Отечественные школы территориальной организации хозяйства и размещения производительных сил.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Отечественные школы территориальной организации хозяйства и размещения производительных сил.



Отечественные теории территориальной организации своими основными составляющими имели два источника: собственно российские теории, обусловленные необходимостью более продуктивно использовать неоспоримый факт огромных территорий страны для ее развития, и зарубежные теории, осмысленные через призму российской специфики.

Что касается собственно российских теорий, то здесь в качестве относительно самостоятельных следует выделить два периода: период, предшествующий Октябрьской пролетарской революции, и период послереволюционный, когда практические проблемы индустриализации страны, коллективизации и освоения новых пространств потребовали форсированного осмысления и проработки проблематики регионального размещения производительных сил страны.

Дореволюционный период представлен рядом этапов. Начальным этапом районирования страны можно считать XVIII – самое начало XIX века. Первым опытом районирования страны были работы известного ученого-географа, знаменитого русского историка, горнозаводского деятеля и администратора первой половины XVIII в., одного из наиболее ярких и разносторонних «птенцов гнезда Петрова» В.Н. Татищева (1686 — 1750). Им в его двухуровневой схеме районирования России впервые был использован природно-этнический фактор. Так, для макроуровня он выделял губернии, поделенные на Великорусскую, Поморскую, Ногайскую, Малороссийскую губернии, которые предлагал разделять на провинции, какие, по Ю.Г.Саушкину, В.Н.Татищев делил «по национальному принципу. Это видно уже из их названий, так, например, в Европейской России он выделяет провинции: Мордовскую, Черемисскую, Чувашскую, Башкирскую, Черкасскую, Киргизскую и другие», а в Сибири «выделил Горную и Заводскую часть, Вогулицкую, Удорскую (народ остяцкий), Якутскую и многие другие провинции»[75]. К этому же периоду можно отнести взгляды на районирование страны императрицы Екатерины II, лично принимавшей участие в обсуждении и в принятии решений, А.Н. Радищева, С.И.Плещеева, П.Крюкова, Н.П.Огарева и других.

Вторым дореволюционным этапом следует считать этап, когда проблематикой теории размещения производительных сил занимались не только теоретики-географы или статистики, но и географы-практики, часть из которых самостоятельно прошли значительные по длительности маршруты по просторам России. Следует отметить, что предлагаемое дореволюционными экономгеографами районирование страны исходило из экономического потенциала каждого выделяемого района. Это – К.И.Арсеньев (1789-1865), П.П. Семенов-Тян-Шанский (1827-1914). Однако накопленный эмпирический материал и предложения по районированию и размещению добывающих мощностей нуждался в профессиональной обработке и государственно одобренной работе по обобщению и подготовке мероприятий по освоению выявленных месторождений с выделением соответствующих капитальных вложений на эти цели.

Поэтому третьим дореволюционным этапом, характеризующимся привлечением широкого круга специалистов, разрабатывающих теоретические вопросы разработки месторождений как практической формы размещения добывающих и перерабатывающих мощностей, следует считать начало ХХ века. Уже упоминавшаяся Комиссия по изучению естественных производительных сил (КЕПС), созданная в 1915 году академиком В.И.Вернадским, стала новой вехой в разработке отечественных теорий размещения производительных сил. Причем, КЕПС, по оценке самого В.И.Вернадского, данной им в своей известной статье «Несколько слов о ноосфере», сыграла заметную роль в критическое время Первой мировой войны. В немалой степени это произошло и из-за того, что для Академии наук совершенно неожиданно в разгаре войны выяснилось, что в царской России не было точных данных о так называемом теперь стратегическом сырье, и, как отмечал В.И. Вернадский, пришлось быстро сводить воедино рассеянные данные и быстро покрывать недочеты нашего знания[76]. Это стало важным этапом в консолидации ранее разобщенных данных и формировании относительно целостной картины реального и потенциального размещения производительных сил на территории России.

