ТОП 10:

Теория вероятностного развития языка



Естественная вариативность языка создает основу для множества возможных изменений каждой единицы языка. Так, в одном из экспериментов дети в возрасте до пяти лет предло­жили шесть вариантов образования сравнительной степени от прилагательного сладкий: сладкей, сладей, сладче, сластей, слаще, сладней; четыре варианта от прилагательного высокий:


114___________________________________________ ТемаЗ

высокей, высочей, высей, выше; пять вариантов от прилага­тельного глубокий: глубокей, глубее, глубиней, глубже, глубо-чей.

Основываясь на явлении вариативности, Тимофей Петро­вич Ломтев построил теорию вероятностного развития языка. По его мнению, каждая из возможностей изменения языковой единицы имеет свою меру вероятности для осуществления. Система языка в любой точке своего развития содержит мно­жество вероятных преобразований, одно из которых и реали­зуется. Например, в древнерусском языке существовали вари­антные формы для выражения значения конечного пункта пе­ремещения: к + дат. падеж, в + вин. падеж, до + род. падеж, на + вин. падеж. Первоначально эти формы употреблялись после глаголов перемещения, имевших соответствующие приставки в, на, до, при. После расхождения русского, украинского и бе­лорусского языков взаимодействие между этими четырьмя предложно-падежными формами происходило в каждом из восточнославянских языков в отдельности и привело к разным результатам.

В русском языке дифференцировались все формы по зна­чению. К + Дат. падеж обозначает конечный пункт перемеще­ния без непосредственного контакта с ним (идти к столу); до + род. падеж обозначает конечный пункт перемещения, заканчи­вающегося касанием с указанным пунктом (дойти до стены); в + вин. падеж указывает конечный пункт, внутри которого за­канчивается перемещение (приехать в город); на + вин. падеж обозначает окончание перемещения на поверхности конечного пункта (прийти на площадь).

Иначе осуществлялся этот процесс в украинском и бело­русском языках. Форма к + дат. падеж в них практически утра­чена, форма до + род. падеж употребляется как указание ко­нечного пункта перемещения без различия таких семантиче­ских признаков, как касание объекта или его отсутствие: укр. до Kieвa послал, пришол до мiстечка, бел. падбегла да воза, пайшоу да азёр. Активно вытесняются и формы в + вин. падеж, на + вин. падеж, хотя в ряде выражений они еще употребляют­ся. В некоторых украинских диалектах реализована еще одна возможность устранения дублетных форм, выработано сложе-


Возникновение, эволюция и развитие языка



ние и контаминация данных предлогов: йде дов школу, ¡ди ид Kopoвi (до + к = д, ид).

Как видно из этого примера, три возможности избавиться от дублетности форм, а именно: дифференциация по значению, вытеснение лишних форм и совмещение ряда форм в одной, нашли свою реализацию в разных языковых системах.

Звук [г] на основе особенностей артикуляции имеет такие возможности варьирования: преобразование во фрикативное у, преобразование в фарингальное h, преобразование в мягкое г' (ср. гы — ги), оглушение в к. В разных языках и диалектах славян в разные исторические эпохи все эти возможности фак­тически реализовались. Вопрос состоит в том, какая из воз­можностей имеет высокую меру вероятности осуществления в интересующий нас момент развития данного языка. Однако ответ на этот вопрос вряд ли может быть точным, поскольку наметившиеся в системе языка сдвиги могут быть пресечены сознательной деятельностью по сохранению" культурной тра­диции, каким-либо неожиданным воздействием другого языка и иными социальными факторами.

Не существует каких-либо обязательных сроков для реализации наметившихся изменений. Интенсивно проте­кающий процесс типа падения редуцированных в славян­ских языках или передвижения согласных в германских языках занимает 200-300 лет. Но есть и такие процессы, ко­торые текут очень вяло, растягиваясь на тысячи лет. Напри­мер, вытеснение родительного падежа при глаголах воспри­ятия (типа: видеть дыма) винительным (типа: видеть дым) происходило с индоевропейской эпохи до XIX в. в русском языке и до XX в. в украинском и белорусском. Родительный падеж при отрицании (типа: не вижу моря) вытеснялся ви­нительным (типа: не вижу море) уже в старославянском языке; в русском языке этот процесс начался в XVII в. и тя­нется до сих пор; далее всего в славянском мире он зашел в сербохорватском языке.

