ТОП 10:

Гарри заткнул меч и шляпу-сортировщицу за пояс, Рон взялся за полу Гарриной робы, после этого Гарри потянулся и взял в руки странно горячий хвост.



Невероятная лёгкость распространилась по всему его телу, и в следующую секунду, в громком шорохе крыльев, вся процессия уже летела вверх по трубе. Гарри слышал, как болтающийся позади Чаруальд ахает: «Удивительно! Удивительно! Это просто какое-то волшебство!» Холодный воздух трепетал в волосах и, раньше чем Гарри перестал наслаждаться полётом, тот уже закончился — все четверо очутились на влажном полу туалета Меланхольной Миртл, Чаруальд стал поправлять сбившуюся шляпу, а раковина, под которой скрывалась труба, уже скользила на своё место.

Миртл выпучила глаза.

— Ты жив, — тупо сказала она, обращаясь к Гарри.

— Вовсе необязательно так откровенно демонстрировать своё разочаровние по этому поводу, — мрачно бросил он, вытирая очки от брызг крови и слизи.

— Ой, ну… просто я думала… если бы ты умер, я бы поделилась с тобой унитазом, — пробормотала Миртл, вся залившись серебристой краской.

— Фу! — сказал Рон, когда они вышли из туалета в мрачный, темный коридор. — Кажется, Миртл в тебя влюбилась ! У тебя появилась конкурентка, Джинни!

Но Джинни по-прежнему проливала молчаливые слёзы.

— Куда теперь? — спросил Рон, озабоченно посмотрев на Джинни. Гарри показал.

Янгус летел впереди, озаряя коридор золотым сиянием. Ребята шли за ним и вскоре оказались перед кабинетом профессора МакГонаголл.

Гарри постучал и распахнул дверь.

Глава восемнадцатая.

Вознаграждение Добби

Гарри, Рон, Джинни и Чаруальд появились на пороге, заляпанные грязью, слизью, (а Гарри даже и кровью). На какое-то время в комнате повисло гробовое молчание. Затем раздался вопль.

— Джинни!

Это закричала миссис Уэсли, до этого безутешно рыдавшая у камина. Она вскочила, одновременно с мистером Уэсли, и они оба бросились обнимать дочь.

Но Гарри смотрел мимо них. У камина стоял сияющий профессор Думбльдор. Рядом с ним находилась профессор МакГонаголл, она громко и судорожно всхлипывала, прижимая руки к груди. Янгус просвистел крыльями возле уха Гарри и уселся на плечо к Думбльдору в тот самый миг, когда Гарри и Рон оказались в крепких объятиях миссис Уэсли.

— Вы спасли её! Вы спасли её! Как вам это удалось?

— Да, нам всем интересно узнать об этом, — заплаканным голосом выговорила профессор МакГонаголл.

Миссис Уэсли отпустила Гарри, который на мгновение заколебался, а потом подошёл к столу и выложил на него шляпу-сортировщицу, инкрустированный рубинами меч, а также то, что осталось от дневника Реддля.

Затем он начал рассказывать всё подряд. Около четверти часа он говорил в абсолютной тишине: рассказал о лишенном тела голосе, о том, как Гермиона догадалась, что этот голос принадлежит василиску, ползающему по трубам; как они с Роном выслеживали пауков в лесу, как Арагог поведал им о том, где умерла последняя жертва василиска; как они догадались, что Меланхольная Миртл и была этой последней жертвой, и что вход в Комнату Секретов должен находиться именно в её туалете…

— Так, значит, — вступила в разговор профессор МакГонаголл, едва Гарри сделал паузу, — вы выяснили, где находится вход — при этом, не могу не заметить, бессовестно нарушив не меньше сотни школьных правил — но как, во имя всего святого , вам удалось выйти оттуда живыми, Поттер?

Тогда Гарри, уже охрипший от разговоров, принялся рассказывать о своевременном прибытии Янгуса и о том, как шляпа-сортировщица дала ему меч. Но тут голос его дрогнул. До сих пор он избегал упоминания о дневнике Реддля — а тем более, о Джинни. Девочка стояла, уткнувшись лбом в плечо матери, и молчаливые слёзы продолжали течь по её щекам. Что, если Джинни исключат? в панике подумал Гарри. Дневник Реддля больше ничего не может рассказать… как же они докажут, что именно Реддль вынудил Джинни совершить все преступления?

Инстинктивно Гарри взглянул на Думбльдора. Тот еле заметно улыбался, и отблески огня танцевали на оправе очков со стеклами в форме полумесяца.

— Меня больше всего интересует, — мягко проговорил Думбльдор, — каким образом Лорд Вольдеморт сумел околдовать Джинни, при том, что, по сведениям из достоверных источников, он в данный момент скрывается в лесах Албании?

Чувство облегчения — счастливое, захватывающее, торжествующее чувство — горячо разлилось по телу Гарри.

— Ч-что вы т-такое г-говорите? — ошарашено пробормотал мистер Уэсли. — Сами-Знаете-Кто? Околдовал Джинни ? Но ведь Джинни не… Джинни не была… или?…

— Это всё дневник, — выпалил Гарри, хватая блокнот и предъявляя его Думбльдору. — Реддль писал его, когда ему было шестнадцать…

Думбльдор взял дневник из рук у Гарри и, поверх длинного, крючковатого носа, пристально уставился на обгоревшие и промокшие страницы.

