Возникновение и эволюция либерализма. Классический и социальный либерализм



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Возникновение и эволюция либерализма. Классический и социальный либерализм



Либерализм:

· идея самоценности отдельно взятой личности и ее ответственности за свои действия; идея частной собственности, как необходимого условия индивидуальной свободы; принципы свободного рынка, свободной конкуренции и свободного предпри­нимательства;

· принцип равенства возможностей;

· система разде­ления властей, сдержек и противовесов;

· идея правого государ­ства с принципами равенства всех граждан перед законом;

· гарантия основных прав и свобод личности (свободы совести, сло­ва, собраний, создания ассоциаций и партий);

· всеобщее избира­тельное право и т.д.

Либерализмгибкое и динамичное идейно-поли­тическое течение, открытое влиянию со стороны других течений, чутко реагирующее на изменения в общественной жизни. В разные периоды он выступал в различных формах. Учи­тывая этот факт, говорят о существовании многих либерализмов.

Но при всей своей многовариантности либерализм имеет об­щие истоки и определенный комплекс концепций, идей, прин­ципов и идеалов, в совокупности делающих его особым типом об­щественно-политической мысли. Своими корнями либеральное мировоззрение восходит к Ренессансу, Реформации, ньютонов­ской научной революции. У его истоков стояли такие личности, как Дж. Локк, Ш.-Л. Монтескье, И. Кант, А. Смит, В.Гум­больдт, Т.Джефферсон, Дж. Медисон, Б.Констан, А. де Токвиль и др. На протяжении всего XIX в. эти идеи были продолжены и дальше развиты И.Бентамом, Дж. С. Миллем, Т.Х.Грином, Л.Хобхаузом, Б.Бозанкетом и другими представителями западной об­щественно-политической мысли. Существенный вклад в фор­мирование либерального мировоззрения внесли представители европейского и американского Просвещения, французские физиократы, приверженцы английской манчестерской школы, представители немецкой классической философии, классической политэкономии.

Как правило, выделяют две исторически сложившиеся либераль­ные традиции: англосаксонскую и континентально-европейскую. Наиболее выпукло либеральный идеал складывался в англосак­сонских странах, особенно в США. Здесь индивидуалистическо­му идеалу придавалась самодовлеющая значимость. Он рассма­тривался не просто как один из многих элементов системы ценностей и принципов буржуазного общества, а как главная цель всякого разумного общества вообще. В своих крайних формах эта тенденция трансформировалась в различные варианты анархиз­ма, либертаризма и другие разновидности индивидуалистическо­го радикализма. Что касается континентально-европейской традиции, то в ней больший акцент делался на процессы наци­ональной консолидации и отказ от всех форм авторитаризма. В силу большого разнообразия исторических условий в каждой стра­не либерализм обрел собственную окраску.

Собственный существенный вклад в разработку либеральных идей внесли представители русской общественно-политичес­кой мысли. Своими корнями эти идеи восходят, по-видимому, ко временам правления Екатерины II, которая вынашивала пла­ны реформ системы государственного правления, призванные расширить личную свободу дворян, усилить роль органов уп­равления отдельных сословий, ввести элементы разделения властей на уровне местного самоуправления и др. В оценке ос­новополагающих идей прав и свобод человека, взаимоотноше­ний отдельно взятой личности, общества и государства, разви­тия социальной и экономической сфер российский либерализм формировался и развивался в одном направлении с западным. В силу экономической отсталости, сохранения крепостного права и других пережит­ков феодализма, господства самодержавия и целого комплек­са других причин либеральное мировоззрение в России харак­теризовалось некоторыми специфическими особенностями и окончательно укоренилось лишь во второй половине XIX— начале XX в. Особенно большая заслуга в этом отношении принадлежит Т. Грановскому, Б. Чичерину, П. Струве, П. Ми­люкову, П. Новгородцеву и др., попытавшимся развить и при­менить принципы либерализма к российским реальностям.

