Эволюция идейно-теоретических концепций социал-демократии. Социалистический интернационал



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Эволюция идейно-теоретических концепций социал-демократии. Социалистический интернационал



Под социал-демократией, как правило, подразумевают теорию и практику всех партий, входящих в Социалистический интер­национал. Социал-демократию можно обозначить и как социаль­но-политическое движение, и как идейно-политическое тече­ние. Причем внутри нее существует целый ряд национальных и региональных вариантов, социально-философских, идеологи­ческих и политических течений. Например, применительно к со­циалистическим партиям Франции, Италии, Испании, Греции, Португалии используются понятия «социализм», «латинский социализм» или «средиземноморской социализм». Существуют «скандинавская» или «шведская» модель, «интегральный соци­ализм», основывающийся на австромарксизме. Выделяют «фа­бианский социализм», «гильдейский социализм» и т.д.

Но тем не менее все названные разновидности социал-демо­кратии с теми ли иными оговорками, как правило, объединяют­ся общим понятием «демократический социализм». Своими идейными корнями социал-демократия восходит к Великой французской революции и идеям социалистов-утопистов. Но она вобрала в себя также множество идей из других политических течений. Особо следует отметить, что первоначально социал-де­мократия вызревала отчасти в рамках марксизма, под его силь­ным влиянием. При этом главным стимулом утверждения и институционализации социал-демократии стали формирование и неуклонное возрастание в последней трети XIX—начале XX в. роли и влияния рабочего движения в зоне капиталистического развития. Более того, почти все социал-демократические партии возникли как внепарламентские, призванные отстаивать в поли­тической сфере интересы рабочего класса.

Социал-демократия появилась в качестве альтернативы ка­питализму. В этом качестве первоначально она в принципе раз­деляла важнейшие установки марксизма на началах обобществ­ления средств производства, всеобщего равенства, социальной справедливости и т.д. Отдельными ее отрядами признавался также предлагавшийся марксистами революционный путь лик­видации капитализма и перехода к социализму. Но в реальной жизни получилось так, что социал-демократия в общем и целом отвергла эти установки, признала существующие общественно-политические институты и общепринятые правила игры. С этой точки зрения всю последующую историю социал-демократии можно рассматривать, как историю постепенного отхода от марк­сизма. Важную роль в эволюции социал-демократии сыграла сама жизненная практика, которая заставляла ее учитывать общественно-исторические реальности, позволяла убедиться в бесперспек­тивности революционного перехода от старой к новой общественной системе, в необходимости трансформировать, усовершенство­вать ее, интегрировавшись в ее структуры и приняв многие из ее ценностей, норм, принципов.

С самого начала для большинства социал-демократических пар­тий было характерно совмещение революционных лозунгов с оп­портунистической, прагматической политической практикой. Постепенно в их программах брали верх оппортунизм, прагма­тизм, реформизм. Особенно ускоренными темпами этот процесс пошел после большевистской революции в России 1917 г., которая перед всем миром воочию продемонстрировала драматизм революционного пути перестройки общества.

Следует подчеркнуть, что именно по основополагающим принципам марксизма, касающимся революции, непримири­мой классовой борьбы, диктатуры пролетариата в первые два десятилетия XX в., обозначилась великая схизма, или раскол, в ра­бочем движении и социал-демократии. Не будь этой схизмы, по-иному могла сложиться магистральная линия исторического развития современного мира. Но большевистская революция и созданный вслед за ней III Коммунистический интернационал институционализировали этот раскол. Социал-демократия и ком­мунизм, выросшие практически из одной и той же социальной базы и одних и тех же идейных источников, по важнейшим во­просам мироустройства оказались по разные стороны баррикад.

Как бы предвидя возможность появления авторитарного со­циализма (согласно марксистской идее диктатуры пролетариа­та), руководители реформистского крыла социал-демократии провозгласили своей целью построение демократического соци­ализма. Само понятие «демократический социализм» вошло в научный и политический лексикон в конце XIX в. и включа­ло в себя идею политической, экономической и культурной ин­теграции рабочего движения в существующую систему. Для пред­ставителей данной традиции с самого начала было характерно признание правового государства как позитивного фактора в де­ле постепенного реформирования и трансформации капиталис­тического общества.

