ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

К.Д. Ушинский - крупнейший педагог XIX в. в России -и его последователи



В 60-е гг. XIX в. развернулась разно­сторонняя деятельность основопо­ложника русской школы научной педагогики К.Д. Ушинского. Кон­стантин Дмитриевич Ушинский (1824—1870) родился в Туле, детство провел в Черниговс­кой губернии, в небольшом имении родителей. В 1844г. он блестяще окончил юридический факультет Московского уни­верситета и был назначен исполняющим обязанности про­фессора камеральных, административных и экономических наук в Ярославском юридическом лицее. Однако в 1849 г. он был освобожден от должности в связи с участием в беспо­рядках, организованных учащимися лицея.

Некоторое время после этого К.Д. Ушинский служил в Министерстве внутренних дел, одновременно сотрудничая с такими журналами, как «Современник» и «Библиотека для чтения», где публиковались его переводы с английского язы­ка, обзоры, рефераты статей.

В 1854 г. К.Д. Ушинский был назначен на должность учителя Гатчинского сиротского института, а в 1855—1859 гг. был его инспектором, т.е. заведующим учебной частью. В 1859—1862 гг. он был инспектором классов знаменитого Смольного инсти­тута благородных девиц, будучи в 1860—1861 гг. одновременно редактором «Журнала Министерства народного просвещения». С 1862 г., когда он был освобожден от работы, и вплоть до самой смерти К.Д. Ушинский интенсивно занимался на­учной деятельностью в области теории педагогики и мето­дики начального обучения.

Будучи учителем Гатчинского сиротского института, К.Д. Ушинский обнаружил великолепно подобранную его предшественником, известным в свое время педагогом Его­ром Осиповичем Гугелем (1804—1842), психолого-педагоги­ческую библиотеку, книги из которой оказали очень большое влияние на формирование его педагогических интересов.

Уже в первой своей педагогической статье «О пользе пе­дагогической литературы» (1857) К.Д. Ушинский показал, что разработка вопросов семейного и школьного воспитания способствует соединению педагогической теории с прак­тикой, превращению педагогики в основу воспитательного искусства, основанного не только на абстрактных теорети­ческих схемах, но и на особенностях исторически сложив­шегося опыта народного воспитания.

Проблема соотношения научного и творческого в педагоги­ке с первой же статьи становится одной из главных проблем, без решения которой, по мнению К.Д. Ушинского, невозможно найти ответ ни на один вопрос, связанный с воспитанием и образо­ванием. Главную цель воспитания К.Д- Ушинский видел в духовном развитии человека, а достигнуть ее невозможно без опоры на культур­но-исторические традиции народа, на особенности его национального характера. Работы К.Д. Ушинского «Родное слово» (1861), «О необходи­мости сделать русские школы русски­ми» (1867), «Общий взгляд на воз­никновение наших народных школ» (1870) как раз и посвящены рассмот­рению этой проблемы. Начало этой серии работ положила статья «О на­родности в общественном воспита­нии» (1857), в которой К.Д. Ушинский на основе подробного анализа воспитательных традиций европейских стран сделал вывод о том, что воспитание, созданное самим народом и ос­нованное на народных началах, имеет воспитательную силу, которой нет в самых лучших педагогических системах, постро­енных на абстрактных идеях. Основой воспитания, по мнению КД. Ушинского, является воспитание семейное, в котором кон­кретизируются цели и задачи общественного воспитания.

Применительно к России К.Д. Ушинский выделил три ос­новных принципа воспитания: народность, христианскую ду­ховность и науку. Связывая цель воспитания с исторически сложившимся в России христианско-православным идеалом совершенства, он полагал, что лучшие черты русской на­родности рождены православием. В статье «О нравственном элементе в русском воспитании» (1860) он высказал мысль об органической связи педагогики и религии, полагая, что современная русская педагогическая мысль выросла полнос­тью на христианской почве. Сближение религиозного и свет­ского образования, по мысли К.Д. Ушинского, является од­ной из главных задач русской народной школы.

