Межполушарное взаимодействие в онтогенезе




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Межполушарное взаимодействие в онтогенезе



Формирование межполушарного взаимодействия в онтогенезе человека включает ряд ступеней, эволюционное содержание которых состоит в поэтапном включении — с последующей ассимиляцией — комиссуральных структур разного уровня и филогенетической зрело­сти в обеспечение целостной психической деятельности. Филогене­тические предпосылки этих закономерностей широко обсуждаются и достаточно подробно описаны (Любимов, 1966, 1978; Мосидзе, 1972; Хасабов, 1978; Бианки, 1985; Адрианов, 1993 и др.). В нейропсихологии детского возраста данное направление анализа (Симерницкая, Моско-вичюте, 1982; Симерницкая, 1985; Семенович, Архипов, 1995, 1997; Се­менович, 2000, 2002, 2004) — одно из приоритетных.

Этот процесс, предшествующий функциональной латерализации мозга, затем идет параллельно с ней по всем правилам гетерохронии и асинхронии, имеет свою периодизацию и т.п. (то есть протекает по универсальным законам развития). Его конечной точкой можно счи­тать межполушарную интеграцию высшего уровня, когда парная ра­бота мозга как основополагающая система подчиняет себе латерали-зованную функциональную специализацию полушарий— составляющую часть этой системы.

Функциональная асимметрия мозга — это уникальный признак человека как вида. Этот скачок в филогенезе подтверждает значимость процессов межполушарного взаимодействия для мозговой организа­ции специфически человеческих форм адаптивного поведения. Стаг­нация функциональной специализации полушарий и принципиально новый тип межполушарного взаимодействия «homo sapiens» неразрыв­но связаны с революционным развитием у него лобных отделов мозга. Именно их функциональная активность является предтечей и гаран­том адекватной стабилизации парной работы мозга. Соответственно мы еще раз акцентируем необходимость опережающего все остальные виды коррекции и абилитации формирующего обучения, ориентиро­ванного на поддержание и активацию функционального статуса пе­редних отделов мозга ребенка.


Раздел 1. Научные основы нейропсихологического сопровождения 47

Включение каждого последующего этапа парной работы мозга предполагает ассимиляцию, интеграцию предыдущего, который начина­ет исполнять подчиненную роль, продолжая, уже в свернутой фор­ме, подконтрольно обеспечивать базовые свои функции. В целом морфологический и функциональный цереброгенез стремится к по­этапному закреплению иерархии дифференцированных подкорково-корковых, внутри- и межполушарных взаимодействий. Каждая зона мозга привносит в этот системно-динамический процесс свой инди­видуальный «талант». В данном разделе мы более подробно обсудим формирование комиссуральных предпосылок парной работы мозга в он­тогенезе.

Дебют этого онтогенетического новообразования (по Н. Гешвин-ду) может быть отнесен к 3—5 месяцам беременности и связан с ак­тивизацией системного гормона тестостерона. Это фундамент функ­циональной латерализации мозга и нейробиологической предугото-ванности определенных комиссуральных комплексов к выполнению миссии межгемисферного интегратора. Их совокупность обеспечивает адаптацию ребенка к тем требованиям, которые предъявляются ему в процессе развития; востребованность извне превращает потенциаль­ные ресурсы тех или иных церебральных систем в актуальные и детер­минирует характер их онтогенеза. Данное эмбриогенетическое собы­тие отражает нейробиологическую заданностъ функциональной асиммет­рии человеческого мозга.

Но реализовываться этот механизм начинает, по-видимому, в момент выхода из внутриутробных условий невесомости; ведь вслед­ствие акта рождения дитя впервые попадает под действие сил грави­тации, что является определяющим источником резкой активации его стволовых образований. Последовательность дальнейших цереб­ральных модификаций обеспечивает адаптацию ребенка к тем требо­ваниям, которые предъявляются ему в процессе развития; востребо­ванность извне превращает потенциальные ресурсы тех или иных це­ребральных систем в актуальные и детерминирует характер их онто­генеза.

