ТОП 10:

Значение слова как категория языкового сознания



Мы уже говорили, что звучание (лексема) только тогда осознается как слово, когда можно указать некоторый объ­ект — предмет, явление объективной действительности, пси­хической деятельности человека, которые этой лексемой обо­значаются. Сон, ромашка, маяк, карниз, радость — слова русского языка; онс, омарашк, аякм, ниракс, арсдоть, букоф,


240___________________________________________ Тема 9

манаф — словами не являются, потому что они не ассоции­рованы ни с какими мысленными образами, не имеют значе­ния.

Исследование природы значения слова вообще и значе­ния каждого конкретного слова в частности имеет важней­шее теоретическое и практическое значение. Трудность это­го исследования состоит в том, что человеку кажется, будто бы лексемы обозначают не идеальные образы его мышле­ния, а сами конкретно-чувственные предметы, вещи, собы­тия материального мира. Это явление психологи называют иллюзией тождества чувственного образа и отражаемого им предмета. Чувственный образ психически проецируется на воспринимаемые предметы, и образы принимаются за пред­меты.

Понадобилось несколько столетий раздумий, сопоставле­ний, философского анализа, чтобы античная проблема «сло­во — предмет» видоизменилась в проблему «слово — мысль о предмете — предмет». Мысленный образ, значение слова — ненаблюдаемые объекты, они как бы прозрачны для говоряще­го и слушающего, которые за словом видят вещь, не фиксируя своего внимания на том, что это «видение» совершается мыс­ленно.

Изучение значения слова — это изучение состава мыс­ленного образа, ассоциированного с лексемой. Такой образ существует как субъективная реальность, как категория языко­вого сознания людей.

Становление когнитивистики — науки о процессе позна­ния человеком окружающего мира — значительно продвинуло вперед понимание природы мысленных образов. В науке они получили название концепты. Концепт — это глобальная мыслительная единица, представляющая собой квант структу­рированного знания.

Если до появления учения о концептах все мысленные образы назывались представлениями и понятиями, то рас­смотрение концептов через анализ значений слов показало, что концепты представлены самыми разнообразными типами. Это могут быть и представления (мыслительные картинки), то есть наглядные образы, видимые внутренним зрением


Моделирование лексико-семантической подсистемы языка 241

(дуб, ласточка, ножницы). Это могут быть схемы — некие пространственно-графические, линейные, контурные образы (например, дерево — ствол и ветви, река — протяженная лента и т. п.). Есть мысленные образы — фреймы: многоком­понентные картины, включающие набор концептуальных признаков. Например, фрейм магазин включает образы по­мещения, полок, товаров, продавцов, покупателей, кассы и т. д. Фреймовые образы стоят за лексемами кино, стадион, поликлиника и др.

Лексемы драка, экскурсия, игра, демонстрация, строи­тельство вызывают концептуальные сценарии, картины, раз­ворачивающиеся во времени и пространстве, последовательно­сти этапов, смены эпизодов и элементов.

Наиболее сложные целостные нечленимые образы, соче­тающие признаки сценариев, фреймов, схем, картинок, назы­вают гешталытами.

Термин понятие остается за абстрактными, концептами, которые, как правило, конструируют ученые. Понятия можно определить только словесно (животное, житель, клиент, овощи и т. п.).

С учетом этих новых знаний проблема «слово — мысль о предмете — предмет» может быть переформулирована так: «лексема — семема (значение слова) — концепт — объект внешнего мира».

В состав значения (семемы) входит некоторая совокуп­ность признаков концепта, названного данной лексемой. Слово представляет концепт не полностью — оно своим значением передает несколько основных концептуальных признаков, ре­левантных для сообщения, передача которых является задачей говорящего, входит в его интенцию. Весь концепт во всем бо­гатстве своего содержания теоретически может быть выражен только совокупностью средств языка, каждое из которых рас­крывает лишь его часть.

Слово является средством доступа к концептуальному знанию, и, получив через слово этот доступ, мы можем под­ключить к мыслительной деятельности и другие концепту­альные признаки, данным словом непосредственно не на­званные. Слово, таким образом, как и любая номинация —


242___________________________________________ Тема 9

это ключ, «открывающий» для человека концепт как единицу мыслительной деятельности. Языковой знак можно уподо­бить включателю — он «включает» концепт в нашем созна­нии, активизируя его в целом и «запуская» его в процесс мышления.

Часть значения слова, отражающую концептуальные при­знаки, принято называть предметно-логической или денота­тивной. Но, кроме денотативной части, в составе значения (се­мемы) есть и другая — коннотативная. В ней заключены те во­левые и эмоциональные отношения человека, которые вызывает у него именумый концепт или звучание и употребле­ние лексемы.