Большое значение в нравственном воспитании К.Д. Ушинс­кий придавал выработке у ребенка любви к труду. Сила труда служит источником человеческого достоинства, а вместе с тем и нравственности и счастья, отмечал он в статье «Труд в его психическом и воспитательном значении» (1860). Здесь К.Д. Ушинский сделал попытку дать обоснование значимос­ти труда как фактора правильного психического развития ре­бенка и его воспитания.

В статье «Педагогические сочинения Н.И. Пирогова» (1862) К.Д. Ушинский начал поиск пути решения одной из важнейших проблем педагогики — определения «основной идеи образования». Для этого он считал необходимым, прежде всего, уяснить, что является предметом воспитания и в чем состоит цель воспитания; разработать соответствующую на­циональному характеру и традициям модель образования; широко обсудить продуманную и обоснованную воспита­тельную идею.

По мнению самого К.Д. Ушинского, предметом воспи­тания является человек как таковой. Детальному рассмотре­нию этой проблемы и посвящена самая капитальная работа К.Д. Ушинского «Человек как предмет воспитания. Опыт пе­дагогической антропологии», первый том которой вышел в Петербурге в 1868 г., второй — в 1869 г. Этот труд, в кото­ром подводились итоги всем предшествующим исканиям К.Д. Ушинского, составил эпоху в истории русской педа­гогики. В полном объеме осуществить замысел начатой ра­боты ему не удалось; завершены были две части — «Часть физиологическая» и «Часть психологическая», в которых К.Д. Ушинский рассмотрел физиологические законы дея­тельности человеческого организма и психические явления, ими обусловленные, с целью отыскать резервы воспитания и расширить сферу его влияния. Третий том, посвященный собственно педагогическим проблемам, не был завершен. К.Д. Ушинский справедливо отмечал, что воспитание не­редко кажется делом обычным и понятным, а иногда даже легким — и это тем более, чем менее человек с ним знаком в теории или на практике. Искусство воспитания, утверждал К.Д. Ушинский, опирается на данные антропологических наук, на комплексное знание о человеке, который живет в семье, в обществе, среди народа, среди человечества и на­едине со своей совестью. Все это совершенно необходимо знать учителю, воспитывающему молодое поколение. Для подготовки таких учителей нужна была новая система педа­гогического образования, и К.Д. Ушинский предложил со­здавать в каждом университете педагогический факультет, где изучался бы человек во всех проявлениях его природы и эти знания прилагались бы к искусству воспитания.

Антропологические знания в широком смысле слова дают возможность, по мнению К.Д. Ушинского, правильно, с уче­том особенностей формирования и развития психики и фи­зиологических особенностей развития определить содержа­ние обучения и формы его организации. Поэтому он считал необходимым строить обучение на основе учета возрастных, индивидуальных и физиологических особенностей детей, специфики развития их психики.

К.Д. Ушинский тщательно учитывал особенности разви­тия внимания детей, памяти, воображения, чувственно-эмо­циональной сферы, воли, факторов формирования характе­ра. Отметив существование двух видов внимания, он указы­вал на то, что через стимулирование внимания пассивного необходимо развивать внимание активное, имеющее особое значение в процессе обучения для укрепления памяти.

В качестве одного из важнейших условий оптимального развития ребенка в процессе обучения К.Д. Ушинский обра­щал внимание на необходимость учитывать посильность со­держания обучения и его последовательность. Особое значе­ние К.Д. Ушинский придавал отбору содержания обучения. Он полагал, в частности, что ничем не оправдано чрезмер­ное увлечение классическим образованием как средством общего развития и его противопоставление реальному как средству подготовки к практической деятельности. К.Д. Ушин­ский отмечал, что реализм в образовании зависит не от на­бора предметов обучения, а от общей направленности обра­зования. Общеразвивающее и практически полезное должны быть представлены во всем обучении, определяясь как влия­нием науки, так и характером организации учебной деятель­ности школьников.

Исходя из психологических особенностей детского возрас­та, К.Д. Ушинский большое значение придавал соблюдению принципа наглядности как соответствующего специфике дет­ского восприятия. Он указывал, что важнейшим источником получения новых знаний для детей является опыт, приобре­таемый с помощью внешних чувств. В связи с этим важней­шим, по мнению К.Д. Ушинского, является использование в обучении игры, которая как воспитательно-образовательное средство может использоваться даже до 16—23 лет.

