ТОП 10:

Ограничения на диверсификацию доходов



Неограниченный доход. Брюс Джонстоун (2001) утверждает, что навязываемая аскетичность — медленное, но неумолимое ухудшение финансовых условий вузов, является функцией цен, опережающих доступные средства. Цены опережают инфляцию, и правительства все более не желают финансировать ценовой рост. Вузы оказываются в положении тщетно ищущих неправительственные источники финансирования. Ховард Боуэн (1980) приписывал эти характеристики организационного поведения тому, что он назвал «доходная теория стоимости», доминирующая в университетах. Боуэн отмечал, что различия в стоимости довольно сильно варьируются среди похожих программ и вузов. Он полагал, что цены в основном регулируются скорее доступным доходом, нежели общими дисциплинарными нормами или функциями производства. Одно из основных ограничений на диверсификацию доходов состоит, таким образом, в неуклонном росте цен и ненасытном аппетите университетов. Подобное спиралевидное движение связки «цены-доходы» никогда не кончается при отсутствии мер в отношении продуктивности, при интенсивном характере труда в высшем образовании, при неограниченном расписании, порождаемом поиском знаний, и при непрерывном, расширяющемся спросе на образовательные услуги. Успех от недавних предпринимательских попыток по разнообразию источников финансирования довольно впечатляющ. Но постоянный поиск и расширение доходов имеют ограничения. Доходы не могут расширяться неопределенно — иначе они поглотят весь ВВП.

Новые доходы, новые проблемы. Первоначальный успех сейчас переоценивается в свете многих проблем, сопровождающих новые источники финансирования и становящихся более явными. Как отмечает Кларк, недавно выработанные источники финансирования оказывают новое давление на вузы. Это явление связано с теорией ресурсной зависимости и требует от организаций внедрения новых или развития имеющихся организационных структур для урегулирования новых зависимостей и связей. От университетов требуется четко обозначить границы предпринимательской деятельности, не противоречащей миссии и роли университетов, и определить виды деятельности, лежащие вне этих рамок. Эти дискуссии и практические тесты на общую политику могут вызвать разногласия, как это произошло в случае с факультетом растениеводства и микробиологии Калифорнийского Университета в Беркли (США) и швейцарской фармацевтической компанией Novartis (Irving, 1999; Rosenzweig, 1999). Противоречивые моменты в договоренностях дали компании право на проведение исследований по ее заказу на основе очень выгодного финансового соглашения. Однако некоторые члены влиятельного Ученого Совета Беркли,поставили вопрос о соблюдении долгосрочных интересов академического института. Этот и другие примеры подобных коллизий с исследовательскими вузами ставят серьезные философские и этические вопросы по поводу отношений между университетами и частным сектором.

Ограничения на доходы от платы за обучение. Разнообразные сборы и плата за обучение стали наиболее весомым источником доходов во многих странах и вызвали ряд проблем. Одним из последствий вузовской агрессивной стратегии на повышение тарифов за обучение является тенденция в сторону увеличения приема студентов, которые в состоянии платить. Увеличение числа студентов, способных оплатить свое обучение в вузах, может заполнить краткосрочные финансовые пробелы, но в плане долгосрочной образовательной политики нации или государства оно не годится. Стремление максимизировать сборы за малейшие оказанные услуги только усиливает этот изъян.

Несмотря на отсутствие системного подхода к финансовой помощи студентам и повышение платы за обучение во многих странах спрос на высшее образование не уменьшился. Это дает некоторым политикам ложное ощущение эластичности спроса, т. е. повышение платы за обучение, как будто бы, не снижает спроса. Однако во многих странах барьер платы за обучение относительно низок, а даже там, где он выше, это не является преградой для семей с высокими доходами. Нехватка эмпирических данных в этих странах формирует ложное представление о доступности высшего образования. Существует острая нехватка информации по доходам родителей, информации о возможностях неполного рабочего дня и займов для студентов, что препятствует изучению этого вопроса и созданию эффективной системы стипендий и займов для студентов в этих странах.

Непредвиденные последствия предпринимательской деятельности профессорско-преподавательского состава вузов становятся более очевидными, поскольку целью становится обретение внешних источников доходов. В России, Восточной Европе и на Балканах, например, преподаватели так заняты собственной предпринимательской деятельностью, что у них довольно мало времени остается на основную, но весьма важную работу в университетских стенах. Ученые и преподаватели в этих странах загнаны в сложную финансовую ситуацию, когда зарплаты недостаточно для выживания или выполнения непосредственных обязанностей. В результате, большинство преподавателей имеют дополнительную работу. При жестком урезании правительственного финансирования науки ученые, ведущие активные исследования, должны посвящать много времени поиску дополнительного финансирования — в основном от иностранных фондов. В результате нехватки реального времени остро ощущается его недостаток для реализации академических реформ. Собственно преподаванием и учебно-методическими вопросами, которым должно быть уделено внимание преподавателей, зачастую пренебрегают.

