Участие А. П. Чехова в периодической печати 1880 г.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Участие А. П. Чехова в периодической печати 1880 г.



В журналистике 80-х годов активно участвовал великий русский писатель А.П. Чехов.

Чехов сотрудничал во многих изданиях, начиная от юморист еженедельников и кончая одним из наиболее популярных ежемесячных журналов «Русская мысль»: в к 80-х –н90-х годов он руководил беллетристическим отделом журнала.

Направление большинства изданий, где приходилось печататься Чехову, не соответствовало его мировоззрению и творческим планам. Однако именно через периодику Чехов пришел в литру, здесь вырабатывался краткий и необычайно емкий чеховский литер стиль.

Семь лет он сотрудничал в юмористических журналах: «Стрекоза», «Осколки», «Будильник», «Зритель», «Свет и тени» и некоторых других, изредка печатался в «Петербургской газете».

80-е годы XIX в. отмечены расцветом юмористической журналистики. Они поверхностно освещали жизнь, не задевая основ общественного строя или действий правительства.

Гуманизм и демократизм, отвращение к социальному неравенству и произволу господствующих классов несомненны у Чехова с первых шагов его литературной жизни.

Материальная необеспеченность заставляла его очень много работать: статьи, рассказы, театральные рецензии, репортерские заметки из зала суда, подписи к рисункам, анекдоты, пародии и т.д.

В «Будильнике» Чехов печатал юмористический календарь, «Комические рекламы и объявления». В «Зрителе» открыл «Контору объявлений Антоши Ч.».

Наиболее длительным и постоянным было сотрудничество Чехова в «Осколках», издававшихся известным в 80-е годы журнальным предпринимателем и литератором Н.А. Лейкиным.

В числе сотрудников журнала «Осколки» были Л.И. Пальмин, поэт-демократ, верный традициям шестидесятников и поэтической манере Некрасова, близкий друг Чехова в эти годы, Л.Н. Трефолев и В.А. Гиляровский.

С 1883 по 1885 г. Чехов, помимо публикации отдельных мелочей и рассказов, вел в «Осколках» фельетонное обозрение «Осколки московской жизни» за подписями «Рувер» и «Улисс». В нем нашли отражение многие недостатки общественного быта Москвы и содержалась юмористическая хроника городских новостей.

Темами чеховских выступлений 1880-х годов служили события столичной культурной жизни, например, гастрольные спектакли театра М. Лентовского. Он описывал забавные жизненные ситуации: у отставного генерал-майора разболелись зубы («Лошадиная фамилия»), на вокзале встретились два приятеля — толстый и тонкий («Толстый и тонкий») и т. п. Героями рассказов становились Герои: купцы, полицейские надзиратели, фельдшеры, чиновники, актеры, художники. Сочиненные Чеховым юмористические сценки наводили читателя на серьезные размышления об угодничестве и приспособленчестве («Хамелеон»), обывательской пошлости («Контрабас и флейта»), беспринципности и бесчестии («Два газетчика»). Писатель рассказывал о детях, которых жестоко притесняют хозяева («Ванька»), о травле волков для забавы публики («На волчьей садке»), о внутрен-ней красоте человека и его бережном отношении к природе («Егерь», «Агафья»). Тема суда, скорого и неправого, возникает в рассказе «Суд», юмореске «Ряженые», «Сонная одурь» +цикл очерков с заседаний моск суда. Чехова волнует нравственная сторона.

В фельетонах Чехова наряду с «сезонной» тематикой (дачные приключения – летом, новогодние происшествия – зимой и т.п.) можно найти отклики на театр и литер жизнь России, критику судебных и ж\д непорядков, разоблачение жульнических махинаций страховых обществ. Лейкин прямо требовал от Чехова занимать читателей «глупостями» и говорить обо всем шутливо. Юмористическая же форма далеко не всегда соответствовала подлинному настроению Чехова.

Манера: широкий соц диапазон, герой в повседневном быту, психологичность, сочетание комич и драматич.