Компоненты хорошо/плохо присутствуют в коннотатив-ной части значения слов справедливость, прогресс, энергич­ный; голословный, тягомотина, паника, галиматья. Значения некоторых слов четко противопоставляются по семам хоро­шо/плохо: зачинатель зачинщик, смотреть глазеть, под­рабатывать левачить, говорить трещать и т. п.

Эмоциональные семы: нравится/не нравится, восхищает, вызывает отвращение, презрение, насмешку и т. п. находим в значениях слов вояка (ирон.), доносчик (презр.), аппетитный (нравится), красавец (восхищает), грандиозный (потрясает), го­лубушка (ласк.), ягодка (ласк.). Значения многих слов противо­поставляются по наличию или отсутствию эмоциональной се­мы: путешествие — вояж (ирон.), воспитанник — выкормыш (презр.) и др.

Экспрессивная сема «очень» (сильно, громко, интенсивно и т. п) обнаруживается в значениях слов бабахнуть, долба­нуть, раздраконить, наяривать и др.

Стилистические семы, отмечающие функциональную сферу и ситуацию употребления слова, содержатся, например, в семемах лексем местожительство (офиц.-делов.), заслу­шать (офиц.-делов.), труженик (книжн.-высок.), очи (книжн.-поэтич.), гальванизм (научн.), зодчий (книжн.), обожатель (разг.-шутл.), егоза (разг.) и мн. др.

Более глубокое изучение коннотативной части значения слова приводит к выявлению в нем все новых и новых компо­нентов. В ряде работ рассматриваются, например, националь-


Моделирование лексико-семантической подсистемы языка 243

но-культурный, социальный, идеологический, эмпирический и другие компоненты.

Коннотативная часть значения неотделима от своей лек­семы, денотативная часть сравнительно легко абстрагируется и может быть передана другими лексемами. При переводе на другой язык денотативная часть значения может быть точно передана лексемой или сочетанием лексем другого языка; кон­нотативная часть значения слова чаще всего утрачивается при переводе или, в случае острой необходимости, толкуется с по­мощью специальных разъяснений. Так, коннотации женствен­ности и нежности, целомудрия и чистоты, присущие русскому слову береза, переводами названия этого дерева в других язы­ках не передаются.

Типы значений слова

Обычно одна лексема выражает несколько значений, ка­ждое из которых мы называем семемой. Одни семемы в своей основе денотативные, отражают предметы внешнего мира, другие — по преимуществу коннотативные, выражают оценки, эмоции и т. п. С этой точки зрения В. В. Виноградов разграни­чил прямое номинативное значение слова, производно-номинативное, фразеологически связанное и конструктивно-обусловленное значение. Два последних типа являются в ос­новном коннотативными, чем и объясняется их бытование только в контекстном окружении: в составе фразеологизма или в определенной синтаксической позиции, например в роли предиката (эх, ты, шляпа!).

Обозначим прямое номинативное значение слова — Д1 (денотативная первая семема). Например, семема Д1 у лексе­мы сумка — это мешок, футляр из ткани, кожи и т. п. для но­шения чего-нибудь.

Производно-номинативное значение слова обозначим — Д2 (денотативная вторая семема). У лексемы сумка семема Д2 — это полость в виде подбрюшного мешка у некоторых животных, в которой донашиваются и развиваются детеныши: сумка кенгуру.


Прочие семемы назовем коннотативными. Они разли­чаются по типу связи с денотативными семемами той же лексемы.

Семема К1 (коннотативная первая семема) находится в логически мотивированной связи со своей денотативной семе­мой. Хрустальный (К1) воздух — такой же прозрачный и свер­кающий, как хрусталь (ср.: хрустальный (Д1) бокал).

Семема К2 (коннотативная вторая семема) утратила логи­чески мотивированную связь с денотативными семемами той же лексемы. Например, «брать на пушку» (К2) — добиваться чего-либо путем обмана, хитрости, уловок. Связь с семемой Д1 лексемы пушка (артиллерийское орудие) не определяется, затемнена.

В каждом языке сравнительно немного лексем, имеющих семему КЗ (коннотативную третью семему). Это такие лексе­мы, у которых денотативных семем нет совсем, и они употреб­ляются только в составе идиом (попасть впросак (КЗ), антик (КЗ) с гвоздикой и т. п.).

Существую! и другие классификации типов значения слов. Например, по степени зависимости от контекста разли­чаются свободные и связанные значения, что вполне соотно­симо с их делением на денотативные и коннотативные; по сте­пени распространенности среди говорящих различаются зна­чения узуальные и окказиональные.

Есть классификации типов значений слов по участию их в грамматических структурах, по способности выполнять ту или иную функцию в предложении и другие, направленные на ре­шение частных лингвистических задач, например на составле­ние словарей, на грамматические описания языка и др.

Приведенная типология семем Д1, Д2, Kl, K2, КЗпред­ставляется нам наиболее общей и допускающей разнообразные детализации.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.232.125.29 (0.006 с.)