В.И.Вернадский, отмечая, что Россия недостаточно оценивает значение огромной непрерывности территории[77], был инициатором более глубокого подхода к комплексному использованию территориальных ресурсов, чем это трактуется даже в настоящее время. Тогда же В.И. Вернадский выдвинул основные принципы комплексного изучения территории:

· использование результатов исследования в области геологии, минералогии, зоологии и других естественных наук;

· развитие экспедиционных работ;

· внедрение научных достижений в хозяйственную деятельность как требование постановки на научную основу изучения природных производительных сил[78].

Согласно его общему пониманию единства всех компонентов Земли как целостности, находящей отражение в его концепции биосферы, подход В.И. Вернадского предполагал следующее. Подобно тому, как территориальные ресурсы, являясь основой естественных производительных сил, объединяют природные и водные ресурсы, землю, полезные ископаемые и трудовые ресурсы в региональную целостность, так и формы их хозяйственного использования также должны формировать единую многоуровневую взаимосвязанную по всем своим компонентам целостность. В ней сам характер использования материально-энергетических ресурсов в их взаимосвязи и взаимозависимости должен быть основой этого единства, и каждая ресурсная составляющая с необходимостью должна подпитывать одна другую.

Отчасти такой подход, примененный к отдельным взаимосвязанным и взаимозависимым цепочкам движения материально-энергетических ресурсов по их технологическим переделам, в последующем нашел отражение в теории энергопроизводственных циклов, выдвинутой замечательным российским ученым Н.Н. Колосовским. В ней каждый конкретный вид энергии и технологические комплексы переработки сырьевых ресурсов взаимообусловлены друг другом, зависят друг от друга, формируя целостность, о которой писал В.И. Вернадский.

Второй, послереволюционный, период тесно связан с широким распространением зарубежных теорий сельскохозяйственного и промышленного штандортов[79] как источником разработки отечественных теорий территориальной организации. Из зарубежных источников значительное влияние на российские теории размещения оказали теории И. фон Тюнена и А. Вебера, которые будут рассмотрены ниже. Целый ряд советских ученых разрабатывали эти теории после критического осмысления для нужд российской практики. Так, один из них, С.В.Бернштейн-Коган, писал, что при решении вопроса о размещении отраслей промышленности на территории России можно «использовать основные приемы веберовской схемы и не задаваться какими-либо новыми методологическими приемами»[80]. На схожих позициях стояли такие ведущие ученые того времени, как Н.Н. Баранский, И.Г. Александров, Е.Варга, Н. Морозов, А.А. Рыбников, А.М. Гинзбург, Н. Чарновский и другие. И.Г. Александров, в частности, в 1920-е годы писал, что размещение обрабатывающей промышленности имеет в качестве своей основы «соотнесенность между количествами потребляемого в производстве сырья и получаемого в результате товара», т.е. зависит «от весового коэффициента продукции»[81], показателя, как будет показано ниже, введенного А.Вебером.

Общим для представителей отечественных теорий размещения производительных сил, основанных на дальнейшей и критической разработке теорий А.Вебера, независимо от того, какой ориентации отдавалось предпочтение (транспортной, сырьевой, трудовой), стала установка на экономические факторы, на минимизацию издержек. В качестве генеральной задачи размещенческой политики они видели необходимость размещения производственных мощностей в таких местах строительства предприятий, «который дают максимум продукта при данных фондах в единицу времени»[82]. Это позволяет представителей этого направления условно отнести к школе экономико-затратного направления.

Другим важным направлением разрабатываемых теорий размещения производительных сил стало доминирование планового начала вообще и в решении социально-политических проблем - в частности. И если первые основной закон размещения при социализме видели как «закон оптимума развития всего социально-хозяйственного организма», то вторые, к числу которых следует отнести таких видных ученых, как А. Ноткин и В.В. Покшишевский, в качестве закономерности размещения производительных сил называли плановость и расширение производственных отношений социалистического типа в пространстве»[83].