Cакраментальный вопрос социал-демократии: как добиться того, чтобы социалисти­ческое общество стало обществом наибольшей экономической эф­фективности и наибольшей свободы, одновременно не отказыва­ясь от равенства всех членов общества? Главную задачу социал-демократии Бернштейн видел в том, чтобы разрешить эту антиномию. Вся последующая история социал-демократии, по сути дела, есть история поисков путей разрешения этой антиномии. Были и такие национальные социал-демократические движения, ко­торые с самого начала развивались на сугубо реформистских на­чалах и испытывали на себе лишь незначительное влияние марксизма. К ним относятся, в частности, английский лейборизм и скандинавская социал-демократия, которые, отвергая револю­ционный путь замены капитализма социализмом, вместе с тем декларировали цель построения справедливого общества. При этом они исходили из тезиса о том, что, ликвидировав экс­плуатацию человека человеком, необходимо оставить в неприкос­новенности основные либерально-демократические институты и свободы.

Существенной вехой в становлении современной социал-де­мократии стала действительная «национализация» различных ее национальных отрядов.

В целом для демократического социализма идеалом являет­ся постепенность, конкретность мер, осуществляемых в процес­се выполнения повседневной рутинной работы, реализации так называемых «малых дел», которые в совокупности и составля­ют движение к социализму. В этом смысле движению отдается приоритет перед отдаленной абстрактной целью. Такой подход в сущности стал стратегической установкой политических про­грамм большинства партий демократического социализма. Так, исходя из постулата о том, что не может быть абсолютной, окончательной истины, авторы Годесбергской программы подчерки­вали, что в реальной действительности не может быть абсолют­ной свободы, абсолютной справедливости и абсолютной солидарности. Поэтому речь должна идти не о стремлении к ним как к абсолютным ценностям, а о стремлении к большим, чем на самом деле есть, свободе, справедливости и солидарности.

Сейчас, в начале XXI столетия, весьма трудно выявить сколь­ко-нибудь четко очерченные различия между социал-демократи­ческими партиями и партиями других идейно-политических ориентации. Дело в том, что многие принципы, установки, цен­ности, нормы, политической демократии, которые раньше были полем ожесточенной борьбы между ними, стали, как указыва­лось выше, их общим достоянием. Но все же дискуссионным, спор­ным остается вопрос о пределах демократии. Консерваторы и ли­бералы склонны настаивать на том, что демократия представляет собой сугубо политический феномен и поэтому не должна рас­пространяться на другие сферы, в частности экономическую. Со­циал-демократы же, наоборот, придерживаются той позиции, что демократия, свобода, равенство — величины субстанциональные, и поэтому не должны быть ограничены политической сферой. Речь, таким образом, в обоих случаях идет не о самой демократии, а о сфе­рах и пределах ее распространения.

Коммунистическая идеология

Коммунизм (от лат. commūnis — «общий») — в марксизме организация общества, при которой экономика основана на общественной собственности насредства производства.

После XIX века термин часто используется для обозначения спрогнозированной в теоретических работах марксистов общественно-экономической формации, основанной на общественной собственности на средства производства. Такая формация, согласно работам основоположников марксизма, предполагала наличие высокоразвитых производительных сил, отсутствие деления на социальные классы, упразднение государства, изменение функций и постепенное отмирание денег. По мнению классиков марксизма, в коммунистическом обществе реализуется принцип «Каждый по способностям, каждому по потребностям!».

На ранних ступенях развития первобытный коммунизм на основе общности имущества был единственной формой человеческого общества. В результате имущественного и социального расслоения первобытно-общинного строя и появления классового общества коммунизм из реально существующей практики перешёл в разряд существующей в культуре мечты о справедливом обществе, Золотом веке и тому подобные.

