Педагогическая теория И.Ф. Гербарта



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Педагогическая теория И.Ф. Гербарта



Иоганн Фридрих Гербарт (1776 – 1841) родился в семье юриста в северогерманском городке Ольденбурге, недалеко от Бремена. Получив хорошую общеобразо­вательную подготовку с домашним учителем, он поступил сразу в предпоследний класс местной гимназии, уже обуча­ясь в которой проявил особый интерес и склонность к заня­тиям философией.

В 1794—1797 гг. он учился в Йенском университете, кото­рый был в те годы центром кантианства. Увлекшись филосо­фией И. Канта, К.Ф. Гербарт слушал лекции И.Г. Фихте, шту­дировал труды Ф.В. Шеллинга и всерьез занялся философией.

В 1797—1800 гг. И.Ф. Гербарт работал домашним учите­лем-воспитателем трех мальчиков в семье бернского (в Швей­царии) аристократа фон Штейгера. Начало оформления его педагогических взглядов получило отражение в «Отчетах г. фон Штейгеру» и в письмах к одному из трех своих воспи­танников — Карлу Штейгеру.

Покидая Швейцарию в 1800 г., И.Ф. Гербарт посетил Бургдорф, наблюдал занятия И.Г. Песталоцци в школе и вынес глубокое впечатление от его педагогических идей и его лич­ности. Эти впечатления И.Ф. Гербарт отразил в двух своих работах 1802 г. — «О новом сочинении Песталоцци "Как Гер­труда учит детей"» и «Идея азбуки зрительного восприятия Песталоцци».

Последующее 10-летие жизни И.Ф. Гербарта были связаны с Гетгингенским университетом, где в 1800—1801 гг. он завер­шил свое университетское образование, защитив докторскую диссертацию по философии, а в 1802—1809 гг. читал ле,кции по философии, педагогике и психологии сначала в должнос­ти приват-доцента, а с 1805 г. — в должности профессора.

Из опубликованных в эти годы работ И.Ф. Гербарта заслуживают особого упоминания две: «Эстети­ческое представление о мире как главная задача воспитания» (1804), где как бы в свернутом виде были представлены идеи, которые были детально рассмотрены в опублико­ванном в 1806 г. фундаментальном сочинении «Общая педагогика, выведенная из цели воспитания». Это произведение стало первым опытом научного построения педа­гогической теории.

Благодаря опубликованным тру­дам и блистательной лекторской деятельности имя И.Ф. Гербарта приобрело широкую извест­ность, и в 1809 г. он был приглашен в Кенигсбергский уни­верситет, где занял кафедру философии и педагогики, кото­рую до 1804 г. возглавлял И. Кант. Его деятельность в Кенигсбергском университете на протяжении почти четверти века была необычайно разнообразной. Помимо чтения лекцион­ных курсов по философии, педагогике и психологии И.Ф. Гер­барт добился открытия при университете педагогической се­минарии с опытной школой, которыми он руководил, пре­подавая одновременно математику. В соответствии с его замыслом семинария должна была готовить учителей для школ и служить одновременно как бы лабораторией для разработки общих вопросов педагогики.

В Кенигсбергский период И.Ф. Гербартом были написаны такие важные работы, как «О воспитании при обществен­ном содействии», «Учебник по психологии», «Письма о при­менении психологии к педагогике» и др.

В 1833 г. И.Ф. Гербарт вернулся в Геттингенский универси­тет, в стенах которого начиналась его научно-педагогичес­кая деятельность, где теперь он возглавил кафедру филосо­фии и где прошли последние годы его жизни и были изданы его «Очерки лекций по педагогике», которые также приоб­рели широкую популярность. Эта работа, в которой излага­лись отдельные проблемы педагогической теории, явилась как бы дополнением к его сочинению «Общая педагогика, выведенная из цели воспитания».

И.Ф. Гербарт как философ сближался с Г.В. Лейбницем и X. Вольфом, полагая, что реальная действительность состоит из простых сущностей — «реалов». Лишенные конкретных качеств «реалы», находясь между собой в различных отно­шениях, комбинациях, создают иллюзию о меняющемся мире.

