ТОП 10:

Затем раздался звук пробки, выскочившей из бутылки, и автомобиль, Гарри и Рон снова стали видимы.



— Ой, — сказал Рон, хватаясь за исчезатель, — он не работает…

Они оба стукнули по исчезателю кулаками. Машина пропала. Потом, как бы моргнув в воздухе, опять появилась.

— Держись! — заорал Рон и вдавил в пол педаль газа; автомобиль взмыл в набрякшие, ватные облака, и все вокруг стало серым и мутным.

— А теперь что? — спросил Гарри, щурясь из-за ползущих отовсюду струй плотного пара.

— Надо увидеть, где поезд, чтобы понять, в каком направлении лететь, — ответил Рон.

— Нырни на секундочку — по быстрому…

Они провалились под облака и завертелись на сидениях, пристально вглядываясь в землю.

— Вижу! — завопил Гарри. — Прямо впереди нас — вон там!…

«Хогварц-Экспресс», подобно малиновой змее, скользил внизу.

— Направление — север, — сказал Рон, деловито проверив компас на приборной панели, — всё, теперь надо только проверять его примерно каждые полчаса — держись!

И они снова взмыли над облаками. Через минуту их осветили яркие солнечные лучи.

Здесь был совсем другой мир. Колеса машины взбивали пушистое море облаков под ярким, бесконечно синим небом и ослепительно белым солнцем.

— Главное — не столкнуться с самолетом, — сказал Рон.

Посмотрев друг на друга, мальчики расхохотались и долго-долго не могли остановиться.

Их как будто неожиданно перенесли в чудесный сон. Только так, подумал Гарри, и надо путешествовать — в вихре снежно-белых облаков, в машине, залитой горячим солнцем, с большим кульком конфет в перчаточном отделении и с приятной перспективой увидеть зависть на лицах Фреда и Джорджа при блистательном приземлении на пологий склон перед замком «Хогварца».

По мере продвижения на север они регулярно проверяли движение поезда, и каждый нырок под облака открывал взору отличный от предыдущего вид. Лондон очень скоро оказался далеко позади и сменился зелеными полями, уступившими, в свою очередь, место широким красноватым болотам, затем большому городу, кишевшему разноцветными муравьями-автомобильчиками, потом деревням с игрушечными церквями.

Однако, когда прошло несколько небогатых событиями часов, Гарри был вынужден признать, что лететь ему прискучило. Из-за конфет во рту всё слиплось, а пить было нечего. Свитера они с Роном давно сняли, но футболка у Гарри все равно прилипала к спинке сидения, а очки постоянно съезжали на кончик потного носа. Ему надоело восхищаться причудливыми формами облаков и он с тоской думал о поезде, как тот идет по рельсам где-то далеко внизу, унося с собой ледяной тыквенный сок, который можно купить у толстушки-ведьмы, на тележке развозящей по вагонам всякую снедь. Почему же все-таки им не удалось попасть на платформу девять три четверти?

— Наверно, уже близко? — ссохшимся голосом предположил Рон спустя еще несколько часов, когда солнце уже начало тонуть за горизонтом из облаков, окрашивая их розовыми пятнами. — Приготовься — надо еще раз проверить поезд!

Поезд был по-прежнему прямо под ними, деловито змеясь малиновым телом мимо горы с заснеженной вершиной. Внизу, под облачным пологом, было гораздо темнее.

Рон нажал на газ и снова направил машину ввысь, и в этот момент двигатель начал подвывать.

Рон и Гарри обменялись обеспокоенными взглядами.

— Наверное, она просто устала, — сказал Рон, — она еще ни разу не была так далеко от дома…

И они оба притворились, будто не замечают, что стоны становятся всё громче, а небо неуклонно темнеет. Вскоре окружавшая путников чернота расцветилась звездами. Гарри натянул свитер, стараясь не обращать внимания на дворники, которые обессилено размахивали перед лобовым стеклом, словно в знак протеста.

— Уже близко, — сказал Рон, скорее машине, чем Гарри, — уже скоро, — и ободряюще похлопал по панели управления дрожащей рукой.

Когда они снова опустились ниже облаков некоторое время спустя, им пришлось долго щуриться в поисках своего наземного ориентира.

— Вот ! — закричал Гарри так громко, что Рон и Хедвига подпрыгнули. — Прямо впереди!

Силуэтом на темном горизонте, высоко на скале над озером, вырисовывались многочисленные башни и башенки замка.

В это время автомобиль начал сильно дрожать и терять скорость.