Условность деления на указанные две крупные школы видится в том, что представители каждой школы, конечно, учитывали не только экономические, но и политико-социологические факторы, и наоборот. Речь идет только о доминанте принципа, и оба подхода должны составлять единство, что позже и было достигнуто уже в послевоенное время, когда появилась третья школа, представленная комплексной разработкой проблем планового управления регионом. Это нашло отражение в подготовке предплановых и плановых документов социально-экономического развития на долгосрочный и среднесрочный периоды с широким использованием экономико-математических методов. Так, вся система плановых документов включала:

· Комплексную программу научно-технического прогресса (КП НТП) на 20-тилетний период, сводящую в единый непротиворечивый предплановый документ согласованные комплексные программы НТП, разрабатываемые по союзным республикам аналогичные программы;

· Генеральную схему развития и размещения производительных сил на территории страны на 15 лет, также составленную и увязанную по Схемам развития и размещения производительных сил в разрезе союзных республик, основывающиеся на комплексных программах НТП;

· Основные направления социального и экономического развития на 15 лет, включающие такие же документы по союзным республикам и также увязанные с предыдущими двумя типами предплановых документов;

· пятилетние государственные планы экономического и социального развития страны и республик, конкретизирующие на пятилетний период все предплановые проработки;

· годовые государственные планы экономического и социального развития страны и республик.

Реальными «работающими» документами, к тому же постоянно корректируемыми в сторону снижения плановых заданий, были именно годовые планы экономического и социального развития страны и республик. При этом следует подчеркнуть, что затратный хозяйственный механизм, свойственный советскому периоду, и волюнтаризм в размещении производительных сил, также имевший место в советский период российской истории, относятся не к доминированию того или иного принципа, а к практике реального управления народным хозяйством. Практика советского хозяйствования строилась по принципу формирования квазиплановых ведомственных корпоративных монополий, обрастающих подобно натуральному хозяйству всей производственной и социально-культурной инфраструктурой и игнорировавших проблемы комплексного территориального управления и развития.

Для решения проблем комплексного территориального развития необходимо было принимать специальные постановления ЦК КПСС, как это было практически со всеми советскими ТПК, создаваемыми в послевоенное время. Бюрократический характер управления, поразивший всю систему народнохозяйственного и социально-культурного развития СССР, не помог в полной мере реализоваться даже преимущественно территориальному принципу управления при создании республиканских и региональных Советов народного хозяйства (совнархозов), породив вместо отраслевой ведомственности ее другую форму – местничество. Возрождение ведомственности после смещения Н.С.Хрущева в 1964 году, инициировавшего в конце 1950-х годов создание совнархозов, не поправило дело и не искоренило местничества. Даже при формальном синтезе отраслевого и территориального принципов управления экономикой, закрепленным в организации союзных, союзно-республиканских министерств СССР, союзно-республиканских министерств союзных республик и республиканских министерств, реформа централизованного управления экономикой не преодолела местничества, усилила отраслевую ведомственность.

Надо сказать, что недостатка в предложениях ученых руководству страны о необходимости комплексного развития территорий с конкретными рекомендациями в разрезе практически каждого региона не было. Однако и они игнорировались партийно-правительственной элитой, уверенной, что жизнь она знает лучше, чем ученые.

Вклад Н.Н.Колосовского, Н.Н.Баранского, И.М.Майергойза, Р.И.Шнипера, Н.Некрасова в теорию региональной экономики и теоретические основания развития и размещения производительных сил в России. Схема развития и размещения производительных сил в регионах России как программные документы целенаправленного изменения территориальной структуры национальной экономики.

Представления о возможности целенаправленного формирования территориальных пропорций общественного воспроизводства, планомерного использования полезных ископаемых на пространстве России, исходя из народнохозяйственных приоритетов, во многом составляли методологическую базу для теоретических разработок, определивших практические подходы к непосредственному решению проблем территориальной организации хозяйства. Так, исходя из понимания перспектив комбинирования производства, первыми пространственными системами, целенаправленно формируемыми, стали районные комбинаты. Будучи особой организационной формой территориального обобществления производства, районное комбинирование при ограниченных ресурсах способно было давать больший эффект, чем отдельно реализуемые инвестиционные проекты.

Обобществление производства, способствуя умножению производительных сил отдельно взятых их компонентов, тем самым приобретало само характер новой производительной силы. Такой вывод характерен для всех форм обобществления, начиная с первой кооперации труда, объединявшей первобытных охотников для организации добычи крупных животных, которых индивидуально не мог бы добыть даже самый опытный и ловкий охотник.

