ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

В коррекционно-абилитационную практику



В настоящей главе описывается принципиальная схема внедрения си­стемы нейропсихологических технологий по методу замещающего онтогенеза (рис. 4).

На рисунке отражен тот факт, что этапность интенсивного вклю­чения методов коррекции и абилитации различных функциональных блоков мозга не является случайной; проиллюстрированы лишь два шага психолого-педагогического сопровождения — первый и после­дний, между которыми, как известно, достаточно большая дистан­ция. Однако думается, что для понимания логики развития событий важно рассмотреть именно эти исходные и результирующие позиции.



 


72 Часть I. Нейропсихологическое сопровождение процессов развития

Приоритетные мишени и векторы коррекционно-абилитационного воздействия обозначены сплошной линией, а второстепенные на каж­дом этапе — пунктирной.

Вопреки расхожим представлениям (не имеющим под собой ни малейшего основания, кроме неуемной потребности в «собственном видении») о векторе актуализации метода в направлении от 1-го к 3-му функциональному блоку мозга, на схеме видно, что первой долж­на быть внедрена система упражнений, ориентированных на форми­рование произвольной саморегуляции; то есть интенция направлена от 3-го к 1-му, затем ко 2-му и вновь к 3-му функциональным мозговым блокам. Первоочередная оптимизация психологических конструктов, опосредуемых лобными системами мозга, является фундаментом и обязательным условием нейропсихологической коррекции в целом. В заданные поведенческие алгоритмы интегрируются в определенном порядке упражнения, ориентированные на оптимизацию непроиз­вольной саморегуляции, энергетики, сенсомоторных взаимодей­ствий, операциональных составляющих различных психических про­цессов. Все эти психологические факторы подробно описаны в синд-ромологии отклоняющегося развития (Симерницкая, 1985; Семенович, 2000, 2002, 2005), а методы их коррекции — во второй части настоя­щего издания.

Таким образом, психологические паттерны, опосредуемые 3-м ФБМ, выступают «на арену» дважды. Сначала в пассивном, репродук­тивном варианте отражения и многократного воспроизведения ребен­ком извне заданных модулей поведения. Затем — в продуктивном, ак­тивном, когда он сам, без посторонней помощи реализует и, что са­мое важное, создает алгоритмы произвольной саморегуляции.

Это требование следует считать законом, по которому развивает­ся Нейропсихологическое воздействие. Оно обусловлено логикой раз­вития психологических систем ребенка, отраженных в ряде постула­тов, широко известных из классической литературы:

— формирование произвольных движений и действий (вне зави­симости от того, корригируем ли мы речь, восприятие, письмо и т.п.) протекает по-разному в зависимости от того, выступает ли этот поведенческий акт как самоцель или как средство достижения; оче­видно, что в последнем случае процесс протекает более эффективно. «Цель, целесообразность в деятельности человека есть нечто объек­тивное... Характер целей, а также их достижение (или недостижение) существенно влияют на судьбу самого акта, на его изменение и раз­витие... Значение момента достижения цели И.П. Павлов отметил на одной из «Сред»: «Как только эта связь совпала с достижением цели, она осталась в памяти и укрепилась» (Запорожец, 1986). Чем более


Раздел 2. Метод замещающего онтогенеза 73

«высокая» цель ставится перед ребенком, тем легче он овладевает теми или иными конкретными операциями для ее достижения. Это всем ясно из опыта: ребенок (да и взрослый человек), неспособный к адекватному выполнению тех или иных упражнений при работе «в лоб», легко реализует аналогичные паттерны, как только они вклю­чены в какой-то сценарий, особенно если он для него притягателен. Но сформулировать эти «высокие» цели должны вы; повторим, что у ребенка, равно как и у его родителей, таковых нет, иначе они не об­ратились бы к вам за помощью;

—согласно теории функциональных систем (Анохин, 1979), лю­
бая из них строится под результат, уже предвкушаемый в одном из
главных механизмов поведения человека — акцепторе результата
действия,
который и является наряду с доминирующей мотивацией
несущей осью развития вообще. Но до тех пор, пока акцептор резуль­
тата действия не будет обогащен извне заданными программами, он
у ребенка (равно как и у взрослого) инактивен; точнее, активен, но
в пределах доступных ему потребностей и моделей поведения;

—процесс интериоризации всегда предполагает наличие ряда эта­
пов, главная роль в реализации которых изначально принадлежит вам.
«За всеми высшими функциями и их отношением, — пишет Л.С. Вы­
готский (1929), стоят генетически социальные отношения людей. От­
сюда: принцип и метод персонификации в исследовании культурного
развития, то есть разделения функций между людьми: например,
произвольное внимание — один овладевает — другой овладеваем. Раз­
деление снова надвое того, что слито в одном, экспериментальное
развертывание высшего процесса (произвольного внимания) в ма­
ленькую драму».

Изложенные тезисы суть процесс изначально (и в норме, и осо­бенно при отклоняющемся развитии) пассивного отражения ребен­ком ваших активных программ (постановки целей и задач, выбора средств, способов контроля, оперативной коррекции и т.п.), которые постепенно приобретают для него вид «категорического императива» и, наконец, собственных модулей произвольной саморегуляции. В нейропсихологическом контексте этот сценарий и называется «фор­мированием, коррекцией и абилитацией функционального статуса лобных систем мозга».

Известно, что факт длительного, позднего морфо-функциональ-ного становления передних отделов мозга сочетается с опережающи­ми их закладкой и ростом в эмбриогенезе. Таким образом, имеет мес­то ситуация, когда внешне еще инактивные церебральные зоны уже принимают участие в онтогенезе всей мозговой организации пси­хической деятельности.