Аналогичные подходы характерны и для психологических воззрений И.Ф. Гербарта. Он выдвинул концепцию о «статике и динамике» представлений как первичных элементах — «ре­алах» — души, находящихся в постоянном движении, взаи­модействии, противоборстве, конфликте друг с другом. Стре­мясь удержаться в ограниченном объеме сознания — в преде­лах «порога сознания», — они пытаются вытеснить друг друга в сферу «бессознательного». Близкие, родственные представ­ления ассоциируются, усиливают друг друга, а противопо­ложные ослабляют друг друга, вытесняются за «порог созна­ния», забываются. Ясность новых представлений, их усвоение возможны лишь при условии их поддержки родственными представлениями прошлого опыта. Его соединение с новыми впечатлениями составляет акт апперцепции, т.е. восприятия нового с учетом предыдущего личного опыта.

По мнению И.Ф. Гербарта, эта внутрипсихическая динами­ка может быть подвергнута изучению на основе математичес­кого метода. Свои подходы к этой области исследований, зна­чительно опережавшие возможности эмпирических психоло­гических исследований того времени, он изложил в работе «Психология как наука, основанная на опыте, метафизике и математике». Для более точного понимания ее содержания надо иметь в виду, что в отличие от современной трактовки термина «метафизика» на языке эпохи того времени «метафизический метод» означал метод чисто теоретический или философский. Всю психическую деятельность И.Ф. Гербарт интерпрети­ровал как сочетание и взаимодействие представлений. Дина­микой представлений объяснялись им все основные проявле­ния психической деятельности. Так, память рассматривалась как способность к воспроизведению рядов представлений и обозначение их известными словами; фантазия — как самоде­ятельность в смене и комбинации представлений; суждение — как подведение новых представлений под существующие по­нятия и обозначение их известными словами и т.д. Представ­лениями обусловлены также чувствования, желания и воля. Противоборство различных групп представлений порождает желания; доминирующее желание, связанное с представле­нием о его достижении, есть воля. Так представлена жизнь души, которую И.Ф. Гербарт хотел охватить в механике, ста­тике и динамике представлений. И хотя душа, психическая сфера личности, рассматривалась в его философской системе как некая самостоятельная субстанция, тем не менее, все ее содержание с запасом представлений, всеми их разновиднос­тями и противоречиями развертывается постепенно в конк­ретном опыте личности.

Психологические взгляды И.Ф. Гербарта вели к основному педагогическому выводу: раз чувства, желания и воля пред­ставляют собой своеобразное сочетание и соотношение пред­ставлений, значит, целенаправленное обучение развивает не только ум, но и внутренний мир личности, т.е. осуществляет целенаправленное воспитание.

И.Ф. Гербарт солидаризировался с гуманистическими иде­ями тех педагогов XVIII — первой половины XIX столетия, которые видели в воспитании инструмент свободного и ра­достного развития человека. Однако в отличие от них он рас­сматривал человека как сложный синтез его индивидуаль­ной природной сущности, взаимодействующей с обществом, в котором человек живет.

И.Ф. Гербарт подходил к пониманию природы и обще­ства как связного целого, подчиненного объективным зако­нам, и пытался раскрыть диалектику их взаимодействия и синтеза путем антиномического построения системы парных категорий, т.е. путем рассмотрения суждений, где тезис и антитезис исключают друг друга. Например: «динамика и статика» психических процессов; «управление», ограничи­вающее «дикую резвость» ребенка, и «воспитание», откры­вающее простор для его «свободного и радостного» разви­тия; «единая и многообразная» индивидуальность и т.д.

Учение об антиномиях И. Канта и Г.В.Ф. Гегеля утвержда­ло, что антиномические построения являются результатом того, что разум переходит границы опыта. Намечая перспек­тивы развития педагогической теории, И.Ф. Гербарт также выходил за границы сложившегося опыта воспитания и на­копленных обществом педагогических знаний. Это и привело его к новаторским подходам и решениям.

Педагогическое сознание И.Ф. Гербарта впитало и пере­работало многие передовые идеи той эпохи — французских мыслителей XVIII в., немецкой классической философии, филантропистов, И. Г. Песталоцци, что и позволило ему по­дойти к разработке основ научной теории воспитания и обу­чения. Ученый разносторонней эрудиции — философ, пси­холог и педагог, он лучше, чем кто-либо из педагогов своего времени, был подготовлен к осознанию того, что педагоги­ка мыслима только в научной форме: она должна перестать быть, по его образному сравнению, в положении мяча, слу­чайно перебрасываемого из стороны в сторону.