Сравнительно много места в «Осколках московской жизни» отведено характеристике газетно-журнальной жизни Москвы; это новая тема, внесенная Чеховым в фельетонное обозрение. Чехов зло высмеивает газетоманию, издевается над дельцами и авантюристами, выступающими в роли редакторов. «Хотят издавать все, помнящие родство и не помнящие, умные и неумные, хотят страстно, бешено!» Нравственный уровень большинства поденщиков буржуазной прессы был крайне низок. В их среде царили пошлость, беспринципность, зависть к успеху ближнего, и об этом написал Чехов в рассказах «Сон репортера», «Тряпка», «Тсс», «Мой домострой». Рассказ «Два газетчика»: Рыбкин, сотрудник газеты «Начихать вам на головы!», и Шлепкин, сотрудник газеты «Иуда-предатель», – люди, утратившие всякое представление о долге и чести, очень похожи на щедринские типы.

В «Осколках» была напечатана статья Чехова о «мальчиках» из лавок, этих «маленьких каторжниках», которых нещадно бьют и эксплуатируют хозяева, их жены и приказчики; там же появились знаменитый рассказ «Смерть чиновника» и сатирические зарисовки, которые позднее послужили материалом для лучших произведений писателя, обличавших нравы царской России.

Политически остро характеризует Чехов в 1883 г. в сатирической зарисовке «Записка» общее положение дел в России, используя для этого названия столичных газет и журналов: «Жизни, зари и нови нет нигде, а наблюдатель и Сибирь есть».

Вместе с тем в фельетонах и рассказах Чехова обильно представлены вариации на такие обязательные для юмористических журналов сюжеты, как ловля женихов, обжорство на масленице, злые тещи, дачные приключения и т.п.

Лейкин очень скоро оценил сотрудничество Чехова и дорожил им. Но Чехов был недоволен своим положением газетчика-юмориста, сотрудника мелкотравчатой, развлекательной и нередко пошловатой прессы. В 1886 г. вышла его первая книга «Пестрые рассказы», принесшая автору известность и признание.

Путь Чехова в большую литературу прошел через газету Суворина «Новое время». В 1886 г. он опубликовал там рассказ «Панихида» и несколько лет затем работал у Суворина. +путевые очерки «По Сибири» и ряд публицистических статей: «Московские лицемеры» (1888), «Люди подвига» (1888), «Фокусники» (1891) и др.

Мастерство Чехова постоянно росло. Рассказ-миниатюра оказался годным не только для маленьких тем. Чехов вложил в него глубокое содержание, которое подчас соперничало с содержанием романов и повестей. Он добился небывалой емкости миниатюры, не нарушая при этом основных требований жанра («Злоумышленник», «Дочь Альбиона» и др.). Благодаря Чехову короткий рассказ занял прочное место в русской газете.

Во 2пол 80-х годов Чехова приглашают сотрудничать многие столичные издания: журналы «Русская мысль», «Всемирная иллюстрация» и др. Отклонив ряд предложений, Чехов в 1888 г. начинает работать в «Северном вестнике» и печатает на его страницах рассказы «Степь», «Скучная история».

В 1892 г. Чехов по приглашению Короленко входит в редакцию журнала «Русская мысль». Двумя годами ранее в жизни Чехова произошло важное событие – поездка на остров Сахалин.

К этой поездке побудило писателя, во-первых, чувство моральной ответственности за те беззакония, которые творились на Руси, стремление помочь людям, забытым обществом. Во-вторых, Чехов желал изучить свою родину, познать жизнь народа. Именно это заставило его выбрать трудный в условиях того времени маршрут, путешествие по которому граничило с подвигом.

Очерки, составившие впоследствии книгу «Остров Сахалин», печатались в журнале «Русская мысль» как путевые заметки на протяжении 1893 и первой половины 1894 г.

По пути на Сахалин Чехов, проезжал через Ярославль, Н. Новгород, Пермь, Тюмень и далее в Сибири – через Томск, Ачинск, Красноярск, Иркутск, Благовещенск, Николаевск. Думы в дороге — таково содержание чеховских записок «По Сибири», публиковавшихся в «Новом времени»: «...в них больше чеховских чувств и мыслей, чем Сибири», — признавался сам автор. Более половины седьмой главы путевых записок занимает размышление Чехова о ссылке и каторге.

