ТОП 10:

Из боковой комнаты вышел некто. С замирающим сердцем они поскорей подошли ближе. Но это оказался не слизеринец, а Перси.



— А ты что здесь делаешь? — удивился Рон.

Перси возмутился.

— А это, — ответил он сухо, — тебя не касается. Тебя зовут Краббе, верно?

— Как… А! Да, — сказал Рон.

— Что ж, отправляйтесь к себе в спальню, — сурово приказал Перси. — В наши дни опасно бродить по темным коридорам.

— Ты же бродишь, — справедливо заметил Рон.

— Я, — важно сказал Перси и приосанился, — староста. На меня никто не нападет.

За спинами у Гарри и Рона раздался чей-то голос. К ним стремительно приближался Драко Малфой и, первый раз в жизни, Гарри испытал облегчение при виде своего врага.

— Вот вы где, — протянул он. — Что, опять жрали как хрюшки? Я вас искал; хочу показать вам кое-что забавное.

Малфой бросил уничтожающий взгляд на Перси.

— Что ты здесь забыл, Уэсли? — процедил он.

Перси был взбешен.

— Тебе следовало бы больше уважать школьного старосту! — крикнул он. — Мне не нравится твое отношение!

Малфой хмыкнул и жестом приказал Гарри и Рону следовать за собой. Гарри чуть было не начал извиняться перед Перси, но вовремя опомнился. Они с Роном поспешили вслед за Малфоем, который, проходя следующий пролет лестницы, обернулся и бросил:

— Этот Петер Уэсли…

— Перси, — автоматически поправил Рон.

— Какая разница, — отмахнулся Малфой. — Что-то он зачастил сюда. И, кажется, я знаю, что он затевает. Хочет голыми руками, самостоятельно, поймать Наследника Слизерина.

Он коротко, уничтожающе хохотнул. Гарри с Роном обменялись полными надежды взглядами.

Малфой притормозил у голой, сырой каменной стены.

— Как там — этот новый пароль? — спросил он у Гарри.

— Эээ… — сказал Гарри.

— Ах, да — чистая кровь ! — вспомнил Малфой, не слушая, и каменная дверь, замаскированная в стене, скользнула в сторону. Малфой прошел внутрь, Гарри и Рон последовали за ним.

Общая гостиная «Слизерина» представляла собой длинное подземелье со стенами грубого камня и низким потолком, откуда на цепях свисали круглые зеленоватые светильники. Под каминной доской, украшенной замысловатой резьбой, в очаге потрескивал огонь; на фоне светового пятна силуэтами вырисовывались фигуры нескольких слизеринцев, сидевших возле камина в креслах с высокими спинками.

— Подождите здесь, — приказал Малфой Гарри и Рону, показав им на стулья, стоявшие в стороне от огня. — Пойду принесу — отец только что прислал…

Гадая, что же такое собирается показать Малфой, Гарри с Роном присели, изо всех сил стараясь выглядеть непринужденно.

Малфой вернулся через минуту, держа в руках, по всей видимости, вырезку из газеты. Он ткнул ее под нос Рону.

— Вот, посмеетесь, — сказал он.

Гарри увидел, как глаза Рона расширились от шока. Рон быстро пробежал глазами заметку, издал весьма натянутый смешок и протянул вырезку Гарри.

Это оказалась статья из «Прорицательской газеты». В ней говорилось:

СЛУЖЕБНОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ В МИНИСТЕРСТВЕ МАГИИ

Артур Уэсли, начальник отдела неправильного использования мугловых предметов быта, сегодня был оштрафован на пятьдесят галлеонов за околдовывание муглового автомобиля.

М-р Люциус Малфой, член правления школы колдовства и ведьминских искусств «Хогварц», где околдованная машина потерпела крушение ранее в этом году, выступил сегодня за отставку м-ра Уэсли.

«Уэсли подрывает репутацию Министерства», — сказал м-р Малфой нашему корреспонденту, — «Он явно не в состоянии нести ответственность за разработку законодательных актов, не говоря уже о предложенном им Акте о защите муглов, который должен быть немедленно отменен».

М-р Уэсли был недоступен и не смог дать комментарии по этому поводу, а его жена велела репортерам выметаться, пока она не напустила на них домашнего упыря.

— Ну? — нетерпеливо сказал Малфой, когда Гарри вернул ему вырезку. — Ты не считаешь, что это смешно?

— Ха, ха, — вяло сказал Гарри.

— Артур Уэсли так обожает муглов, ему следовало бы сломать свою палочку и пойти жить с ними, — оскорбительно бросил Малфой. — Никогда не скажешь, что Уэсли чистокровки, если судить по тому, как они себя ведут.

Лицо Рона — точнее, Краббе — исказилось от негодования.

— Что это с тобой, Краббе? — резко спросил Малфой.

— Живот болит, — промычал Рон.

— Тогда пойди в больницу и дай там всему мугродью хорошего пинка от моего имени, — хихикнул Малфой. — Знаете, я удивляюсь, что в «Прорицательской газете» до сих пор ничего не написали обо всех этих нападениях, — продолжил он задумчиво. — Наверное, Думбльдор старается замолчать эту историю. Его уволят, если это вскоре не прекратится. Папа говорит, что сам Думбльдор — это худшее, что могло приключиться в школе. Он обожает муглокровок. А нормальный директор и близко не подпустил бы сюда всякую мразь вроде Криви.

