР 1924 г., было коренным образом изменено только в 1991 г.

Именно в России в 1921 — 1927 гг. впервые в истории был успешно осуще­ствлен переход от сугубо командной («военный коммунизм») к рыночной экономике. В предельно сжатые сроки была демонтирована супердирективная и практически безденежная система хозяйствования, быстро преодолен масштабный экономический кризис. Богатейший опыт экономических пре­образований этого периода тщательно изучали во всем мире, а на родине он был предан забвению и остался практически невостребованным. Слабые тем­пы современных экономических преобразований и развития предпринима­тельства объясняются не только издержками государственной политики, но и почти полным незнанием наиболее удачных находок и допущенных оши­бок в период нэпа.

Глубокая теоретическая проработка идей и основных мероприятий про­водимой реформы должна подкрепляться и корректироваться с учетом прак­тики хозяйствования. Серьезные теоретические исследования не должны отрываться от изучения реальных экономических процессов. За короткое время существования нэпа страна сумела создать динамичную, эффективную, конкурентоспособную экономику с вполне приемлемым уровнем социаль­ной дифференциации. И по всем критериям это была рыночная экономика. Никогда после нэпа Россия не имела таких высоких среднегодовых значений валового национального продукта (ВНП), которые по разным современным оценкам, составляли 13—14%.

Среди причин, позволивших быстро преодолеть экономический кризис, главной из них являлось наличие стратегии нэпа. Основными ее элементами были следующие:

• развитие частного предпринимательства в промышленности, торговле, сфере услуг, государственная защита частнопредпринимательской деятельно­сти, умеренное налогообложение, либерализация цен в потребительском сек­торе;

• возрождение аграрного сектора: свобода всех видов деятельности для частного крестьянского хозяйства; умеренное налогообложение и свобода в распоряжении результатами труда; развитие всех видов сельскохозяйствен­ной кооперации (кредит, снабжение семенами, машинами, удобрениями, пе­реработка, сбыт и транспортировка сельхозпродукции, культурно-просвети­тельная работа в деревне);

• полная коммерческая и финансовая ответственность государственных предприятий за результаты их деятельности (вплоть до банкротства), объеди­нение государственной промышленности в синдикаты и тресты, независи­мые от центральных властей, антимонопольный контроль над ценами в госу­дарственной промышленности;

• оздоровление денежной, кредитной и финансовых систем: резкое сокраще­ние государственных расходов (включая оборону), ликвидация бюджетного де­фицита, восстановление всех видов сберегательной и страховой деятельности, коммерческого и инвестиционного кредита, проведение денежной реформы и выпуск новой денежной единицы (червонца), прекращение инфляции в стране;

• постепенный, строго контролируемый допуск в страну иностранного капитала в виде концессий и займов.

Суть стратегии нэпа — оптимальное сочетание свободы рынка и государ­ственного регулирования. А все осуществляемые после 1927 г. экономические преобразования базировались не на научных разработках, а исходили из по­литических установок. Крупным мероприятием по перестройке финансовой работы была налоговая реформа 1930 г.Она привела к изменению системы платежей предприятий в бюджет и введению двухканальной системы изъя­тия: отчисления от прибыли и налог с оборота, в котором было объединено множество налогов и сборов. (Но некоторые прежние платежи сохранились.) Поступления от налога с оборота стали самым крупным источником государ­ственного бюджета.

Одновременно с налоговой проводились кредитная реформа и перестрой­ка управления промышленностью, которые были направлены на максималь­ную концентрацию прибыли в бюджете. В 1930 г. норма отчислений от при­были вбюджет была определена в 81 %, а для отдельных отраслей и предпри­ятий еще выше. В связи с обострением проблемы устойчивости доходов государственного бюджета в 1931 г. было принято положение о ежемесячном перечислении в бюджет установленной доли плановой прибыли вместо прак­тиковавшегося до тех пор ежеквартального перечисления доли реально полу­ченной прибыли. Эта система перечислений в бюджет сохранилась в основ­ном до конца 1980-х гг.