Целеполагание, цель воспитания находились в центре педагогической системы И.Ф. Гербарта и выводились им из философии, главным образом из этики, теории нравствен­ности, по его терминологии, «практической философии», а средства, приемы и методы реализации цели воспитания — из психологии.

Вопрос о целях воспитания и адекватных им средствах педагогического воздействия рассматривался, таким образом, как центральный вопрос педагогики, что нашло отражение и в названии основного педагогического труда И.Ф. Гербар­та — «Общая педагогика, выведенная из цели воспитания».

Рассматривая органическое взаимодействие между теори­ей и практикой, И.Ф. Гербарт дифференцировал педагоги­ческие знания по их источнику и различал педагогику как науку и педагогику как искусство, что привело позднее к сме­шению науки и практической деятельности. Содержание пе­дагогики как науки определялось им как стройный порядок, выводимый как следствие из основополагающих положений, как система знаний. Педагогика же, как искусство представля­ет собой сумму навыков, которые необходимо использовать для решения определенной задачи. Наука требует философ­ского мышления, философского обоснования воспитания; для искусства необходима постоянная деятельность, практика, но только в строгом согласии с требованиями науки.

Положения И.Ф. Гербарта о педагогике как науке и как искусстве и взаимодействии между ними еще при его жизни стали общепризнанными. Они были поддержаны и углубле­ны в сочинениях Ф.А.В. Дистервега и — несколько позже в России — К.Д. Ушинского.

Свойства научной педагогики как целостной системы дол­жны, по мнению И.Ф. Гербарта, концентрироваться в цели воспитания, выражающей ее интегративные, системообра­зующие связи, вследствие чего воспитатель не должен предъявлять к ученику требований, не связанных с целью воспитания. Целью же воспитания должна быть добродетель, т.е. нравственность, понимаемая как единство осознания эти­ческих идей и воли индивида.

И.Ф. Гербарт разделял мысль И. Канта о нравственном воспитании как главной задаче педагогической деятельнос­ти, однако он отвергал принцип категорического императи­ва, т.е. безусловного правила поведения: поступай так, что­бы правило твоего поведения могло стать правилом всеоб­щего поведения.

И.Ф. Гербарт понимал, что в жизни индивид вынужден учитывать моральные требования, предъявляемые ему обществом. Таким образом, кантовский «категорический импера­тив» наполнялся конкретным содержанием, обусловленным жизнью общества и человека. Надо, чтобы всеобщность нрав­ственного закона «во вне» стала внутренним законом для самого индивида.

И.Ф. Гербарт связывал волю с нравственным суждением, в котором, согласно его убеждению, соединяются прекрас­ное и целесообразное. Однако над этими обеими сферами царит идея прекрасного, совершенства идеальной личности. Аналогично тому, как критерий эстетического суждения ос­нован на понятии о красоте и прекрасном, нравственное суждение опирается на оценку красоты души и добра.

Опираясь на эстетическое представление питомца о мире, воспитатель, по мнению И.Ф. Гербарта, может развивать у него «свободную твердость духа», способствуя тому, чтобы тот сам выработал себе нравственный закон и следовал ему, потому что не может поступать иначе.

Реализуя этот свой подход, И.Ф. Гербарт сформулировал исходные этические идеи, по его словам, — элементы эти­ческих суждений — морального одобрения или неодобрения, которые могут служить основой и для более сложных нрав­ственных суждений. Эти как бы практические идеи выступа­ют в качестве оценочных критериев поведения человека в обществе.

Таких первичных этических идей И.Ф. Гербарт выделял пять:

— идея внутренней свободы, которая является результа­том согласованности между разумом и волей личнос­ти, гармонией между ее этическим суждением и во­лей;

— идея совершенства, которое вырабатывается на основе организованной воли, сформированной многосторон­ним интересом индивида, в основе которого лежат наивысшие нравственные ценности;

— идея благожелательности, направленной на установ­ление гармонии между индивидуальной волей и во­лей, проявляемой другими людьми;

— идея права, предполагающая понимание индивидом своих прав и обязанностей в отношениях с другими членами общества, обязывающее его в случае конф­ликта признавать равноправие двух противостоящих друг другу воль;

— идея справедливости как воздаяние за каждое действие, предпринятое по отношению к воле другого человека: либо поощрение, либо наказание.