Дидактические идеи К.Д. Ушинского опирались на такие принципы, как основательность и прочность усвоения знаний. Так, им были детально разработаны методика повторения учеб­ного материала, методика формирования у детей общих пред­ставлений и понятий на основе наглядных представлений, ме­тодика одновременного развития мышления и речи у детей. Следуя принципу развивающего обучения, ведущему начало еще от И.Ф. Гербарта и даже от Я.А. Коменского, он протесто­вал против разделения функций воспитания и обучения, спра­ведливо указывая на единство двух этих начал в воспитании гармонично развитой личности. Понятие «учитель-предметник», по мнению К.Д. Ушинского, может означать лишь невысокий уровень профессиональной подготовки учителя. Это пояснение К.Д. Ушинского полностью применимо и в наши дни.

Главной формой организации обучения для обеспечения единства воспитания, образования и развития К.Д. Ушинский считал урок — важнейший элемент классно-урочной системы обучения, основой которой являются класс с твер­дым составом учащихся, твердое расписание классных заня­тий, сочетание фронтальных форм обучения с индивидуаль­ными при ведущей роли учителя в ходе урока. В целом К.Д. Ушинский углубил классическое учение об уроке, оп­ределив его организационное строение, установив его от­дельные виды. Вид урока определяется его целью, например урок объяснения нового материала, когда все другие эле­менты урока подчинены этой задаче, или урок закрепления знаний, или проверка знаний учащихся.

Особое внимание К.Д. Ушинский уделял организации учеб­ной деятельности в начальной школе, где целесообразно со­четание всех видов урока воедино. В целом, по мнению К.Д. Ушинского, урок достигает цели только тогда, когда ему придается определенное, строго продуманное направление и в его ходе используются разнообразные методы обучения.

Безусловной заслугой К.Д. Ушинского стала разработка им проблем начального обучения детей, чему посвящены такие его работы, как статья «О средствах распространения образования посредством грамотности» (1858), книга «Детс­кий мир и Хрестоматия. Книга для классного чтения, при­способленная к постепенным умственным упражнениям и наглядному знакомству с предметами природы» (1861), ста­тья «О первоначальном преподавании русского языка» (1864), учебная книга «Родное слово. Книга для учащих», советы родителям и наставникам о преподавании родного языка по учебнику «Родное слово» (1864) и др.

Однако главное место в теоретическом наследии велико­го педагога занимает его теория воспитания, в основу кото­рой должен быть положен принцип народности, понимае­мый как соответствие духовно-нравственной традиции пра­вославия, речь идет, конечно, о воспитании русских детей. Исходя из принципа народности, К.Д. Ушинский считал патриотическое чувство самым высоким, наиболее сильным нравственным чувством в человеке.

В конечном счете, целью нравственного воспитания детей в школе должно быть формирование личности, качествами которой стали бы уважение и любовь к людям, искреннее, доброжелательное отношение к окружающему миру, чувство собственного достоинства. Поэтому К.Д. Ушинский протестовал против негуманного отношения к детям, против уни­жающих личность ребенка телесных наказаний. Из всех мер наказаний наиболее приемлемыми, по мнению К.Д. Ушинс­кого, являются предупреждение, замечание, низкая оценка по поведению. При этом он подчеркивал, что особенно важ­но соблюдение педагогического такта и такое отношение к ребенку, которое не унижало бы его в глазах сверстников.

С позиции нравственного воспитания рассматривал К.Д. Ушинский и проблему поощрения, стимулирования ак­тивности в обучении соревнованием. Он полагал, что воспи­татель должен хвалить ребенка, сравнивая его успехи с дру­гими, отмечая при этом не только его собственное продви­жение. Моральное поощрение является лучшим способом нравственного воспитания, развивающим в детях стремле­ние идти вперед, сделав это естественной потребностью каж­дого ребенка.

К.Д. Ушинский особо выделял два фактора воспитатель­ного воздействия на ребенка — семья и личность учителя. Говоря о качествах личности учителя, он отмечал, что учитель, прежде всего воспитатель. Личность воспитателя, по мнению К.Д. Ушинского, обладает такой воспитательной силой, которую не заменят ни учебники, ни морализирова­ние, ни наказания и поощрения.