В 1932 г. общие нормы распределения прибыли были вообще устранены. Вся плановая прибыль могла быть изъята в бюджет, за предприятием закреп­лялась лишь часть сверхплановой прибыли. Материальное поощрение работ­ников стало возможным только за счет экономии расходов и не могло превы­шать 1% фонда заработной платы. Прибыль перестала быть источником материального стимулирования, социального и технического развития пред­приятия. Правительство последовательно проводило политику централизо­ванного управления и планирования народного хозяйства, что отрицательно сказалось на формировании хозяйственного механизма и развитии товарно-денежных отношений. Многие негативные черты финансовой системы, сло­жившейся в 1930-х гг., сохранялись до начала 1990-х гг., сковывая развитие са­мостоятельности и инициативы предприятий.

В годы нэпа сформировалась многоукладная экономика, основой которой было частное предпринимательство. Именно оно позволило сгладить соци­альные последствия структурной перестройки экономики и неизбежной в ходе ее безработицы. Опыт нэпа в решении этой проблемы и по сей день со­храняет свое значение, так как ни государство в целом, ни крупные промыш­ленные предприятия не в состоянии самостоятельно решить эту задачу. Ре­формы 1930—1932 гг. закрепили существование практически одной формы собственности — государственной. Многообразие форм собственности сме­нилось монополизмом ее государственной формы.

Основной вопрос всех крупных социально-экономических преобразова­ний — отношения собственности. Реформы, не затрагивающие их, являются половинчатыми. Именно таковой была хозяйственная реформа 1965 г.,по­этому ее с полным основанием считают полурсформой, несмотря на то, что она стала наиболее значимой попыткой усовершенствовать хозяйственный механизм. Эта реформа была направлена на усиление стимулирующего воз­действия прибыли на развитие производства. Для решения этой проблемы вводился новый порядок распределения прибыли. Он предусматривал:

• организацию новой системы экономического стимулирования путем образования на каждом предприятии за счет прибыли трех фондов: фонда материального поощрения, фонда социально-культурных мероприятий и жилищного строительства и фонда развития производства;

• превращение прибыли в основной источник финансирования капиталь­ных вложений и прироста оборотных средств и других плановых затрат ка­питального и социального характера;

• существенную перестройку системы взаимоотношений предприятия с бюджетом по отчислениям от прибыли путем введения новых видов плате­жей (платы за производственные фонды, фиксированных платежей, а также взносов свободного остатка прибыли в бюджет).

Вместе с преобразованием системы мобилизации доходов в бюджет изме­нялся подход к предоставлению бюджетных ассигнований. Их размер опре­делялся с учетом наличия собственных средств. На передовых предприяти­ях наблюдались невиданные темпы роста объемов производства, но их ресур­сы постепенно истощались, интенсивное использование последних не подкреплялось накоплением, и результатом этого стало крайне тяжелое поло­жение таких предприятий. Стимулирование деятельности предприятий по их развитию путем предоставления финансовых ресурсов через фонд развития производства натолкнулось на дефицит материальных ресурсов. Преобладал административный путь решения данной проблемы, и в итоге даже ограни­ченные права предприятий были изъяты.

Проведение реформы предусматривало два этапа, однако предпринятые государством попытки совершенствования финансовых отношений в целом не были доведены до конца и не дали ожидаемых результатов. Это произош­ло потому, что реформирование хозяйственных отношений не поднялось выше первичного звена, не затронуло основ сложившейся системы управле­ния и сущностных взаимосвязей предприятий и государства в процессе вос­производства. Реформа 3965 г. предусматривала реализацию совокупности товарно-стоимостных форм, но на практике сфера использования товарных отношений была сведена к минимуму. Первый этап реформы затянулся, пос­ледовательность осуществления намеченных преобразований была наруше­на. Длительное сосуществование старых и новых форм и методов хозяйство­вания отрицательно сказалось на первоначальном плане проведения рефор­мы: ко второму этапу ее проведения так и не перешли.

К 1970-м гг. нарастало общее расстройство финансовой системы страны. Материальные затраты в народном хозяйстве росли быстрее, чем нацио­нальный доход. Заметно снизились темпы роста промышленности и сельско-

го хозяйства, одновременно существенно возросли объемы незавершенного строительства. Все это свидетельствовало о том, что большая часть средств производства идет на «самовоспроизводство», а не на достижение конечных результатов. Доля государственного бюджета в финансовых ресурсах страны существенно уменьшилась. Главной причиной этого было изменение соста­ва финансовых ресурсов. В них сократилась доля средств, частично или пол­ностью поступающих в бюджет (прибыль, налог с оборота, отчисления на социальное страхование), увеличился удельный вес ресурсов, напрямую не связанных с бюджетом (прежде всего амортизации). Повышение доли амор­тизационных отчислений в составе финансовых ресурсов объяснялся не только быстрым ростом основных фондов народного хозяйства, их переоцен­кой, изменением норм амортизационных отчислений, но и негативными фак­торами — снижением фондоотдачи и уровня рентабельности.

