ТОП 10:

Краббе и Гойл глупо ухмылялись.



— Чтоб тебе слизняками подавиться! — яростно выкрикнул Рон. Краббе перестал ухмыляться и принялся угрожающе потирать костяшки пальцев.

— Берегись, Уэсли, — презрительно прищурился Малфой, — тебе нужно хорошо себя вести, а то мамочка заберет тебя из школочки. — И он заголосил пронзительно: — Еще раз что-нибудь вытворишь …

Группка слизеринцев-пятиклассников, собравшихся неподалеку, громко расхохоталась.

— Кстати, дай Уэсли одну фотографию с автографом, — посоветовал Малфой, — она будет стоить больше, чем весь их жалкий домишко…

Рон сорвал колдоленту с волшебной палочки, но тут Гермиона с шумом захлопнула «Вояж с вампиром» и прошептала:

— Тихо вы!

— В чём дело, в чём дело? — к ним спешил Сверкароль Чаруальд, бирюзовая роба развевалась на ходу. — Кто это тут раздает автографы?

Гарри возмущенно издал какой-то звук, но был вынужден замолчать — Чаруальд покровительственно обнял его за плечи и произнес с живостью:

— Да что же это я спрашиваю, мне следовало догадаться! Гарри — друзья встречаются вновь!

Пришпиленный к боку учителя, сгорающий от унижения, Гарри видел, как ухмыляющийся Драко растворяется в толпе.

— Давайте же, мистер Криви, — сказал Чаруальд, лучезарно улыбаясь Колину. — Двойной портрет, что может быть лучше! И мы оба его подпишем.

Колин повозился с аппаратом и сфотографировал их, после чего раздался удар колокола, возвещавший начало послеобеденных занятий.

— Ну, скорее, идите, идите, — поторопил собравшихся Чаруальд и направился к замку, не отпуская Гарри, жалевшего в данный момент только об одном — что не знает какого-нибудь хорошего Исчезательного Заклинания.

— Скажу тебе одну умную вещь, — отеческим тоном произнес Чаруальд, когда они входили в замок через боковую дверь, — я постарался прикрыть тебя сейчас с Колином — раз он фотографировал и меня тоже, то твои товарищи не смогут думать, что ты ставишь себя слишком высоко…

Оставаясь глух к запинающимся объяснениям Гарри, Чаруальд тащил его за собой по коридору и вверх по лестнице сквозь толпу глазеющих любопытных.

— Позволь мне лишь предостеречь тебя — раздавать фотографии с автографами на данном этапе карьеры в высшей степени неразумно — если по честному, ты, Гарри, будешь выглядеть просто самовлюбленным младенцем. Очень может быть, что придет время, когда тебе, так же как и мне, понадобится всегда иметь наготове целую пачку фотографий, но, — тут Чаруальд снисходительно хмыкнул, — не думаю, что этот момент уже настал.

Они дошли до кабинета Чаруальда, и тот наконец-то отпустил Гарри. Гарри одернул робу, забился на самый задний ряд и обложился насколько мог чаруальдовскими книжками, так, чтобы не видеть оригинал.

Его одноклассники, болтая на ходу, входили в класс. Подошли Рон с Гермионой и заняли места по обе стороны от Гарри.

— У тебя на физиономии яичницу можно жарить, — хихикнул Рон. — Молись, чтобы Криви не подружился с Джинни, а то они быстренько организуют фэн-клуб Гарри Поттера.

— Замолчи ты, — оборвал его Гарри. Не хватало только, чтобы эти слова, «фэн-клуб Гарри Поттера», достигли ушей Чаруальда.

Когда все расселись, Чаруальд громко прочистил горло, и воцарилось молчание. Чаруальд потянулся, взял со стола у Невилля «Турне с троллями» и поднял книжку так, чтобы весь класс мог видеть его собственное подмигивающее изображение на обложке.

— Это я, — сказал он, тыча пальцем в портрет и тоже подмигивая для убедительности. — Сверкароль Чаруальд, орден Мерлина третьей степени, почетный член Лиги защиты от сил зла, а также пятикратный лауреат премии журнала «Ведьмополитен» за самую обаятельную улыбку — но об этом я предпочитаю не упоминать. Я избавился от Бэндон-Банши отнюдь не с помощью улыбки !

Он сделал паузу, чтобы класс мог посмеяться. Некоторые криво улыбнулись.

— Я вижу, что у всех есть собрание моих сочинений — молодцы. Думаю, сегодня мы начнем с того, что проведем небольшую контрольную. Беспокоиться не о чем — просто проверим, насколько внимательно вы читали мои произведения, что вы усвоили…

Раздав листы с вопросами теста, он вернулся на свое место во главе класса и сказал:

— У вас тридцать минут — так — начали!

Гарри обратился к тесту и стал читать вопросы:

Какой любимый цвет Сверкароля Чаруальда?

Каково тайное желание Сверкароля Чаруальда?

Каково, по вашему мнению, величайшее достижение Сверкароля Чаруальда на сегодняшний день?