Нет никаких гарантий, что начавшееся изменение будет завершено; оно может быть погашено непредвиденными фак­торами, например, звуковым изменением, которое внесет в на­чавшийся процесс «фонетическое возмущение». Например, в


116___________________________________________ ТемаЗ

русском языке формы из + род. падеж и с + род. падеж про­странственных существительных дифференцировались по зна­чению. Из + род. падеж обозначает исходный пункт переме­щения, находящийся внутри обозначенного формой пункта (выехать из города, выйти из дома). Форма с + род. падеж обо­значает исходный пункт, находящийся на плоскости или высо­ком месте (уйти с площади, спуститься с горы).

В украинском и белорусском языках предлог из утратил начальный гласный по общему звуковому закону утраты на­чального и у всех лексем. Оставшееся з объединилось с пред­логом с, получилась одна предложно-падежная форма с (з) + род. падеж. Дифференциации значений двух форм по типу русского языка в украинском и белорусском языках не про­изошло. В русских диалектах также получились зоны либо с одной формой с + род. падеж, либо с двумя — с + род. падеж и из + род. падеж, но употребляемыми не по нормам русского литературного языка (ср. просторечные с Москвы, с армии, с города, с Землянска и т. п.).

Сдерживающую консервативную роль может играть сильная культурная норма. Так, широко распространенное в южнорусском регионе фрикативное (щелевое) Г, даже при яв­ной тенденции замены г на х (Халя вместо Галя, хорот вместо город, особенно в речи детей) не может выйти на уровень нор­мы в силу прочной орфографической традиции, основанной на произношении северноруссов.

Вероятностная теория хорошо объясняет особенности системы языка, которые дают возможности для постоянных изменений. Но эта теория не может ни предсказать, какая воз­можность изменения осуществится, ни объяснить причину осуществления той или иной возможности.

Теория инноваций

Развернутая теория, объясняющая причины и механизмы изменений в языке, принадлежит зарубежному лингвисту Эу-генио Косериу. Косериу признает существование в языке разнообразных отклонений от традиционной нормы, которые он называет инновациями. Он рассматривает явление приня-


Возникновение, эволюция и развитие языка_____________ 117

тияили непринятия той или иной инновации коллективом го­ворящих.

Появление инноваций Косериу, как и другие лингвисты, объясняет следующими факторами: искажение традиционной модели; выбор одного из вариантов, существующих в языке; изобретение форм под давлением системы; заимствование форм из другого языка; функциональная экономия, отбрасыва­ние избыточных различий.

Инновации в речи людей на любом языке многочисленны и разнообразны, но фактом языка инновация становится лишь в случае ее принятия коллективом. Причины же принятия / не­принятия лежат уже в сфере социальной и требуют изучения в социолингвистическом аспекте. В частности, на принятие / не­принятие инноваций оказывает воздействие их оценка — эсте­тическая (красиво / некрасиво), психологическая (легко / труд­но), социологическая (торжественно / грубо и т. п.) и др. Э. Косериу замечает, что система языка изменяется прежде всего в слабых точках, там, где она не полностью соответству­ет потребностям общения. Но возможность предсказания и здесь невелика, так как сильная культурная норма может долго препятствовать даже необходимым инновациям.

Итак, появление изменений в языке можно представить себе таким образом. Сначала возникает потребность в выраже­нии нового значения. Для ее удовлетворения используется ка­кое-то время несколько вариантов выражения, и среди поя­вившихся инноваций отбирается и социально принимается од­на, которая и становится нормой.

Язык существует как деятельность. Ежеминутно, ежечас­но во всех точках территории его распространения язык вос­производится и производится в целях общения людей. Мил­лионы и миллиарды раз реализуются возможности как сохра­нения старых норм, так и появления инноваций. В этом непрекращающемся движении состоит жизнь языка и причины постоянных изменений в его системе, которые, однако, опре­деляют лишь немногие инновации, возникающие в речи лю­дей. Выявить причины и направления конкретных изменений в конкретном языке нельзя без обращения к социальным усло­виям существования и развития языка.


