Школа и воспитание в Древнем Египте



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Школа и воспитание в Древнем Египте



Первые сведения о школьном обучении в Египте восходят к 3-му тысячелетию до н.э. Школа и воспитание в эту эпоху должны были формировать ребенка, подростка, юношу в соответствии со сложившимся на протяже­нии тысячелетий идеалом человека: немногословного, умев­шего терпеть лишения и хладнокровно принимать удары судь­бы. В логике достижения такого идеала шло все обучение и воспитание.

В Древнем Египте, как и в других странах Древнего Вос­тока, огромную роль играло семейное воспитание. Отноше­ния между женщиной и мужчиной в семье строились на до­статочно гуманной основе, о чем свидетельствует то, что мальчикам и девочкам уделялось равное внимание. Судя по древнеегипетским папирусам, египтяне уделяли заботе о де­тях много внимания, ибо, по их верованиям, именно дети могли дать родителям новую жизнь после совершения погре­бального обряда. Все это отражалось на характере воспита­ния и обучения в школах того времени. Дети должны были усвоить мысль о том, что праведная жизнь на земле определяет счастливое существование в загробном мире.

По убеждениям древних египтян, боги, взвешивая душу умершего, в качестве гири на чашу весов кладут «маат» — кодекс поведения: если жизнь умершего и «маат» уравнове­шивались, то покойный мог начать новую жизнь в загроб­ном царстве. В духе подготовки к загробной жизни составля­лись и поучения детям, которые должны были способство­вать формированию нравственности каждого египтянина. В этих поучениях утверждалась и сама идея необходимости вос­питания и обучения: «Подобен каменному идолу неуч, кого не обучал отец».

Использовавшиеся в Древнем Египте методы и приемы школьного воспитания и обучения соответствовали приня­тым тогда идеалам человека. Ребенку надлежало, прежде всего, научиться слушать и слушаться. В ходу был афоризм: «По­слушание — это наилучшее у человека». Учитель обычно об­ращался к ученику с такими словами: «Будь внимателен и слушай мою речь; не забудь ничего из того, что говорю я тебе». Наиболее эффективным способом достичь повинове­ния были физические наказания, которые считались есте­ственными и необходимыми. Девизом школы можно считать изречение, записанное в одном из древних папирусов: «Дитя несет ухо на своей спине, нужно бить его, чтобы он услышал». Абсолютный и безоговорочный авторитет отца и настав­ника был освящен в Древнем Египте многовековыми тради­циями. Тесно связан с этим и обычай передавать профессию по наследству — от отца к сыну. В одном из папирусов, к примеру, перечислены поколения зодчих, принадлежавших одной египетской семье. При всем консерватизме древнееги­петской цивилизации, как, впрочем, и других, в ее недрах можно обнаружить процессы, свидетельствующие о пересмотре идеалов личности, а с ними и целей воспитания. Из текста одного из древних папирусов, относящегося к 1-му тысячеле­тию до н.э., можно обнаружить, что уже тогда наметились разные точки зрения относительно того, каким надлежит быть человеку. Неизвестный автор спорил с теми, кто отходил от традиционной приверженности семейного и школьного вос­питания идеалу покорности: «Человек, живущий в вере, по­добен растению, находящемуся в теплице». Эта мысль им под­робно не раскрыта, но главное назначение всех форм школь­ного и семейного воспитания состояло в выработке у детей и подростков нравственных качеств, что пытались осуществлять преимущественно путем заучивания различного рода мораль­ных наставлений, таких, как, например: «Лучше уповать на человеколюбие, нежели на золото в своем сундуке; лучше есть сухой хлеб, и радоваться сердцем, чем быть богатым и познать печаль». Естественно, что понимание подобных сентенций в школе было весьма затруднено тем, что они были записаны иероглифами на архаичном, далеком от живой речи языке.

