ТОП 10:

Психолингвистические модели структуры словаря человека



Многомерность оппозиций, в которые входит слово, их разнонаправленноеть подтверждаются и экспериментами пси­холингвистов. Известный психолог Татьяна Васильевна Аху-тина, рассматривая существующие гипотезы организации лек­сической памяти человека и проверяя их данными наблюдений за больными людьми, страдающими расстройствами речи, приходит к заключению, что для лексических единиц наиболее характерны связи по типу каталога с детальными перекрест­ными отсылками, участки словаря могут быть организованы как иерархическое дерево с ветвями для каждого слова. На­пример:

Небольшие участки словаря (порядковый счет, названия месяцев, дней недели, фразеологические сочетания слов) хра­нятся блоками, в порядке следования друг за другом во време­ни, в текстах или в счете. В детском возрасте, когда словарь ребенка еще невелик, обнаруживаются группировки слов по их отнесенности к одному денотату: собака колли Лэсси --животное (об одной собаке). Такие группировки создаются в результате установления предикативных отношений типа: Лэсси — это собака, собака — это животное и т. д. Конкретная лексика в некоторых разрядах может группироваться на основе мысленных картинок-образов, в тесной ассоциации с ними. По данным психолингвистики, слово предстает как сложный ком­плекс моторных, акустических, зрительных работ мозга. Рас-


А.


Моделирование лексико-семантической подсистемы языка 261

пад слова создает множество афазий, расстройств языковой деятельности: моторных, сенсорных, акустических и др. Алек­сандра Александровна Залевская в итоге изучения психолин­гвистических механизмов хранения лексической подсистемы в мозгу человека пришла к выводу о необходимости создания объемной многомерной голографической модели этой подсис­темы. Линейные модели принципиально не способны предста­вить разнонаправленность десятков и сотен связей каждого слова с другими словами в лексической подсистеме языка.

Литература

Апресян Ю. Д. Лексическая семантика. М., 1974.

Бабушкин А. П. Типы концептов в лексико-фразеологичёской семантике языка. Воронеж, 1996.

Гак В. Г. Сопоставительная лексикология. М., 1977.

Залевская А. А. Слово в лексиконе человека. Воронеж, 1990.

Копыленко M. M., Попова 3. Д Очерки по общей фразеологии. Воро­неж, 1978.

Попова 3. Д., Стернин И. Л. Лексическая система языка. Воронеж, 1984.


Тема 10

Моделирование морфемных подсистем языка

Морфемные подсистемы (словообразовательная и слово­изменительная) имеются лишь в тех языках, в которых лексе­мы составляются из морфем. Переходя к описанию моделей этих подсистем, предварительно объясним, почему выделение так называемого морфологического уровня, предлагаемое в некоторых моделях языка, неправомерно.

Морфемы в системе языка

Если обратиться к семантике морфем, то окажется, что морфемы делятся на классы, которые в единую систему никак не укладываются. Корневые морфемы являются носителями основных лексических значений слова. Словообразовательные морфемы вносят в значение слова добавочные компоненты (ср.: плыть и переплыть, лес и лесной, лесистый). Словоизме­нительные морфемы указывают синтаксические позиции сло­воформы в предложении (ср.: даль океана и в далеком океане).

Разные классы морфем изучаются в разных отделах язы­кознания — в лексикологии, словообразовании, морфологии.

Значения морфемы не определяются вне целого слова, вне отношения к семантике корня. Показатель а несет разные функции в словоформах стена, вела, тормоза, мороза. Елена Самойловна Кубрякова, изучавшая эту проблему, показала, что если морфема понимается как знак, имеющий свое озна­чаемое, то определить это значение и описать морфемы как отдельные сущности не удается. Чтобы определить значение морфемы, должно быть еще слово, основа слова и парадигма, потому что понятие морфемы производно от понятия слова. На это же указывает существование связанных морфем, интер­фиксов, остаточных фрагментов слов.