Чтобы изменить сложившееся в экономике страны положение, в конце 1970-х гг. была разработана экономическая модель отраслевого хозрасчета и самоокупаемости.В соответствии с постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 12 июля 1979 г. «Об улучшении планирования и усиле­нии воздействия хозяйственного механизма на повышение эффективности производства и качества работы» вводился нормативный метод распределе­ния прибыли.

При этом методе министерствам на основе утвержденных в пятилетнем финансовом плане заданий устанавливались стабильные, дифференцирован­ные по годам нормативы отчислений от балансовой прибыли, поступающие в их распоряжение. Причем они определялись с таким расчетом, чтобы обес­печить финансирование капитальных вложений, погашение банковских кре­дитов и уплату процентов за них, прирост оборотных средств, образование единого фонда развития науки и техники и фондов экономического стиму­лирования, а также других плановых затрат по развитию отрасли.

Вносились изменения и в финансовое планирование. Было установле­но, что сводный финансовый баланс государства должен составляться на пятилетие с распределением доходов и расходов по годам, предусматривать обеспечение финансовыми ресурсами всех мероприятий, указанных в госу­дарственных планах, а также образование финансовых резервов. Преду­сматривались существенные изменения и в финансировании строительства, в частности внедрение расчетов между заказчиками и подрядчиками за пол­ностью законченные работы. Все эти меры были направлены на повышение стабильности экономического развития страны, увеличение поступлений в доходы государственного бюджета, изменение структуры бюджетных рас­ходов.

В целях совершенствования хозяйственного механизма в первой полови­не 1980-х гг. проводился эксперимент по распространению на предприятиях новых методов хозяйствования, несколько позже стали внедрять полный хозрасчет и самофинансирование. Производственные объединения (пред­приятия) вносили в бюджет плату за производственные фонды с широкой дифференциацией ставок, делали отчисления от прибыли или дохода, плати­ли за пользование трудовыми и природными ресурсами на основе стабиль­ных долговременных нормативов. Принцип самофинансирования предпола­гал также ограничение или полный отказ от бюджетных ассигнований. На практике не всегда удавалось учесть одновременно как интересы предприя­тия, так и государства. Большое количество предприятий сознательно зани­жали плановые обязательства.

Высокая степень бюджетного перераспределения ресурсов ослабляла хозрасчетные стимулы повышения эффективности производства, порожда­ла стремление жить за государственный счет, подрывала стабильность и сбалансированность бюджета. Мероприятия по реформированию хозяй­ственных отношений в промышленности, многие принятые меры по улуч­шению положения в сельском хозяйстве и других отраслях, потребовавшие значительного увеличения затрат из общегосударственного денежного фон­да, не привели к соответствующему росту финансовых ресурсов страны. Доходы увеличивались медленнее расходов, возник дефицит государствен­ного бюджета. В покрытие затрат вовлекались средства, не являющиеся по своей сущности доходами (часть ресурсов Сберегательного банка СССР, резервы Госстраха и др.). Бюджетный дефицит негативно воздействовал на экономику, подрывал устойчивость денежного обращения, порождал инф­ляционные процессы.

Практически повторилась та же ситуация, что и во время проведения хо­зяйственной реформы 1965 г., т.е. предпринималась попытка совершенство­вания хозяйственного механизма без вторжения в отношения собственнос­ти. Все силы были направлены на сохранение стабильности созданной сис­темы. Но стабильность была чисто внешней, на самом деле весьма быстро шел процесс деградации и разрушения промышленного производства. В стране стал нарастать так называемый системный кризис. К концу 1980-х гг. государ­ство совершенно утратило способность эффективно управлять экономикой, и общество осознало необходимость наличия многообразия форм собствен­ности,

Последнее десятилетие XX в. ознаменовалось в России радикальными преобразованиями всех сторон жизни: изменилась система политических институтов и экономических отношений, началась борьба за перераспределе­ние собственности, произошла полномасштабная социальная революция. На фоне этих событий проявилась характерная для периода революционных преобразований нестабильность, которая усложнила проведение экономичес­ких реформ.