Анализ многочисленных литературных источников, собственные наблюдения в клинике локальных поражений мозга и в ходе кон­сультативной работы с «отклоняющимся развитием» позволяют гово­рить о трех основных уровнях организации межполушарного взаимо­действия в онтогенезе(рис. 3)

• На первом этапе (от внутриутробного периода до 2—3 лет) ос­новополагающими являются транскортикальные связи стволо­вого уровня, мозговые спайки гипоталамо-диэнцефальной облас­ти и базальных ядер. Здесь, в рамках 1-го ФБМ, закладывается



Часть I.Нейропсихологическое сопровождение процессов развития


Рис. 3. Уровни и этапы формирования морфо-функционального межполушарного онтогенеза человека

базис для межполушарного обеспечения нейрофизиологических, нейрогуморальных и нейрохимических асимметрий, лежащих в основе соматического, аффективного и когнитивного статуса ребенка.

Именно здесь «локализован» основополагающий онтогенетичес­кий фактор — механизм импринтинга, являющийся (помимо иных своих функций) пейсмекером — запускателем шага, ритма — наибо­лее жестких, архетипических, генетически обусловленных вариантов реагирования. На этом уровне впервые заявляют о себе глубинные нейробиологические предпосылки будущего психофизиологического «сти­ля» поведения ребенка. Организуется в значительной мере инвариант­ный каркас его потенциальных адаптивных возможностей в рамках таких дихотомий, как симультанность (статика, ригидность), сукцес-сивность (кинетика, пластичность); асимметрия доминантно-субдо-минантных, агрессивно-аверсивных, психосексуальных, ритмологи-ческих и иных этологических паттернов, обеспечивающихся, в свою очередь, гормональными, электрохимическими, биохимическими асимметриями.

Благодаря церебральным системам этого уровня организуются сенсомоторные горизонтальные (например, конвергенция глаз и взаи­модействия конечностей) и вертикальные (например, опто-оральные и орально-мануальные) синергические и реципрокные взаимосвязи.

Анализируя все многообразие и взаимообусловленность перечис­ленных процессов, нельзя не поразиться тому обстоятельству, что уже внутриутробно, не говоря о последующих этапах его жизни, ре-


Раздел 1. Научные основы нейропсихологического сопровождения 49

бенок (благодаря активности своего мозга) во многом сам определя­ет ход своего развития. Причем, начиная с сотворения плаценты, ко­торую ребенок «конструирует» лично.

Ведь если весь этот «мозговой» ансамбль не будет «сыгран» к оп­ределенному моменту, например, родов, неизбежна родовая травма, поскольку процесс рождения не в последнюю очередь зависит от пси­хосоматической деятельности ребенка. Он должен быть готов к пре­одолению колоссального давления со стороны родовых путей матери, совершить в процессе рождения определенное количество движений и поворотов, адаптироваться к действию сил гравитации и т.д. Ины­ми словами, не только мама вынашивает и рожает. Ребенок вынашива­ет себя и рождается, успешность чего не в последнюю очередь зави­сит от достаточности обсуждаемых систем его мозга.

К этому революционному моменту у него уже полностью, пер­выми из всех сенсорных, должны быть готовы ноцицептивные (боле­вые) системы ретикулярной формации. Достаточно зрелы для первой встречи с внешним миром дыхательные, сосательные и другие виталь­ные рефлексы.

Заключительным аккордом функциональной активности межпо-лушарных связей субкортикального уровня является избирательно латерализованная стволовая активация (по М. Кинсборну), возника­ющая в период адаптации к речи (2—3 года). Она проявляется в том, что усиливаются восходящие активирующие влияния на левое полу­шарие при выполнении ребенком вербальных задач; в обратном слу­чае аналогичные нейрофизиологические процессы направлены на правое полушарие. Это является залогом и базой для закрепления ус­тойчивых предпосылок функциональной речевой латерализации и формирования вообще полушарных локусов контроля и актуально на следующих этапах взросления. Недаром именно в этом возрасте часто наблюдается фрагмент регресса речевых функций у многих леворуких детей и истинный регресс при аутизме.