Коммунистические воззрения при своём зарождении опирались на требование социального равенства на основе общности имущества. Одними из первых формулировок коммунизма в средневековой Европе были попытки модернизации христианской теологии и политики в форме философии бедности (не путать с нищетой). В XIII—XIV веках её разработали и пытались применить на практике представители радикального крыла францисканцев. Они одинаково противостояли мистической или монашеской аскезе и абсолютизации частной собственности. В бедности они видели условия справедности в мире и спасения общества. Речь шла не столько об общем имуществе, сколько об общем отказе от имущества. При этом идеология коммунизма была христианско-религиозной.

Лозунгами революционной борьбы для радикальных участников гуситского движения в Чехии XV в. (Ян Гус), Крестьянской войны в Германии XVI в. (Т. Мюнцер) стали призывы о свержении власти вещей и денег, о построении справедливого общества на основе равенства людей, в том числе и с общим имуществом. Эти идеи вполне можно считать коммунистическими, хотя их основа была сугубо религиозной — все равны перед богом и обладание или не обладание собственностью не должно нарушать этого, требовалось соблюдение равенства в религиозных обрядах. Несколько веков позже появляется эгалитарный коммунизм — основная составляющая «буржуазных революций» XVII—XVIII века, в частности в Англии XVII в. (Дж. Уинстэнли) и Франции конец XVIII в. (Г. Бабёф). Возникает светская идеология коммунизма. Развивается идея создания общины, в которой реализуется свобода и равенство людей друг перед другом через общее общинное владение собственностью (или улаживая эгалитарним образом конфликт между индивидуальной и коллективной собственностью). Собственность уже не отрицается, а делается попытка её подчинения на благо всей общины.

Теоретическая разработка первых систематизированных представлений о коммунистическом образе жизни опирались на идеологию гуманизма XVI—XVII вв. (Т. Мор, Т. Кампанелла) и французского Просвещения XVIII в. (Морелли, Г. Мабли). Ранней коммунистической литературе была свойственна проповедь всеобщего аскетизма и уравнительности, что делало её нацеленной на противодействие прогрессу в области материального производства. Основная проблема общества виделась не в экономике, а в политике и морали.

Следующая концепция коммунизма появилась в контексте рабочего социализма — от Ш. Фурье до К. Маркса и Ф. Энгельса. Происходит осознание экономических противоречий общества. В центр проблематики общества ставится труд и его подчинение капиталу.

В первой половине XIX в. появились труды А. Сен-Симона, Ш. Фурье, Р. Оуэна и ряда других социалистов-утопистов. В соответствии с их представлениями, в справедливом общественном устройстве важную роль должны играть идеи о труде как наслаждении, расцвете способностей человека, стремлении к обеспечению всех его потребностей, централизованном планировании, распределении пропорционально труду. Роберт Оуэн не только занимался разработкой теоретической модели социалистического общества, но и на практике осуществил ряд социальных экспериментов по внедрению таких идей в жизнь. В начале 1800-х годов фабричном посёлке Нью-Ленарке (Шотландия), обслуживающем бумагопрядильную фабрику, на которой Оуэн являлся директором, он провёл ряд успешных мероприятий по технической реорганизации производства и обеспечению социальных гарантий рабочим. В 1825 в штате Индиана (США) Оуэн основал трудовую коммуну «Новая гармония», деятельность которой закончилась неудачей.

В 40-х годах XIX века классовая борьба между пролетариатом и буржуазией выступила на первый план в наиболее развитых странах Европы (восстания лионских ткачей в 1831 и 1834, подъём движения английских чартистов в середине 30—х — начале 50-х гг., восстание ткачей в Силезии в 1844).

Карл Маркс, однако, жестко критиковал утопичный «грубый и непродуманный коммунизм» тех, кто просто распространял принцип частной собственности на каждого («общая частная собственность»). Грубый коммунизм, по утверждению Маркса, является порождением «всемирной зависти».

Многие из анархистов, современников Маркса, также выступали за общественную (коммунальную) собственность (Петр Кропоткин называл свою систему «анархо-коммунизмом»), но они отрицали централизацию, которая пропагандируется в марксизме, из-за ограничений свободы личности. В свою очередь, анархо-коммунизм склоняется к индивидуализму в вопросах свободы.