Смертная казнь и пожизненное заключение глубоко волнуют писателя: «...пожизненность, сознание, что надежда на лучшее невозможна, позволяют думать, что смертная казнь в Европе и у нас не отменена». Индифферентизм к заключенным и томящимся в ссылке представляется ему непонятным «в христианском государстве и в христианской литературе». В путевых записках «По Сибири» Чехов говорил о природных богатствах и экономической отсталости края, о бездушии чиновников и высоких моральных качествах коренных жителей.

В этой поездке Чехов показал лучшие качества журналиста: настойчив в достижении цели, проявил смелость, большую внутреннюю собранность, наблюдательность, строгость в отборе фактов.

Письма Чехова с дороги – яркие образцы дорожных корреспонденций, очерков. Писатель столкнулся с диким произволом и хамством царских чиновников, кулаков и жандармов, с запущенностью сибирского тракта – единственной магистрали, связывающей огромную территорию Сибири с Центральной Россией, убедился в экономической отсталости богатейшего края.

Но Чехов видел и оценил героизм труда сибиряков, их высокие моральные качества. «Какие хорошие люди!» «Боже мой, как богата Россия хорошими людьми!». Чехов любовался богатой природой сибирского края. Все виденное вселяло в него гордость за свою родину, уверенность в лучшем будущем народа. «Какая полная, умная и смелая жизнь осветит со временем эти берега!» – писал Чехов о Енисее

Книга о Сахалине сочетала в себе глубину и точность научного исследования с высокой художественностью. Она явилась сильным разоблачительным документом, хотя повествование в ней ведется внешне бесстрастно, без обличительных монологов и восклицательных знаков.

В своих очерках писатель рассказывает о тяжелых условиях жизни и труда каторжных и вольнонаемных, о тупости чиновников, об их наглости и произволе. Администрация не знала даже, какое количество людей обитает на острове, и Чехов проделал огромную работу, в одиночку проведя перепись населения Сахалина! Проводя перепись жителей, он обращается к методу анкетирования. выводы: переселенцы не приживаются; колония не в силах прокормить себя и т. п. Итог: насильственная колонизация Сахалина бесперспективна.

Пейзаж в очерках выполняет разнообразные функции. Он определяет тональность повествования, создает фон, на котором происходит действие. С пейзажа начинается описание мест, которые посетил автор. Мрачным, серым краскам городов, где расположены тюрьмы, противопоставлен детализированный деревенский пейзаж — символ вольной жизни.

В результате На Сахалин отправилась специальная комиссия, которая нашла положение на каторжном острове неудовлетворительным во всех отношениях.-> запрещение телесных наказаний женщин, финансовая поддержка детских приютов, отмена пожизненной каторги. Среди читателей чеховских очерков объявились желающие отправиться на Сахалин, чтобы оказать носильную помощь несчастным.

Сахалин – царство произвола. Таким его увидел и описал Чехов. Но не такова ли обстановка и в других уголках самодержавной России? Вся страна напоминает огромную тюрьму, отданную во власть царских администраторов... Этой мыслью очерки «Остров Сахалин» перекликаются с рассказом Чехова «Палата №6». Сахалинские наблюдения легли в основу чеховских рассказов «Гусев», «В ссылке», «Убийство», тесно связана с ними «Палата № 6».

Последние десять лет своей жизни Чехов, не порывая с «Русской мыслью», сотрудничал в большом числе периодических изданий, и всегда его рассказы являлись украшением газет и журналов. Вместе с передовыми людьми своего времени он откликался на жгучие проблемы современности: осуждал теорию «малых дел», критиковал антигуманный характер отношений между людьми в эксплуататорском обществе, пошлость, безыдейность буржуазной интеллигенции, протестовал против «мелочей жизни», поработивших человека.

в 1895 г. имя Чехова стояло рядом с именами других писателей под петицией Николаю II о стеснениях печати в России, а в 1902 г. писатель демонстративно отказался от звания академика в знак протеста против отмены царем избрания М. Горького в почетные члены Академии наук.

В. Гиляровский — журналист.

Из московских журналистов только за двумя закрепилось звание «королей». Это В.М. Дорошевич (1864–1922) – король фельетонистов и В.А. Гиляровский (1853–1935) –король репортеров.

