ТОП 10:

Как я этому научился: Время действий



 

К счастью, скрытая система гимнастики старой школы выжила. Но это было возможно только в таких темных местах, где люди нуждались в максимальной силе и мощи просто чтобы остаться в живых; в местах, где в течение длительного времени, штанги, гантели и другие виды современного тренировочного оборудования были недоступны, если вообще появились. Эти места называют исправительными учреждениями, тюрьмами и всеми другими именами, которые цивилизованные люди дали клеткам, где держат менее цивилизованных людей за решеткой.

 

Меня зовут Пол Уэйд, и, к сожалению, я знаю все о жизни за решеткой. Я попал в государственную тюрьму Сан-Квентин за свое первое преступление в 1979 году, и провел девятнадцать из следующих двадцати трех лет внутри одних из самых жестких тюрем в Америке, в том числе в Луизианском исправительном учреждении (aka "Ферма ", “Ангола”) и в исправительной тюрьме Марион – дыре, которую построили, чтобы заменить Алькатрас.

 

Возможно, я знаю о гимнастике старой школы больше чем кто-либо из ныне живущих. Во время моего последнего заключения, я стал известен под прозвищем Entrenador, "тренер" по-испански, потому что все новички и салаги приходили ко мне за знаниями о том, как стать невероятно сильным за очень короткое время. Это было мне выгодно, ведь благодаря этому я отточил свою технику. Я добрался до уровня, на котором мог сделать более десяти отжиманий в стойке на одной руке без поддержки - подвиг, который не могли повторить даже Олимпийские гимнасты. Я выигрывал ежегодный чемпионат Анголы по отжиманиям / подтягиваниям среди заключенных в течение шести лет подряд, хотя я и был загружен ежедневной утомительной работой на Ферме. Это был метод, используемый в тюрьме для уменьшения проблем. Заключенных заставляли работать на Ферме. Как правило, к концу рабочего дня мы слишком уставали, чтобы драться с охранниками.

 

Я даже занял третье место в 1987 на государственном калифорнийском чемпионате по пауэрлифтингу, несмотря на то, что у меня никогда не было тренировок с весами. За многие годы моя система тренировок сделала меня физически жестче и сильнее, чем подавляющее большинство психов, ветеранов и других отбросов общества, с которыми я был вынужден якшаться в течение двух десятилетий. И большинство из этих ребят работали зверски тяжело. Вы не можете прочитать об их методах подготовки и достижениях в журналах по фитнесу, но некоторые из осужденных являются наиболее выдающимися спортсменами мира.

 

Я участвовал на спор.

 

Во время пребывания в тюрьме, моей профессией было стать и остаться сильным и жестким настолько, насколько возможно. Но я не тренировался в удобном сверкающем спортивном зале, окруженный загорелыми позерами. Я не проходил новомодных трехнедельных тренировочных программ, как сейчас делают большинство тренеров. И я, черт возьми, не какой-то там толстозадый писатель, не потевший ни разу в жизни, как и многие ребята, которые в большом количестве пишут книги по "фитнесу" или "бодибилдингу". Я был рожден "атлетом".

 

Когда я впервые взвесился спустя три недели после моего двадцать второго дня рождения, я весил 68 килограммов. С ростом 185 сантиметров мои длинные долговязые руки выглядели как ершики и были очень слабы. После нескольких неудач, я довольно быстро понял, что другие заключенные используют слабых также просто, как дышат воздухом. Ежедневные запугивания с целью заполучить твою задницу. И поскольку мне не хотелось быть ничьей сучкой, я понял, что самый безопасный способ перестать быть для них мишенью – это быстро привести себя в порядок.

 

К счастью, через несколько недель пребывания в тюрьме Сан-Квентин, я был помещен в одну камеру с бывшим спецназовцем ВМС. Он был в отличной форме, заработанной военным обучением, и научил меня, как делать базовые упражнения гимнастики: отжимания, подтягивания, глубокие приседания. За несколько месяцев совместной подготовки я вырос в размерах. Ежедневные работы вне камеры развивали мою выносливость, и вскоре я был в состоянии сделать сотни повторений в некоторых упражнениях. Я по-прежнему хотел стать больше и сильнее и впитывал всю информацию что мог, чтобы узнать, как достичь желаемого. Я учился у всех кого только мог найти, и вы будете удивлены, каких людей я встречал в тюрьме. Гимнастов, солдат, тяжелоатлетов, занимающихся боевыми искусствами, йогов, борцов и даже пару врачей.

 

В то время у меня не было доступа в тренажерный зал, я тренировался один в своей камере без оборудования. Так что мне пришлось найти способы сделать свое тело своим тренажером. Тренировка стала моим лечением, моей навязчивой идеей. Через шесть месяцев я стал намного больше и сильнее, и меньше чем за год я стал одним из самых физически развитых парней в этой дыре. Спасибо старой школе гимнастики. Эти физические упражнения мертвы во внешнем мире, но в тюрьмах эти умения передавали как заначку, из поколения в поколение. Это знание выжило только тюремной среде, потому что существует очень мало тренировок, способных занять у заключенного все его свободное время. Никакого пилатеса, никакой аэробики. Снаружи все сейчас говорят о тюремных тренажерных залах, но поверьте мне, появились они совсем недавно и плохо оборудованы.