В 1864 г. был создан марксистский Первый интернационал. Марксисты основали социал-демократические партии, в которых выделилось как радикальное, революционное направление, так и умеренное, реформистское. Идеологом последнего стал немецкий социал-демократ Э.Бернштейн. В созданном в 1889 г. Втором интернационале до начала 1900-х годов в Интернационале преобладала революционная точка зрения. На конгрессах принимались решения о невозможности союза с буржуазией, недопустимости вхождения в буржуазные правительства, протесты против милитаризма и войны и т. п. В дальнейшем, однако, более значительную роль в Интернационале стали играть реформисты, что вызвало обвинения со стороны радикалов в оппортунизме.

В первой половине XX века из наиболее радикального крыла социал-демократии выделились коммунистические партии. Социал-демократы традиционно выступали за расширение демократии и политических свобод, а коммунисты, пришедшие к власти сначала в России в 1917 г. (большевики), а затем и в ряде других стран, были противниками демократии и политических свобод (несмотря на то, что формально заявляли об их поддержке) и сторонниками вмешательства государства во все сферы жизни общества (смотри также статьюТоталитаризм).

Поэтому уже в 1918 г. возникло люксембургианство, противостоящее с одной стороны пробуржуазной политике ревизионистской социал-демократии, а с другой, большевизму. Его основателем была немецкая радикальная социал-демократка Роза Люксембург.

4 марта 1919 года по инициативе РКП(б) и лично ее лидера В.Ленина для развития и распространения идей революционного интернационального социализма, в противовес реформистскому социализму Второго интернационала был создан Коммунистический интернационал.

Политика и теоретическое обоснование деятельности ряда коммунистических партий Западной Европы, в 1970-х и 1980-х годах критиковавших руководство КПСС в мировом коммунистическом движении, концепцию диктатуры пролетариата и недостаток политических свобод в странах, принявших советскую модель социализма, получила название «еврокоммунизм».

Современный неомарксизм

Неомарксизм — термин, часто применяемый для обозначения различных социально-философских течений в марксизме, такие как франкфуртская школа, примыкающая к ней школа праксиса и прочее. Впервые как явление получил свое развитие в западном марксизме, однако со временем распространился и на другие страны включая СССР. Концепции неомарксизма стали одной из составных частей теории новых левых.

За́падный маркси́зм (англ. Western Marxism) — течение, которое, с одной стороны, противостоит ленинской интерпретации марксизма, критически отзываясь и о «реальном социализме» вСССР 30-80 гг., а с другой — критически развивает наследие Маркса и Энгельса, критикуя капиталистическую систему. Основоположниками принято считать Д. Лукача, Карла Корша,Антонио Грамши.

В рамках этого направления сформировались две основные традиции:

§ «Диалектико-гуманистическое», предлагавшее поставить человека в центр марксистской философии. В данном случае сочетаются разработки Маркса из «Экономического философских рукописей 1844 года» и фрейдизм, экзистенциализм, неогегельянство.

В данное направление входят:

§

§ Франкфуртская школа

§

§ Фрейдо-марксизм (В. Райх, Г. Маркузе, Э. Фромм)

§

§ Экзистенциалистский марксизм (Ж. П. Сартр, К. Касториадис, К. Лефор). Также идеи, близкие к марксизму, разрабатывали Э. Фишер, А. Шафф, К. Косик, Ф. Марек. Среди работ Ж. П. Сартра, посвященных этой тематике, можно выделить «Проблемы метода» и «Критика диалектического разума». Ж. П. Сартр представляет практически действующего индивида как источник социальной диалектики. Основной акцент в этом направлении делается на человеческую субъективность, проблемы отчуждения (то, на что делал сильный упор ранний Маркс), проблемы восстановления целостности человека.

§

§ Феноменологический марксизм, получивший распространение в основном в Италии и США (Энцо Пачи, П. Пиконе). Энцо Пачи пытался соединить Гуссерля с Марксом путем соединения феноменологии и марксизма. Роватти, Вигорелли разрабатывали проблематику человеческих потребностей, революционного субъекта истории и т. д.

§

§ Марксистский историцизм — этого направления придерживались последователи А. Грамши — Н. Баладони, Л. Группи, Э. Серени. Исходя из его понимания философии как «философии практики», они отвергли разделение марксистской философии на диалектический и исторический материализм.

