ТОП 10:

Рон попробовал сменить пластинку.



— А Реддль и вправду похож на Перси… Ну, кто его заставлял доносить на Огрида?

— Но ведь чудовище кого-то убило , Рон, — напомнила Гермиона.

— А Реддлю предстояло возвращаться в мугловый детский дом, — добавил Гарри. — Я не могу винить его за то, что он хотел остаться в школе…

— А ты ведь встретился с Огридом на Дрянналлее, помнишь, Гарри?

— Он покупал средство от плотоядных слизняков! — выпалил Гарри.

Все трое замолчали. После длительной паузы Гермиона отважилась задать беспокоивший всех щекотливый вопрос:

— Как вы думаете, может, стоит спросить об этом самого Огрида?

— Ага, нанести ему приятный визит, — съязвил Рон. — Приветик, Огрид. Скажи, ты когда-нибудь выпускал в замке на свободу кого-нибудь бешеного и мохнатого?

В конце концов было решено ничего не говорить Огриду, если только не произойдет еще одного нападения, и, поскольку дни проходили за днями, а бестелесного голоса больше не было слышно, ребята стали надеяться, что им никогда не придется спрашивать дворника, за что его исключили из школы. Прошло уже почти четыре месяца с тех пор, как Окаменели Джастин и Почти Безголовый Ник, и общественное мнение было таково, что нападавший, кто бы он ни был, удалился навсегда. Дрюзгу наконец-то надоела его песенка «Ах, Поттер-грязноттер», Эрни Макмиллан однажды на гербологии вполне вежливо попросил Гарри передать ему ведро с прыгающими поганками, а в марте в теплице номер три мандрагошки закатили шумную, разудалую вечеринку. Профессор Спаржелла была вне себя от счастья.

— Как только они начнут лазить друг другу в горшки, это будет означать, что они окончательно созрели, — радостно сообщила она Гарри. — И тогда мы сможем оживить наших бедных пострадавших.

Во время пасхальных каникул у второклассников появилась новая тема для размышлений. Пришло время выбирать предметы для изучения в третьем классе. Гермиона, в отличие от многих, подошла к этому вопросу со всей серьезностью.

— Это повлияет на всю нашу дальнейшую жизнь! — заявила она Гарри и Рону, в то время как все они внимательно изучали список предметов и проставляли галочки.

— Я хочу только одного — бросить зельеделие, — сказал Гарри.

— Нельзя, — мрачно буркнул Рон. — Все старые предметы остаются, а то я бы отказался заниматься защитой от сил зла.

— Но ведь это же такой важный предмет!

— Только не с таким учителем, как Чаруальд, — сказал Рон. — Меня лично он научил одному, как выпускать эльфеек из клетки.

Невилль Длиннопопп получал многочисленные письма от родственников, причём каждый советовал что-то своё. Вконец запутавшийся и обеспокоенный, Невилль водил носом по списку, высунув язык, и постоянно спрашивал окружающих, что, по их мнению, труднее: арифмантика или изучение древних рун. Дин Томас, который, как и Гарри, вырос среди муглов, решил вопрос следующим образом. Он закрыл глаза и ткнул волшебной палочкой в список, после чего записался на те предметы, которые она указала. Гермиона ничьих советов не спрашивала, просто записалась на всё.

Гарри лишь криво усмехнулся, когда представил себе, как бы он обсуждал свою дальнейшую колдовскую карьеру с дядей Верноном и тетей Петунией. При всём при том, у него не то чтобы совсем не было наставников: Перси Уэсли с удовольствием поделился с ним опытом.

— Все зависит от того, чем ты хочешь заняться, Гарри, — изрек он. — Никогда не рано подумать о будущем, так что я рекомендовал бы тебе выбрать прорицание. Потом, насчет мугловедения ходят разговоры, что это, дескать, для дураков, но мое личное мнение таково, что нужно иметь очень чёткие представления о неколдовском мире, особенно, если ты собираешься работать в тесном контакте с ним — посмотри на моего отца, он постоянно имеет дело с муглами. Мой брат Чарли всегда любил проводить время на природе, поэтому он выбрал уход за волшебными существами. Надо использовать свои сильные стороны, Гарри.

Однако, единственное, в чём Гарри действительно был хорош, так это в квидише. Кончилось тем, что он выбрал те же самые предметы, что и Рон, рассудив так: если он окажется в них полной бездарью, то, по крайней мере, рядом с ним будет кто-то, кто сможет помочь.

В следующем квидишном матче «Гриффиндор» играл против «Хуффльпуффа». Древ настоял, чтобы команда тренировалась каждый день после ужина, и у Гарри, помимо квидиша и домашних заданий, совсем ни на что не оставалось времени. Тем не менее, тренировки стали не такими сложными, и уж, по крайней мере, не такими мокрыми, поэтому вечером перед субботним матчем Гарри направлялся в гриффиндорскую спальню, чтобы положить на место метлу, с приятным ощущением, что шансы «Гриффиндора» получить кубок школы весьма и весьма высоки.