При всей кажущейся на первый взгляд неоднородности перечисленных этических идей все они могут быть сведены к обязанностям человека, касающимся его самого, и обязан­ностям по отношению к другим людям. Иначе говоря, выде­ляя первичные этические идеи, И.Ф. Гербарт исходил из включенности человека в разнообразные социальные связи. Первичные этические идеи, их соотношения и комбинации проявляются в поведении каждого отдельного человека, яв­ляющегося членом общества. Таким путем, в процессе взаи­модействия общества и личности, совокупность этических идей составляет основу всеобщей морали.

В середине XVIII в., говоря о движении общества от состо­яния «естественного» к состоянию «гражданскому», Ж.-Ж. Руссо высказал мысль о том, что этот переход связан с развитием представлений и способностей человека, возвышением его души, заменяя в его поведении инстинкт справедливостью и придавая его действиям тот нравственный характер, которого они ранее были лишены.

Определяя целью воспитания, сформулированные им эти­ческие идеи в качестве основы всеобщих педагогических тре­бований, И.Ф. Гербарт уловил особенности изменений, про­исходивших в общественном сознании людей в период фор­мирования в западноевропейских странах гражданского общества.

Дав этическое обоснование общей цели воспитания, он выделял две группы целей воспитания — возможные и необходимые всевозможные ориентированы на перспективу, имея в виду те цели, которые воспитанник может поставить себе, уже, будучи взрослым, при выборе какого-либо рода заня­тий, профессиональной деятельности. ^Возможные цели не затрагивали объективной, содержательной стороны, кото­рая должна была составить предмет свободного выбора. Не­обходимые цели касались выработки субъективных, личнос­тных качеств, необходимых при занятии всяким делом, — выработки активной, разнообразной восприимчивости, что, по терминологии И.Ф. Гербарта, осуществляется через раз­витие многостороннего интереса. К ним И.Ф. Гербарт отно­сил те, которые, по его словам, определялись нравственно­стью, обязательной для всех. Соответственно воля питомца должна развиваться в направлении благожелательности, права и справедливости, внутренней свободы и совершенства. Не­обходимые цели осуществляются, по И.Ф. Гербарту, через развитие твердой воли, нравственного характера.

Он полагал, что главным средством развития многосто­роннего интереса детей является обучение, а средством развития их нравственных сил — нравственное воспитание. Но их разделение является весьма условным, поскольку суще­ствует нерасторжимое единство и взаимодействие обеих сто­рон учебно-воспитательной деятельности. Поэтому обучение без нравственного воспитания характеризовалось им как сред­ство без цели, а нравственное воспитание без обучения — как цель, лишенная средства.

Рассматривая организацию учебно-воспитательной дея­тельности как средство формирования нравственной воли, И.Ф. Гербарт исходил из неспособности детей младшего воз­раста осмысливать этические отношения. Пока в сознании ребенка не сформированы группы организованных представ­лений, он не способен управлять своими беспорядочными желаниями, порывами — «дикой резвостью». Приучение де­тей к порядку, их дисциплинирование как первоначально необходимую ступень, предваряющую собственно воспита­ние, И.Ф. Гербарт обозначил термином «управление». Так им были выделены три раздела теории и практики воспита­ния: управление, обучение, нравственное воспитание.

Управление имеет своей задачей поддержание порядка непосредственно в данное время; оно как бы предваряет не­обходимые и возможные цели воспитания.

Однако следует заметить, что И.Ф. Гербарт вовсе не ставил перед собой задачи «отграничить» управление детьми от под­линного воспитания. Напротив, рассматривая управление как средство установления порядка, он обращал внимание на не­обходимость более точного понимания особенностей задач уп­равления: с одной стороны, управление выполняет ограничен­ные функции, обусловленные дисциплинированием ребенка, и не имеет в виду реализацию каких-либо воспитательных це­лей. Но в то же время оно не может «совершенно освободить­ся» от «воспитательных задач». Точно так же, как и в собствен­но воспитании, сохраняются элементы, свойственные управ­лению. Их нельзя поэтому рассматривать изолированно друг от друга, а тем более противопоставлять одно другому.