К.Д. Ушинский охватил своим творчеством практически все ос­новные аспекты педагогической те­ории, разработал лучшую для того времени методику начального обу­чения.

Наряду с Н.И. Пироговым и КД. Ушинским в 60-е гг. XIX в. с кри­тикой системы образования в Рос­сии и позитивными идеями высту­пил Василий Иванович Водовозов (1825—1886). Как и его старшие со­временники, он отстаивал гуманис­тическую идею развития целостной, творческой и самостоятельно дей­ствующей в мире личности.

В центр своей педагогической концепции он ставил, как и К.Д. Ушинский, принцип наглядности, полагая, что в про­цессе наглядного обучения учащиеся будут включаться в ок­ружающий их мир как активные деятели и труженики. Педа­гогические идеи В.И. Водовозова нашли отражение в его «Кни­ге для первоначального чтения в народных школах», которая вводила учащихся в окружающий их мир. Это пособие в 1896 г. вышло 20-м изданием. Свою методику обучения детей В.И. Во­довозов изложил в специальной «Книге для учителя».

В годы царствования Александра III (1881—1894) произош­ло ослабление демократического движения и усилилось вли­яние правительства на народное образование. Во главе Ми­нистерства просвещения был поставлен видный ученый пра­вовед-государственник, с 1880 г. обер-прокурор Святейшего синода Константин Петрович Победоносцев (1827—1907). В 1896 г. в «Московском сборнике» он попытался дать ответ на вопрос о том, что же должно представлять собой истинно народное просвещение. По его мнению, до последнего вре­мени просвещением считали известную сумму знаний в объе­ме школьной программы, составленной кабинетными педа­гогами. Таким образом, школа оказалась оторванной от жиз­ни. Эта оценка касалась в первую очередь народной школы. По мнению самого К.П. Победоносцева, народная школа дол­жна научить читать, писать, считать, любить Бога, Отече­ство и почитать родителей. Важно подготовить ребенка к жиз­ни, привить ему любовь к труду. Несоответствие между со­держанием обучения и требованиями семьи к его содержанию приводит к тому, полагал К.П. Победоносцев, что народная школа становится чуждой народу.

Поиск путей усовершенствования начальной школы нашел отражение в педагогической деятельности мно­гих последователей К.Д. Ушинского. Так, Николай Александрович Корф (1834—1883), видный деятель земс­кого движения, создал в Александ­ровском земстве Екатеринославской губернии (ныне Днепропетровская область на Украине) тип трехлетней однокомплектной школы, ставший вскоре господствующим в большин­стве земских губерний. В этой школе помимо навыков чтения и письма учащиеся получали первоначальные сведения по арифметике, отече­ственной истории и географии, природоведению. Основным учебным пособием была книга для классного и домашнего чтения «Наш друг», автором которой был сам Н.А. Корф.

Последователем КД. Ушинского при рассмотрении проблем народной школы был и Николай Федорович Бунаков (1837—1904), видевший главную задачу начального школьного образования в гармоничном развитии физических, умственных и нравствен­ных сил детей. Для этого, по его мнению, необходимо сделать более реалистичным содержание образования и более гуман­ным метод обучения. Как и Н.А. Корф, Н.Ф. Бунаков создал свою школу, для которой составил программу, учебники, мето­дические пособия, в их числе были «Азбука и уроки чтения и письма», «Книжка-первинка», хрестоматия «В школе и дома» и ряд методических пособий для учителей.

Идея народности воспитания, и, прежде всего выявление особенностей русского воспитания, составляла сердцевину пе­дагогических взглядов Василия Яковлевича Стоюнина (1826—1888). Критикуя российскую среднюю школу того времени за ее космополитичность, несамостоятельность, плохое преподавание отечественной истории, родного языка и литературы, он пола­гал, что уже в народной школе, обучая детей родной речи, следует учитывать историю и психологию народа, целостную и неповторимую национальную религиозную культуру.

Опора в воспитании на народность, на особенности на­ционального характера, отечественную культуру и тра­диционный быт, являющийся для российских учеников воспитательной средой, характерна для педагогических воз­зрений русских философов того времени, таких как В.С. Соловьев, Е.Н. и С.Н. Трубецкие, К.Л.Леонтьев, В.В.Розанов.