118___________________________________________ Тема 3

Теория антиномий

Антиномиями называют противоречия, которые не могут быть окончательно преодолены и, будучи разрешены на ка­ком-то конкретном этапе развития системы, тут же возника­ют вновь. К примеру, к разряду антиномий относится проти­воречие между родителями и детьми — в конкретной ситуа­ции конкретные родители могут урегулировать противоречие с конкретными детьми, но назавтра оно возникнет опять и у них, и у всех остальных родителей — противоречие неустра­нимо.

В монографии «Русский язык и советское общество. Лек­сика современного русского литературного языка», вышедшей в 1968 г., теория антиномий была успешно применена к анали­зу изменений в русской лексике. Выделенные авторами моно­графии антиномии относятся к внутренним факторам, обу­словливающим языковые изменения.

Антиномия говорящего и слушающего

В интересах говорящего упростить высказывание мысли, в интересах слушающего — облегчить понимание. Говоряще­му удобно говорить тихо, слушающему удобнее слушать дос­таточно громкую речь. Говорящему удобнее использовать свой привычный словарь, а слушающий не понимает некоторых его слов. Говорящему легче не задумываться над четкостью арти­куляции и синтаксической правильностью, а слушающему трудно понять такую речь. Таким образом, чтобы сделать речь понятной слушателю, говорящий должен напрягаться, нахо­дить какие-то особые формы речи, употреблять определенные слова и выражения, чтобы его поняли.

Антиномия нормы и возможностей системы

Развитие языка определяется стремлением говорящих сохранить установившееся употребление языковых единиц и невозможностью это сделать. Люди стремятся сохранить норму и вместе с тем вынуждены постоянно ее менять. Нор-


Возникновение, эволюция и развитие языка



ма ограничивает использование языковых единиц и их соче­таний, а живые потребности общения постоянно взламывают нормативные ограничения, используя возможности, заложен­ные в языковой системе. Вследствие этого возникают такие употребления как висю, победю, иметь роль, играть значе­ние, сниженная лексика попадает в литературную речь и т. д.

Антиномия системы и текста

Увеличение числа языковых единиц приводит к сокраще­нию текста (вместо женщина, с которой я состою в браке мы говорим жена), но тогда усложняется сама система, что невы­годно говорящим. Сокращение единиц системы удлиняет текст — приходится использовать развернутые словосочетания (если выбросить из русского языка слово жена, то придется говорить женщина, с которой я состою в браке). Создание новых слов, таким образом, увеличивает систему, но сокраща­ет текст. Людям выгодно иметь компактную систему и корот­кие тексты и приходится балансировать между этими поляр­ными потребностями.

Антиномия стандартизации и экспрессивности

Говорящим легче использовать стандартные, привычные, регулярно употребляемые единицы системы языка. Но иногда говорящий бывает склонен к экспрессивной выделенности единиц языка в речи — необычности метафоры, нестандартно­сти построения фразы, необычности стилистического употреб­ления единицы и т. д.

Антиномия потребностей общения

и психофизиологических возможностей человека

(закон экономии)

Французский лингвист А. Мартине считал, что постоян­ное противоречие между потребностями общения человека и его стремлением свести к минимуму свои умственные и физи­ческие усилия может рассматриваться в качестве движущей


120___________________________________________ ТемаЗ

силы языковых изменений. Поведение человека подчинено за­кону наименьшего усилия, в соответствии с которым человек растрачивает свои силы лишь в той степени, в какой это необ­ходимо для достижения определенной цели. Ученый заметил, что принцип экономии в языке проявляется в постоянном стремлении достичь равновесия между противоречивыми по­требностями общения, с одной стороны, и инерцией памяти и инерцией органов речи — с другой. Два последних фактора пребывают в состоянии постоянного противоречия.

Таким образом, данная антиномия устанавливает равнове­сие между физическими и умственными затратами говорящего и целью сообщения: говорящий старается затратить ровно столько сил, чтобы достичь результата, и не больше.