Но его хорошее настроение не продлилось долго. На вершине лестницы, ведущей в спальню, он обнаружил Невилля, близкого к отчаянию.

— Гарри… я не знаю, кто это сделал… я только что вошёл…

Со страхом глядя на Гарри, Невилль распахнул дверь.

Повсюду были разбросаны вещи из Гарриного сундука. Мантия валялась разорванная. Простыни были сдернуты с кровати, и все ящики тумбочки выдвинуты, а их содержимое расшвыряно по матрасу.

Раскрыв рот, Гарри медленно подошёл к кровати по страницам, вырванным из «Турне с троллями». Невилль помог застелить белье. Вошли Рон, Дин и Симус. Дин громко ругнулся.

— Кто это тут всё раскидал, а, Гарри?

— Понятия не имею, — ответил расстроенный мальчик. Рон в это время исследовал раскиданную одежду. Все карманы были вывернуты наружу.

— Кто-то что-то искал, — сказал Рон. — Посмотри, ничего не пропало?

Гарри стал подбирать вещи и кидать их в сундук. И только тогда, когда он отправил на место последнюю из чаруальдовских книг, до него вдруг дошло:

— Дневник Реддля пропал!

— Что?!

Гарри мотнул головой в сторону двери, и они с Роном вышли. Они поспешно спустились в общую гостиную и сели рядом с Гермионой, читавшей «Адаптированные древние руны».

Узнав новости, Гермиона ужаснулась.

— Но ведь… только кто-то из «Гриффиндора» мог украсть… никто больше не знает пароля…

— Совершенно верно, — подтвердил Гарри.

Проснувшись на следующий день, они увидели, что на улице ослепительно ярко сияет солнце и дует свежайший ветерок.

— Идеальные условия для квидиша! — радостно сообщил Древ за гриффиндорским столом, нагружая омлетом тарелки членов своей команды. — Гарри, давай-ка сюда, тебе нужно как следует подкрепиться.

Гарри внимательно изучал сидящих за столом своего колледжа, гадая, не сидит ли новый владелец дневника Реддля прямо у него перед носом. Гермиона настоятельно советовала сообщить о краже, но Гарри такая мысль не нравилась. Тогда ему бы пришлось рассказать учителям о дневнике все подробности, а ведь неизвестно, сколько человек из них знает, за что Огрид был исключен пятьдесят лет назад. Гарри не хотел снова вытаскивать на свет эту темную историю.

Он вышел из Большого зала вместе с Роном и Гермионой с намерением подняться в спальню и взять квидишную форму, и тут еще одно серьезное беспокойство пополнило собой растущий список Гарриных забот. Едва он поставил ногу на ступеньку мраморной лестницы, как снова услышал…

— …дай вонзиться… разорвать … на этот раз убить…

Он заорал. Рон и Гермиона в ужасе отпрыгнули.

— Опять голос! — воскликнул Гарри, оглядываясь через плечо. — Я только что слышал… А вы?

Рон, с округлившимися глазами, молча потряс головой. Гермиона, между тем, задумчиво приложила ладонь ко лбу.

— Гарри — мне кажется, я поняла! Мне надо в библиотеку!

И она умчалась вверх по лестнице.

— Что ещё она поняла? — рассеянно проговорил Гарри, по-прежнему озираясь по сторонам в попытке выяснить, откуда мог раздаваться голос.

— Не знаю, что, но явно гораздо больше, чем я, — сказал Рон, продолжавший трясти головой.

— А в библиотеку-то ей зачем?

— Гермиона всегда ходит в библиотеку, — пожал плечами Рон. — У нее правило: не знаешь, что делать — иди в библиотеку.

Гарри стоял в нерешительности и прислушивался, не раздастся ли снова голос, но тут народ начал выходить из Большого зала. Все громко разговаривали, направляясь к выходу — учащиеся шли смотреть игру.

— Тебе пора, — сказал Рон. — Уже почти одиннадцать — матч…

Гарри кинулся в гриффиндорскую башню, схватил «Нимбус 2000» и влился в толпу, шедшую через двор к полю, но мыслями он всё ещё оставался в замке, рядом с бестелесным голосом. Облачаясь в квидишную форму, он утешал себя тем, что в замке никого нет, все на улице.

Обе команды вышли на поле под оглушительные аплодисменты. Оливер Древ для разминки облетел вокруг колец; мадам Самогони выпустила мячи. Хуффльпуффцы, в канареечно-желтой форме, стояли кружком и в последний раз обсуждали тактику сегодняшней игры.







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.81.220.239 (0.01 с.)