74 Часть I. Нейропсихологическое сопровождение процессов развития

Этот парадокс связан, очевидно, с тем, что именно лобные доли опосредуют потребность в саморазвитии, несущей осью которой яв­ляются врожденные модели поведения, определяемые в этологии как коммуникативные инстинкты и неофилия (любовь к новому). В отличие от неофобии (страх перед новым, являющийся сугубо культуральным онтогенетическим новообразованием) неофилия и потребность в ре­ализации широкого круга коммуникативных программ — главные ваши союзники в процессе психолого-педагогического сопровожде­ния ребенка. Но для их актуализации мы сами должны постоянно ак­тивировать и абилитировать в себе эти эволюционные достижения Homo sapiens как вида.

При таком сценарии психолого-педагогического сопровождения имеет место и другой не менее значимый процесс: включенный в контекст поведенческий акт становится частью гештальта. Опери­рование гештальтами и контекстуальность врожденный паттерн функциональной организации правого полушария мозга (в то время как последовательный анализ — левого). Контекстуально оформ­ленный поведенческий акт, в соответствии с законами энергоин­формационной динамики, притягивается в ареал функциональной активности правого полушария, что с неизбежностью приводит к инициации межполушарного переноса. То есть актуализируется об­суждавшийся выше процесс онтогенеза парной работы мозга от правого полушария через системы межполушарного взаимодействия к левому.

Ось, реализующая в ходе коррекционного процесса взаимодей­ствие (восходящее и нисходящее) 1-го и 3-го блоков мозга, может быть обозначена, аналогично архитектурному языку, диафрагмой жес­ткости.Это инвариантная часть метода замещающего онтогенеза, ко­торая безусловно актуализируется в ходе психолого-педагогического сопровождения ребенка, вне зависимости от его исходного синдрома. Ведь мы многократно упоминали, что вертикальная организация моз­гового обеспечения психических процессов является основополагаю­щей, универсальной в онто- и актуалгенезе человека; она же по раз­ным основаниям наиболее травматична, уязвима у современных детей.

Гибкими звеньями — навешанными конструкциями— являются технологии, ориентированные на оптимизацию 2-го функциональ­ного блока мозга, то есть коррекцию и абилитацию специализации правого и левого полушарий мозга и их взаимодействий на всех уровнях актуализации вербальных и невербальных психических про­цессов. Эти звенья ассимилируются в коррекционно-абилитацион-ный процесс по необходимости, постепенно и в зависимости от ис­ходного синдрома отклоняющегося (или протекающего в норматив-


Раздел 2. Метод замещающего онтогенеза 75

ных рамках, но требующего профилактики и/или абилитационных мероприятий) развития.

Такая драматургия характеризует, как видно на представленной схеме, ваш первый шаг. Вторым (завершающим) является смещение акцентов на автоматизацию наработанных произвольных программ и «свертывание» их до уровня операций, то есть направленная трансля­ция их в сферу влияния 2-го функционального блока мозга. Напри­мер, функция письма, будучи поначалу развернутым на всех этапах, произвольно контролируемым актом, постепенно становится опера­цией: мы уже не думаем, как написать эту букву, как держать каран­даш и т.д.

Если вам это удастся — состоится интериоризация изначально полностью осознанного и контролируемого поведения до уровня не­произвольной саморегуляции (1-й ФБМ). Например, ребенок без привлечения дополнительных средств будет неосознанно контроли­ровать тонус своего тела и ритм дыхания, удерживать в медианной амплитуде собственные аффективные реакции. А в более старшем возрасте — не задумываясь, «с места» отвергать предложения, несов­местимые с «общечеловеческими принципами» и установками, кото­рые изложены в заповедях любой религии. Наш известный журналист Ю. Рост сформулировал этот закон так: «Не хочу является не след­ствием, а причиной; вопрос "почему?" рассматривается как некор­ректный и дезавуируется сухим "потому"...».

Понятно, что этот закон можно применять в равной степени и к неприемлемым с позиций здравого смысла и нормального поведения установкам. Следовательно, самая трудноразрешимая задача всего взрослого окружения ребенка состоит в том, чтобы убедить его в зна­чимости и прагматической ценности глагола «должен» для реализа­ции многочисленных «хочу». Над чем, вообще говоря, и бьется чело­вечество многие тысячелетия...

Завершающий этап нейропсихологической коррекции абсолютно необходим по одной простой причине: произвольная саморегуляция во всех своих ипостасях чрезвычайно энергоемка, потому «невыгод­на» с позиций целостного организма и инстинктивно отвергаема на уровне самосохранения. Будучи доведенной до уровня автоматизмов, операций, она становится более экологичной, используемой без лишних энергоинформационных затрат, а потому — адаптивной. Ду­маю, что из личного опыта каждый сможет проиллюстрировать и раз­нообразить примерами этот очевидный тезис.

Обсудим кратко логику внедрения конкретных технологий ней­ропсихологической коррекции в повседневную практику. Надеюсь, что представленная на схеме динамика их поэтапного внедрения и


76 Часть I. Нейропсихологическое сопровождение процессов развития

дальнейшее изложение объясняют, почему мы начинаем обсуждение с коррекции и абилитации функционального статуса 3-го ФБМ. Дан­ная оговорка важна, потому что в тексте присутствуют лишь ссылки на определенный коррекционный уровень (так как нет смысла дваж­ды описывать одни и те же процедуры), а в следующей части книги соответствующие методики для удобства пользователя даны по пере­числению: от 1-го ФБМ к 3-му. Таким образом, сейчас мы обратимся к содержательному наполнению этапов МЗО, а далее — к формаль­ному их описанию.





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 184.72.102.217 (0.008 с.)