Эта нехватка времени имеет серьезные последствия на институциональном уровне. Исследовательская миссия многих институтов размывается, поскольку преподаватели заняты деятельностью, направленной на собственное экономическое благополучие. В ряде случаев институциональная миссия начинает принимать иной уклон, если коллективная предпринимательская деятельность уводит вуз в направлении, отличном от того, которое декларируется в миссии. Аккумулирование многих небольших предпринимательских усилий, в некоторых случаях, меняет направление развития университетов. Перемены могут быть желательны, но проблема в том, что, как правило, отсутствуют обсуждения и продуманное руководство движением в сторону перемен. Мало преподавательского и административного времени отводится на планирование и осуществление хорошо продуманных академических реформ. А продуманная реформа требует времени.

Заключения и выводы

Иметь или не иметь. Диверсификация источников финансирования и рост частных инвестиций значительно варьируются от страны к стране как в сфере высшего образования в целом (исследовательские университеты, четырехгодичные колледжи, двухлетние колледжи), так и внутри вузов. Внутри сектора государственных высших учебных заведений США специализированные исследовательские вузы лидируют по доходам от платы за обучение на одного студента, составляя в среднем от 5802 долларов в многопрофильных университетах с докторантурой до 1878 долларов в двухгодичных колледжах (NCES, 2003). Кроме того, они имеют несомненное преимущество в привлечении частных исследовательских контрактов, грантов, пожертвований. Таблица 4 отражает доли доходов по выбранным источникам финансирования в зависимости от типа вуза.

Taблица 4 - Некоторые источники доходов по типам государственных вузов в процентах от общего дохода (1999–2000 гг.).

Тип вуза Плата за обучение Федеральное финансирование Региональное финансирование (на уровне штата) Частные гранты Доход от вкладов
Докторальные экстенсивного типа (многопрофильные) 17,0 13,5 31,4 6,3 1,2
Докторальные интенсивного типа (специализированные) 21,9 10,1 36,5 6,6 0,7
Преимущественно с магистратурой 26,7 5,1 46,4 2,7 0,2
Преимущественно с бакалавриатом 32,0 4,6 42,3 2,3 0,3
Колледжи, выдающие дипломы ассоциатов и сертификаты 20,4 5,3 45,0 1,1 0,1

Источник: Digest of Educational Statistics, Table 334, Washington D.C.: The National Center for Educational Statistics, June 2003.

Приведенные здесь типы вузов отражают новую классификацию Карнеги, используемую ныне в федеральных отчетах. Как показывает таблица 4, докторальные университеты экстенсивного типа (с широкой научной специализацией) и докторальные университеты интенсивного типа (с аспирантскими и исследовательскими программами в небольшом диапазоне специальностей) менее полагаются на плату за обучение, как на долю в суммарном доходе. Они получают меньший процент дохода от регионального финансирования. С другой стороны, они аккумулируют больше ресурсов от федерального правительства, пожертвований, грантов, контрактов с частным сектором и вкладов.

Если мы взглянем на текущее долларовое выражение доходов на каждого студента в отличие от процентных соотношений в суммарном доходе, мы увидим разницу между различными типами вузов в ином свете. Таблица 5 показывает средние доходы из расчета на каждого студента по типам вузов и по выбранным категориям доходов.

Taблица 5 - Выборочные источники доходов по типам вузов в 1999–2000 гг. из расчета на студента очной формы обучения в долларовом выражении.

Тип вуза Суммарный доход Плата за обучение Федеральное финансирование Региональное финансирование Частные гранты и дарения
Докторальные экстенсивного типа (многопрофильные) 34,109 5,802 4,617 10,696 2,153
Докторальные интенсивного типа (специализированные) 20,335 4,450 2,061 7,421 1,344
Преимущественно с магистратурой 13,517 3,606 6,278
Преимущественно с бакалавриатом 11,774 3,780 4,977
Двухгодичные 9,228 1,877 4,142

 

Источник: Digest of Educational Statistics, 2002. Table 334. National Center for Educational Statistics, June 2003.

Существует много причин этих различий, включая существенную разницу в миссиях и программах обучения. Но слабые темпы роста государственного финансирования оказывают давление на другие источники доходов, при этом докторальные многопрофильные институты находятся в более выгодном положении в конкуренции за подобные доходы.

В сравнительном контексте кейсы Кларка по Западной Европе демонстрируют, что вузы с техническим профилем и деловым ядром хорошо приспособлены к организации предпринимательских структур и диверсификации источников финансирования. В России и других странах, где всегда существовало историческое разделение на классические университеты и разнообразные технические и политехнические вузы, технические университеты кажутся более приспособленными к развитию частных секторов финансирования. Классические университеты, однако, более преуспевают в сфере исследовательских контрактов, финансируемых международными фондами (Morgan и Князев, 2001).