Владимир Сергеевич Соловьев (1853—1900) в ряде своих религи­озно-философских произведений — «Смысл любви», «Нравственный смысл жизни», «Идея сверхчелове­ка», «Философские основы цельно­го знания» — рассматривал проблему воспитания и самосозидания личности. Он полагал, что цель са­мосозидания человека не может находиться лишь в плоскости эм­пирического мира. Ориентация в деле воспитания на настоящее была бы оправдана, по его мнению, если окружающая нас жизнь была бы гармонична, прекрасна и побуждала к творчеству, иными словами, если бы на земле было «царство Божие». Самосози­дание человека есть движение личности к возвышающей в нас человеческое, к гуманной и высшей цели.

Константин Николаевич Леонтьев (1831 — 1891) в статье «Грамотность и народность» высказывался против поваль­ной европеизации молодого поколения, стирающей тради­ционную православную культуру, формирующую русского человека. По его мысли, задача школы, если она действи­тельно хочет служить «всемирной цивилизации», состоит в том, чтобы способствовать максимальному развитию нацио­нальной культуры.

С этим был согласен и Василий Васильевич Розанов (1856— 1919), который судил о школе не как сторонний наблюда­тель, а как активный деятель народного образования, учи­тель русского языка и литературы в классической гимназии. Как педагог он опубликовал в 80—90-х гг. ряд произведе­ний — «Сумерки просвещения», «Беспочвенность русской школы», «Педагогические трафаретки». В них он утверждал, что по российским школьным программам того времени можно с равным успехом обучать любого иностранца, так как они рассчитаны на некоего абстрактного школьника. В.В. Розанов отстаивал идею гармонического сочетания об­щечеловеческого, национального и индивидуального в фор­мировании «цельного» человека.

Все русские религиозные мыслители высказывались за ак­тивный творческий диалог с собственным прошлым, историей, культурой, религией. Их педагогические идеи вписывались в христианский идеал организации духов­но-религиозной общественной жиз­ни. Они развивали идею формирова­ния «цельной» личности по «образу и подобию Божьему», являясь убеж­денными противниками секуляриза­ции образования.

Идея народного воспитания на основах отечественных религиозно-культурных традиций была реали­зована на практике выдающимся педагогом Сергеем Александровичем Рачинским (1833-1902). Главный его педагогический труд «Сельская школа», публиковавшийся по час­тям в течение многих лет, вышел в свет в 1892 г. В нем изло­жена система оригинальных религиозно-педагогических идей С.А. Рачинского, составляющих в совокупности программу создания русской сельской начальной школы.

По мнению С.А. Рачинского, народная школа должна быть не только школой арифметики и элементарной грамматики, но, прежде всего школой христианской жизни под руковод­ством духовенства. В 1875 г. в селе Татеве Смоленской губернии на свои средства С.А. Рачинский открыл школу с общежити­ем для 30 мальчиков, в которой он проработал в качестве учителя до самой смерти.

Образование в этой школе, срок обучения в которой со­ставлял 4 года, ограничивалось изучением русской грамма­тики и арифметики, церковнославянского языка и церков­ного пения. С.А. Рачинский полагал, что недопустимо стрем­ление к усвоению учащимися слишком большого запаса сведений. Центром обучения должно быть сообщение школь­никам практических знаний. Преподавание церковнославян­ского языка и церковного пения имело, по мнению С.А. Ра­чинского, особый смысл, становясь школой духовной куль­туры. В такой школе особенно велико значение личности учителя. Деятельность учителя — это не ремесло, но призва­ние, близкое к призванию священнослужителя. Сам он был учителем, который применял новые формы работы с деть­ми, такие как походы, участие в народных праздниках, иг­рах, хороводах, обучение культуре земледелия и т.п. Опыт С.А. Рачинского послужил стимулом к созданию вокруг Та-тева ряда сельских школ, где преподавание вели его ученики и последователи и количество учащихся, в которых к 1896 г. составляло более 1000 человек.

