ТОП 10:

Но «Форд Англия», с последним гневным всхрапом из выхлопной трубы, исчез из виду.



— Везет нам как утопленникам, — безутешно сказал Рон, наклоняясь, чтобы подобрать Струпика. — Изо всех деревьев, об которые можно было удариться, мы, конечно же, ударились об то, которое может дать сдачи.

Он оглянулся через плечо на древнее дерево, которое до сих пор угрожающе потрясало ветвями.

— Пошли, — обессилено выговорил Гарри, — пошли в замок…

Прибытие в школу получилось вовсе не таким триумфальным, каким рисовалось в воображении. Все в синяках, окоченевшие от холода, с плохо двигающимися руками и ногами, они взяли сундуки за ручки с одного боку и поволокли их за собой по заросшему травой склону к огромным дубовым воротам.

— Наверное, пир уже давно начался, — сказал Рон, бросил сундук возле лестницы и тихо подошел к ярко освещенному окну. — Эй! Смотри-ка, Гарри! Это же сортировка!

Гарри подбежал и вместе с Роном стал сосредоточенно наблюдать за происходящим в Большом Зале.

Бесчисленное множество зажженных свечей парило в воздухе над четырьмя длинными столами, играя яркими и веселыми огнями на золотых блюдах и кубках. Вверху, на зачарованном потолке, всегда отражавшем настоящее небо, блистали звезды.

В густом лесу остроконечных хогварцевских шляп Гарри увидел строй перепуганных первоклашек, которых запускали в Зал. Среди них легко можно было различить Джинни благодаря ее огненным уэслеевским волосам. Тем временем, профессор МакГонаголл, ведьма со строгим пучком и в очках, водружала на стул знаменитую шляпу-сортировщицу.

Каждый год эта старая-престарая шляпа, залатанная, потрепанная и грязная, занималась сортировкой новичков по четырем колледжам «Хогварца» (а именно: «Гриффиндор», «Хуффльпуфф», «Равенкло» и «Слизерин»). Гарри хорошо помнил, как сам ровно год назад надевал эту шляпу и, замерев, ждал, пока она вынесет свое решение. В течение нескольких ужасных секунд он боялся, что шляпа направит его в «Слизерин», колледж, откуда вышло больше черных колдунов и ведьм, чем из какого-либо другого — но в результате он попал в «Гриффиндор», вместе с Гермионой, Роном и всеми остальными Уэсли. В последнем семестре Гарри с Роном помогли своему колледжу выиграть кубок школы, в результате чего «Гриффиндор» победил «Слизерин» впервые за семь лет.

Крошечный мальчик с волосами мышиного цвета был вызван вперед. Он надел шляпу. Взгляд Гарри заскользил мимо этого мальчика, дальше, туда, где за учительским столом сидел профессор Думбльдор, директор школы, и наблюдал за сортировкой. Его длинная серебряная борода и очки со стеклами в форме полумесяца поблескивали в свете свечей. Через несколько человек от него Гарри заметил Сверкароля Чаруальда в роскошной аквамариновой мантии. В торце сидел Огрид, волосатый и огромный, и долгими глотками пил из запрокинутого над головой кубка.

— Подожди-ка… — прошептал Гарри, — за учительским столом один из стульев пустой… Где Злей?

Профессор Злодеус Злей был у Гарри самым нелюбимым учителем. А Гарри был у Злея самым нелюбимым учеником. Злей, жестокий, саркастичный, никому, кроме учеников собственного колледжа («Слизерина»), не нравившийся, преподавал зельеделие.

— Может, заболел? — с надеждой предположил Рон.

— А может, уволился, — сказал Гарри, — потому что ему опять не досталось поста учителя по защите от сил зла, о котором он так мечтал!

— А может, — с воодушевлением подхватил Рон, — его уволили ! Его же никто не любит…

— А может, — раздался ледяной голос прямо у ребят за спиной, — он ждет ваших объяснений, почему вы не приехали на поезде вместе со всеми.

Гарри волчком развернулся назад. Перед ним, в полощущейся на ночном ветру робе, стоял Злодеус Злей. Это был худой человек с нездорового цвета кожей, крючковатым носом и сальными, до плеч, волосами. В довершение неприятной картины он в данный момент еще и улыбался не предвещающей ничего хорошего улыбкой.

— Следуйте за мной, — приказал Злей.

Не решаясь посмотреть даже друг на друга, Гарри и Рон поплелись вслед за Злеем вверх по ступенькам и вошли в просторный, отзывающийся эхом вестибюль, освещенный пылающими факелами. Из Большого Зала доносились вкуснейшие запахи, но Злей повел ребят прочь от тепла и уюта, вниз по узкой каменной лестнице.

— Заходите! — сказал учитель, открывая дверь на полпути к подземелью и указывая внутрь.

Мальчики, ёжась от холода и страха, вошли в кабинет Злея. Тонущие в темноте стены были уставлены стеллажами с огромными стеклянными банками, где плавали всевозможные гадости, названия которых Гарри не знал и, более того, не хотел знать. В камине было черно и пусто. Злей закрыл дверь и повернулся к ребятам лицом.