 

Одним из моих наставников был приговоренный к пожизненному заключению по имени Джо Хартинген. Джо было семьдесят один, когда я узнал его, и он тратил свое четвертое десятилетие в тюрьме. Несмотря на свой возраст и многочисленные травмы, Джо тренировался в своей камере каждое утро. И он был силен как черт, я видел его делающим подтягивания, используя только два указательных пальца как крючки, и отжимания на одном пальце руки, что было для него обычным делом. На самом деле он делал так, чтобы это выглядело легким. Джо знал о настоящих тренировках то, что большинство «экспертов» никогда не узнает. Он работал над собой в старых спортивных залах в первой половине ХХ века, когда большинство людей даже не слышали о регулируемых штангах.

 

Эти ребята полагались на тренировки с собственным весом, упражнения и методы, которые сегодня мы рассматриваем как часть гимнастики, а не бодибилдинга или силовых тренировок. Когда они использовали "веса", они не поднимали их сидя на удобной, регулируемой машине, они тащили и толкали огромные, массивные объекты, такие как тяжелые бочки, наковальни, мешки с песком. Для выполнения этих упражнений требовались качества, которых не хватает в современных тренажерных залах: выносливость хватки и сухожилий, сила, скорость, баланс, координация и нечеловеческая дисциплина.

 

Этот вид тренировок при правильном выполнении делал этих старперов чертовски сильными. В Сент-Луисе в 1930 году, Джо работал с The Mighty Atom’ом, одним из самых известных силачей всех времен. Ростом в 160 сантиметров и весом в 63 килограмма, Atom представлял собой невероятное зрелище. Каждый день он совершал такое, что заставило бы современных культуристов рыдать. Он разрывал цепи, разбивал сосновые доски ладонями и мог согнуть пенни двумя пальцами. Однажды в 1928 году, он не дал самолету взлететь, просто тянув за привязанную к нему веревку. Он даже не воспользовался руками, он просто привязал веревку к своим волосам. В отличие от современных наркоманов, занимающихся в спортивных залах, Atom был силен во всем и мог доказать это когда и где угодно. Он был в состоянии поменять колесо легкового автомобиля, не используя инструментов, откручивая крепежные болты голыми руками и приподнимая машину без домкрата! В середине тридцатых годов на него совершили нападение шесть здоровенных грузчиков, и он избил их так сильно, что в результате драки всех шестерых отправили в больницу. Хорошо, что его не отправили в тюрьму за это, потому что он мог согнуть стальную арматуру, словно заколку. Это были феноменально для предстероидной эры. Как и Джо, Atom’у не были нужны препараты для фальшивых мышц, и в результате он был пугающе сильным даже в старости. На самом деле, он перестал выступать как сила, только когда ему исполнилось восемьдесят. В течение множества длительных периодов отдыха и восстановления, Джо потчевал меня рассказами о невероятных проявлениях силы во времена эры депрессии, о силачах мирового класса, которых он знал, с кем он тренировался, мощи людей, чьи имена теперь затерялись в тумане истории.

 

Я был достаточно удачлив, чтобы узнать о его философии тренировок. Например, Джо подчеркивал тот факт, что многие старожилы, чтобы стать действительно сильными, были сосредоточены на тренировках с использованием собственного веса. Они могли бы продемонстрировать свою мощь, приложив силу к таким вещам как гвозди и бочки, но они развивали свою силу через контроль над своим телом. Джо ненавидел штанги и гантели. "Дети сегодня настолько глупы, что пытаются стать больше, используя штанги и гантели!" говаривал он мне, когда мы ели в столовой. "Ты можешь достичь великолепного телосложения, просто работая со своим телом! Так тренировались греческие и римские спортсмены, посмотри на классические скульптуры из той эпохи! Ребята на этих статуях более крупные и впечатляющие, чем все эти современные качки-наркоманы! "

 

И это верно, достаточно просто взглянуть на скульптуру Геркулеса в Ватикане. Спортсмены, позировавшие для этих скульптур, явно были очень мускулистыми и смогли бы легко выиграть современные конкурсы по бодибилдингу. А ведь до 19 века регулируемой штанги просто напросто не существовало. Если вы все еще не согласны, посмотрите на современных гимнастов. Эти парни используют на тренировках только вес своего тела, но телосложение многих из них заставляет культуристов стыдливо отводить глаза.

 

Джо больше нет с нами, но я обещал ему, что лучшее его из его тренировочной мудрости не будет забыто. Большая ее часть в этой книге. Покойся с миром, Джо.