Выделение управления как специального раздела педагоги­ки, его специфическое отношение к воспитанию отнюдь не являлось некоей искусственной конструкцией, порожденной якобы «метафизическими» идеями И.Ф. Гербарта или же «ре­акционными» его установками по отношению к воспитанию молодого поколения. В действительности такой подход был обус­ловлен социально-историческими условиями становления граж­данского общества и соответственно меняющимися требова­ниями, которые в связи с этим предъявлялись к личности. Эти тенденции предугадал еще Ж.-Ж. Руссо, когда предложил различать «естественную свободу», границы которой составляет «лишь физическая сила индивидуума», и «свободу гражданс­кую, которая ограничена общей волей».

Вопрос о путях становления «моральной свободы» челове­ка, т.е. этапах формирования его морального сознания, ста­новился в XIX в. одним из ключевых вопросов воспитания.

Предложив категорический императив как основной за­кон этики, И. Кант также полагал, что выработка морально­го сознания как главная задача воспитания не может быть решена сразу. Необходимым предварительным этапом ее ре­шения он считал так называемую «негативную роль ограни­чения». И.Ф. Гербарт, по существу, солидаризировался с этой идеей «негативной роли ограничения» как пропедевтичес­ком этапе нравственного воспитания, утверждая, что управ­ление помимо роли «укрощающей дисциплины» связано не только с настоящим, но и с будущим самого ребенка, т.е. опосредованно связано с воспитанием. Развивая эту мысль, он полагал, что семена «дикой необузданности» ребенка с годами могут умножаться, крепнуть и придать противообще­ственное направление его воле. Следовательно, преодолевая путем подчинения беспорядок, дисциплинируя ребенка в настоящем, воспитатель имеет в виду будущее, перспективу «культуры детской души», а вместе с ней и благополучие всего общества.

Решая принципиально новую для педагогической теории и практики задачу — дисциплинирование воспитанника как своего рода пролог к его нравственному воспитанию, И.Ф. Гер­барт полагал, что оно должно осуществляться и средствами принудительного педагогического воздействия, такими как угроза, надзор, различные виды принуждения и т.п. Однако при этом он подчеркивал, что дисциплинирование детей дол­жно смягчаться любовью и снисходительностью к ним и само управление ими предполагает умение укрощать так называе­мое детское упрямство, не нарушая «детской беспечности».

Во второй половине XIX в. односторонняя трактовка идей И.Ф. Гербарта об управлении детьми, их абсолютизация ис­пользовалась сторонниками авторитарного воспитания, преж­де всего правительственными чиновниками разных стран, в том числе и России, для обоснования системы мер дисцип­линарного воздействия на учащихся.

Рассматривая средства педагогического воздействия, И.Ф. Гербарт предупреждал, что они никогда не должны вы­зывать сопротивления со стороны ребенка. Само повиновение ребенка он рассматривал как первое проявление «доброй воли». Так понимались им сущность и функции применяемых в воспитании средств принуждения воспитанников. В конечном счете, целесообразно организованное управление детьми, по мысли И.Ф. Гербарта, должно было создавать необходимые предпо­сылки для воспитания, готовить для него почву.

Источник нравственного характера и мировоззрения лич­ности И.Ф. Гербарт усматривал в представлениях, поскольку их ассоциативное взаимодействие, ясность и сила служат основным началом всей психической деятельности челове­ка, включая мышление, волю и эмоции. Отсюда следовал вывод о том, что обучение и, как его следствие, умственное развитие есть главное средство формирования характера лич­ности, ее воспитания вообще.

Можно утверждать, что именно И.Ф. Гербарт ввел в педа­гогику понятие «воспитывающее обучение», чем как бы под­вел итог длительным поискам педагогической мысли в этом направлении. Идеи И.Ф. Гербарта о воспитывающем обуче­нии были поддержаны крупными педагогами того времени — Ф.А.В. Дистервегом в Германии и К.Д. Ушинским в России.

Излагая свои мысли о воспитывающем обучении, И.Ф. Гербарт пытался развести логику обучения с логикой воспитания, исходя из того, что преподавание должно вес­тись в двух направлениях: «ввысь», открывая воспитаннику «самое прекрасное и достойное», и в противоположном на­правлении, анализируя действительность с ее «недостатка­ми и нуждами», чтобы подготовить воспитанника к встрече с ними. Можно утверждать, таким образом, что понимание И.Ф. Гербартом воспитывающего обучения исходило из того, что специфические по своим функциям воспитание и обуче­ние взаимосвязаны и диалектически взаимодействуют меж­ду собой.