В общем, к 3-му тысячелетию до н.э. в Египте сложился некий институт «семейной школы»: чиновник, воин или жрец готовил своего сына к профессии, которой тот должен был посвятить себя в будущем. Позже в таких семьях стали появ­ляться небольшие группы учеников со стороны.

Своего рода государственные школы в Древнем Египте существовали при храмах, дворцах царей и вельмож. Обучали в них детей с 5 лет. Сначала будущий писец должен был на­учиться красиво и правильно писать и читать иероглифы; за­тем — составлять деловые бумаги. В отдельных школах, кроме того, обучали математике, географии, учили астрономии, медицине, языкам других народов. Чтобы научиться читать, ученику следовало запомнить свыше 700 иероглифов, уметь пользоваться беглым, упрощенным и классическим способа­ми написания иероглифов, что само по себе требовало очень больших усилий. Вот что говорил один жрец своему ученику в этой связи: «Люби писание и ненавидь пляски. Целый день пиши твоими пальцами и читай ночью». В итоге таких заня­тий ученик должен был овладеть двумя стилями письма: деловым — для светских нужд, а также уставным, на котором писали религиозные тексты.

В эпоху Древнего царства (3 тыс. лет до н.э.) еще писали на глиняных черепках, коже и костях животных. Но уже и в эту эпоху в качестве материала для письма стали использовать па­пирус — бумагу, изготовленную из болотного растения того же названия. В дальнейшем папирус стал основным материа­лом для письма. У писцов и их учеников имелся своеобразный письменный прибор: чашка с водой, деревянная дощечка с углублениями для черной краски из сажи и красной краски из

Письмо под диктовку в древнеегипетской школе

охры, а также тростниковая палочка для письма. Почти весь текст писали черной краской. Красной краской пользовались для выделения отдельных фраз и обозначения пунктуации. Свит­ки папируса можно было использовать многократно путем смы­вания ранее написанного. Интересно заметить, что на школь­ных работах обыкновенно ставили время выполнения данного урока. Ученики переписывали тексты, которые содержали раз­личные знания. На первоначальной стадии обучали, прежде всего, технике изображения иероглифов, не уделяя внимания их зна­чению. Позднее школьников обучали красноречию, которое считалось важнейшим качеством писцов: «Речь сильнее, чем оружие»; «Уста человека спасают его, но речь его может и по­губить его» — говорилось в древнеегипетских папирусах.

В некоторых древнеегипетских школах ученикам сообща­лись и начатки математических знаний, которые могли по­надобиться при строительстве каналов, храмов, пирамид, подсчете урожая, астрономических исчислений, которые использовались при прогнозировании разливов Нила и т.п. Вместе с этим обучали и элементам географии в сочетании с геометрией: ученик должен был уметь, например, начертить план местности. Постепенно в школах Древнего Египта стала усиливаться специализация обучения. В эпоху Нового цар­ства (V в. до н.э.) в Египте появились школы, где готовили врачевателей. К тому времени были накоплены знания и созданы учебные пособия по диагностике и лечению многих болезней. В документах той эпохи дается описание почти по­лусотни различных болезней.

В школах Древнего Египта дети учились с раннего утра до позднего вечера. Попытки нарушить школьный режим беспо­щадно карались. Чтобы достичь успехов в учении, школьники должны были пожертвовать всеми детскими и юношескими радостями. Вот что говорится в одном из писем XIX династии, где учитель наставляет нерадивого ученика: «О, пиши тщатель­но, не ленись, а не то ты будешь жестоко побит... Твоя рука должна непрестанно опираться на науки, ни одного дня отды­ха не давай себе, а иначе тебя будут бить. У молодого человека есть спина; он ощущает, когда его бьют. Хорошенько слушай, что тебе говорят, ты извлечешь из этого пользу. Коз учат пля­сать, лошадей обуздывают, голубей заставляют стаиваться, яс­требов летать. Тебя не должно обременять напряжение духа, книги не должны надоедать тебе, ты извлечешь из них пользу». Должность писца считалась очень престижной. Отцы не очень знатных семей считали для себя честью, если их сыновей при­нимали в школы писцов. Дети получали от отцов наставления, смысл которых сводился к тому, что обучение в такой школе обеспечит их на долгие годы, даст возможность разбогатеть и занять высокое положение, приблизиться к родовой знати.