Различают парадигматическую и синтагматическую эко­номию. Парадигматическая экономия — сохранение количест­ва единиц в системе, чтобы не создавать и не запоминать но­вые слова. Синтагматическая экономия — сокращение выска­зывания за счет употребления более кратких языковых форм, более тихого или сокращенного произнесения {субмарина вме­сто подводная лодка, щуп вместо термометрический зонд, шу­рин вместо брат жены, «Мерс» вместо «Мерседес», шеф вме­сто начальник, здрассьте вместо здравствуйте). Это разгрузка речи, но нагрузка памяти — придется помнить или вспомнить более короткое слово.

К парадигматической экономии мы обычно прибегаем, когда единица малочастотна, если же ее частотность возраста­ет, то мы обычно ее сокращаем (профком, зарплата, электрич­ка и т. д.). Редко употребляемые названия могут быть и длин­ными, например пробковое дерево.

Анализируя историческое развитие языковой системы, мы находим много свидетельств действия закона экономии, при­ведшего к тем или иным системным переменам.

Еще А. А. Потебня обратил внимание на то, что по мере упрочения ассоциативной связи между звуковыми комплекса­ми и выражаемыми ими идеями наблюдается упрощение, уко­рачивание звукового комплекса. Происходит как бы «сгуще­ние мысли» на более коротком звуковом отрезке, уменьшение ее усилий.


Возникновение, эволюция и развитие языка



И. А. Бодуэн де Куртенэ различал три вида экономии уси­лий: осуществление стремления к удобству произношения, объединение слабых форм с сильными и переход от конкрет­ных образов к абстрактным. Ученик Бодуэна Николай Вацла-вович Крушевский видел экономию усилий речевого аппарата в сокращении длины звуковых комплексов. Другой ученик Бо­дуэна Василий Алексеевич Богородицкий обнаружил явления экономии в области словообразования, где он открыл явления переразложения, опрощения слов, образования по аналогии и т. п.

История языка дает много примеров утраты словоформ, потерявших смысловые различия, примеров укорочения лек­сем (например, действие закона открытого слога в праславян-ском языке, утрата редуцированных в конце слова в древне­русском языке и др.). Но любой факт такого рода сталкивается с противоречащими явлениями. Если становится короче лек­сема, то у нее развивается больше семем. Утрачиваются дубле­ты — появляются стилистические варианты, создаются новые синонимы и т. д. Можно сказать, что телеграмма экономнее письма, но зато и информация в телеграмме неизмеримо бед­нее, чем в письме.

Ученик Бодуэна Евгений Дмитриевич Поливанов, разра­батывая теорию экономии речевых усилий, подчеркивал, что такая экономия может развиваться лишь до тех пор, пока со­кращение энергии не приведет к бесплодности всего процесса общения. Человек говорит лишь настолько громко и внятно, насколько это нужно, чтобы быть услышанным и понятым. Если смысл говоримого ясен из ситуации, языковой знак мо­жет значительно укорачиваться. Вместо тщательно выгово­ренного здрав-ствуй-те, можно бросить небрежно здрасьте, зсс, ссс. Такие «изношенные» варианты лексем нередко при­нимаются младшим поколением как вполне достаточные для выражения нужного в данной ситуации смысла. Ср. рус. спа­сибо из спаси бог. При переходе от языка одного поколения к языку другого поколения, особенно в бесписьменный период, происходит множество подобных утрат.

Но «экономя» в одном, язык наращивает свои средства для выражения другого. Так, бывшие вариантами лексемы


122___________________________________________ ТемаЗ

храм и хором превратились в самостоятельные инвариантные лексемы: хором — жилое здание, боярский дом; храм — цер­ковь, а затем и место поклонения, почитания чего-либо (храм науки, храм искусства). Поливанов определил это диалектиче­ское противоречие в развитии языка как противоречие между «экономией трудовой энергии» и желанием быть услышанным и понятым (сохранить коммуникативную пригодность языка).

Рассматривая противодействие тенденций к экономии усилий и к сохранению коммуникативной пригодности язы­ка, Борис Александрович Серебренников разграничивает две группы фактов. С одной стороны: упрощение групп соглас­ных, гаплологии, ассимиляции, метатезы, утраты слоговости плавных и носовых, действие закона аналогии, устранение дублетов и некоторые другие явления. С другой стороны: со­хранение общеупотребительных словоформ, даже если они непродуктивны и являются исключениями, как, например, формы глагола быть; развитие синонимов, создание вторич­ных номинаций во имя экспрессивности выражения и неко­торые другие.