При всех недостатках односторонне психологического обоснования идеи воспитывающего обучения его несомнен­ное достоинство заключалось в том, что И.Ф. Гербарт стре­мился рассматривать душевную жизнь как единое целое. Он исходил из того, что метод обучения должен основываться на психологических началах, так как все развитие личности совершается изнутри. Именно в этом направлении шли все его дидактические поиски. Есть достаточные основания ут­верждать, что связанная с именем И.Ф. Гербарта опытная психология и его идеи воспитывающего обучения явились важной вехой на пути теоретической разработки основ школьного воспитания и образования в конце XIX — нача­ле XX в.

Один из центральных вопросов дидактики И.Ф. Гербар­та — вопрос о роли интереса в процессе обучения, который ставился еще значительно раньше Я.А. Коменским, Д. Лок-ком, Ж.-Ж. Руссо, рассматривавшими интерес как необхо­димое условие обучения; И.Ф. Гербарт предложил возмож­ную классификацию видов интереса в их соотношении с ха­рактером познавательной деятельности. Он показал, что в интересе концентрируются деятельное начало, внутренняя активность, благодаря чему проявляются познавательная потребность, сосредоточенность и волевая, целенаправлен­ная деятельность личности по усвоению нового.

Функция интереса, по И.Ф. Гербарту, состоит не только и не столько в том, чтобы способствовать усвоению изучае­мого, сколько возбуждать желание к дальнейшим занятиям, чтобы приобретаемые знания стимулировали интерес к даль­нейшему обучению. Развитие разносторонних интересов, та­ким образом, само становилось педагогической целью.

В согласовании различных звеньев познавательной деятель­ности и условий возбуждения интереса И.Ф. Гербарт особое значение придавал развитию внимания и различал наиболее простое, непроизвольное внимание, имеющее пассивный характер, и внимание произвольное, обусловленное созна­тельной, активной волевой деятельностью индивида.

При взаимодействии внимания и интереса в процессе воспитывающего обучения И.Ф. Гербарт выделял так назы­ваемый опосредованный интерес, основанный на стремле­нии ученика получить поощрение или избежать наказания, противопоставляя ему непосредственный интерес как под­линный источник духовной активности, возникающий не из каких-либо побочных мотивов, а из существа изучаемых предметов.

И.Ф. Гербарт считал нецелесообразным одностороннее обу­чение, поскольку характер природных дарований питомца оп­ределится значительно позже и ни он сам, ни воспитатель не могут с определенностью предвидеть род специальных заня­тий, который в будущем молодому человеку предстоит выб­рать. Поэтому в ранние школьные годы очень важно сформи­ровать разнообразные внутренние интересы и стремления к раз­личным видам деятельности. Тогда по достижении зрелости, при вступлении в жизнь с учетом определившихся склоннос­тей, интересов и в зависимости от обстоятельств молодой че­ловек сможет свободно выбрать наиболее подходящий для себя род профессиональной деятельности. Альтернативу односторон­нему обучению И.Ф. Гербарт видел в обучении, основанном на развитии многостороннего интереса. Развитие многосторонне­го интереса как свойства личности обязательно, в понимании И.Ф. Гербарта, для реализации необходимых и возможных целей воспитания. Таким образом, индивидуальность и многосто­ронность выступают в целостном взаимодействии: для индиви­дуальности «остается большой простор показать себя с деловой стороны»; благодаря многосторонности «человек приходит к осознанию своего внутреннего «я».

Круг предметов познания, т.е. сфера интересов, должен охватывать «природу и человечество». Соответственно этому И.Ф. Гербарт подразделял все учебные предметы, составля­ющие содержание школьного образования, на две группы: натуралистические — познание природы и историко-фило­логические — познание человечества. В ходе преподавания в качестве связующего звена между обеими группами высту­пала религия: только при наличии этой связи, по его мне­нию, обучение может удовлетворить требованиям педаго­гической цели.