Моделирование морфемных подсистем языка 263

Морфема не может самостоятельно функционировать в качестве значимой единицы; в составе слова и словоформы она играет строевую роль. Таким образом, морфема не является элементом какой-либо системы или подсистемы языка. Она является частью словоформы и должна изучаться в составе слова, когда слово рассматривается в аспекте его морфологи­ческой членимости.

Следовательно, изучая лексико-семантические группи­ровки слов, их словообразовательные связи, рассматривая морфологическую структуру слова, парадигматику слов, мы имеем дело все с одним и тем же элементом системы языка — со словом.

Отсутствие морфем в отдельных языках (китайский, вьет­намский, некоторые другие) — также веский аргумент для от­рицания морфемного уровня и единой подсистемы морфем как составных частей языковой системы.

По словам Юрия Сергеевича Маслова, значение морфе­мы — это всего лишь молекула смысла, полуфабрикат. Вне слова значение морфемы остается диффузным, плохо опреде­ляемым. И все-таки можно разграничить два основных класса значений, которые обслуживаются морфемами.

Противопоставление лексических и синтаксических зна­чений издавна было замечено лингвистами и закреплено в терминах номинативностъ предикативность, слово предложение. В терминах философских категорий его можно обозначить как противопоставление категорий элемент структурное отношение.

Академик Виктор Владимирович Виноградов писал: нет ничего в морфологии, чего нет или прежде не было в син­таксисе и лексике. В самом деле, анализируя значения, вы­ражаемые в слове с помощью разных морфем, мы не найдем никаких других значений, кроме лексических и синтаксиче­ских.

Корневые морфемы несут конкретные лексические значе­ния, словообразовательные морфемы несут групповые лексиче­ские значения: признак, действие, деятель, устройство, детеныш и т. п. Словоизменительные морфемы также могут выражать лексические значения высокого уровня абстрагированности. Та-


264__________________________________________ Тема 10

ковы, например, значения рода или класса существительных, числа, времени действия глаголов, одушевленности / неодушев­ленности, вещественности и собирательности и т. п. Самыми абстрактными среди морфемных лексических значений являют­ся значения частей речи.

Но словоизменительные морфемы во многих случаях вы­ражают и синтаксические значения. Заметим, что синтаксиче­ские значения могут быть двух типов: отражающие отношения в объективном мире (пространственные, временные и т. п.) и выражающие отношения, устанавливаемые между образами внешнего мира в мозгу человека (предикативные отношения, сравнения, тождество, различие, соответствие и т. п.).

Синтаксические значения выражают, например, падежные флексии, которые обозначают отношения между участниками описываемой ситуации (деятель, объект действия, инструмент, место действия и т. п.). Конкретные наборы падежных морфем и значения, ими выражаемые, варьируют от языка к языку. Так, число падежных морфем колеблется от 40 в некоторых дагестанских языках до их полного отсутствия в языках анали­тического строя.

Какие именно лексические и синтаксические значения за­крепляются словоизменительными морфемами — .это нацио­нальная особенность системы языка. В отборе таких значений нет никакой обязательности, здесь нередко проявляется слу­чай, игра фантазии, поэтому морфологические группировки слов в языках так существенно различаются. Морфемное оформление как лексических, так и синтаксических категорий является факультативным, относится к особенностям техники языка. При отсутствии словоизме-нительных морфем, напри­мер в китайском, вьетнамском языках, те же значения могут быть выражены лексически, интонационно и т. д.

При сопоставлении разных языков очень часто выясняет­ся, что морфемным средствам одного языка соответствуют лексические средства в другом. Например, аспектуальные зна­чения в славянских языках выражаются формами вида глагола, а в германских языках — лексическими средствами. Морфем­ным средствам одного языка могут соответствовать синтакси­ческие средства другого. Например, падежным формам рус-


Моделирование морфемных подсистем языка



ского языка соответствуют английские предлоги или позиция слова в предложении в языках аналитического строя.