С 1880 г. до конца жизни работал в московских газетах и ряде других изданий. В 1881 г. он перебрался в Москву и по рекомендации знакомых актеров стал сотрудничать как автор стихов в московских изданиях: «Русской газете», «Будильнике», «Развлечении». В.А. Гиляровский очень рано сделался лучшим репортером своего времени. Его отличали такие качества, как оперативность, достоверность, искреннее горячее сочувствие обездоленным людям. Он прошел суровую школу репортерства в "Московском листке" Пастухова, который требовал от сотрудников точности сообщений, учил находить верные источники и больше всего боялся опровержений, не допускал их в своей практике. Именно в «Московском листке» Гиляровский постепенно завоевывал любовь москвичей, уважение журналистов и литераторов. В «Московском листке» он публикует свои репортажи с фабрики Морозова в Орехово-Зуеве, Кукуевская катастрофа, взволновавшая всю Россию.

В 1884 году Гиляровский публикуется в солидной газете «Русские ведомости». Это лучшая газета в Москве, и не только в Москве, а в стране. Гиляровский доволен, хотя официальная, чопорная обстановка в редакции не всегда вдохновляет, радует журналиста. Он пишет рассказы и очерки: «На плотах», «Обреченные», которые одобрили Салтыков-Щедрин, Г. Успенский и другие почтенные литераторы. Как всегда, его волнует прежде всего Москва. Гиляровский пишет отчеты о пожарах, о скачках, рассказывает о ловле одичавших бездомных собак, о происшествиях в Подмосковье, о солнечном затмении 1887 г., о подземных работах по переустройству русла Неглинки, о московских городских бойнях и самый знаменитый репортаж – о катастрофе на Ходынском поле.

В дни коронации Николая II в 1896 г. при раздаче подарков случилась страшная давка, которая в силу нераспорядительности полиции, неудачно выбранного места, привела к человеческим жертвам. Сам Гиляровский оказался в гуще толпы, прижатой к стенке глубокого рва, и только благодаря сметке и физической силе смог вовремя выбраться на свободное место. Он один из всей массы журналистов-репортеров оказался свидетелем этого происшествия. Его репортаж воспроизвели многие периодические издания. После публикации репортажа в газете «Русские ведомости» иностранные корреспонденты приезжали к нему домой, чтобы посмотреть на этого богатыря и пощупать его бицепсы.

В 1899 г. судьба свела Гиляровского и Дорошевича, ставших известными, авторитетными журналистами, в новой газете «Россия» В. Амфитеатрова.

Гиляровский продолжал давать репортажи о московской жизни. Но главное место в его материалах заняли смелые репортажи из Сербии, куда он выехал по требованию Амфитеатрова. Нужны были свежие, проверенные сведения о состоянии дел в Сербии. Гиляровский с риском для жизни справился с этим заданием, напечатал восемь репортажей. В январе 1902 г. она была с треском закрыта правительством за публикацию фельетона Амфитеатрова «Господа Обмановы», направленного против царской семьи Романовых. Амфитеатров был сослан в Минусинск.

В конце 1901 г. в работу «Русского слова» И.Д.Сытина включается Гиляровский. В сентябре он опубликовал очерк «Под землей», где рассказал о впечатлениях репортера, побывавшего в артезианском колодце и в трубе, в которую заключено русло Неглинки. В декабре – очерк «Драматурги собачьего зала» о переписчиках ролей, позднее целиком вошедший в книгу «Москва и москвичи», и репортаж о пожаре строящейся гостиницы «Метрополь». В 1902 г. им помещен в газете большой цикл очерков, корреспонденции из Болгарии, передающих впечатления от празднования в Болгарии 25-летия победы в освободительной войне 1877–1878 гг. против турецкого порабощения. Позднее, благодаря репортажу Гиляровского «На краю голодной смерти», москвичами была оказана щедрая помощь бедствующей болгарской семье, остановившейся в гостинице «Дон» на Арбате.