§

§ Будапештская школа (А. Хеллер, М. Вайда, Д. Маркуш, Ф. Фехер) — последователи идей молодого Дьёрдя Лукача (в частности, особенное значение имеет его работа «История и классовое сознание»), в которой диалектика представляется как взаимосвязь и взаимопереход объекта и субъекта, а во главу угла ставится понятие общества как целостности.

§

§ Школа «Праксис», сложившаяся вокруг одноименного югославского журнала, выходившего в Загребе (Г. Петрович, П. Враницкий, М. Кангрга, Р. Супек, М. Маркович, С. Стоянович). В основе их работ лежит понятие практики как фундаментального отношения между субъектом и объектом. Они разрабатывали проблематику человека, а также пытались воздействовать на систему самоуправления в Югославии.

§

§ Эрнст Блох (1885—1977) с его «философией надежды». Блох строит общую концепцию развития мира, в которой субъект и объект сначала слитны, затем разделяются, а затем воссоединяются снова. Марксизм, по Блоху, это «конкретная утопия», соединяющая предвидение будущего с его возможностью его революционного сотворения.

§ «Сциентистское направление», предлагавшее поднять марксизм на высокий научный уровень, очистив его от абстрактного философствования.

§

§ Луи Альтюссер и его последователи (Э. Балибар, Д. Лекур, П. Реймон). Это течение нередко называют «структуралистский марксизм» или «альтюссерианство». Представители этого направления считают, что марксизм должен выявлять свою специфику как науки, освобождаясь от философии субъекта, от телеологической гегелевской диалектики, от идеологии, от эмпиризма. Выдвигается концепция «сверхдетерминации» — мысль о том, что основное экономическое противоречие в обществе должно решаться с помощью политики, идеологии и т. п. Поэтому революция происходит не там, где экономическое противоречие наиболее развито, а там, где на него накладываются иные противоречия.

§

§ Гальвано делла Вольпе (1895—1968) и его последователи. Рассматривая марксистское учение об обществе как конкретную науку. Делла Вольпе считал, что науке необходимы определенные абстракции, а философия сводится к общей методологии.

§

§ Аналитический марксизм (80-90е гг. XX в.) — представители (Эрик Олин Райт, Дж. Коэн, Дж. Элстер, Дж. Ремер и др.) — стремились развить учение об обществе как науку на основе строгих современных методов. Развиваются микро- и макроуровневый подходы. На макроуровне предложена концепция соотношения производительных сил и производственных отношений, базиса и надстройки, на микроуровне — исследование поведения индивидов. Эти исследования проводились с помощью методов математического моделирования, теории игр и т. д.

 

Новые левые — направление в политике, отождествляющее себя с левой идеей, но противопоставляющее себя традиционным компартиям и анархистам (старым левым).

Возникло в Западной Европе и США в 1960-х годах. Характеризуется критикой исторической роли рабочего класса и институциональных форм сопротивления. Включает в себя элементыэнвайронментализма."Новые левые" выражали протест против бездуховности «общества потребления», обезличенности массовой культуры, унификации человеческой личности. Выступали за «прямую демократию», свободу самовыражения, нонконформизм.

Социальной базой «старых левых» был промышленный пролетариат, а также крестьянство. Новые левые считали, в том числе в связи с этим, «старых левых» устаревшими, и не имеющими перспектив, по крайней мере относительно стран Первого и Второго мира, в которых пролетариат и крестьянство все больше утрачивали свои позиции, уступая новым типам работниковпостиндустриального общества. Начав с ненасильственного протеста, к концу десятилетия многие "новые левые" перешли к увлечению экстремизмом.

Особая субкультура "новых левых" была построена на отрицании существующих ценностей общества. Поэтому их культуру назвали "контр-культурой" - отрицанием культуры.

Они участвовали во всех массовых движениях «бурных 60-х» — за университетские свободы, гражданские права черных и других меньшинств (в США), но наиболее массовый характер приняло движение против войны во Вьетнаме.