В целом либеральное мировоззрение с самого начала тяготе­ло к признанию идеала индивидуальной свободы в качестве универсальной цели. Более того, гносеологической предпосыл­кой либерального мировоззрения является вычленение челове­ческой индивидуальности, осознание ответственности отдельно­го человека за свои действия как перед самим собой, так и перед обществом, утверждение представления о равенстве всех людей в своем врожденном, естественном праве на самореализацию. Ес­ли для Аристотеля полис есть самодостаточная ценность, а для консерватора Э. Берка «люди проходят, как тени, но вечно об­щее благо», то у одного из столпов либерализма Дж. Локка от­дельный индивид, противопоставляемый обществу и государст­ву,— «хозяин своей собственной персоны». Дж. С. Милль сфор­мулировал эту мысль в форме следующей аксиомы: «Человек сам лучше любого правительства знает, что ему нужно».

На основании такого подхода классический либерализм объ­явил потерявшими силу все формы наследственной власти и со­словных привилегий, поставив на первое место свободу и есте­ственные способности отдельного индивида как самостоятельного разумного существа, независимой единицы социального дейст­вия. Именно индивидуализм лежит в основе идеи права каждо­го человека на жизнь, свободу и частную собственность. Имен­но из экономической свободы выводилась политическая и гражданская свобода. С формированием и утверждением идеи индивидуальной свободы все более отчетливо вычленялась пробле­ма отношений государства и отдельного человека и соответственно проблема пределов вмешательства государства в дела индивида. На основе этих постулатов были сформулированы политэкономические, юридически правовые и государственно-политические концепции, в которых право было превращено в инструмент га­рантирования отдельному индивиду свободы выбора морально-этических ценностей, форм деятельности и создания условий для претворения в жизнь этого выбора.

Принцип laissez faire, laissez passer, свободного рынка и свободной конкуренции в социаль­ной и экономической сферах. Важным компонентом либерализма стал принцип плюрализма во всех сферах общественной жиз­ни: в социальной— различных классов, слоев, заинтересованных групп и т.д., в культурной — разнообразных этнических, реги­ональных или иных культур, культурных типов и течений, средств массовой информации, различных конфессий, церковных деноминации, вероисповеданий, в политической — политичес­ких сил, партий, организаций, группировок, клубов.

Изложенные постулаты либерализма выражались в законо­дательно закрепленном принципе равенства всех перед законом, в идеях государства—» ночного сторожа» и правового государст­ва, демократии и парламентаризма. Суть идеи государства-«ноч­ного сторожа» состояла в оправдании так называемого минималь­ного государства, наделенного ограниченным комплексом самых необходимых функций по охране порядка и защите страны от внеш­ней опасности. Здесь приоритет отдавался гражданскому обще­ству перед государством, которое рассматривалось как необходимое зло. Из воззрений Дж. Локка, например, можно сделать следу­ющий вывод: верховный государственный орган можно сравни­вать не с головой, увенчивающей общество, а с шляпой, которую можно безболезненно сменить. Иначе говоря, общество — посто­янная величина, а государство — производное от него. При всем сказанном либерализм ни в коем случае нельзя отож­дествлять с апологией неограниченной, анархически понимаемой свободы.

Анализ работ ведущих представителей либерализма на про­тяжении XIX и XX вв. показывает, что большинство из них бы­ло устремлено на поиск путей приспособления классического на­следия к постоянно изменяющимся условиям. Поэтому неудивительно, что вся история либерализма связана с его по­стоянными изменениями и перевоплощениями. Так, период кон­ца XIX—начала XX в. стал, по сути дела, новым рубежом в судь­бе либерализма. В тот период, в условиях перерастания капитализма в качественно новый этап своего развития более чет­ко обнаружились как сильные, так и слабые его стороны. В ча­стности, важнейшие положения классического либерализма (приверженность свободному рынку и свободной конкуренции) стали использоваться для защиты интересов привилегированных слоев населения. Поэтому не удивительно, что выдвинулась це­лая плеяда политэкономов, социологов, политологов и полити­ческих деятелей (Дж. Гобсон, Т.Грин, Л.Хобхауз, протестантский священник и публицист Ф.Науман, а за ним экономисты В.Репке, В.Ойкен в Германии, Б.Кроче в Италии, Л.Уорд, Дж. Кроули, Ч.Бирд, Дж. Дьюи и другие в США), выступивших с пред­ложениями о пересмотре важнейших положений классического либерализма и осуществлении реформ, призванных ограничить произвол корпораций и облегчить положение наиболее обездо­ленных слоев населения.