При проведении хозяйственной реформы в первую очередь необходимо определить конечную цель проводимых преобразований. Без этого не может быть выработана стратегия дальнейшего развития, а все тактические решения будут иметь случайный и бессистемный характер. Отсутствие четко сформу­лированной цели не позволяет создать адекватный хозяйственный механизм и эффективно его использовать. Управление без цели — это уже не управле-

ние, а способ обеспечения собственного благополучия управленческого аппа­рата. Примером отсутствия четких целей, к сожалению, может служить пере­ход России на основы рыночной экономики. Практически одни и те же набо­ры мероприятий, осуществляемых правительством, преследовали совершен­но разные цели. Но даже при слабости проводившейся экономической политики и отсутствии четкой программы действий все понимали, что ры­ночные преобразования необходимо начинать с реформирования бюджета и бюджетной системы.

Реформирование бюджетной системы началось в условиях неэффектив­ного, доставшегося в наследство от советского времени производства, дефи­цита бюджета, наличия больших внешних долгов, значительного сокращения доходов бюджета, нарушения межбюджетных отношений, отсутствия соот­ветствующего законодательства. Некоторые регионы прекратили отчисления в бюджет государства. Произошло резкое сокращение валютных резервов. В январе 1991 г. было проведено повышение оптовых цен при неизменных розничных ценах, которые повысили только в апреле. При этом наблюдался опережающий рост заработной платы и социальных пособий, что привело к увеличению бюджетного дефицита. Объявленный осенью того же года курс на либерализацию цен еще больше способствовал опустошению потребитель­ского рынка и прекращению поступления товаров на него. Сокращение чис­ленности работников в производстве сопровождалось значительным ростом занятых в торговле и финансовом секторе.

Предложенный курс реформирования экономики и проведение жесткой монетарной политики привели к замещению денежных средств бартером — натуральными расчетами. Во многих случаях товаром выплачивалась зара­ботная плата, производились расчеты между предприятиями. Назревал глу­бокий финансовый кризис. Промышленный спад был следствием дезинтег­рации на всем экономическом пространстве СССР, производители лишились традиционных рынков, разрушились сложившиеся хозяйственные связи. Бартер способствовал возникновению неденежной прибыли, скрытой в из­быточных запасах товарно-материальных ценностей.

Сокращение налоговой базы вызвало бюджетный кризис. С целью умень­шения бюджетного дефицита произошло существенное сокращение бюджет­ного финансирования отраслей народного хозяйства, обороны, науки и куль­туры. Но снижение бюджетных расходов приводит в дальнейшем и к сокра­щению поступлений в бюджет. Как следствие усилилась напряженность в экономической и социальной сферах жизни общества. В 1990—1995 гг. основ­ным методом покрытия бюджетного дефицита была денежная эмиссия. Не­которое замедление ее темпов в 1995—1996 гг. было компенсировано суще­ственным увеличением государственного долга.

Несмотря на крайне тяжелую ситуацию, положительный момент рефор­мирования экономики заключался в разрушении монополизма государствен­ной собственности. Однако темпы, масштабы и методы проведенной прива­тизации определялись не экономической целесообразностью, а политическими задачами. Результатом этого были многочисленные злоупотребления, кри­минализация экономики. Ускоренные темпы и тактика осуществления при­ватизации в России существенно отличались от подобных преобразований в экономике развитых стран. Практически нигде она не была проведена без ре­ального положительного эффекта для производства. В условиях, когда госу­дарство не справляется с задачей эффективного управления экономикой, цель приватизации — привлечение дополнительных инвестиций, подъем кон­курентноспособности производства, поступление доходов в государствен­ный бюджет. Приватизация, носящая исключительно фискальный характер, изначально неэффективна. К тому же полученные от нее доходы, поступив­шие в казну государства, оказались намного меньше, чем они были заложены в проекты бюджетов. Форсированная приватизация обернулась для многих отраслей дроблением единых технологических комплексов, разрывом коопе­ративных связей и, как следствие этого, спадом производства, особенно в на­укоемких отраслях. Это еще раз подтверждает, что любое преобразование, а в экономике особенно, требует разумного подхода и осторожности.