Из недр нового левого выросли движения хиппи, феминизма, нетрадиционных сексуальных меньшинств и др. К началу 1970-х годов в движении наступил идейный кризис, а с окончанием войны во Вьетнаме оно окончательно сошло на нет, оставив глубокий след в сознании поколения послевоенного «бэби-бума». Различные идеи новых левых так или иначе повлияли на некоторые традиционные левые движения (маоистов, анархистов и т.д.). Движение новых левых существенно повлияло на становление «зеленых» партий в Западной Европе, а также леворадикального терроризма 1970-х годов (Фракция Красной Армии в ФРГ, Красные Бригады в Италии и т.д.).

-

32. Понятие, структура и агенты власти.

Власть – способность одного индивида в определенных социальных условиях осуществлять собственную волю вопреки сопротивлению другого индивида (или не обязательно вопреки сопротивлению).

Власть – реальная способность тех или иных сил или личностей осуществлять свою волю по отношению к другим силам или личностям.

Власть — одно из фундаментальных начал общества и политики. Она су­ществует везде, где есть устойчивые объединения людей: в семье, производственных коллективах, раз­личного рода организациях и учреждениях, во всем государстве — в этом случае мы имеем дело с верховной, политической влас­тью.

Концепции власти:

По З.В. Ивановскому:

1. Силовая модель (желание контроля при принятии решений и контроля над ресурсами) сторонник – Гарольд Лассуэл.

2. Рыночная модель (спрос рождает предложение)

3. Игровая модель (как в футболе)

4. Психологическая (Фрейд, Юнг)

5. Антропологическая модель (человеки объединяются перед лицом какой-то большой угрозы)

6. Структурно - организационный и системный подходы (что это станет понятно далее ↓)

7. Социологическая модель (классовая природа отношений господства и подчинения)

По учебнику Соловьева (вдруг пригодиться):

1. Телеологические (с точки зрения цели) определения харак­теризуют власть как способность достижения поставленных це­лей, получения намеченных результатов. Телеологические определения трактуют власть достаточ­но широко, распространяя ее не только на отношения между людьми, но и на взаимодействие человека с окружающим миром — в этом смысле говорят, например, о власти над природой.

2. Бихевиористскиетрактовки рассматривают власть как осо­бый тип поведения, при котором одни люди командуют, а другие подчиняются. Бихевиористский подход индивидуализирует пони­мание власти, сводит ее к взаимодействию реальных личностей, обращая особое внимание на субъективную мотивацию власти.

3. Психологические интерпретации власти, исходя из ее бихе­виористского понимания как поведения реальных индивидов, пытаются раскрыть субъективную мотивацию этого поведения, истоки власти, коренящиеся в сознании и подсознании людей. Одно из виднейших направлений этого рода — психоанализ. Он трактует стремление к власти как проявление, сублимацию по­давленного либидо, представляющего собой подверженное транс­формации влечение преимущественно сексуального характера (Зигмунд Фрейд) или же психическую энергию вообще (Карл Густав Юнг).

4. Противоположностью бихевиористскому и психологичес­кому видениям власти является ее системная трактовка. Если пер­вые два направления требуют идти в понимании власти снизу вверх, от индивидов к обществу, руководствуясь реально наблюдаемыми в эмпирическом опыте ее проявлениями, то системный метод исходит из производности власти не от индивидуальных отношений, а от социальной системы, рассматривает власть как «способность системы обеспечивать исполнение ее элементами принятых обязательств», направленных на реализацию ее кол­лективных целей. Некоторые представители системного подхо­да (К. Дойч, Н. Луман) трактуют власть как средство социально­го общения (коммуникации), позволяющее регулировать группо­вые конфликты и обеспечивать интеграцию общества. Систем­ностью власти обусловливается ее относительность, т.е. распро­страненность на определенные системы.

5. Структурно-функционалистские интерпретации власти рас­сматривают ее как свойство социальной организации, как спо­соб самоорганизации человеческой общности, основанный на целесообразности разделения функций управления и исполне­ния. Без власти невозможны коллективное существование чело­века, совместная жизнедеятельность многих людей. Само обще­ство устроено иерархично, дифференцирует управленческие и исполнительские социальные роли. Власть — это свойство соци­альных статусов, ролей, позволяющее контролировать ресурсы, средства влияния. Иными словами, власть связана с занятием руководящих должностей, позволяющих воздействовать на лю­дей с помощью позитивных и негативных санкций, поощрения и наказания.