В 1902 г. Гиляровский дважды пишет о постановке в Художественном театре пьесы М. Горького «На дне», организует знаменитое посещение артистами и художниками театра Хитровки, где благодаря своей находчивости и знанию нравов «дна» предотвратил драку и ограбление посетителей. В «Русском слове» Гиляровский пишет о непорядках в родильных домах: там не хватает мест, о детях-беспризорных, о недопустимости перевозки крестьян-переселенцев в вагонах для скота, о гнилых нитках и поддельных винах, а также о неточных и ложных сообщениях ряда газет («Три тысячи бритых старух», «По собственной неосторожности»). «Дядя Гиляй» (псевдоним Гиляровского) осуждал подобные случаи, считая их недопустимыми в работе журналиста, особенно репортера-хроникера. Автор высмеивает штампы в репортерской практике, издевается над хлестаковщиной, враньем, характерным для части журналистов того времени, вскрывает серьезные недостатки в работе репортеров по уголовным делам. Так, в статье "По собственной неосторожности", рассказывающей о гибели железнодорожного служащего на Казанской железной дороге, Гиляровский предупреждает коллег от штампованных заключений, мешающих верно представить факт или трагическое происшествие. Заканчивает Гиляровский словами от себя: «Господа репортеры, будьте осторожнее "по собственной неосторожности"».

В репортаже «Учащиеся работницы» от 21 октября 1904 г. он рассказал о жизни слушательниц московских акушерских курсов при Московском воспитательном доме: «Два года жизни впроголодь. Два года беспрерывной работы при напряженных нервах, работы часто без сна, неделями не раздеваясь. В маленькой дежурной комнатке с четырьмя кроватями и столом посередине их помещается день и ночь тринадцать, а иногда сорок. Сидят, разговаривают. Устало дремлют вокруг стола. Пьют чай иногда только с черным хлебом. Кто что принесет из дома. Днем им дают на дежурстве по тарелке супу и по котлетке, но не на всех, а на половину собравшихся. И они делят пополам все, что принесут им.

Незаурядным оказался его репортаж «Ураган»в 1904 г. В нем речь шла об урагане и смерче в Москве в районе Карачарова и Сокольников. Репортаж был памятен для автора не только силой впечатления, произведенного самим происшествием, но и тем, что газета, где он был напечатан, достигла в тот день рекордного числа экземпляров – 100 тысяч. Гиляровский писал, что он «по счастью» оказался в центре событий, т. е. в центре сокрушительного вихря. Ураган застал Гиляровского в Лефортове около 5 часов вечера. В 10 часов журналист был уже в редакции. Два часа в кабинете Дорошевича не переодеваясь, в пыли, он пишет репортерский отчет. Два часа спит здесь же на диване, затем читает набор полосы. Дорошевич заканчивает верстку номера, и в 2 часа ночи они вместе снова едут на место происшествия. С 3 часов обходят район бедствия и к 7 часам возвращаются в редакцию подавленные увиденным. «Впечатление ужасное», писал Гиляровский в очередном номере газеты об урагане, вызвавшем человеческие жертвы и большие разрушения.

В 1915 году, в начале Первой мировой войны, написал текст «Марша Сибирских стрелков». После Октябрьской революции Гиляровский пишет для газет «Известия», «Вечерняя Москва», «Прожектор», «Огонёк». В 1922 году издаёт поэму «Стенька Разин». Выходят его книги: «От Английского клуба к музею Революции», «Москва и москвичи», «Мои скитания», «Записки москвича», «Друзья и встречи». В старости Владимир Алексеевич почти полностью ослеп, но продолжал самостоятельно писать.

 

Творчество В. Дорошевича.

Из московских журналистов только за двумя закрепилось звание «королей». Это В.А. Гиляровский (1853–1935) – король репортеров и В.М. Дорошевич (1864–1922) – король фельетонистов.

Работу в газетах начал, ещё будучи учеником московской гимназии. С середины 80-х годов он работает в таких журналах Москвы, как «Волна», «Будильник», «Развлечение», газетах «Голос Москвы», «Новости дня». В журнале «Волна» в 1884 г. появляется первый материал Дорошевича, подписанный псевдонимом «Дядя Влас» (по аналогии с псевдонимом Гиляровского – «Дядя Гиляй»), в «Будильнике» происходит знакомство с Гиляровским и Чеховым. Дорошевич пишет много и для заработка и для того, чтобы посмеяться над тем, что мучило с детства, злило и обижало. В «Новостях дня» он работал с В. Амфитеатровым. «Злоба дня» – так называлась одна из рубрик, которую заполнял в газете фельетонист. В ней он ведет хронику городской жизни, критикует железнодорожных тузов, анализирует городской бюджет (роспись доходов и расходов), строго и одновременно полушутливо характеризует Москву: «Город – старый брюнет (освещения мало) кашляет, в бане давно не был, читает по складам, легковоспламеняющийся, кому только не должный, очень скуп на благотворительность…».