— Ну давай, — пришпоривал машину Рон, слегка встряхивая руль, — почти приехали, давай же…

Двигатель громко застонал. Из-под капота вырывались тонкие струйки дыма. На подлете к озеру Гарри вдруг поймал себя на том, что очень-очень крепко держится за сидение.

Машину сотряс отвратительный спазм. Глянув в окно, Гарри увидел гладкую, черную, глянцевую поверхность воды, примерно в миле внизу. На фоне руля отчетливо выделялись побелевшие костяшки пальцев Рона. Машина снова затряслась.

— Давай , — пробормотал Рон.

Они находились прямо над озером — замок был совсем рядом — Рон вдавил педаль.

Раздался громкий лязг, треск — и двигатель умер.

— Мама, — громко прозвучал голос Рона в наступившей тишине.

Нос автомобиля начал крениться вниз. Они падали, набирая скорость, прямо на каменную стену замка.

— Неееет! — закричал Рон и вывернул руль; машина развернулась мощной дугой и просвистела в какой-нибудь паре сантиметров от стены, пронеслась над темными теплицами, над огородом и полетела вдоль черного газона, одновременно теряя высоту.

Рон бросил руль и вытащил из заднего кармана волшебную палочку…

— СТОЙ! СТОЙ! — вопил он, молотя по панели и по лобовому стеклу, но они продолжали с бешеной скоростью нестись вниз, а земля с такой же скоростью неслась навстречу.

— ОСТОРОЖНО, ТАМ ДЕРЕВО! — прокричал Гарри, хватаясь за руль, но было слишком поздно…

БУ-БУХ!

Раздался оглушительный звук удара металла о дерево; влепившись в толстый ствол, машина с тяжким громом обрушилась на землю. Дым повалил из-под смятого капота; Хедвига от ужаса издавала душераздирающие вопли; шишка размером с мяч для гольфа набухала на голове у Гарри, в том месте, где он ударился о лобовое стекло; а справа вдруг донесся долгий, отчаянный стон Рона.

— Что с тобой? — испуганно спросил Гарри.

— Моя палочка, — дрожащим голосом выговорил Рон, — только посмотри на мою палочку…

Палочка треснула, почти переломившись; ее кончик свисал безжизненно, удерживаясь лишь на нескольких щепках.

Гарри открыл было рот, собираясь сказать, что не сомневается — когда они попадут в школу, то всё починят, но не успел произнести ни слова. В это самое мгновение что-то ударило с его стороны по машине с силой разъяренного буйвола, и Гарри боком впечатался в Рона, при этом еще один сокрушительный удар обрушился на крышу машины.

— Что это та…? — прошептал Рон, бессмысленно глядя перед собой, Гарри обернулся, и как раз в это время толстая как питон ветка со всего маху шибанула в ветровое стекло. Дерево, о которое ребята ударились при падении, напало на них. Ствол согнулся почти пополам, ощетинившиеся сучья колотили по машине всюду, где только могли достать.

— Ааааа, — с ужасом сказал Рон, когда рядом с ним на дверце выросла вмятина — очередной удар озверевшего растения; лобовое стекло дрожало под градом побоев, наносимых мелкими, шишковатыми как костяшки пальцев, ветками; а одна ветвь, как огромный молот, яростно дубасила по крыше, будто задавшись целью расплющить автомобиль, и крыша, действительно, начала прогибаться…

— Бежим отсюда! — крикнул Рон, наваливаясь всей тяжестью на дверь, но в следующую же секунду был отброшен на колени к Гарри мощным апперкотом.

— Мы пропали, — прорыдал Рон, глядя, как проваливается крыша, но тут завибрировал пол — это двигатель вдруг взял и завелся.

— Задний ход! — отчаянно закричал Гарри, и машина резко подала назад; дерево дралось с прежней энергией; было слышно, как скрипнули корни, почти что вырвавшись из-под земли, когда оно рванулось вслед убегающей машине.

— Чуть было, — тяжело выдохнул Рон, — не погибли. Молодчага, машинка!

Однако, терпение машины оказалось исчерпано. Распахнулись дверцы — кланк, кланк — и Гарри почувствовал, как сидение под ним поднимается и переворачивается набок, а уже в следующий момент обнаружил, что лежит распростертый на сырой земле. По звукам грузного падения на землю чего-то тяжелого он догадался, что автомобиль выбрасывает багаж; клетка с Хедвигой пролетела по воздуху, дверца распахнулась; сова вырвалась на свободу с возмущенным криком и не оглядываясь понеслась к замку. Побитая, поцарапанная, дымящаяся машина сорвалась в ночь, яростно сверкая задними фарами.

— Вернись! — вопил ей вслед Рон, размахивая сломанной палочкой, — Отец меня убьет!







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.232.124.77 (0.008 с.)