Процесс демократизации в странах Центральной и Восточной Европы



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Процесс демократизации в странах Центральной и Восточной Европы



 

Мощная волна демократизации, предшествующая современной, произошла после Второй мировой войны. Она исходила от союзных держав и прошлась по поверженной Германии, Италии, отчасти Австрии. Она серьезно отличалась от второй. Тогда в ситуации хозяйственной разрухи и избавления народов от фашизма, люди думали скорее о том, как выжить, как удовлетворить первые жизненные потребности и сделать так, чтобы нацистского кошмара не повторилось. Волна демократизации пришлась на низкие жизненные стандарты населения, невысокие амбиции и притязания. Финансовая опора данной экспортной волны – массовые вливания капитала, в основном по плану Маршалла, прощение, прежде всего Германии, старых долгов. В результате бывшие страны фашистского блока достигли быстрого экономического роста и политической стабилизации.

В течение 1989 г., особенно в последние месяцы, в странах Центральной и Восточной Европы произошли важные революционные события, положившие начало длительному периоду глубоких общественно-экономических и политических перемен, которые по масштабу этих перемен носят характер демократических революций.

Это были революции, которые ставили своими задачами разрушение политических и экономических структур, закрепляющих состояние социально-экономического тупика, восстановление общечеловеческих механизмов прогресса, ликвидацию тоталитарных политических режимов и грубых ограничений или нарушений прав и свобод, утверждение общепринятых в мире принципов демократии.

Отличительной особенностью этих революций в большинстве стран: Польше, Венгрии, Югославии, Чехословакии был их мирный характер (что дало, например, основание назвать революцию в Чехословакии “бархатной”), ибо в ходе их на базе общих ценностей шли поиски компромисса, консенсуса “гражданских форумов”, “круглых столов”, в которых участвовали представители государственной власти, партий, политических движений, способствовавшего ненасильственному переходу к новому общественному и государственному строю, демонтажу партийно-государственно-бюрократической системы управления. Острота противоречий и социальной конфронтации, темпы революционных перемен, непосредственные поводы начала революционных событий 1989—1990 гг. были разными в этих странах. Там, где формирование некоммунистических и антикоммунистических движений, партий и организаций позволяло использовать политические методы решения обострявшихся конфликтов, там обошлось без деструктивных выступлений народных масс. Здесь, как правило, проявились тенденции к самореформированию коммунистических партий путем уступок демократическому движению, провозглашению ими новых лозунгов и концепций. Там, где проявлялась особая жестокость и негибкость коммунистических режимов, резко возрастала конфронтация, более длительным становился и период политической нестабильности.

 

Из истории революций:

В Польше, например, где революционные события нарастали с начала 80-х гг., а правящие круги вынуждены были идти на уступки оппозиции, диалог между правящей партией и оппозицией в форме “круглого стола” привел к соглашению о проведении парламентских выборов на основе политического плюрализма. Была легализована главная. оппозиционная сила существующему режиму — движение “Солидарность”, в июле 1989 г. были проведены свободные выборы, на которых правящая партия (ПОРП) потерпела поражение и к власти пришла оппозиция.

Наиболее плавной и мирной стала венгерская революция в силу постепенного назревания здесь кризисных явлений, неудавшегося революционного выступления 1956 г. и последовавшего за ним (после свержения революционного режима И. Надя и его казни) более чем тридцатилетнего периода поисков выхода из экономического тупика с помощью реформ и относительной либерализации политического режима. В Венгрии, особенно к концу социалистической эпохи, существовала многопартийность, был ослаблен тотальный контроль над словом и печатью (с середины 60-х гг., например, здесь была упразднена предварительная цензура, а ответственность за “крамольные выступления” прессы целиком перекладывалась на редакторов), большей свободой деятельности обладали профсоюзы, владельцы частных предприятий, которые могли нанимать до 100 рабочих, и пр.

Гибкая политика правящей партии (ВСРП) в событиях 1989 г. дала возможность ей удержаться на политической арене и даже занять на ней определенное место. В октябре 1989 г. здесь был принят закон о многопартийности и деятельности партий. Согласно закону, была значительно упрощена процедура создания новых политических партий и возрождения старых, так называемых исторических партий (к моменту принятия закона их число достигало 15), был изменен порядок деятельности партий, которые впредь не могли осуществлять эту деятельность “на рабочих местах”, в органах государственной власти, вооруженных силах, полиции и пр. Предусмотрен был и жесткий финансовый контроль за их хозяйственной деятельностью. Партии должны были впредь отчитываться о размерах своего имущества и источниках поступления доходов перед вновь созданной Государственной учетной палатой. Контроль за всеми другими аспектами их деятельности был передан Конституционному суду.