Выступая как результат целенаправленного создания взаимосвязи анклавов добычи и переработки полезных ископаемых, районные комбинаты позволяли выстраивать – как принято сейчас говорить – цепочки создания ценности. Это была наиболее прогрессивная форма территориальной организации производства. Поэтому не удивительно, что подход районного комбинирования нашел отражение в первом, наиболее полно реализованном опыте планомерного формирования производительных сил в плане ГОЭЛРО. А в Комиссии ГОЭЛРО, Госплана и в Комиссии по районированию России, созданной при Президиуме Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета, «идея комбинирования была распространена в масштабе крупных экономических районов»[84], которые стали выступать в качестве районных комбинатов. Одним из основных разработчиков роли и значимости районных комбинатов для России, поднимающейся после Империалистической и Гражданской войн, был Н.Н. Баранский (1881-1963), крупный ученый, эконом-географ, увязывающий проблематику районных комбинатов с ролью городов как «маяков» и опорных точек всей хозяйственной географии страны[85], а также разработчика такого эвристического понятия, получающего в новой экономике новое звучание, как экономико-географическое положение[86].

Первыми спроектированными и практически созданными районными комбинатами были Днепрострой, Ангарострой, Урало-Кузбасский районные комбинаты. По мере расширения районных комбинатов до более крупных территориально-производственных систем, в т. ч. за счет значительного развития системы снабженческо-сбытовых связей, стало ясно, что нужны новые организационные формы. Более точно формируемое комплексное производственное «ядро», характеризуемое не только комбинированием, но и региональной специализацией, территориальной концентрацией производства и кооперированием с другими и не только соседними регионами по широкому многоцелевому спектру использования сырьевых ресурсов, стало называться территориально-производственным комплексом (ТПК).

Первым, кто ввел это понятие и дал его определение, был известный российский экономгеограф Н.Н. Колосовский (1891-1954). Под ТПК он понимал «такое экономическое (взаимообусловленное) сочетание предприятий в одной промышленной точке или целом районе, при котором достигается определенный экономический эффект за счет удачного (планового) подбора предприятий в соответствии с природными и экономическими условиями района, с его транспортным и экономико-географическим положением»[87]. Однако вклад Н.Н. Колосовского не исчерпывается только этим. Разложив всю совокупность связей внутри формируемых ТПК, он приходит к выводу, что «устойчив не только исходный (ведущий) производственный процесс (скажем, угольно-металлургический), но устойчива для общего типичного случая и чрезвычайно обширная сфера производственных сочетаний, группирующаяся вокруг основного процесса». Ее как «типическую, устойчиво существующую совокупность производственных процессов, возникающих взаимообусловлено (соподчиненно) вокруг основного процесса, для данного вида энергии и сырья» он назвал энергопроизводственным циклом[88]. Ниже это важное для региональной экономики и территориального управления структурное основание ТПК и появившихся позже локальных производственных кластеров будет рассмотрено специально.

Комплексным подходом к проблематике территориального управления экономикой явилась также концепция общерегиональной-районной узловой комплексной народнохозяйственной проблемы (РУКНП), разработанная В.М. Четыркиным (1884-1958). По В.М. Четыркину, специализация «не прямо обуславливает комплексное развитие района, но, будучи приложенной к определенному, вполне конкретному и индивидуальному сочетанию природных и экономических ресурсов, условий и предпосылок, первоначально создает в нем проблему, действующую как совокупность более частных проблем разного характера, необходимостей решения острых внутрирайонных вопросов, возникающих в связи с новой специализацией»[89].

Осознание цепи проблем в рамках РУКНП «синтезирует, соединяет потребность государства с возможностями района», который «на любом этапе развития предстает как целостная система, организм, чувствительный к любым внешним вмешательствам и внутренним нарушениям, но обладающий защитным механизмом их погашения или адаптации к новым условиям»[90]. Региональная экономика как организм, обладающий своими механизмами защиты и адаптации, представляет собой новый концептуальный и эвристически многоуровневый теоретический конструкт, который в настоящее время начинает раскрываться через такие выше рассмотренные характеристики региона, как квазикорпорация, социум и квазигосударство. Однако такое понимание начинает складываться сейчас, в настоящее время. Во времена В.М. Четыркина РУКНП выступала как надстроечная форма создаваемых ТПК, позволяя при его формировании учитывать и тот круг проблем, который непосредственно не вытекал из их специализации и производственно-отраслевой структуры, но способствовал тому, чтобы каждый ТПК действительно стал комплексом.