Малфой начал щелкать воображаемым фотоаппаратом и издевательски, но очень точно, изобразил Колина: «Ах, Поттер, можно, я тебя сфотографирую? Дай мне автограф, Поттер! Можно, я вылижу тебе ботинки, пожалуйста, Поттер?»

Он уронил руки и посмотрел на Гарри и Рона.

— Да что с вами происходит ?

Чересчур поздно, Гарри и Рон выдавили из себя по неубедительному смешку, но это, кажется, удовлетворило Малфоя; возможно, до Краббе и Гойла всегда доходило как до жирафов.

— Святой Поттер, покровитель мугродья, — медленно произнес Малфой. — Вот еще один, кто не имеет колдовской гордости, а то бы он не таскался повсюду с этой воображалой Мугрэнжер. А ведь все думают, что он — Наследник Слизерина!

Гарри с Роном затаили дыхание: ясно, что Малфой сейчас признается, что на самом деле Наследник — он… Но тут…

— Хотел бы я знать, кто этот Наследник, — раздраженно сказал Малфой, — я бы ему помог…

Рон открыл рот, так что Краббе стал выглядеть тупее обычного. К счастью, Малфой не обратил на это внимания, а Гарри сходу задал ему вопрос:

— Ты же должен кого-то подозревать? Есть какие-то догадки?

— Ты ведь знаешь, что нет, Гойл, сколько можно говорить? — обозлился Малфой. — Отец тоже ничего не рассказывает о том случае, когда Комната была открыта в прошлый раз. Конечно, это было пятьдесят лет назад, еще до него, но ему всё известно. Он говорит, что всё держалось в большом секрете, и будет очень подозрительно, если вдруг выяснится, что я знаю слишком много. А я знаю только одно — в прошлый раз, когда Комната Секретов была открыта, погиб кто-то из мугродья. Так что, по-моему, это вопрос времени, пока и на сей раз кто-нибудь из мугродов не умрет… надеюсь, это будет Грэнжер, — добавил он со смаком.

Краббе-Рон сжал огромные кулаки. Понимая, какой это будет провал, если Рон ударит Малфоя, Гарри кинул на Рона предупреждающий взгляд и поинтересовался:

— А ты случайно не знаешь, поймали того, кто открыл Комнату в прошлый раз?

— Да, конечно… кто он там был, не знаю, но его исключили, — ответил Малфой. — Наверно, он до сих пор в Азкабане.

— Азкабане? — не понял Гарри.

— Да, в Азкабане — в колдовской тюрьме , — ответил Малфой, всем своим видом выражая глубочайшее изумление перед редкостной тупостью Гойла, — В самом деле, Гойл, если ты и дальше будешь так тормозить, то скоро поедешь назад.

Он раздраженно поерзал в кресле и сказал:

— Отец говорит, надо затаиться и подождать, пока Наследник Слизерина не сделает за нас всю работу. Он говорит, что из «Хогварца» давно пора вымести весь мусор, всё мугродье, но самим при этом лучше остаться как бы ни при чём. У него, конечно, сейчас своих забот полон рот. Знаете, что в нашем особняке на прошлой неделе был обыск?

Гарри, как мог, состроил из маловыразительных черт Гойла гримасу обеспокоенности.

— Вот-вот… — сказал Малфой. — К счастью, им мало что удалось найти. А ведь у папы есть некоторые очень ценные предметы черной магии. Так удачно, что у нас под гостиной есть своя секретная комната…

— Хо! — выпалил Рон.

Малфой повернулся к нему. И Гарри тоже. Рон весь покрылся краской. Даже волосы покраснели. И нос стал постепенно удлиняться — час прошел, Рон начал превращаться в самого себя, и, по паническому выражению у него на лице, Гарри понял, что с ним, видимо, происходит то же самое.

Оба вскочили на ноги.

— Мне нужно что-нибудь от живота, — бухнул Рон и, без дальнейших промедлений, они рванули из слизеринской гостиной, чуть не проломив по пути каменную стену, и понеслись по коридору, от души надеясь, что Малфой ни о чем не догадался. Гарри почувствовал, как съеживаются его ноги в гигантской обуви Гойла. Ему пришлось подобрать полы платья, потому что его рост стремительно уменьшался. Перепрыгивая через несколько ступеней, они промчались по лестнице в неосвещенный вестибюль. Из шкафа, где были заперты настоящие Краббе и Гойл, доносились равномерные глухие удары. Ребята поставили позаимствованные ботинки возле двери в шкаф и в носках побежали по мраморной лестнице к туалету Меланхольной Миртл.

— Что ж, нельзя сказать, что мы даром потратили время, — через силу произнес запыхавшийся Рон, закрывая за собой дверь туалета. — Мы, конечно, так и не узнали, кто у нас тут бесчинствует, но зато я завтра же напишу папе и намекну, что ему следует поискать получше под гостиной Малфоев.







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.179.0 (0.006 с.)