От Ученика к Учителю

Можно с уверенностью сказать, что на протяжении многих лет я имел возможность наблюдать за тренировками тысяч заключенных. Кто-то тренировался с весами в тюремном дворе (если у тюрьмы были тренажеры), а кто-то работал над собой в камере, без ничего. Я разговаривал со многими настоящими ветеранами, большинство из них были элитными спортсменами, для которых тренировка было сродни религии, образу жизни. За многие годы я взял на вооружение большое количество приемов и методов, которые я медленно включал в свою систему. Справедливости ради, стоит сказать, что я почерпнул столько пользы от тюремной жизни, как никто другой. Но жизнь в тюрьме редко бывает легкой и безопасной. Я каждый день работал над собой без отдыха, трансформировал приобретенные знания в пот и кровь, всегда экспериментировал над собой. В результате, я был известен как парень, знающий толк в тренировках.

 

Если случалось что-то непредвиденное, я всегда реагировал крайне быстро и резко, потому что я был в такой хорошей форме. С течением времени, это принесло мне определенную славу и толику уважения, которых я бы не достиг без своих тренировок. Свое восхищение моему образу жизни и моим способностям выражали даже охранники. В девяностых я был заключен в исправительном учреждении Марион, где после недавнего убийства двух охранников ввели строгий режим. Под "строгим режимом", я имею в виду то, что все заключенные находились в одиночных камерах в течение двадцати трех часов в день. И так каждый день. Чтобы предотвратить возможные проблемы, охрана совершала обход заключенных каждые сорок минут. Ходила шутка, что когда охранники проходили мимо моей камеры, я делал отжимания. Через сорок минут, при следующем обходе, я продолжал отжиматься, выполняя тот же подход.

 

В мои последние несколько лет, моя репутация атлета привела к возрастанию количества просьб от новых заключенных потренировать их. Они все слышали, что я могу научить их, как скоротать время в тюрьме, причем за умеренную плату. Они хотели познать утраченное (утраченное во внешнем мире!) искусство развития впечатляющих мышц и выносливости в сочетании с настоящей, грубой животной силы и мощи. Без какого-либо оборудования, поскольку большинство из них находились слишком низко в тюремной иерархии, чтобы иметь доступ к тренажерам во дворе.

 

Я действительно тренировал многие сотни осужденных, и это принесло мне много опыта. Я бы не смог достичь этого только с помощью тренировок. Тренерство позволило мне увидеть, как мои методы влияют на различные типы тел, с разным уровнем метаболизма. Я узнал много нового о психических аспектах обучения, о мотивации и различных подходах, которые разнятся от новичка к новичку. Я разработал принципы, которые позволили мне быстро приспосабливать мои методы под потребности любого человека. Делая это, я смог точно настроить свою систему, и упорядочить все свои знания таким образом, чтобы заниматься мог любой, независимо от уровня его развития.

 

Книга, которую вы держите сейчас - это моё тайное "учебное пособие", которое я написал, на протяжении бесчисленных часов тренируясь взаперти. Это моё дитя. И это работает. Моя система срабатывала! Если я ошибался в тренировках и не подготавливал кого-то в достаточной мере, то ценой этих ошибок не являлись плохие достижения на турнирах или второе место в конкурсе бодибилдинга. Тюрьма жестока. Главной целью является быть сильным и выжить. Те, кто слабы, или кажутся такими – все равно, что мертвы. Все мои ученики живы, большое вам спасибо.

 

Выключить свет!

Я мог бы написать целую книгу о том, как важна сила и аура, выделяемые мужчиной при нахождении в истинных хардкорных тюремных условиях. В один прекрасный день, может быть, я это и сделаю. Но это книга не о тюремной жизни, это книга о физической подготовке. Я привел в пример некоторые тюрьмы только, чтобы продемонстрировать жестокую, изолированную, и, как ни странно, традиционную среду, в которой выжили многие из методов обучения старой школы. Вам не нужно быть заключенными, чтобы использовать систему, изложенную в этой книге. Совсем не нужно. Это далеко не так. Но если моя система тренировок работает для людей, запертых в самых поганых условиях, значит, она работает для вас. Она будет работать для Вас!

 

 

2. Гимнастика старой школы:

 

потерянное искусство мощи

Гимнастика - не то слово, которое часто услышишь, когда речь идёт о силовых тренировках. Более точный и редкий термин, калистеника, не каждый тренер выговорит. Само слово попало в английский язык как минимум в 19 веке, но имеет древнее происхождения. Это слово происходит из древнегреческого, из сочетания слов kallos (красота) и sthenos (сила).

 

Калистеника, или, силовая гимнастика (будем пользоваться привычными терминами) это искусство использования веса собственного тела и его инерции для физического развития. "Тренировка Заключённых" - это, по существу, современная версия гимнастики с уклоном в максимальное увеличение силы и атлетических способностей. К сожалению, современную гимнастику не воспринимают как жёсткую силовую тренировку. Говоря о гимнастике сегодня, большинство людей подразумевают выполняемые с большим числом повторов отжимания, скручивания и менее сложные упражнения вроде скачков и бега. Гимнастика стала второй скрипкой, простой версией круговой тренировки, вплотную приблизившись к аэробике. Но так было отнюдь не всегда.

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.105.97 (0.009 с.)