И так далее и тому подобное, вплоть до:

Когда у Сверкароля Чаруальда день рождения и что было бы для него лучшим подарком?

Полчаса спустя Чаруальд собрал работы и быстро пролистал их, стоя перед классом.

— Тц-тц-тц, почти никто из вас не запомнил, что мой любимый цвет — лиловый. Я говорю об этом в моей работе «Единение с йети». Также, некоторым из вас не мешало бы повнимательнее перечитать «Общение с оборотнями» — там, в главе двенадцать, я говорю о том, что лучшим подарком на день рождения стали бы для меня гармоничные отношения между колдовским и неколдовским сообществом — хотя и от большой бутылки Огден Олд Огневиски я бы не отказался!

Он одарил класс еще одной плутовской улыбкой. Рон давно уже таращился на него, не веря собственным глазам; Симус Финниган и Дин Томас, сидевшие в первом ряду, тряслись в беззвучном хохоте. Гермиона, с другой стороны, слушала Чаруальда с почтительным вниманием и сильно вздрогнула, когда он упомянул ее имя.

— …а вот мисс Грэнжер знает, что моим тайным желанием является навсегда избавить мир от зла и вывести на мировой рынок собственную серию снадобий по уходу за волосами — молодец девочка! На самом деле, — он изучил работу Гермионы: — она на все вопросы ответила — где мисс Гермиона Грэнжер?

Гермиона подняла дрожащую руку.

— Отлично! — засиял Чаруальд. — Просто отлично! «Гриффиндор» получает десять баллов! Ну, а теперь — за работу!

Он наклонился под стол и достал оттуда большую накрытую тканью клетку.

— Для начала — я должен вас предупредить! Моя задача — вооружить вас против самых отвратительных созданий, известных колдовскому миру! В этом классе вы можете лицом к лицу встретиться с самыми ужасными своими страхами. Знайте только, что, пока я с вами, вам абсолютно ничего не грозит. Всё, о чем я вас прошу, это сохранять спокойствие.

Сам того не желая, Гарри перегнулся через выставленную перед ним батарею книжек, получше рассмотреть клетку. Чаруальд положил руку на ткань. Дин и Симус перестали хихикать. Невилль, сидевший в первом ряду, вжимался в стул.

— Пожалуйста, не надо кричать, — тихим голосом попросил Чаруальд, — это может их спровоцировать.

Весь класс затаил дыхание, и Чаруальд сдернул покрывало с клетки.

— Встречайте, — сказал он театрально, — только что пойманные корнуэлльские эльфейки.

Симус Финниган не смог совладать с собой. Он буквально захрюкал от смеха, и даже Чаруальд не смог притвориться, что это был вопль ужаса.

— Что? — улыбнулся он Симусу.

— Ну, они ведь… они ведь… не слишком опасны ? — чуть не подавился Симус.

— Я бы не был так уверен! — сказал Чаруальд, с раздражением покачав пальцем перед носом у Симуса. — Это дьявольски хитрые маленькие негодяйки!

Эльфейки были цвета электрик и примерно восьми дюймов ростом, с остренькими личиками и пронзительными голосками; когда они начинали говорить, создавалось впечатление, что много-много волнистых попугайчиков громко спорят между собой. Лишь только с них сняли покрывало, эльфейки тут же загалдели и заметались по клетке, тряся решетку и корча рожи.

— Отлично! — громко сказал Чаруальд. — Посмотрим, что вы будете с ними делать. — и открыл клетку.

Начался настоящий кромешный ад. Эльфейки как ракеты выстрелили по всем направлениям. Две из них схватили Невилля за уши и подняли высоко в воздух. Несколько штук метнулось прямиком в окно, и задний ряд оказался усеян разбитым стеклом. Остальные громили классную комнату не менее эффективно, чем было бы под силу взбесившемуся носорогу. Эльфейки хватали чернильницы и делали «дождик», трепали книжки и бумажки, срывали картины со стен, переворачивали мусорные корзины, утаскивали портфели и вываливали их содержимое за разбитое окно; в течение нескольких минут половина класса оказалась под партами, а Невилль свисал с железного канделябра на потолке.

— Ну же — загоняйте их, загоняйте, это всего-навсего эльфейки, — кричал Чаруальд.

Он закатал рукава, помахал палочкой и выпалил: «Пескипикси Пестерноми!»

Это не возымело совершенно никакого действия; одна из эльфеек выхватила палочку у Чаруальда из рук и швырнула ее в окно вслед за всем прочим добром. Чаруальд испуганно сглотнул и присел под собственный стол, чудом избежав столкновения с Невиллем, который свалился с полуоторвавшегося канделябра ровно через секунду.

Прозвонил колокол, и у выхода началось сумасшедшее столпотворение. За этим последовало некоторое затишье, во время которого Чаруальд вылез из-под стола, величественно отряхнулся, заметил Гарри, Рона и Гермиону, которые почти уже вышли из класса и сказал:

— Пожалуй, я попрошу вас троих водворить этих красавиц обратно в клетку.







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.81.220.239 (0.009 с.)