— Великолепно, — тихо сказал он, — оно и понятно, он был, наверное, самым блестящим учеником «Хогварца». — Думбльдор повернулся к супругам Уэсли, потрясенным до глубины души.

— Очень немногие знают, что Лорд Вольдеморт когда-то звался Томом Реддлем. Пятьдесят лет назад он учился у меня. После школы он исчез… много путешествовал… глубоко погряз в черной магии, общался с самыми худшими представителями нашего племени, прошёл целый ряд опасных, колдовских превращений… поэтому, когда он снова объявился в качестве Лорда Вольдеморта, его никто не мог узнать. Едва ли кто-то мог связать Лорда Вольдеморта с умным, красивым мальчиком, который когда-то был старостой в нашей школе.

— Но, Джинни, — едва выговорил мистер Уэсли, — что наша Джинни могла иметь общего с… с ним ?

— Это его дневник! — прорыдала Джинни. — Я в нём писала, а он писал мне в ответ… весь год…

— Детка! — воскликнул ошеломлённый мистер Уэсли. — Разве я тебя ничему не учил?! Что я тебе всегда говорил? Не доверяй ничему, что способно независимо мыслить, если ты не понимаешь, где у него мозги! Почему ты не показала дневник мне? Или маме? Такая подозрительная вещь, ведь очевидно , что это предмет черной магии…

— Я не знала, — всхлипывала Джинни. — Я нашла его внутри одной из книг, которые купила мама. Я д-думала, кто-то его просто забыл там…

— Мисс Уэсли следует немедленно отправиться в больницу, — вмешался Думбльдор. — Она прошла через чудовищное испытание. Не волнуйтесь, никакого наказания не будет. Лорду Вольдеморту удавалось одурачить куда более взрослых и опытных колдунов. — Он прошёл к двери и открыл её. — Так что — постельный режим и, пожалуй, хорошая большая кружка горячего шоколада. Меня это всегда ставит на ноги, — он добродушно подмигнул девочке. — Мадам Помфри ещё не спит. Она как раз раздаёт Мандрагоров Тоник — осмелюсь предположить, что, прямо сейчас, жертвы Василиска просыпаются…

— Значит, Гермиона тоже в порядке! — радостно выкрикнул Рон.

— В конечном итоге, нанесённый вред удалось исправить, Джинни, — сказал Думбльдор.

Миссис Уэсли вывела Джинни в коридор, и мистер Уэсли последовал за ними, всё ещё не в себе от пережитого потрясения.

— Знаете, Минерва, — задумчиво сказал профессор Думбльдор профессору МакГонаголл, — мне кажется, что всё произошедшее — неплохой повод задать пир. Не будете ли вы так любезны пойти предупредить на кухне?

— Отлично, — бодро ответила профессор МакГонаголл и тоже направилась к двери. — С Поттером и Уэсли вы разберётесь сами, хорошо?

— Конечно, — заверил её Думбльдор.

Она ушла, а Гарри с Роном неуверенно подняли глаза на директора. Что именно имелось в виду под этим «разберётесь»? Не может же быть — ведь не может — чтобы их наказали?

— Помнится, я говорил, что вынужден буду исключить вас, если вы хотя бы ещё раз нарушите правила, — сказал Думбльдор.

Рон в ужасе открыл рот.

— И это очередной раз доказывает, что даже самым умным из нас иной раз приходится подавиться своими же собственными словами, — с улыбкой продолжил Думбльдор. — Вы оба будете удостоены Специального Приза за Служение Школе и ещё, вы заработали — так, дайте подумать — да, по двести баллов «Гриффиндору» каждый.

Рон сделался таким же розовым, как цветочки, созданные Чаруальдом на день святого Валентина, и закрыл рот.

— Однако, один из нас ведёт себя очень уж тихо и совсем ничего не рассказывает о своём участии в этом опасном приключении, — добавил Думбльдор. — Отчего такая скромность, Сверкароль?

Гарри вздрогнул. Он абсолютно забыл о Чаруальде. Обернувшись, он увидел защитника от сил зла стоящим в уголке кабинета с бессмысленной улыбкой на лице. Когда Думбльдор обратился к нему, Чаруальд взглянул через плечо, кто это с ним разговаривает.

— Профессор Думбльдор, — поспешно сказал Рон, — там, внизу, в Комнате Секретов, произошёл несчастный случай. Профессор Чаруальд…

— Я профессор? — тихо удивился Чаруальд. — Надо же! Полагаю, я был безнадёжен, верно?

— Он попытался наложить на нас заклятие забвения, а палочка ударила не в ту сторону, — шепотом объяснил Рон Думбльдору.

— Ужас какой, — Думбльдор сокрушённо покачал головой, а его длинные серебристые усы дрогнули. — Сражен собственным оружием, Сверкароль?

— Оружием? — тупо переспросил Чаруальд. — У меня нет оружия. Вот у этого мальчика есть меч. — Он указал на Гарри. — Он вам даст, если нужно.

— Будь любезен, отведи профессора Чаруальда в больницу, хорошо? — попросил Рона Думбльдор. — А мне нужно сказать ещё пару слов Гарри…







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.81.220.239 (0.006 с.)