Заслуги СА. Рачинского были вы­соко оценены: царским рескриптом от 14 мая 1899 г. он был назначен почетным попечителем церковно­приходских школ Вельского уезда Смоленской губернии с назначени­ем пожизненной пенсии, которую сам он использовал для постройки новых сельских школ и поддержа­ния уже существующих.

Идеи славянофилов и русских философов второй половины XIX в. о построении процесса воспитания и обучения в начальной школе на народно-религиозных началах оказали заметное воздействие на на­правленность педагогических взглядов гениального русского писателя Льва Николаевича Толстого (1828—1910), находив­шегося в многолетней переписке с С.А. Рачинским.

Как философ, Л.Н. Толстой испытал сильное влияние А. Шопенгауэра, утверждая, что природа человека составля­ет целостный образ, наполненный духом и волею Божьей. Но еще большее влияние на формирование философско-педагогических взглядов Л.Н. Толстого оказал Ж.-Ж. Руссо, чьи идеи сенсуалистического познания мира отразились в мето­дах обучения, практиковавшихся в школе для крестьянских детей, открытой Л.Н. Толстым в его имении в Ясной Поля­не в 1859 г.

Педагогические интересы проявились у Л.Н. Толстого еще в 1847 г., когда, оставив университет, он решил, что его призванием является образование народа. Собственно педа­гогической деятельностью Л.Н. Толстой начал заниматься с 1859 г., когда была открыта школа в Ясной Поляне. С осени 1861 г. школа была реорганизована, в основу всей система обучения был положен принцип свободного творчества де^ тей, реализующегося при помощи преподавателей. Одновре­менно с открытием школы начал выходить педагогический журнал «Ясная Поляна», на страницах которого печатались статьи самого Л.Н. Толстого о народном образовании и со­общения учителей. В эти годы Л.Н. Толстой выступил с рез­кой критикой традиционной школы.

Опираясь на мысль Ж.-Ж. Руссо об идеальной природе ребенка, которую портят несовершенное общество и взрос­лые с их «фальшивой» культурой, Л.Н. Толстой утверждал, что учителя не имеют права принудительно воспитывать детей в духе принятых принципов. В основу образования должна быть положена свобода выбора учащи­мися — чему и как они хотят учить­ся. Дело учителя — следовать и раз­вивать природу ребенка. Эта идея получила отражение в педагогичес­ких статьях Л.Н. Толстого и его учебных книгах для начальной шко­лы, к созданию которых он актив­но приступил уже в 70-е гг. XIX в. В 1872 г. была издана составленная Л.Н. Толстым «Азбука», в 1875 г. — «Новая азбука» и четыре книги для чтения. Одновременно он возобно­вил свою учительскую деятель­ность, стремясь проверить на прак­тике разработанную им методику обучения грамоте. Боль­шую поддержку получила у Л.Н. Толстого инициатива самих крестьян по открытию сельских школ. Этому была посвяще­на статья Л.Н. Толстого «О народном образовании» (1874).

В 1875 г. Л.Н. Толстой задумал открыть двухгодичные педа­гогические курсы или учительскую семинарию с целью под­готовки учителей, соответствующих потребностям народной сельской школы. В 1876 г. Министерство народного просвеще­ния разрешило ему открыть учительскую семинарию, однако идея не нашла поддержки у земства и не была реализована.

В 90-х гг. XIX в. Л.Н. Толстой меняет многое в своих пре­жних взглядах на образование, исходя из предложенной им идеи нравственной революции, в основе которой лежал те­зис о свободном самоулучшении личности. В трактате «Цар­ство Божие внутри Вас» (1890—1893) он доказывал, что ду­ховный ненасильственный переворот может произойти в человеке со скоростью революционного переворота. След­ствием этого явилось изменение всех педагогических подхо­дов, прежде отстаивавшихся Л.Н. Толстым. Задача педагоги­ческой науки, по его мнению, должна состоять в изучении условий совпадения деятельности учителя и ученика на пути к единой цели, а также тех условий, которые могут препят­ствовать такому совпадению.