Уже в октябре 1989 г. в старую Конституцию 1949 г. Законом XXXI был внесен ряд существенных изменений, отразивший поиск социальных компромиссов. Как подчеркивалось в самой преамбуле Конституции, они преследовали цели “мирного политического перехода к правовому государству, в котором реализуются многопартийная система, парламентская демократия и социально ориентированная рыночная экономика”. В соответствии с этими целями в гл. 1, “Общие положения”, был определен характер экономики Венгрии, “использующей преимущества планирования рыночной экономики, в которой общественная собственность и частная собственность равноправны и пользуются равной защитой” (ст. 9 (1)), а государство “на основе принципа равных возможностей признает и поддерживает предпринимательство и свободу конкуренции, которые могут ограничиваться лишь конституционным законом” (ст. 9(2)). Венгрия, согласно ст. 2 (1), провозглашалась республикой, независимым, демократическим, правовым государством, в котором в равной степени “реализуются ценности буржуазной демократии и демократического социализма”.

На мартовских выборах 1990 г. ВСРП не набрала минимума в 4% голосов для того, чтобы войти в Государственное собрание Венгерской Республики, а созданная на основе ее раскола самостоятельная Венгерская социалистическая партия получила лишь 8,5% голосов. Большинство мест в парламенте заняла центристская партия Венгерский демократический форум (165 из 386). Поражение на выборах левых сил дало основание в июле 1990 г. новому составу Государственного собрания исключить из Конституции упоминание о социализме. После того как Венгерская социалистическая партия отвергла марксистско-ленинскую идеологию и сделала выбор в пользу западной социал-демократии, ей вновь удалось прийти к власти в 1994 г.

Определенным “амортизатором” крайнего обострения обстановки стали и события 1968 г. в Чехословакии, когда была сделана попытка качественно изменить тоталитарную систему, сохранив при этом некапиталистический характер развития. Ставилась задача, как тогда говорилось, придать социализму “человеческое лицо”, то есть вернуть страну в тот народно-демократический строй, который существовал здесь до 1948 г. (с разнообразными формами собственности, частным крестьянским хозяйством и пр.). Под влиянием активизации “политики улиц”, массовых демонстраций в декабре 1989 г. правящая партия отказывается от монополии на власть. На основе “Гражданского форума”, общественного движения, сыгравшего одну из главных ролей в революции, создается Федеральное правительство национального согласия.Вслед за этим один из его признанных лидеров, В. Гавел, становится президентом страны. На июльских выборах 1990 г. лидирующие позиции завоевывает в Федеральном собрании также “Гражданский форум”, а КПЧ получает лишь 13,5% голосов.

Рост революционных настроений в ГДР, выражение недовольства значительной части населения страны существующим порядком приобрели, как уже отмечалось, форму массового бегства восточных немцев за границу, приостановить которое не смогло и сооружение в 1961 г. ненавистного символа тоталитаризма— Берлинской стены'.

Еще в 1953 г. здесь произошло открытое антиправительственное выступление, подавленное с помощью советских войск. На первых свободных выборах в ГДР в марте 1990 г. победу одержала оппозиция (Альянс за Германию, Христианско-демократический союз, Германский социальный союз и Демократическое движение), набравшая 48% голосов.

В Румынии на майских выборах 1990 г. 66% голосов занял Фронт национального спасения,возглавлявший ранее восстание румынского народа против авторитарно-деспотического режима Н. Чаушеску, который на основании приговора, вынесенного в декабре 1989 г., был казнен вместе с женой.

Новые массовые демонстрации с требованием отставки коммунистического руководства Албании прошли лишь в феврале 1991 г., более того, на первых свободных выборах в марте этого года здесь победила, благодаря поддержке сельских избирателей, правящая Албанская партия народа. Только через год на парламентских выборах победила Демократическая партия и был избран первый некоммунистический президент страны — Сали Бериша.

 

53. Специфика процесса демократизации в России и на постсоветском пространстве (+немного о Вост.Европе)

Волна демократизации – после развала СССР - застала совсем других людей. Бывшие обитатели социалистического лагеря имели неизмеримо более высокий уровень жизни, чем их отцы из послевоенного поколения, хотя и более низкий, чем у их сверстников из западных стран. От первого они старались поскорее уйти, ко второму – поскорее приблизиться. При высоком уровне амбиций и стандартов жизни экспорт демократии идет совсем иначе, утверждается дольше и хуже, а его последствия более неопределенные. Финансовая опора – умеренная помощь Международного банка, сохранение долгов и требование их выплаты. Итог – бывшие социалистические страны и республики СССР, прежде всего РФ, Украина и Белоруссия, испытывают серьезные финансовые и политические трудности.