Значительный вклад в теории размещения производительных сил внеслитакже такие отечественные ученые, как А.Е. Пробст, И.М. Маергойз, Р.И. Шнипер, Н.Н. Некрасов, Ю.Г. Саушкин. Так, А.Е. Пробстом (1903-1964), видным российским ученым-экономистом, крупнейшим специалистом в области теории и методологии размещения производительных сил, региональной экономики, топливно-энергетического комплекса, предпринималась попытка определения и формулирования системы объективных законов размещения производительных сил на основе энергетической составляющей форм территориальной организации производства.

Важным этапом в понимании закономерностей функционирования региональной экономики как своеобразной органической системы явились труды И.М. Маергойза (1908-1975), известного отечественного экономгеографа, основоположника концепции территориальных структур хозяйства. Им внесен существенный вклад в разработку проблематики города как фокуса окружающей территории, как определенного «нервного» центра последней, а также - в вопросы экономико-географического положения городов, районов и территориально-хозяйственной структуры ряда стран. Им также был разработан комплекс вопросов, связанный с типологией промышленных зон в составе экономических районов страны и ряда стран бывшего социалистического содружества.

Р.И.Шнипер (1922-1995) известен рядом теоретико-методологических проблем рационального размещения производительных сил и формирования моделей регионального хозрасчета как попытки вывести из-под отраслевого ведомственного диктата собственно территориальное управление экономикой региона. Он внес значительный вклад в региональную экономику еще и тем, что существенно усовершенствовал теорию региональных воспроизводственных циклов, разработав комплекс вопросов по идентификации воспроизводственных циклов с высоким уровнем локализации. Тем самым Р.И.Шнипер значительно операционализировал (представил как последовательность операций) систему регионального управления, выделив среди региональных воспроизводственных циклов, имеющих ряд своих фаз и за пределами конкретного региона и потому не подвластных региональным органам управления, локально «привязанные» к экономике каждого региона циклы. Эти локальные воспроизводственные циклы находятся в поле компетенции региональных органов управления, которые поэтому и могут регулировать их протекание, поскольку они «расположены» на подведомственной территории и уже потому выступают в качестве объекта управления. Ниже проблематика региональных воспроизводственных циклов с высоким уровнем локализации будет рассмотрена специально.

Существенный вклад в становление региональной экономики как науки внес Н.Н.Некрасов (1906-1984) - видный советский российский экономист и организатор науки, специалист в области теории региональной экономики, экономики минерального сырья и природных ресурсов, развития и размещения отраслей промышленности и формирования крупных народнохозяйственных комплексов. За цикл исследований по научным проблемам экономики химизации народного хозяйства и их практическое применение в развитии химической промышленности СССР, включая проблематику рационального размещения производственных мощностей этой отрасли, получил Государственную премию СССР.

Ю.Г. Саушкин (1911-1982) существенно продвинул понимание на новом уровне экономической географии и региональной экономики взаимосвязь и системность взаимодействия природы, общества и хозяйства, способствуя комплексному видению проблем размещения производительных сил страны с учетом экологических ограничений. Упрочению такого же видения способствовал и Б.Н. Семевский (1907-1076), видный российский эконом-географ, разрабатывавший не только собственно теорию и методологию размещения производственных мощностей по регионам страны и в целом проблематику того, что в настоящее время входит в комплекс региональной экономики как научной дисциплины, но и вопросы политической географии, экономического районирования.

Усилиями перечисленных ученых и других отечественных исследователей была разработана методология комплексного планирования, которая опиралась на собственно наличные и предпочтительные территориальные пропорции развития единого народнохозяйственного комплекса страны. Так появились Территориальные схемы развития и размещения производительных сил в разрезе союзных республик и страны в целом. В последующем Территориальные схемы развития и размещения производительных сил на долгосрочный период стали важным предплановым документом.



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; просмотров: 659; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.144.55.253 (0.016 с.)