Тенденция экономии усилий, проявляющаяся в первой группе фактов, прокладывает себе дорогу через преодоление противоречий, создаваемых тенденцией к сохранению комму­никативной пригодности языка, проявляющейся во второй группе фактов.

Рассмотренные антиномии можно охарактеризовать как проявление одной широкой по своему содержании антино­мии— противоречия между потребностями общения и воз­можностями языковой системы

Проблема развитости языка

Можно ли считать один язык развитым, а другой неразви­тым? Может ли один язык быть более развитым, чем другой? Эти вопросы оказываются достаточно сложными для решения.

Магомет Измаилович Исаев полагает, что у понятия «раз­витость языка» есть две стороны — внутриструктурная и функциональная.


S Возникновение, эволюция и развитие языка



Функциональная развитость отражает прежде всего мно­гообразие общественных функций языка. Развитый язык есть у общества, находящегося на высоком уровне развития произ-водства, имеющего богатую культуру, технику и общественно-политическую жизнь.

Развитость в этом смысле отражается:

• в богатстве лексики разных тематических пластов;

• в широте стилистической дифференциации языковых
средств (у примитивных народов в языке выделяются только
разговорный и фольклорно-сказочный стили);

• в многообразии функций языка (на данном языке есть
художественная, научная литература, выходит периодика, ве­
дется обучение, государственная, хозяйственная, правовая и
общественно-политическая деятельность, осуществляется ра­
дио и ТВ вещание, ведется частная переписка и т. д.).

С этой точки зрения есть функционально развитые и функционально неразвитые языки. Важно помнить, что функ­циональная развитость языка — это производное от уровня развития общества, в котором он используется.

Внутриструктурная развитость не дает оснований раз­личать развитые и неразвитые языки. Наличие или отсутст­вие грамматического рода, большого количества падежей, сложной системы времен не свидетельствуют о развитости или неразвитости языка — все это переменчиво и во многом обусловлено случайными факторами. Кроме того, как пока­зывает практика, каждый язык как структурно-системное об­разование полностью обслуживает коммуникативные по­требности того общества, в котором он в данный момент функционирует.

Таким образом, язык может быть функционально разви­тым или неразвитым, но не может быть структурно развитым или неразвитым.

С проблемой развитости языка связана и теоретическая проблема прогресса в языке. Неоднократно ученые пытались ответить на вопрос, является ли диахроническое изменение системы языка прогрессом, регрессом или оно нецеленаправ­ленно.


124___________________________________________ Тема 3

Развитие языка — приспособление к условиям его функ­ционирования, обогащение словаря, усложнение системы, рас­ширение общественных функций языка, появление и совер­шенствование письменности и др. — несомненно, отражают прогресс, который обусловлен прогрессом общества — носи­теля этого языка.

Регресс языка состоит прежде всего в сужении и сокраще­нии его функций, это тоже теснейшим образом связано с теми или иными процессами развития общества.

Вместе с тем изменения, отражающие эволюцию языко­вой системы, нецеленаправленны, безразличны для прогресса: многие звуковые изменения, изменения в морфологических парадигмах и др. не влияют на качество выполнения им своей основной коммуникативной функции для народа, который им пользуется.

Язык в глобальном обществе

Глобализация является доминирующей мировой тенден­цией в современном цивилизованном мире. Глобализация представляет собой процесс политического, идеологического, экономического, финансового, социального и культурного сближения ведущих экономически развитых демократических стран мира, сопровождаемый выработкой согласованной поли­тики во всех областях мировой жизни. Первые ростки процес­са глобализации появились еще в начале XX века, когда была создана Лига наций, затем — ООН, Евросоюз и Европарла-мент, Шенгенское соглашение европейских стран, формирова­ние института «восьмерки» развитых стран и др.

Глобализация предполагает свободное перемещение гра­ждан, примат международного права. В условиях глобального общества языковые проблемы также становятся глобальными и требуют нового подхода. Это проявляется, прежде всего, в формировании языков межнационального и международного общения и в признании равноправия основных языков на меж­дународной арене.