Вторая половина 80-х гг. XX в. озна­меновалась крахом тоталитарных и авторитарных режимов в большинст­ве стран административного социа­лизма. Эти страны глубоко отличались от любых других государств, когда-нибудь переходивших к демократии, прежде всего сочета­нием в большинстве из них индустриального уровня развития, достаточно высокой образованности населения, авторитарно-то­талитарной власти и политической культуры, массового распро­странения социалистической идеологии, включающей наряду с утопическими идеалами и близкие к демократическому мировоз­зрению установки на равноправие, социальную справедливость, распределение доходов по труду, солидарность и гуманизм.

Сам процесс демократизации постсоциалистических государств начался в результате постепенной либерализации политического сознания правящей элиты и коммунистических партий в целом, Он проходил под воздействием длительной острой идеологичес­кой и политической конфронтации с Западом. Это, а также унас­ледованные от марксизма доктринерство, вера в единственно вер­ную теорию или модель преобразований привели к ослаблению в политике большинства из постсоциалистических государств цент­ризма и здравого смысла, к радикализации элит, поляризации их политических ориентаций: на западные модели либеральной де­мократизации — с одной стороны, и на традиционные социалис­тические принципы — с другой.

Такая радикализация политической элиты препятствовала на­хождению оптимального, «среднего» пути преобразований, чутко учитывающего как мировой опыт, так и конкретные условия соб­ственных государств. В странах, вступивших на путь реформ, до­статочно четко наметились два главных пути общественных и по­литических преобразований.

Первый из них предполагает быструю политическую и экономическую ли­берализацию западного образца, так называемую шоковую тера­пию. По этому пути пошли практически все восточноевропей­ские страны, в том числе СССР. В тех из них, что были ближе к Западу по своей политической культуре, экономическим укладам и т.д., демократизация и трансформация общества были более или менее успешны, хотя и сопровождались падением производ­ства и рядом других серьезных негативных явлений.

В государствах же, не имеющих характерных для Запада много­летних традиций рыночной экономики и индивидуалистической культуры, попытка реализовать либеральную модель демократии привела к тяжелым, разрушительным последствиям: ослаблению, криминализации, а то и к распаду государства, к политической и экономической анархии, а нередко и к войнам, резкому спаду производства, росту преступности и падению уровня жизни по­давляющего большинства населения и т.д.

Особенно губительные последствия принятие либеральной мо­дели демократизации и реформирования имело для СССР. Со­ветское общество глубоко отличалось не только от западных де­мократий, но и от стран Восточной Европы отсутствием всяких элементов рынка (кроме «черного», криминального рынка) и граж­данского общества; почти тотальной милитаризацией, суперцент­рализацией и сверхмонополизацией экономики, ее неприспособ­ленностью к какой-либо конкуренции; преобладанием в народ­ном сознании коллективистских ценностей и слабостью либераль­ной, индивидуалистической культуры; полиэтническим составом населения и многочисленными потенциальными конфликтами; отсутствием массовых демократических движений типа Народ­ного фронта или польской «Солидарности», способных сформи­ровать альтернативную номенклатуре политическую элиту, идеологическим и нравственным разложением и вестернизацией вер­хушки правящей элиты и т.д.

Эти и многие другие особенности СССР обусловили неэф­фективность либеральной модели демократизации и реформиро­вания. Ликвидация важнейшего института фактической полити­ческой власти — коммунистической партии — и устранение госу­дарства от интеграционных и организационно-контрольных функ­ций привели к распаду государственности, тотальной монополи­зации и криминализации экономики, подрыву мотивации произ­водительного труда, резкому росту цен и падению уровня жизни населения. Неудачи реформирования сильно скомпрометирова­ли демократию и либеральные ценности в массовом сознании.

 

Собственно особенности:

Терри считает, что проблемы, стоящие перед посткоммунистическими странами, имеют, как минимум, пять отличий от проблем в странах, ранее осуществивших переход от тоталитаризма и авторитаризма к демократии.

Первое отличие связано с тем, что в посткоммунистических странах пытаются одновременно создать рыночную экономику и плюралистическую демократию. До сих пор ни одна авторитарная или тоталитарная система не знала такой степени огосударствления экономики, как в коммунистических государствах. Стремление одновременно сформировать рыночное хозяйство и стабильную демократическую систему порождает внутреннюю противоречивость посткоммунистического перехода. Хотя в длительной исторической перспективе демократия и рынок взаимодополняются и укрепляют друг друга, на нынешнем этапе реформирования бывших социалистических государств они вступают между собой в конфликт. Он происходит по следующей схеме: радикальные экономические реформы приводят к серьезному снижению жизненного уровня населения, тяготы начального этапа перехода, к рынку порождают политическую нестабильность, которая затрудняет создание правовых и институциональных основ дальнейших экономических реформ, мешает привлечению иностранных инвестиций, способствует продолжению экономического спада, а экономический спад, в свою очередь, усиливает политическую напряженность в обществе.