Воспитание и школав Израильско-Иудейском царстве

В истории древних цивилизаций Востока становление религиозного принципа единобожия было реша­ющим фактором в развитии куль­туры, что было связано с возникновением новых нравствен­ных представлений. Многие дошедшие до нас источники сви­детельствуют о трудностях при определении критериев Добра и Зла, с которыми сталкивались народы того времени. Мно­гочисленные божества, которым поклонялись люди, как пра­вило, были злыми, и их гнева следовало бояться. Духи добра помогали, но могли в любой момент сменить милость на гнев. Мистическое сознание людей подталкивало их к фор­мальному жертвоприношению в виде откупа. Любой колдун брался решать сложные жизненные и хозяйственные про­блемы. Покровительство языческих богов было слабым, а их множество вносило большие разногласия между людьми.

Уже некоторые египетские фараоны, стремясь упрочить свою власть, пытались установить единобожие. Так, фараон Эхнатон был за это предан забвению. Аналогичные явления наблюдались в Междуречье и в Персии. Впервые в историй установить единобожие удалось еврейскому народу.

Древние евреи были выходцами из семитских кочевых пле­мен, поселившихся в Месопотамии во времена Шумера. Позже некоторые из этих племен перекочевали в Египет, где были по­рабощены египтянами. Именно в этот период, как гласит преда­ние, иудейский бог Яхве заключил с этим угнетенным народом договор, и Моисей (Моше) был избран тем посредником, че­рез которого Яхве говорил с еврейским народом. За свои благо­деяния Яхве потребовал исполнения всеми его воли. В Ветхом завете описаны и чудесное спасение еврейского народа из раб­ства, и жестокая кара, выпавшая на долю поработителей, и мистические явления, и, возможно, реальные исторические события. Мистицизм и история практически неразделимы в древ­них источниках. Установить истинное происхождение десяти нрав­ственных заповедей, якобы врученных Моисею на Синайской горе самим Яхве, вряд ли кто-нибудь возьмется. Но в данном случае это не важно. Важно то, что была прочерчена граница между Добром и Злом. Пусть условная, не совпадающая с совре­менными представлениями, но четкая и понятная для людей того времени. Яхве не принимал жертв от грешников. Человека, убившего ближнего своего, следовало схватить даже около жер­твенника и покарать смертью. Предполагалось не только испол­нение каждым иудеем заповедей Яхве, но и вершение суда над теми, кто их нарушает, — право судить и карать.

Вместе с единобожием в древнееврейской религии появи­лась еще одна особенность. Яхве считался властным над всеми народами и их богами, но избрал для попечительства только иудейский. Религиозное и национальное в самосознании иуде­ев стали неразрывно связаны между собой.

После бегства из Египта древнееврейские племена дошли до страны Ханаан (Палестина) и создали государство Изра­иль, от которого в 925 г. до н.э. отделилось самостоятельное царство Иудея. В 722 г. до н.э. ассирийский царь Саргон II разру­шил Самарию — столицу Израиля, пленил израильский народ и увел в Ассирию значительную его часть. В итоге Израиль пре­кратил свое существование. В 586 г. до н.э. Навуходоносор II захватил последний оплот иудеев — Иерусалим и увел плен­ников в Вавилонию.

По преданиям, именно в этот период произошло переос­мысление иудеями своей судьбы. У них возобладала идея необ­ходимости вымаливать прощение и свободу у всесильного Яхве. Многочисленные пророки в этот период стали как бы учителя­ми своего народа. В 538 г. до н.э. иранский царь Кир II отпустил еврейский народ на свободу.