Но случаи использования морфологических и лексических или морфологических и синтаксических средств для выраже­ния одного и того же значения встречаются и в одном языке. Так, значение времени в русском языке выражается глаголь­ными морфологическими формами и лексически: наречиями времени. Значение модальности передается морфологически­ми формами наклонений, синтаксически — сочетанием слов в предикативном единстве и лексически — словами типа мог, должен, необходимо, обязан и т. п. В германских языках сло­жился целый класс модальных глаголов — лексических средств выражения данного значения.

Обычно лексемы, избираемые для передачи синтаксиче­ских значений, становятся синтаксическими средствами — служебными словами. Ср. новые предлоги в соответствии с, со стороны кого-нибудь, в свете чего-либо и т. п. Новый класс отношений преобразует природу лексических средств — из самостоятельных слов они становятся служебными.

Таким образом, особой «морфологической» семантики не существует. Морфемы — проявление языковой техники, а не обязательный элемент системы языка. Именно в сфере морфо­логии лежат наибольшие различия между языками, и именно поэтому морфемное устройство слова и способы использова­ния морфем в структуре слова легли в основу первой типоло­гической классификации языков мира.

Морфемы как единицы плана выражения в зависимости от положения в слове могут состоять из фонем, находящихся в сильных положениях (пол, раз-лич-н-ый, нов-ый и т. д.), но могут включать и фонемы, находящиеся в слабых положе­ниях: половой [пъл-ав-ой], распылить [ръс-пыл'-и-т'], столовый [стал-ов-ый]. Соответственно различаются сильные и слабые позиции морфем, полностью определяемые сильными и сла­быми позициями входящих в них фонем.

В языках синтетического строя, к которым принадлежит и русский язык, в составе лексемы возникают изменения фонем на стыках морфем. Воз [воc] — возить [ваз'ит'] — извозчик [из-вошш'ик]: конец [кан'ец] — кончить [кон'ч'ит1] — конечный



Тема 10


[кан'еч'ный] — конечно [кан'ешнъ]. Во многих случаях измене­ния достигают высокой степени слияния стыкующихся морфем, что ведет к утрате границ между морфемами и забвению связей между этимологически родственными словами. Например, ра­зошлись написания однокоренных в прошлом слов сватать и свадьба в силу озвончения согласного m на границе морфем.

В бесписьменных языках такие превращения морфем при­водят к достаточно быстрому забвению связей между родст­венными лексемами и морфемами, вызывают изменения в сис­теме фонем и облике лексем. В языках письменных, особенно имеющих орфографию, построенную на морфологическом принципе, требующем единства написания морфемы в любом ее положении в лексеме, умение различать морфемы становит­ся условием грамотности.

В самом деле, нужно знать, что в словах о-кол-ица, о-кол-о, кол-eco одна и та же корневая морфема кол, а в словах стол-ица, лест-н-ица, ул-ица один и тот же суффикс — щ, чтобы написать их правильно. Такое знание нужно ученым, исследующим этимо­логию слов и выявляющим словообразовательные парадигмы. Эти теоретические и практические нужды делают понятным су­ществование отдела морфологии, который занимается изучением границ между морфемами в лексеме — морфемики.

Фонетические изменения, происходящие на стыках мор­фем в лексеме, изучает морфонология, отдел языкознания, тесно связанный с фонологией и морфемикой. Морфемика да­ет рекомендации, как правильно разделить лексему на морфе­мы, а морфонология учит ориентироваться в сложных случаях изменения фонем на стыках морфем. Оба эти отдела изучают план выражения слова — звуковые особенности его лексемы в зависимости от составляющих ее морфем.

Морфемика и морфонология — практически полезные и важные отделы языкознания, но они изучают все те же слово­формы с точки зрения морфемного состава их лексем, а не морфемы как самостоятельные единицы «морфологического уровня» системы языка.

Итак, отдельного морфологического уровня в системе языка выделить не удается, а по наличию тех или иных мор­фем лексема вступает в соотношения с другими лексемами,


Моделирование морфемных подсистем языка 267

имеющими такие же морфемы. На основе этих соотношений и образуются словообразовательная и словоизменительная под­системы языка.

Модели словообразовательной подсистемы языка

Словообразовательная подсистема







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.233.215.231 (0.006 с.)