— Итак, — произнес он тихо, — поезд недостаточно хорош для знаменитого Гарри Поттера и его верного оруженосца Уэсли. Своим прибытием надо наделать как можно больше шуму, так, господа?

— Нет, сэр, мы просто не смогли пройти сквозь барьер на Кингс-Кросс, он…

— Тихо! — равнодушно прикрикнул Злей. — Что вы сделали с машиной?

Рон судорожно сглотнул. У Гарри уже не в первый раз создалось впечатление, что Злей способен читать мысли. Но, мгновение спустя, всё разъяснилось, так как Злей начал разворачивать последний номер «Прорицательской Вечерки».

— Вас видели, — зашипел он, тыча им в нос заголовок: «МУГЛЫ ОШЕЛОМЛЕНЫ ПОЯВЛЕНИЕМ ЛЕТАЮЩЕГО „ФОРДА АНГЛИЯ“. Злей принялся зачитывать вслух:

— В Лондоне двое муглов уверяют, что видели старую машину, летевшую над Почтовой башней… в полдень в Норфолке миссис Хетти Бейлисс, развешивая белье… Мистер Ангус Флит из Пибла сообщил в полицию… Всего шесть или семь муглов. Насколько мне известно, твой отец работает в отделе неправильного использования мугловых предметов быта? — полуутвердительно сказал он, глядя на Рона и улыбаясь мерзкой улыбкой, — подумать только… его собственный сын…

Гарри почувствовал себя так, как если бы одна из самых больших и самых бешеных ветвей дерева только что изо всей силы ударила его в живот. Если только кто-нибудь узнает, что мистер Уэсли заколдовал машину… об этом он не подумал…

— При осмотре парка я заметил, что значительный ущерб был нанесен весьма ценной Дракучей иве, — продолжал Злей.

— Это нам был нанесен ущерб, побольше чем иве, — выпалил Рон.

— Тихо! — рявкнул Злей. — Весьма прискорбно, что вы учитесь не в моем колледже и право принимать решение о вашем исключении принадлежит не мне. Мне придется пойти и пригласить тех, кому дарована эта счастливая привилегия. А вы ждите здесь.

Гарри и Рон беспомощно переглянулись. Лица у обоих были совсем белые. Гарри уже не чувствовал голода, не чувствовал вообще ничего, кроме ужасной тошноты. Он старался не смотреть на большое покрытое слизью нечто, плававшее в зеленой жидкости на полке за письменным столом Злея. Если Злей отправился за профессором МакГонаголл, завучем «Гриффиндора», то от этого совсем не легче. Она, может быть, более справедлива, чем Злей, но ничуть не менее строга.

Через десять минут вернулся Злей и вместе с ним, действительно, пришла и профессор МакГонаголл. Гарри и раньше пару раз видел ее сердитой, но, либо он забыл, как сильно она способна поджимать губы, либо тогда она злилась не так сильно. Едва появившись на пороге, она взметнула вверх волшебную палочку; Гарри с Роном испуганно зажмурились, но она лишь указала на пустой камин, и там внезапно затанцевали языки пламени.

— Сядьте, — сказала она, и мальчики робко попятились и сели в кресла у камина.

— Объяснитесь, — приказала она со зловещим блеском в стеклах очков.

Рон стал рассказывать, начав с того, что барьер на вокзале отказался их пропустить.

— …так что у нас не было выбора, профессор, мы не смогли попасть на поезд.

— Почему вы не послали записку с совой? Насколько я знаю, у тебя ведь есть сова? — ледяным тоном осведомилась профессор МакГонаголл у Гарри.

Гарри разинул рот. Теперь, когда она это сказала, стало очевидно, что именно так и следовало поступить.

— Я… я не подумал…

— Это уж точно, — сказала профессор МакГонаголл.

В дверь постучали, и Злей, счастливый как никогда, открыл ее. На пороге стоял директор Думбльдор.

Гарри так и похолодел, когда увидел, насколько необычно суровый у того вид. Думбльдор уставил на провинившихся пристальный взгляд поверх крючковатого носа, и Гарри неожиданно подумалось, что лучше бы их всё еще колотила Дракучая ива.

Наступило продолжительное молчание. Потом Думбльдор сказал:

— Расскажите, почему вы это сделали?

Лучше бы он кричал или ругался. Гарри просто не мог вынести разочарования, звучавшего в его голосе. Почему-то он не смог смотреть Думбльдору в глаза и поэтому стал говорить с его коленями. Он рассказал абсолютно всё за исключением того, что мистер Уэсли владеет заколдованной машиной, и в результате получилось, что они с Роном случайно наткнулись на припаркованную недалеко от вокзала летающую машину. Он понимал, что Думбльдор сразу обо всем догадается, но тот не задал ни единого вопроса о машине. Когда Гарри закончил свой рассказ, Думбльдор просто продолжал пристально смотреть на него сквозь очки.

— Ну, мы пойдем за вещами, — безнадежно сказал Рон.

— О чем это ты, Уэсли? — рыкнула профессор МакГонаголл.

— Вы же нас исключаете, разве не так? — сказал Рон.







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.81.220.239 (0.007 с.)