Своеобразным итогом размышлений Л.Н. Толстого-педа­гога стала статья «О воспитании (Ответ на письмо В.Ф. Булга­кова)» (1909). В ней он отстаивал тезис о единстве воспитания и образования: нельзя воспитывать, не передавая знаний, всякое знание действует воспитательно, полагал он. Однако самым важным в образовании, по мнению Л.Н. Толстого, является соблюдение условия свободы воспитания и обуче­ния на основе религиозно-нравственного учения. Образова­ние, по его мнению, должно быть плодотворным, т.е. содей­ствовать движению человека и человечества ко все большему благу. Это движение возможно лишь при условии свободы учащихся. Однако, чтобы эта свобода не стала хаосом в пре­подавании, нужны общие основания. Такими основаниями являются религия и нравственность. Поэтому первое — и глав­ное знание, которое, прежде всего, нужно дать детям, — воз­можность осознать самих себя: как мне жить и что считать всегда, при всех условиях хорошим и дурным. Многое в ус­пешном движении человека по пути самоулучшения лично­сти зависит, по мнению Л.Н. Толстого, от того примера, который подает учитель.

В статье «Общие замечания для учителей» (1872) он так определял ведущее качество личности учителя: это — лю­бовь. Если учитель любит свое дело, он будет хорошим учи­телем, если он имеет любовь к ученику, как отец, мать, он будет лучше того учителя, который прочитал много книг, но не имеет любви ни к делу, ни к ученикам; совершенный учитель соединяет в себе любовь к делу и к ученикам.

Л.Н. Толстой высказал много ценных мыслей о методике обучения, советуя исходить из отношения ученика к тому или другому методу, рекомендовал не придерживаться од­ной методики, поскольку нет универсальной. Учителю, по его мнению, нужно использовать различные методы, искать их самому, исходя из потребностей конкретных учащихся. Самый действенный метод, по мнению Л.Н. Толстого, — живое слово учителя.

Идеи Л.Н. Толстого получили дальнейшее развитие в дея­тельности К.Н. Вентцеля, И.И. Горбунова-Посадова и мно­гих других педагогов конца XIX — начала XX в.

В 60—70-е гг. XIX в. оригинальные мысли о воспитании были высказаны и профессиональными революционерами. Влияние их на русское учительство эпохи «хождения» в на­род и после было довольно значительно. Среди этих мыслителей, прежде всего, следует назвать Михаила Александровича Бакунина (1814—1876), взгляды которого во многом форми­ровались под влиянием западников 40-х гг. XIX в., в частно­сти В.Г. Белинского, А.И. Герцена, Т.Н. Грановского. В 60-е гг. он возглавил анархическое направление в русской револю­ционно-демократической мысли, а в 70-е гг. — движение ре­волюционных народников. М.А. Бакунин последовательно вы­ступал против идеи религиозного воспитания, объявив себя сторонником рационального образования, дающего людям силу. С его точки зрения, анархическое переустройство об­щества снизу вверх могло бы создать равные условия для все­общего образования, ликвидируя гнет «былых авторитетов». Конечная цель воспитания, по мнению М.А. Бакунина, дол­жна состоять в формировании людей свободных, полных ува­жения и любви к свободе других. Он выступал за полное разрушение имеющихся в России школ. Вместо них должны быть организованы центры «взаимного обучения», создан­ные самим народом, так называемые «вольные академии».

Подобный взгляд на образовательные центры был воз­вращением к идеям декабристов. В педагогических взглядах К.Н. Вентцеля, в его идее создания домов свободного ребен­ка отразилось влияние М.А. Бакунина.

Близкую позицию занимали и такие мыслители, как Петр Лаврович Лавров(1823—1900), Николай Константинович Ми­хайловский (1842—1904), которые полагали, что человек ак­тивен и добр по своей природе и готов действовать на благо людей. Поэтому воспитание должно лишь раскрыть эту зало­женную природой особенность человеческой природы, ко­торая станет основой формирования общественно-активной личности, исповедующей рациональную философию дей­ствия и постоянного самосовершенствования.

Сугубо научного направления в отечественной педагоги­ческой мысли придерживались такие видные деятели рос­сийской науки, как химик Дмитрий Иванович Менделеев (1834—1907), историк Василий Осипович Ключевский (1841—1911), биолог и анатом Петр Францевич Лесгафт (1837—1909), физио­лог Владимир Михайлович Бехтерев (1857—1927) и др.