Второе отличие также касается социально-экономической сферы, В странах, находившихся на более низком уровне экономического и индустриального развития, при переходе к демократии стояла задача создания новых отраслей народного хозяйства. А посткоммунистические государства столкнулись с необходимостью полного демонтажа значительной части уже существовавших секторов промышленности при одновременной радикальной перестройке и модификации многих производств.

Третье отличие связано с высокой этнической неоднородностью посткоммунистических стран. Это приводит к распространению националистических настроений. Национализм в любых его формах, как правило, плохо совместим с демократией, поскольку подчеркивает превосходство одних наций над другими, тем самым раскалывая социум по этнонациональному признаку и препятствуя возникновению подлинного гражданского общества.

Четвертое различие между посткоммунистическими и поставторитарными переходными процессами С. Терри связывает с проблематикой гражданского общества. С ее точки зрения, применение этого понятия к сегодняшним реальностям Восточной Европы и бывшего СССР вообще весьма сомнительно. Гражданское общество предполагает не только существование автономных от государства политических и общественных организаций, но и их способность взаимодействовать в определенных границах. Без наличия таких институционально оформленных границ, без готовности общественных групп и лидеров следовать общепринятым правилам игры возможен паралич политической системы. В посткоммунистических странах существуют серьезные препятствия на пути формирования реального гражданского общества. С одной стороны, в большинстве этих стран до установления коммунистических режимов существовали лишь элементы гражданского общества, весьма далекие от его зрелых форм. С другой стороны, реальная политическая практика, оппозиционных групп и политический опыт последних лет коммунистической власти не способствовали формированию представлений о политике как "искусстве возможного". Политическая жизнь фрагментарна и излишне персонализирована, конфронтация здесь по-прежнему преобладает над компромиссом, а электорат пребывает в состоянии отчуждения и замешательства.

Пятое отличие посткоммунистического развития С. Терри видит в международных условиях. Они менее благоприятны, чем были для Германии и Италии в послевоенные годы, или для южноевропейских стран в 70-е. Сегодня посткоммунистические страны не получают должной помощи и поддержки.

 

54. Генезис, сущность и формы государства.
Центральным институтом политической системы является государство. В широком смысле государство понимается как общность людей, представляемая и организуе­мая органом высшей власти и проживающая на определенной территории. В узком смысле понимается как организация, система учреждений, обладающие верховной властью на определенной территории.

Первым стал воспринимать государство не в широком смысле слова – Макиавелли, окончательно разделили государство и общество Гоббс и вся компания сторонников общественного договора.

Признаки

1.появление слоя профессиона­лов-управленцев.

2. Территория, очерчивающая границы государства.

3. Суверенитет, т.е. верховная власть на определенной терри­тории.

4. Монополия на легальное применение силы, физического принуждения.

5. Право на взимание налогов и сборов с населения.

6. Обязательность членства в государстве.

7. Претензия на представительство общества как целого и за­щиту общих интересов и общего блага.

В современном международном праве выделяются три минимальных признака государства: территория, народ, объ­единенный правовым союзом граждан (гражданством), и суве­ренная власть, осуществляющая эффективный контроль хотя бы над большинством территории и населения.

Государства появились 10 – 12 тысяч лет назад в экваториальной Африке ( побережье Индийского океана )

· Древний Египет – 4 тыс. лет назад

· Китай – 2 тыс. лет назад

· Россия – 1 тыс. лет назад

Теорий происхождения государства существует великое множество, но вот основные:

1) Патриархальная

2) Теория внешнего насилия (Карл Каутский)

3) Теория внутреннего насилия (Дюринг, Энгельс)

4) Расовая теория (Ницше)

5) Органическая теория (Спенсер)

6) Экономическая теория (Платон)

7) Классовая теория (Маркс, Энгельс)

8) Договорная (Гоббс)

9) Спортивная (Ортэго де Гослье)

10) Теория специализации (Кошанина)

А вообще, государство появляется в результате разложения родоплеменного строя, постепенного обособления от обще­ства вождей и их приближенных и сосредоточения у них управ­ленческих функций, ресурсов власти и социальных привилегий под воздействием ряда факторов

Формы государства – 55+56 билет, и режим: демократия - политический режим, при котором единственным источником власти признаётся народ, власть осуществляется по воле и в интересах народа. Демократические режимы складываются в правовых государствах. Один из принципов демократического политического режима — «разрешено все, кроме того, что запрещено законом, тоталитарное государство - государство вмешивается во все сферы жизни человека и общества. и авторитарное - характеристика особых типов недемократических режимов, основанных на неограниченной власти одного лица или группы лиц при сохранении некоторых экономических, гражданских, духовных свобод для граждан..



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.239.91 (0.02 с.)