6. Реляционистские (от французского слова «relation» — отно­шений) определения рассматривают власть как отношение меж­ду двумя партнерами, агентами, при котором один из них оказы­вает определяющее влияние на второго. В этом случае власть предстает как взаимодействие ее субъекта и объекта, при котором субъект с помощью определенных средств контролирует объект.

Такое понимание власти позволяет раскрыть ее структуру, увязать в единое целое различные ее характеристики. Основными компонентами власти являются ее субъект, объект, средства (ре­сурсы) и процесс, приводящий в движение все ее элементы и характеризующийся механизмом и способами взаимодействия между партнерами.

Субъект власти – тот, кто может влиять на другого, осуществлять свою волю (народ, нация, классы, гос-во, правящие элиты, лобби, лидеры…)

Объект власти – тот, кто выстраивает свои действия в соответствии с волей субъекта.

2 элемента власти: (без 2ого элемента→господство с применением силы)

1. Принуждение

2. Убеждение

Ресурсы власти:

1. Экономический (деньги)

2. Социальный (↓ или↑ социального статуса)

3. Культурно – информативный (Тоффлер)

4. Принудительный = использование силы

5. Авторитет, закон, знания…

Виды власти:

1. Политическая

2. Экономическая (у кого больше денег)

3. Административно – принудительная

4. Духовно – информативная

5. Семейная

Разделение власти: сначала существовала единая власть, потом она разделилась на политическую и религиозную. Политическая разделилась на центральную и местную. Из центральной выделилась королевская, а из местной – парламентская.

По Соловьеву:

Специфическим ресурсом власти является сам человек — де­мографические ресурсы. Люди — это универсальный, многофунк­циональный ресурс, который производит другие ресурсы. Чело­век — создатель материальных благ (экономические ресурсы), солдат и член партии (политико-силовые ресурсы), обладатель и распространитель знаний и информации (культурно-информа­ционные ресурсы) и т.д. Личность выступает ресурсом власти лишь в одном из своих многочисленных измерений — будучи исполь­зована как средство реализации чужой воли. В целом же человек — не только ресурс власти, но и ее субъект и объект.

33. Политическое господство и легитимность: политологический и правовые подходы.

Политическое господство – политиченский порядок, при котором одни командуют, а другие подчиняются; хотя первые могут находиться под демократическим контролем вторых.

Легитимность – способность власти создавать и поддерживать у населения убеждение в том, что она наделена правом принимать решения, обязательные для выполнения всеми гражданами. (по З.В.)

Господство как институциализировавшаяся власть может по-разному оце­ниваться гражданами. Положительная оценка, принятие населением власти, признание ее правомерности, права управлять и со­гласие подчиняться означает ее легитимность. Легитимная власть обычно характеризуется как правомерная и справедливая. Легитимность связана с наличием у власти авторитета, ее соответст­вием ценностным представлениям большинства граждан, с кон­сенсусом общества в области основополагающих политических ценностей.

Большой вклад в теорию легитимации господства (власти) внес Макс Вебер. В зависимости от мотивов подчинения он выделил три главных типа легитимности власти:

1. Традиционная. Она обретается благодаря обы­чаям, привычке повиноваться власти, вере в непоколебимость и священность издревле существующих порядков. Традиционное господство характерно для монархий. По своей мотивации она во многом схожа с отношениями в патриархальной семье, осно­ванными на беспрекословном повиновении старшим и на лич­ном, неофициальном характере взаимоотношений между главой семьи и ее членами. Традиционная легитимность отличается проч­ностью.

2. Харизматическая Она основана на вере в ис­ключительные качества, чудесный дар, т.е. харизму, руководите­ля, которого иногда даже обожествляют, создают культ его лич­ности. Харизматический способ легитимации часто наблюдается в периоды революционных перемен, когда новая власть для при­знания населением не может опереться на авторитет традиций или же демократически выраженной воли большинства. В этом случае сознательно культивируется величие самой личности вож­дя, авторитет которого освящает институты власти, способствует их признанию и принятию населением. Харизматическая леги­тимность базируется на вере и на эмоциональном, личностном отношении вождя и массы.