Так, Д.И. Менделеев в своих педагогических статьях «О направлении русского просвещения и о необходимости под­готовки учителей», «О народном просвещении в России» высказал ряд интересных мыслей о высокой роли народного образования в развитии и процветании страны и народа, об изучении в средней школе основ наук, прежде всего матема­тики и естествознания, о соединении теории с практичес­кими занятиями, о включении в содержание образования ручного труда, пения и физического воспитания.

Педагогические идеи князя по происхождению, ученого, анархиста по социальным воззрениям Петра Алексеевича Кро­поткина (1842—1921) явились частью его социальной утопии. Центральным понятием в его теории анархического комму­низма явилось понятие «взаимопомощь». По его мысли, что­бы добиться развития взаимопомощи в совместной деятель­ности, необходимо воспитывать в детях «инстинкт общительности» как основы нравственности. Эта мысль находит последующее развитие в идее коллективизма и коллективного воспитания.

Подробнее педагогические идеи всех этих ученых будут рассмотре­ны в дальнейшем.

Развитие идей К.Д. Ушинского в практике средней школы нашло отражение в педагогической дея­тельности упоминавшегося уже выше В.Я. Стоюнина, внесшего много ценного в преподавание ли­тературы, в изменение содержания этого предмета в соответствии с идеями народности и общечелове­ческого воспитания. Он последовательно отстаивал идеи са­мобытности русской педагогической школы, полагая, что и подготовка учителя должна осуществляться в соответствии с национальными, культурными, историческими традициями. В конце XIX в. появились крупные работы по истории педаго­гики. Зачинателем этого направления в отечественной педагоги­ке был друг и соратник К.Д. Ушинского, учитель и детский поэт Лев Николаевич Модзалевский (1837—1896), автор историко-пе-дагогического исследования «Очерки истории воспитания и обу­чения с древнейших до наших времен», одного из первых ис­следователей педагогического наследия Я.А. Коменского.

Вслед за Л.Н. Модзалевским историко-педагогические про­блемы исследовали Михаил Иванович Демков (1859—1939), Петр Федорович Каптерев (1849—1922). П.Ф. Каптерев был крупнейшей величиной в русской педагогике конца XIX — начала XX в., являясь одновременно теоретиком воспитания, психологом, дидактом, историком педагогики.

Что касается М.И. Демкова, то он собрал воедино сведения о путях развития русской школы и педагогики от средневековья до XIX столетия включительно и стал автором ряда учебников и хрестоматий по истории педагогики для учителей гимназий, уча­щихся учительских семинарий и институтов. Трехтомный труд «История русской педагогики» (1895—1909) М.И. Демкова не потерял своего значения и сегодня.

Рекомендуемая литература

Алешинцев И. История гимназического образования в России (XVIII и XIX вв.). Спб., 1912.

Антология педагогической мысли России первой половины XIX в. М., 1987.

Антология педагогической мысли России второй половины XIX - начала XX в. М., 1990.

Ганелин Ш.И. Очерки по истории средней школы в России 2-й половины XIX в. М., 1954.

Демков М.И. История русской педагогики. Ч. 1—3. М., 1912.

Каптерев П.Ф. История русской педагогии. 2-е изд. Пг., 1915.

Константинов Н.В., Струминский В.Я. Очерки по истории началь­ного образования в России. 2-е изд. М., 1954.

Милюков П. Очерки по истории русской культуры. Спб., 1904.

Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР. XVIII - начало XIX в. / Под ред. М.Ф. Шабаевой. М., 1973.

Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР. 2-я половина XIX в. / Под ред. А.И. Пискунова. М., 1976.

Рождественский С.В. Исторический обзор деятельности Мини­стерства народного просвещения. 1802—1902. Спб., 1902.

Рождественский С.В. Очерки по истории систем народного об­разования в России в конце XVIII — XIX в. Т. 1. М., 1912.

Розанов В.В. Сумерки просвещения. М., 1990.

Ушинский К.Д. Избранные педагогические произведения. М., 1974. Т. 1 , 2.

Глава 12

Движение за реформушкольного дела





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 184.72.102.217 (0.02 с.)