Мастерство Дорошевича как фельетониста набирает силу, и Пастухов в начале 1890 г. решает вернуть его в «Московский листок», чтобы помешать успеху «Новостей дня». Для этого Пастухову пришлось раскошелиться: гонорары Дорошевича росли. Все яснее становится сатирический стиль «мелочей», фельетонов Дорошевича. Чего стоит окончание его фельетона 1892 г., посвященного беспорядкам на Юзовских заводах в Донбассе: «Юзовский рабочий, приговоренный к каторжным работам, говорит: – Отдохнем!». Энергичное изложение, короткая строка, ирония –вот определившиеся особенности стиля московского фельетониста. Он ввел в дореволюционную печать стиль короткой, не знающей дополнительных предложений, афористической фразы. Хлесткая фраза составила ему репутацию смелого обличителя провинциальных нравов, власти смотрели на него как на опасного публициста.

Известность его началась со времени работы в 1890-х годах в одесских газетах. Шесть лет работает в «Одесском листке». Дорошевич обратил на себя внимание остроумными, хлесткими фельетонами на местные темы.

В 1897 Дорошевич предпринял путешествие на Восток. Его очерки о Сахалине и самое главное, о Сахалинской каторге впервые открыли перед читателем картину тюрем на этом острове.

В 1899 г. судьба свела Гиляровского и Дорошевича, ставших известными журналистами, в новой газете «Россия» В. Амфитеатрова. Это было издание с драматической судьбой. В январе 1902 г. она была с треском закрыта правительством за публикацию фельетона Амфитеатрова «Господа Обмановы», направленного против царской семьи Романовых. Амфитеатров был сослан в Минусинск.

В «России» Дорошевич много пишет о судах, адвокатах («Звезды адвокатуры»), печатает очерки о театре, актерах, образовании, семье и школе, банках и банкирах («Ва-банк», «О банкирах» и др.), остроумную «Историю одного борова» – фельетон-памфлет на современную бюрократию. Он критикует в сатирических произведениях консервативную печать, ее деятелей: Грингмута, Мещерского («Охранительная печать»), Буренина – сотрудника «Нового времени» («Старый палач»). Сравнивая Буренина со старым сахалинским палачом-садистом, Дорошевич наносит удар по его авторитету фельетониста суворинской газеты. Судебные фельетоны Дорошевича приравнивались к образцовым речам известных адвокатов по делам с косвенными уликами. Иногда они помогали спасти невинно осужденных людей.

И.Д. Сытин решил реорганизовать издававшуюся в Москве с 1895 г. газету «Русское слово». Дорошевич перешёл на работу в московскую газету «Русское слово», редактором которой он стал до закрытия этой газеты в 1918. «Успех газеты, – писал Сытин, – и ее быстрый, сказочный рост начался с вступлением в редакцию В.М. Дорошевича». По широте информации газета не знала себе равных, и ее справедливо стали называть «фабрикой новостей». Дорошевич получил большие творческие и финансовые полномочия в газете: укрепил состав сотрудников, завел обширную сеть корреспондентов почти во всех городах России и за рубежом, стал приглашать известных писателей и скоро сделал газету одной из самых распространенных в России. Пригласил он и Гиляровского, с которым установились дружеские отношения. С 1902 г. Дорошевич принял на себя общее руководство печатным органом и обязался давать не менее ста материалов в год, в том числе 52 воскресных фельетона. Дорошевич в годы работы в «Русском слове», печатал очерки, статьи о зарубежных странах, небольшие повести, воспоминания о людях театра и литературные памфлеты («Граф Витте», «И.Н. Дурново» и др.).

Фельетоны Дорошевича гремели на всю страну. Среди них можно назвать такие, как «Форма для журналистов», «Петербург и Россия», «Послание к кадетам», «Истинно русский Ермолай», «Дело о людоедстве», «Депутат III Думы», «Блаженная кончина» и многие другие.



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-28; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.237.16.210 (0.015 с.)