Их заслуга состоит в разработке комплекса новых идей, ус­тановок и принципов, которые в совокупности получили назва­ние новый либерализм, или социальный либерализм. Прежде все­го подверглись ревизии идеи свободного рынка и свободной конкуренции. Под влиянием марксизма и восходящей социал-демократии изначально присущий либерализму индивидуализм был в значительной степени модифицирован и уравновешен признанием значимости коллективного начала и позитивной роли государства в жизни общества. Водоразделом, четко и бес­поворотно утвердившим новый или социальный либерализм в качестве одного из важнейших реформистских течений, стал великий экономический кризис 30-х годов нашего века. Осново­полагающее значение имело завоевавшее в тот период широкую популярность кейнсианство, построенное на признании необхо­димости дополнения традиционных для либерализма принципов индивидуализма, свободной конкуренции и свободного рынка прин­ципами государственного регулирования экономической и соци­альной сфер.

Реальным воплощением переоценки и переформулирования важнейших постулатов отцов-основателей либерализма стали институционализация в последующие десятилетия системы и ме­ханизмов государственного регулирования экономики и самого государства благосостояния с его широкомасштабными соци­альными программами. Получив первоначально сильнейший импульс в США, где президент-реформатор Ф.Д.Рузвельт провоз­гласил и начал реализовывать программу «нового курса», этот процесс в тех или иных формах и масштабах охватил почти все индустриально развитые страны.

В целом в течение своего более чем двухсотлетнего сущест­вования либерализм эволюционировал от позиции безусловной защиты идеи негативной свободы к позиции отстаивания идеи позитивной свободы. Большинство либералов отдает предпочтение равенству возможностей перед социаль­ным равенством. По их мнению, государство гарантирует равен­ство всем без исключения гражданам перед законом, равные пра­ва участия в политической жизни и равенство возможностей в социально-экономической сфере, что собственно и обеспечит реализацию принципов справедливости. Это, пожалуй, самое уяз­вимое место в позициях либералов. Ни одному из них, в сущно­сти, не удалось разрешить извечную антиномию между равенст­вом и свободой, между равенством, свободой и справедливостью. Да вряд ли есть смысл упрекать их в этом. Ведь это одна из кар­динальных проблем самого человеческого существования. А кар­динальные проблемы не могут иметь окончательных решений.

 

Идеология консерватизма

Консерватизм вобрал в себя различные, порой противоречи­вые идеи, концепции, доктрины, традиции. Разработали идеологию Платон, Аристотель, Цицерон, Н. Ма­киавелли, Г. Болингброк, Э. Берк, Ж. де Мэстр, Л. де Бональд, А. де Токвиль, Ф. Ницше, А. Гамильтон, Дж. Адамс, Ф. фон Хайек и др. Этот факт свидетельствует о неоднозначном толковании консерватизма, разнообразии его идейных корней, а также его сложности и многовариантности.

По общепринятому мнению, писаная история современного консерватизма начинается со времен Великой французской ре­волюции конца XVIII в., а именно с опубликования в 1790 г. эс­се «Размышления о революции во Франции» английского поли­тического деятеля и политического философа Э. Берка. Примерно с того времени берут начало две классические традиции консер­ватизма: первая — восходящая к французским мыслителям Ж. де Мэстру и Л. де Бональду; вторая — к Э. Берку. Серьезный вклад в развитие консервативной традиции внесли русские философы, социологи и политические мыслители, такие как К. Леонтьев, Н. Данилевский, В. С. Соловьев, И. Ильин и др.

Отцы-основатели консерватизма противопоставили выдви­нутым европейским Просвещением и Великой французской ре­волюцией идеям индивидуализма, прогресса, рационализма взгляд на общество как органическую и целостную систему. Объясняя власть и общество волей божьей, Л. де Бональд рас­сматривал власть как «живое существо», воля которого «назы­вается законом, а его действия — правительством». Общество так­же живое существо, имеющее свое детство, юность, зрелость. Возражая Руссо и Канту, которые считали, что общество созда­но человеком и для человека, де Бональд утверждал: «Человек существует только для общества; общество создается только для самого себя». Критикуя индивидуализм, де Бональд, в отличие от философов Нового времени, которые создали философию «я», говорил, что «я хотел создать философию социального челове­ка, философию мы». Исходя из этого он рассматривал государ­ство как «большую семью», которой и телом, и душой принад­лежат все составляющие ее «обездоленные индивидуумы». В конструкциях отцов-основателей консерватизма естественным и законным считалось лишь общество, основанное на иерархи­ческой структуре, отдельные части которой обеспечивают жиз­неспособность и целостность общественного организма, подобно тому, как отдельные органы человеческого тела — жизнеспособ­ность и целостность всего его организма.