Столь сложные исторические перипетии, а также мисти­цизм сознания древних евреев отразились на их отношении к воспитанию, которое можно охарактеризовать как религиоз-но-национальное явление, где оба начала были единым це­лым. Продолжение рода приобрело для этого народа особый духовный смысл, и школа стала почитаться наравне с храмом. Если поселение было мало и не было возможности построить школу, то дети учились в синагоге, молитвенном доме. Учи­тель, чаще всего проповедник, денег за свой труд не получал, так как считалось, что слова Библии, особенно Торы (Пяти­книжия), даны народу Богом бесплатно, а значит, и переда­ваться детям тоже должны бесплатно. Уважение к учителю вос­питывалось в семье задолго до поступления детей в школу. Древняя мудрость гласила: «Если ты увидел, что отец твой и учитель твой споткнулись одновременно, то первому руку подай учителю своему», хотя отец в семье почитался как аб­солютный господин.

Воспитание в семьях иудеев хотя и носило деспотический характер, но и предполагало наставительные беседы с деть­ми, что предписывалось Торой.

Школьное воспитание и обучение чаще всего было трехсту­пенчатым. Иудеи создали свою систему письменности, и на первой ступени обучения дети должны были овладеть начатка­ми чтения и письма, сохранившегося в своей основе до наших дней, а также счетом. В начальной школе учитель и ученики сидели на полу, демонстрируя свое равенство перед Богом, когда же старшие дети получали возможность включаться в дискуссию, учитель садился на некоторое возвышение.

Тора и Талмуд — свод религиозно-этических и правовых догм иудаизма, а также толкование Торы — служили главными пред­метами школьного изучения. Тору заучивали почти наизусть, развивая память, которая считалась у древних иудеев важней­шим свойством ума. В процессе этих занятий дети учились рас­суждать и излагать прочитанное и заученное. Третий этап обуче­ния был связан с подготовкой к будущей профессиональной деятельности. Поскольку профессия чаще всего передавалась мальчику по наследству, отец выполнял и роль учителя.

Девочек также знакомили с Торой и письмом, но в мень­шем объеме. Знания эти были необходимы для соблюдения строгих и сложных традиций при ведении домашнего хозяй­ства. Идеалом женщины считались мать и примерная жена. Содержание древнееврейского образования было весьма скуд­ным с точки зрения овладения детьми практическими зна­ниями. Иудеи не строили пирамид и сложных оросительных систем, не занимались мореплаванием и вели замкнутый образ жизни, только в известной мере контролируя прохо­дящие через их страну караванные пути между Ираном и Египтом. Легкость, с которой Иудея покорилась римлянам, говорит о том, что и в военном деле они не преуспели. По-видимому, причины этих явлений кроются в религии. На­род, избранный Богом, не должен смешиваться с другими народами. Это положение считалось важнейшей ценностью в древнееврейском воспитании. Чистота души, чистота крови, чистота пищи и чистота тела считались путями к спасению, а достижение этих идеалов являлось сутью всего древнеев­рейского воспитания, на что была ориентирована и деятель­ность школы.

Переход к единобожию был важным шагом к рассмотре­нию категорий Добра и Зла, на чем формировались идеалы, лежавшие в основе взглядов на воспитание. Конечно, дохрис­тианская мораль представляется сегодня чуждой современному европейцу. Принципы типа «око — за око» признаются сегодня аморальными, но в них уже проявились зародыши морали, отличавшиеся от первобытных табу. А следовательно, у иудей­ских воспитателей уже появился предмет для обсуждений с детьми, что было первым, пусть и небольшим, шагом к осоз­нанию норм и принципов справедливости через воспитание.

После завоевания Иудеи Римом в VI в. до н.э. еврейский народ расселился практически по всему свету, но элементы его древней веры и традиций воспитания по сей день продолжают сохраняться, и вокруг них ведутся многовековые дискуссии.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.237.52.11 (0.007 с.)