3. Рационально – правовыя. Ее источником выступает рационально понятый интерес, который побуждает людей подчиняться решениям правительства, сфор­мированного по общепризнанным правилам, т.е. на основе де­мократических процедур. В таком государстве подчиняются не личности руководителя, а законам, в рамках которых избираются и действуют представители власти.

Легитимность власти не ограничивается ее тремя, ставшими классическими типами. Существуют и другие способы легитима­ции и, соответственно, типы легитимности. Один из них — идео­логическая легитимность. Ее суть состоит в оправдании власти с помощью идеологии, вносимой в массовое сознание. Идео­логия обосновывает соответствие власти интересам народа, нации или класса, ее право управлять. В зависимости от того, к кому апеллирует идеология и какие идеи она использует, идеологическая легитимность может быть классовой или на­ционалистической.

Признаки падения легитимности:

· Рост степени принуждения и насилия

· Ограничение прав и свобод

· Рост коррумпированной власти и ее связь с криминальными структурами

· Запрет партий и прессы

· Низкая экономическая эффективность

· Импичмент, революция

Способы повышения уровня легитимности:

· Повышение эффективности экономики

· Психологические приемы

· Этические приемы

· Правовые приемы

· Идеологические приемы

Власть бывает:

Экспертократия (власть от влияния и известности) и меритократия (власть по заслугам, власть достойных)

Тайная власть и явная власть

Большое влияние на власть оказывают СМИ

34. Фундаментальные права и свободы человека.

Права человека представляют собой принципы, нормы взаи­моотношений между людьми и государством, обеспечивающие ин­дивиду возможность действовать по своему усмотрению (эту часть прав обычно называют свободами) или получать определенные блага (это — собственно права).

В наши дни для большинства стран права человека являются высшей цен­ностью, признанной мировым сооб­ществом. Сам термин «права челове­ка» употребляется как в широком, так и в узком смыслах. В узком значении — это только те права, которые не предоставляются, а лишь охраняются и гарантируются государством, действуют не­зависимо от их конституционного закрепления и государствен­ных границ. К ним относятся равенство всех людей перед зако­ном, право на жизнь и телесную неприкосновенность, уважение человеческого достоинства, свобода от произвольного, незакон­ного ареста или задержания, свобода веры и совести, право роди­телей на воспитание детей, право на сопротивление угнетателям и др. В широком значении права человека включают весь обшир­нейший комплекс прав и свобод личности, их различные виды.

Современная типология прав человека достаточно разнооб­разна. Наиболее общей их классификацией является деление всех прав на негативные (свободы) и позитивные. Такое разграничение прав основано на различении в них негативного и позитивного аспектов свободы. Как известно, в негативном значении свобода понимается как отсутствие принуждения, ограничений по отно­шению к личности, возможность действовать по своему усмотре­нию, в позитивном — как свобода выбора, а главное, как способ­ность человека к достижению поставленных целей, проявлению способностей и индивидуальному развитию в целом.

В соответствии с таким пониманием свободы негативные пра­ва определяют обязанности государства и других людей воздер­живаться от тех или иных действий по отношению к индивиду. Они предохраняют личность от нежелательных, нарушающих ее свободу вмешательств и ограничений. Эти права считаются осно­вополагающими, абсолютными. Их осуществление не зависит от ресурсов государства, уровня социально-экономического разви­тия страны. Негативные права составляют фундамент индивиду­альной свободы. Почти все либеральные права имеют характер негативного права.

Типичным примером юридической фиксации этой группы прав и в целом негативного (и либерального) подхода к правам чело­века является Билль о правах конституции США. Так, его первая статья гласит: «Конгресс не должен издавать законов, устанавли­вающих какую-либо религию или запрещающих ее свободное исповедание, ограничивающих свободу слова или печати или право народа мирно собираться и обращаться к правительству с пети­циями о прекращении злоупотреблений». Термин «не должен» с<



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.237.16.210 (0.019 с.)