Исходя из подобных установок, Ж. де Мэстр, в частности, от­вергал саму мысль о писаной конституции в качестве основы го­сударственного устройства. Во-первых, говорил он, фундаменталь­ные принципы политических конституций существовали до всякого писаного закона; во-вторых, конституционный закон есть и должен быть развитием или санкционированием существу­ющего вечно неписаного права; в-третьих, сущностно конститу­ционный, истинно фундаментальный закон никогда не подлежит и не может подлежать писанию, поскольку при этом подверга­ется опасности существование самого государства; в-четвертых, слабость и неустойчивость конституции прямо пропорциональ­ны количеству зафиксированных в ней в письменной форме статей. История все же отдала предпочтение иному пониманию конституции и конституционализма.

Отправным пунктом философии консерватизма является убеждение в греховной сущности человека. Для нее зло и стра­дания неотделимы от самого человеческого существования, и му­дрость правителей состоит в том, чтобы свести к минимуму их последствия. На этом основании классический консерватизм от­вергал абстрактные идеи индивидуальной свободы, прав челове­ка и общественного договора, а также утилитаризм и веру в про­гресс. Как утверждал, например, Э.Берк, над человеком довлеет проклятие первородного греха. В силу злой и греховной сущно­сти своей природы он не ведает, что для него лучше и что ху­же. Человек не только не способен переустроить общество, но и не должен стремиться к этому, поскольку такое стремление явилось бы насилием над естественными законами развития об­щества.

Очевидно, что консерватизм представляет собой нечто боль­шее, чем просто защиту интересов тех или иных слоев населе­ния. «Консервативное» включает в себя утвердившийся и обще­принятый в обществе набор ценностей, детерминирующих поведение и образ мысли значительных категорий людей, а так­же формы приспособления к традиционным социальным нормам и институтам. Важное место в нем занимают глубинные традиционалистские и ностальгические тенденции, характерные для психологии массовых слоев населения. Большое значение име­ет и то, что консерватизм выдвигается в контексте религиозной социальной философии.

Гносеологической предпосылкой консерватизма является то, что общественно-политический процесс имеет двойственную природу. Это, с одной стороны, эволюция, развитие и отрицание старого, разрыв с прошлым и творение нового. С другой стороны, он сохраняет и переносит из прошлого в настоящее и будущее все жизнеспособное, непреходящее, общечеловеческое. Любая об­щественно-политическая система может трансформироваться во многих своих аспектах, в то же время сохраняя преемственность в других аспектах. Форсирование процесса разрушения старого мира во имя построения на его развалинах нового мира, как по­казал исторический опыт, в лучшем случае занятие бесполезное, а в худшем — чревато трагическими последствиями. Можно ска­зать, что лишь при наличии взаимодействия и тесного перепле­тения двух начал: развития и творения нового, с одной стороны, и сохранения преемственности с прошлым — с другой, можно говорить об истории и общественно-историческом процессе.

Консерватизм претерпел далеко идущую транс­формацию в 70—80-х годах. Особенность данного периода состо­яла в кризисе левых — от коммунистических до социал-демокра­тических и кейнсианских моделей общественного развития. Консерватизм и правизна, по сути дела, заполнили тот вакуум, который образовался с утратой левыми интеллектуальной опо­ры, их ослаблением, дефицитом дееспособных идей и концепций на левом фланге. Приход к власти в 1980 г. в США Р.Рейгана и его победа вторично в 1984 г., победа консервативной партии во главе с М.Тэтчер в Англии три раза подряд, результаты пар­ламентских и местных выборов в ФРГ, Италии, Франции пока­зали, что идеи и принципы, выдвигавшиеся этими силами, ока­зались созвучными настроениям довольно широких слоев населения.