Различия между вузами как получателями финансовых средств еще более усиливаются внутри институтов между различными факультетами. В исследовательских университетах, например, некоторые факультеты почти полностью полагаются на государственное финансирование, другие же не имеют его вообще (как в основном, но не всегда, в медицинских школах). В моем вузе, Университете Юты, зависимость факультетов от государственных источников варьируется от 99 % до 1 %. По мере того, как государственное финансирование притормаживается или даже сокращается, разделение на тех, кто его получает, и тех, кто не получает, усиливается. Различия эти носят не просто материальный характер. Существуют также значительные различия между традиционной и предпринимательской культурой (Andrizzi, 2003). Такое кардинальное различие автор встречал в Македонии, где факультеты (нечто вроде колледжей в американских университетах) имеют статус самостоятельных юридических лиц, и способность независимых факультетов увеличивать и удерживать свои собственные доходы уже обозначилась.

Управление сложностью диверсифицированных источников финансирования. Вузы всегда должны были уметь управлять своей зависимостью от спонсоров — от церкви в средние века, правительства в современном мире или нарождающегося спонсорства частного сектора. Умение управлять этим новым, все более важным взаимодействием с частным сектором при сохранении связей с правительственным сектором является сложным вопросом для ряда вузов. Американские университеты вводят большой подготовленный административный штат для управления частным фандрайзингом, связями с федеральным и региональным правительствами, финансированием исследований, трансфером технологий и другими финансовыми потоками.

Выводы для российских университетов. Я вижу два основных вывода для российских вузов. Во-первых, работая со многими российскими университетами я обнаружил сильное сопротивление, особенно в классических университетах, созданию административных структур по управлению новыми и диверсифицированными источниками доходов. Традиция избираемых административных руководителей, стоимость вводимых административных подразделений и в целом нормы академической культуры выступают против таких перемен. Американский опыт все же показывает, что значительная диверсификация источников финансирования требует существенных вложений в новые управленческие структуры с высоко профессиональным персоналом.

Во-вторых, российские университеты, по крайней мере, в настоящее время, слишком сильно полагаются на увеличение платы за обучение как на основной источник неправительственных доходов. Существующая в России двойная система платного и бесплатного обучения срабатывала в краткосрочной перспективе. С постепенным увеличением стоимости обучения растет диспропорция между студентами, занимающими места, финансируемые из госбюджета, и платными студентами. Возможно, России придется в скором будущем внести конституционные поправки для того, чтобы заменить существующую двойственную систему единой интегрированной политикой в отношении платы за обучение. Актуальным политическим вопросом является финансовая помощь студентам. Хотя в России существует система студенческих займов, на практике она ограничена недостатком сведений о том, как оценивать финансовые потребности. При увеличении платы за обучение без адекватной системы финансовой помощи студентам будет строиться фундаментально несправедливая система финансирования.

 

Э. Морган

Журнал «Университетское управление: практика и анализ», № 2, 2004 г.

 

 


Оксана Олеговна Мартыненко

ИННОВАЦИОННОЕ ПРОЕКТИРОВАНИЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА В ВУЗЕ

 

Требование инновационного подхода к управлению учебным процессом обусловлено, прежде всего, двумя причинами: новые экономические условия функционирования вузов и новые требования к содержанию обучения.

Происходящие в последние годы процессы дерегулирования вузовской системы, связанное с этим сокращение бюджетного финансирования вузов и формирование в образовательной сфере конкурентных рыночных отношений ставят перед вузами задачи, связанные не только (и не столько) с выживанием в новой для себя среде, но и с необходимостью развития в соответствии с заявленной стратегией. Чтобы быть конкурентоспособным, современный университет должен обеспечить экономический подход к управлению учебным процессом. Под этим мы понимаем, прежде всего обеспечение высокого качества образовательных услуг и оптимизацию издержек. Эффективное и одновременное применение этих, на первый взгляд, противоречащих друг другу факторов и будет составлять суть инновационного подхода.

Новые требования общества, государства, рынка труда влекут за собой изменение содержания, философии образования. Современная парадигма образования состоит в переходе от образования «знаниевого» к деятельному, личностно-ориентированному, предполагает обеспечение выпускника не столько суммой знаний, сколько набором компетенций, позволяющих мобильно адаптироваться в динамично изменяющихся социально-экономических условиях и применять свои знания при создании новой конкурентоспособной продукции и услуг. Качество подготовки выпускника будет заключаться не только в умении анализировать и решать проблемы, но и в способности совершенствовать технологии собственной деятельности и определять ее стратегию. Изменение идеологии неизбежно требует новых подходов к проектированию и управлению образовательным процессом.

Именно в грамотном, продуманном, экономически обоснованном проектировании и соответствующей организации образовательного процесса на всех уровнях, от программы отдельной дисциплины до образовательного процесса в целом, кроются огромные резервы оптимизации всех бизнес-процессов в вузе, и, следовательно, повышения экономической эффективности деятельности вуза в целом, а также резервы роста уровня качества образования в вузе. Данная статья посвящена анализу основных принципов управления образовательным процессом. На примере Владивостокского государственного университета экономики и сервиса (ВГУЭС) мы покажем, как эти принципы реализуются в управленческой практике вуза.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.200.236.68 (0.011 с.)