• Возрастной период от 3 до 7—8 лет характеризуется выступаю­щей на первый план активизацией межгиппокампалъных ко-миссуральных систем. Благодаря прогрессирующим афферент­ным и эфферентным ипси-и контралатеральным проекциям, а также интимным связям со спаечными образованиями свода и прозрачной перегородки, будучи важнейшим образованием лим-бической системы, межгиппокампальный комплекс начинает иг­рать ведущую роль в организации межполушарного обеспечения полисенсорной, межмодальной когнитивной и/или эмоционально-мотивационной интеграции.


50 Часть I. Нейропсихологическое сопровождение процессов развития

Указанные зоны в филогенезе являются центральной мозговой комиссурой. В онтогенезе, как показывают наши клинические иссле­дования, межгиппокампальным структурам принадлежит роль иници­атора и стабилизатора взаимоотношений между правой и левой гемис-ферами. Этим они отличаются функционально от комиссур подкорко­вого уровня, основной прерогативой которых является инициация ди­намики и вектора (вертикального и горизонтального) межполушарного взаимодействия.

Важнейшая функция межгиппокампальных связей — межполу-шарная организация и стабилизация мнестических процессов (как та­ковых и в широком межфункциональном контексте), на которых в этом возрастном периоде лежит основная ответственность за онтоге­нез в целом. Следует особо отметить, что амнестический синдром, который в принципе не характерен для детей, неизменно наблюда­ется при деструкции межгиппокампальных связей и является пато-гномоничным именно для данной локализации патологического оча­га в детском возрасте.

На этом отрезке онтогенеза закрепляются и автоматизируются все основные межполушарные асимметрии операционального уровня — уровня 2-го ФБМ. Формируется доминантность полушарий мозга по руке и речи, фиксируется право- или левополушарный локус контроля за актуализацией когнитивных (вербальных и невербальных) и эмо­циональных психологических факторов и функций.

Следует отметить, что бытующая сегодня точка зрения о резком увеличении количества левшей в популяции отражает наличие двух реальностей. С одной стороны, этот факт действительно имеет место в связи с прекращением поголовного переучивания неправоруких. Но с другой — этот скачок связан не в последнюю очередь с повсемест­ным ростом числа детей, у которых наблюдается дизонтогенез опи­сываемых комиссуральных систем.

По нашим данным, такой тип развития (дисгенезия спаек мозга стволового и отчасти гиппокампального уровня) — «дисгенетический синдром» — наблюдается сегодня примерно у половины детской по­пуляции. Отчего же гиппокампальный комплекс оказывается в ряде случаев заинтересован в этом дизонтогенетическом процессе? Ведь было оговорено, что его основная функция — обеспечение трансге-мисферных отношений уровня 2-го функционального блока мозга. Да, но, с одной стороны, эта подсистема как таковая относится к 1-му ФБМ, с другой — включена в морфо-функциональную иерар­хию комиссуральных систем мозга. Этим и объясняется ее чрезмер­ная сензитивность по отношению к широкому кругу дизадаптацион-ных влияний: она является своего рода «мишенью» для неблагопри­ятного воздействия со всех сторон.


Раздел 1. Научные основы нейропсихологического сопровождения 51

В целом все перечисленное требует привлечения к этим пробле­мам внимания специалистов и глубокого междисциплинарного ана­лиза, поскольку «увеличение леворукости» (главным образом патоло­гической, или компенсаторной) наряду с известными фактами об увеличении числа детей с логопатией, правосторонней эпиготовностъю, признаками иммунодефицита, органными десинхронозами и т.п. с нейро-психологической точки зрения свидетельствуют об актуализации од­ного и того же дизонтогенетического патогенетического механизма межгемисферного переноса.