Идеологичность консерватизма воочию обнаружилась во вто­рой половине 70-80-х годах, когда была поставлена задача его идеологического перевооружения. Устами одного из лидеров американского неоконсерватизма И. Кристола консерваторы за­явили, что «неидеологическая политика — это безоружная по­литика». Идеологизация или реидеологизация данного вариан­та консерватизма выражается в защите его представителями принципов свободно-рыночных отношений, индивидуализма, свободной конкуренции, в критике государственного вмеша­тельства, государства благосостояния, социальных реформ и т.д.

Традиционно консерватизм отождествлялся с защитой статус-кво существующих в каждый конкретный исторический период институтов, социальных структур, ценностей. В действительнос­ти же консерватор не мог игнорировать все без исключения изменения. Борковскому стандарту государственного деятеля отвечали «предрасположенность к сохранению и способность к улучшению, взятые вместе». Даже у Ж. де Мэстра, о котором у нас сложилось представление, как о решительном и бескомпро­миссном защитнике феодальных и абсолютистских порядков, монар­хические и клерикальные взгляды уживались с определенной до­лей терпимости в сфере религии и признанием необходимости перемен. Он считал изменение «непременным признаком жиз­ни». Более того, де Мэстр признавал факт эрозии старого поряд­ка и неизбежность Великой французской революции.

Особенность консерваторов 70—80-х годов состоит также в том, что из противников научно-технического прогресса они пре­вратились в убежденных его сторонников. Тесно связывая с ним изменения в различных сферах общественной жизни, француз­ские неоправые претендовали на то, чтобы «подготовить почву для революции XXI в., которая соединила бы древнейшее духов­ное наследие с самой передовой технологией» [25]. Выть консер­вативным означает «маршировать во главе прогресса», — заяв­лял Ф.Й. Штраус в 1973 г. на съезде ХСС. По словам видного де­ятеля ХДС Р.Вайцзеккера, консерваторы — за прогресс, ибо «тот, кто закрывает дорогу прогрессу, становится реакционером». От­казавшись от антитехницизма, неоконсерваторы прошли своеоб­разную метаморфозу и превратились в приверженцев техничес­кого прогресса и экономического роста. В то же время по-своему толкуемый антисциентизм стал лозунгом отдельных левых и ли­беральных группировок, выступающих за преобразование суще­ствующей системы на основе принципа «меньше — это лучше», постматериальных ценностей и т.д. Другими словами, в оценке научно-технического прогресса и сциентизма консерватизм и ли­берализм, а также левые как бы поменялись местами.

Для всех течений современного консерватизма, особенно для новых правых и традиционалистов, характерна приверженность социокультурному и религиозному традиционализму. Отказ от традиционных ценностей рассматривается ими как главная при­чина всех негативных явлений в современном обществе. Как ут­верждал, например, Р.Уивер, отрицание всего трансцендентно­го привело к релятивизму, рассматривавшему человека как «меру всех вещей», к отказу от доктрины первородного греха, которую заменили идеей о доброй природе человека. Поскольку лишь физический, чувственный мир стал считаться единственно реальным, начался упадок религии и восхождение рационализ­ма и материализма. Эта сторона у консерваторов проявляется в от­кровенной ностальгии по более простому, более организованно­му и гомогенному миру, который, по их мысли, существовал в XVIII-XIX вв. в период свободно-предпринимательского капи­тализма. Они настойчиво приводят доводы и аргументы в пользу восстановления традиционных ценностей и идеалов, ассоцииру­емых с семьей, общиной, церковью и другими промежуточны­ми институтами.

Сейчас высвечивают­ся противоречивость, амбивалентность позиций консерваторов в трак­товке проблем свободы, равенства, прав человека и соотношения последних с традицией, государством. Такая позиция вполне объ­яснима, если учесть, что проблемы слишком сложны и деликат­ны и их невозможно объяснить с помощью простых и одно­значных формул, доводов и аргументов. Особенно бережно и осторожно к трактовке этих проблем следует подходить в пе­риоды крупных социально-экономических сдвигов, когда людям свойственно впадать в крайности, которые почти всегда чрева­ты непредсказуемыми негативными последствиями. В условиях масштабных и глубоких перемен, которые в настоящее время пе­реживает наша страна, умеренность, взвешенность, здравый смысл, характерные для консерватизма, способны послужить про­тивовесом таким крайностям.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.237.16.210 (0.014 с.)