По содержанию интересы И.Ф. Гербарт делил на две груп­пы, включавшие шесть их разновидностей. Первая группа охватывает интересы, направленные на внешнюю природу, к познанию которой приходят опытным путем. Разновидно­стями познавательно-опытных интересов являются эмпири­ческий, умозрительный и эстетический интересы. В совокуп­ности духовная направленность интересов этой группы пред­полагала «познание многообразного», его закономерностей и его «эстетических соотношений». Вторую группу составля­ют интересы, ориентированные на участие и эмоциональ­ное отношение к человеку, включенному в социальное об­щение. Их разновидностями выступают симпатический, со­циальный и религиозный интересы. Совокупный духовный потенциал интересов этой группы должен был составить основу эмоционального интереса к человечеству, к обще­ству и «отношению обоих к высшему существу».

В соответствии с требованиями многостороннего интереса воспитывающее обучение должно было, в понимании И.Ф. Гер­барта, стимулировать стремление к наблюдению и размышле­нию (эмпирический и умозрительный интересы), развивать восприятие прекрасного (эстетический интерес), воспитывать симпатию к людям и чувство общественности (симпатический и социальный интересы) и религиозное мировосприятие (ре­лигиозный интерес). Размышляя о соотношении между разно­видностями различных интересов, И.Ф. Гербарт полагал, что при надлежащем взаимодействии между ними каждый из ин­тересов может составить опору для развития последующего.

Имея в виду непрерывное развитие многостороннего ин­тереса, И.Ф. Гербарт выдвинул идею о необходимой последо­вательности ступеней обучения, которые в совокупности вырабатывали бы «дисциплину мыслей». Опыт ребенка нерасч­ленен и представлен в его уме как бы «смутными массами». Выявляя психические проявления познавательной деятель­ности ребенка, И.Ф. Гербарт выделял две ее формы: сосре­доточенность, или углубление, — «полное отвлечение на­ших мыслей от всего иного» и осознание, или внутреннее освоение, объединяющее в уме результаты сосредоточенно­сти. Только взаимодействуя, чередуясь друг с другом, сосре­доточенность и осознание обеспечивают единство процесса обучения.

Размышляя о самой организации процесса обучения, с тем чтобы оно вело к развитию многостороннего интереса, И.Ф. Гербарт выделял несколько его ступеней — «ясность», «ассоциация», «система», «метод». Эти ступени, по его пред­ставлению, должны строго следовать друг за другом. «Ясность» рассматривалась им в качестве как бы стартовой площадки учебно-познавательной деятельности учащихся, связанной с изучением нового материала. На этой ступени их учебно-познавательная деятельность должна проходить в форме спо­койной сосредоточенности, чтобы «ясно видеть единичное», тщательно выделяемое с помощью учителя, последователь­но устраняющего все, что может помешать восприятию изу­чаемого. На этой ступени особенно значима концентрация внимания с целью выработки «ясности и чистоты всех пред­ставлений». В дидактическом отношении реализация этой за­дачи обеспечивается наглядностью преподавания. На этом этапе формируется также первичная степень интереса — впе­чатление, основанное «на силе одного представления по срав­нению с другими», что в перспективе должно привести к дисциплине мысли.

На ступени «ассоциации» учебно-познавательная деятель­ность учащихся принимает форму сосредоточенности в со­стоянии динамики, движения путем установления связей новых представлений с уже имеющимися. С динамикой пред­ставлений И.Ф. Гербарт связывал появление новой ступени интереса, возникающей вслед за впечатлением, — ожида­ние. Поскольку основу процесса ассоциации составляет ра­бота фантазии и воображения, он рекомендовал максималь­но активизировать деятельность самих школьников по при­обретению новых знаний. В дидактическом отношении связь новых знаний со старыми должна устанавливаться в процес­се свободной беседы.

На ступени «системы» учебно-познавательная деятельность учащихся должна протекать в форме осознания, осмысле­ния всего ранее изученного.

На ступени «метода» учебно-познавательная деятельность должна протекать в форме осознания изученного в состоя­нии движения, с переводом знаний в действие путем вы­полнения упражнений по практическому применению при­веденных в систему и усвоенных знаний. Таким образом, орга­низация обучения на этой ступени служит углублению понимания приобретенных знаний и подготовке к приобре­тению новых.