Возникновение, эволюция и развитие языка



Формируется категория «мировой язык». Языки, призна­ваемые международным сообществом мировыми, должны об­ладать следующими признаками:

• они преподаются во многих странах,

• они специально выучиваются взрослым населением раз­
ных стран,

• они являются рабочими в ряде международных органи­
заций,

• они выступают как аккумулятор человеческих знаний
(на них пишут как на иностранных и с них широко переводят
на национальные языки),

• они распространены за пределами своей исконной тер­
ритории.

Такими языками являются английский, французский, ис­панский, немецкий, близки к мировым языкам арабский, ки­тайский и русский.

В условиях глобализации в мире сокращается количество языков за счет перехода малых и бесписьменных народов на языки крупных наций.

Основные изменения в языках в эпоху глобализации про­исходят в лексике, а не в фонетике и морфологии, причем осо­бенно заметны изменения в общественно-политической и на­учной лексике.

Лексические системы языков становятся более проницае­мыми, быстро растет число заимствований во всех развитых языках.

Активно расширяется интернациональный словарный фонд, наблюдается тенденция к сближению словарного соста­ва разных языков.

Слова компьютер, монитор, радио, ТВ, супермаркет, ксе­рокс, футбол, спорт, террор, киллер и мн. др. уже можно на­звать глобализмами — они есть практически во всех языках. Мгновенно распространяются наименования новых реалий в том языковом коде, в котором данная реалия впервые была на­звана (например, возникают новые виды физкультуры и спор­та, наименования которых без перевода входят сразу во все языки— рестлинг, бодибилдинг, дайвинг, боулинг, стрит-рейсинг, стречинг, шейпинг, скейтинг, скейт-бординг, сноу-


126 Тема 3

бординг, спид-скиинг, маунтин-байк, рафтинг, вейк-бординг, дайвинг, аква-байк, кайтинг, скай-серфинг и др. Эти слова из­вестны во всех странах мира именно в таком лексическом ви­де, хотя и используются в большинстве своем преимуществен­но теми, кто занимается соответствующими экстремальными видами спорта. По языковому же статусу это, несомненно, глобализмы.

Расширение интернет-переписки в мире приводит к фор­мированию на базе английского языка особого интернет-жаргона, понятного в своих основных чертах носителям боль­шинства языков (чат, ник, смайлик, сис-админ, мейп, апргейд, аникей, винт, диск, гама, гамер, джобать, квотинг, запо-стить, веб-конференция, тред, зазипованный и мн. др.). В ин­тернет-переписке широко используются акронимы — тради­ционные речевые этикетные обороты, сжатые в сложносокра­щенное слово. Например: KISS — keep it simple, stupid — «будь проще, придурок»; АКА — also known as — «так же из­вестен как» (подобное сокращение обычно связывает обычную подпись и ник — сетевой псевдоним); IMHO — in my humble opinion — «по моему скромному мнению» (употребляемое и в русской транслитерации — ИМХО или ПМСМ); IMNSO — in ту not so humble opinion — «по моему не такому скромному мнению»; PG — pretty good — «весьма недурно»; LOL — laughing out loud — «громко смеюсь»; ROLF — rolling on the floor laughing — «катаюсь по полу от смеха».

Широкое распространение подобных единиц — одно из возможных направлений формирования интернационального компьютерного сленга, появление которого будет способство­вать дальнейшей глобализации языковых процессов в совре­менном обществе.

В эпоху глобализации заимствуются не только лексиче­ские единицы, но и междометия (вау, оле-оле), готовые фразы и синтаксемы {стоимость от ... рублей, ты в порядке? мы сделали это, в Украину и др.), так что процесс глобализации начинает затрагивать все ярусы языка.

Усиливается профессиональная дифференциация языка, специальная лексика во много раз превосходит общеупотреби­тельную. Сокращается сфера функционирования территори-


Возникновение, эволюция и развитие языка



альных диалектов, но усиливается социальная дифференциа­ция языка.

Изменяются функциональные стили, разговорная и сни­женная лексика расширяет свои функции, наблюдается про­цесс так называемой демократизации языка, который затраги­вает все ведущие страны.

Наблюдается процесс орализации общения — устная речь расширяет свои функции, возрастает ее объем в коммуникации и эффективность устного речевого воздействия, сокращается письменное общение.

Названные тенденции проявляются в языках практически всех развитых стран мира.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.183.113 (0.024 с.)