Завершающим в становлении межполушарных взаимодействий ребенка является этап приоритетного значения комплекса транс-каллозальных связей, продолжающийся от 7 до 12—15 лет. Ней-рофизиологически это подкрепляется формированием «волны Уолтера» — центрального механизма произвольного внимания. Прежде мозолистое тело — эта главная для человека мозговая комиссура — было включено в актуализацию межгемисферно­го обмена преимущественно между гомотопическими областя­ми задних отделов правого и левого полушарий, наращивая свою контролирующую функцию по отношению к нижележа­щим комиссуральным уровням. Теперь картина качественно меняется.

Именно морфологическая и функциональная зрелость мозолис­того тела, главная роль которого в фило- и онтогенезе состоит в обеспечении межфронтальных (лобных) взаимодействий, обусловлива­ет иерархию и устойчивость уже достигнутых в ходе развития ступе­ней. Они обеспечивают межполушарную организацию психических процессов на наиболее важном для социальной адаптации — регуля-торном, социокультурально опосредствованном уровне их протекания (3-й ФБМ) уровне когнитивных стилей личности, базовых произвольных детерминант отражения себя в окружающем мире и через окружаю­щий мир.

Благодаря межполушарным взаимодействиям на этом уровне возможно закрепление функционального приоритета лобных отделов левого полушария, что позволяет ребенку не только выстраивать свои собственные программы поведения, ставить перед собой ясно опре­деленные цели, но и контролировать (корригировать) их в зависимо­сти от постоянно изменяющихся условий в соответствии с требова­ниями природного окружения и социума. Степень сформированности такой произвольной саморегуляции существенно расширяет границы пластичности поведенческих реакций, позволяя в каждый момент вре­мени использовать ту стратегию, которая наиболее адекватна и сба-


52 Часть I. Нейропсихологическое сопровождение процессов развития

лансирована с точки зрения соответствия внутренних и внешних ис­токов, условий и механизмов адаптации.

Следует подчеркнуть, что данный транскортикальный уровень как наиболее молодой и поздно созревающий (как в фило-, так и в онто­генезе) в соответствии с эволюционными законами является наибо­лее уязвимым. Ведь при любой девиации формирования нижележащих структур, в силу системно-динамических механизмов, эти высшие функциональные системы будут развиваться в условиях постоянного энергетического обкрадывания. Это актуализируется при любой фор­ме отклоняющегося развития, но прямо или косвенно, что показано (Симерницкая, 1985, 1989; Семенович, 1995, 1997, 2000, 2002), в син-дромологии нейропсихологии детского возраста.

В целом же практически не существует варианта дезадаптивного поведения человека, при котором не обнаруживался бы в той или иной степени дефицит этого уровня опосредования психической дея­тельности.

Вместе с тем истоки такой уязвимости связаны в современной популяции не столько с функциональной недостаточностью самих транскаллозальных систем, сколько с их текущим, накопленным в он­тогенезе псевдопроцессуальным дефицитом, вторично производным от более ранней (пре- или перинатальной) дисфункциии нижележащих уровней и систем межполушарного взаимодействия.

Соответственно этому обстоятельству строится стратегия и так­тика нейропсихологической коррекции в детском возрасте. Без фор­мирования стабильного обеспечения парной работы мозга на базаль-ных уровнях (что впрямую соотносится с этапами сенсомоторного развития ребенка в младенчестве) невозможна упорядоченная функ­циональная активность высших. Даже в тех случаях, когда вы доби­лись хороших результатов, следует рекомендовать родителям и педа­гогам в качестве профилактики выполнять упражнения, позволяю­щие сохранять и развивать дальше оптимальный статус коммуника­тивного альянса между правым и левым полушариями.





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.221.159.255 (0.011 с.)