Однако И.Ф. Гербарт не имел в виду универсализацию предложенной им последовательности обучения, которую пропагандировали позже его последователи под названием «формальных ступеней обучения». Абсолютизация и универ­сализация схемы обучения, предложенной И.Ф. Гербартом, приводили зачастую к формализму в организации урока и обучения в целом. В числе основных форм преподавания И.Ф. Гербарт называл описательное, аналитическое и син­тетическое. Несмотря на относительно ограниченные возмож­ности его применения, описательное или изобразительное преподавание по своим результатам имеет существенное зна­чение, расширяя кругозор ребенка, полноту его опыта, сфе­ру общения с людьми. Аналитическое преподавание имеет своей целью выделение из изучаемого отдельных его частей, признаков, а также нахождение общего. Наконец, синтети­ческое преподавание дает элементы для нового знания: учи­тель сам определяет сочетание элементов того нового, чему он должен учить; синтез заключается в сознательном состав­лении целого из элементов, предварительно представленных в отдельности.

Резюмируя свои размышления о значении методов обуче­ния в общей системе воспитания, И.Ф. Гербарт выражал уве­ренность в том, что постоянно возбуждаемый и поддержива­емый «энергичным преподаванием» многосторонний инте­рес создает перспективу для всего развития личности.

Развитие многостороннего интереса в процессе воспиты­вающего обучения должно, по И.Ф. Гербарту, воздейство­вать на достижение возможных целей воспитания путем раз­вития интеллектуальных и духовных сил воспитанника. На­ряду с обучением формированию нравственности должно было служить также собственно воспитание. В отличие от обу­чения воспитание в собственном смысле слова определялось им как отношение или взаимодействие воспитателя и воспитуемого для непосредственного воздействия на душу с целью образовать ее. Воспитание должно быть направлено на реализацию необходимых целей с тем, чтобы непосредствен­но направлять чувства, желания, волю и действия детей.

Интеллектуализм педагогической концепции И.Ф. Гербарта приводил его к известному ограничению функций воспита­ния. Однако он сумел выявить ряд особенностей педагогичес­кой деятельности, обусловленных решением специфических задач воспитания. В результате и в этой области можно обна­ружить много ценных педагогических идей и практических советов.

Центр тяжести воспитания, по И.Ф. Гербарту, составляет выработка характера. Рассматривая характер как проявление воли, он объяснял этим побуждение к действию, осуществ­ляемому в соответствии с принятым решением. Воспитание должно создать необходимые предпосылки для становления нравственного характера, который впоследствии обнаружи­вается в «нравственной решительности», в устойчивой нрав­ственной деятельности. Детям свойственна слабая устойчивость воли и забота о ее развитии — предмет постоянной заботы воспитателя. Решая поставленную задачу, И.Ф. Гербарт рас­сматривал характер как психологический феномен, выделял в нем две стороны — объективную и субъективную. К объек­тивной стороне характера он относил темперамент, склон­ность, желание, привычки, которые формируют первичную волю и определенные черты характера; субъективная сторона в значительной степени определяется результатами самонаб­людения и самоанализа, иначе говоря, рефлексии широко понимаемой нравственности.

Первая сторона характера образуется раньше, вторая — позже, вместе с накоплением представлений и развитием ума. В школьном возрасте могут быть сформированы только начала субъективного характера. То доброе, хорошее, что заложено в ребенке от природы, должно служить опорой для воздействия на душу ребенка, отправной точкой для его дви­жения вперед, что связано с преодолением всего негативно­го, препятствующего ему приблизиться к добродетели. Зада­ча воспитателя состоит в том, чтобы первичная воля и опре­деленные черты характера воспитанника, сформированные объективной стороной, подтверждались или оспаривались новой волей «созерцающего субъекта», который хотел бы «находить удовлетворение в самом себе, руководить собой». Взаимодействие объективной и субъективной сторон харак­тера должно вызывать в воспитуемом дисгармонию, созда­вать конфликт с самим собой, ибо он сам должен себя вос­питывать, таков путь движения к «нравственно обоснован­ному» характеру.

Анализ И.Ф. Гербартом структуры характера человека как психологического феномена позволил ему теоретически осмыслить перспективы самодвижения, самодеятельности, са­мовоспитания и самоопределения личности в процессе обу­чения как путь ее восхождения по ступеням нравственности.

Последовательность общего хода нравственного воспита­ния, намеченная И.Ф. Гербартом, была обусловлена его по­ниманием самого характера нравственности.

И.Ф. Гербарт в нравственном развитии ребенка, как и в развитии его интереса, выделял четыре ступени:



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.220.231.235 (0.017 с.)