Изменение формы собственности и перестройка всей системы управле­ния народным хозяйством позволяют государству органично вписаться в процесс мирового разделения труда и дохода. Но решить эту сложную зада­чу можно только при наличии государственного регулирования экономики, так как только государство может быть координатором экономической по­литики в целом. Современным попыткам осуществления социально-эконо­мических преобразований в России присуще глубокое противоречие меж­ду развитием рынка и государственным регулированием экономики. Это объясняется тем, что в 1990-е гг. наблюдалась тенденция к упрощению: хо­зяйствующий субъект рассматривался как основное звено, где должны при­ниматься почти все решения. В реальной жизни часто встречаются случаи, когда интересы частей не совпадают и не могут совпадать с более общими интересами.

Роль государства в экономике достаточно велика даже в странах с глубо­кими рыночными традициями, так как существуют отрасли (оборонная про­мышленность, атомная энергетика и др.), где государственная собственность остается господствующей. В ходе экономических реформ нередко недооцени­ваются различия отраслей. Есть отрасли, особо нуждающиеся в государствен­ном регулировании (электроэнергетика, нефтяная, газовая, химическая), а есть отрасли, для которых необходимы максимальная гибкость и хорошо на­лаженная связь между потребителем и производителем (легкая, пищевая, от­дельные подотрасли машиностроения). Именно для последних особое значе­ние имеют конкуренция, выбор потребителя, соотношение спроса и предло­жения.

Важное значение для экономического реформирования имеет принятие эффективных инвестиционных решений. Капитальные вложения напрямую

связаны с будущим. В условиях повышения роли децентрализованных инве­стиций (прибыли и банковских кредитов) необходимо ограничить, с одной стороны, степень неопределенности во избежание отказа от выгодных проек­тов, а с другой — создание дублирующих производственных мощностей.

Экономическая реформа — это комплекс мероприятий в области налогооб­ложения, ценообразования, финансирования, бюджетной и банковской систе­мах. Очень важно, чтобы изменения во всех этих областях были взаимосвя­заны, осуществлялись комплексно и согласованно, а самое главное — своев­ременно. Кроме того, эти мероприятия должны иметь четкую нормативную правовую базу. Россия имеет богатый опыт реформирования экономики, но он не используется в должной мере. И хотя ни одна российская реформа не была доведена до конца, проведение глубокого анализа положительных дос­тижений и отрицательного опыта позволит избежать ошибок в будущем.


(?) Контрольные вопросы и задания

1. Назовите видных российских ученых-экономистов XIX—XX вв.

2. Дайте определение финансов, предложенное СЮ. Витте.

3. Какие основные экономические реформы были проведены в России в XX в.?

4. Охарактеризуйте политику «военного коммунизма».

5. Каковы были причины перехода к нэпу?

6. В чем заключалась половинчатость хозяйственной реформы 1965 г.?

7. Охарактеризуйте экономическую модель отраслевого хозрасчета и самоокупаемости конца 1970—1980-х гг. В чем заключались причины ее несовершенства?

8. Какие экономические преобразования осуществлялись в последнее десятилетие XX в. и каковы их результаты?

 

Литература

1. Валовой Д.В. Экономика: взгляды разных лет (становление, разви­тие и перестройка хозяйственного механизма). М.: Наука, 1989.

2. Марьяхин Г.Л. Очерки истории налогов с населения в СССР. М.: Финансы, 1964.

3. Налоги: Сборник декретов, инструкций, циркуляров за 1921—1922 гг. Пг—М.: Издание финансово-экономического бюро НКФ, 1922.

4. Плотников К.Н. Очерки истории бюджета Советского государства. М.: Госфиниздат, 1954.

5. Рязанов В.Т. Экономическое развитие России XIX—XX вв. СПб.: Наука, 1998.


6. Финансовые ресурсы народного хозяйства / Под ред. В.К. Сенчаго-ва. М.: Финансы и статистика, 1982.

7. Финансы СССР за XXX лет. М.: Госфиниздат, 1947.

8. Экономика переходного периода: Очерки экономической политики посткоммунистической России. 1998—2002. М.: Дело, 2003.







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-11; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.231.228.109 (0.023 с.)