ТОП 10:

Организованное разложение колхозов



Из фактов к/р антиколхозной деятельности следует отметить кулац­кую помощь единоличникам и выходцам, а также планомерно организо­ванный взрыв колхозов изнутри. Для примера приводим следующие дан­ные:

Клетский район. На хут. Калмыкове Клетского района вскрыта к/р деятельность группы кулацко-зажиточных элементов (единоличников). Группа ставила целью: оказывать материальную помощь единоличникам и выходцам из колхозов и, таким образом, противопоставить единолични­ков колхозникам, вести борьбу против колхозов и хлебозаготовок. В со­став группы входили:

1. Севостьянов Михаил Григорьевич (первый), зажиточный, единолич­
ник, организатор массового выхода из колхоза в 1930 г., быв. белый.

2. Манойлин Порфирий Васильевич, зажиточный, единоличник, выхо­
дец из колхоза, быв. белый, реэмигрант.

3. Николаев Василий Иванович, зажиточный, единоличник, выходец
из колхоза.

4. Новиков Павел Дмитриевич, середняк, единоличник, быв. белый.

5. Шатилов Капитон Николаевич единоличник, середняк.

6. Севостьянов Михаил Григорьевич (второй), зажиточный, единолич­
ник, исключенный из колхоза.

7. Комов Ефим Кузьмич, зажиточный, единоличник, исключенный из
колхоза, быв. белый, реэмигрант.

8. Константинов Матвей Кузьмич, единоличник, середняк, быв. белый,
реэмигрант.

9. Севостьянов Петр Антонович, единоличник.

 

10. Нестеров Куприян Акимович, единоличник, выходец из колхоза,
быв. белый.

11. Севостьянов Иван Федорович, единоличник.

Проводя широкую а/с агитацию, указанная группа организовала со­брания, приступив к осуществлению своих целей.

Обвиняемый Константинов М.К. показывает: «Жизнь настала плохая, колхозники и единоличники живут плохо, нам, единоличникам, было бы лучше, если колхозники начнут выходить из колхозов. Всем тем колхоз­никам, которые будут выходить из колхозов, нужно оказывать всемерную помощь».

Обвиняемый Манойлин П.В. показывает: «По окончанию сева по ини­циативе Севостьянова М.Г. мы, единоличники, устроили собрание, на ко­тором стоял вопрос о помощи единоличникам и выходцам из колхозов, помощь решили оказывать бесплатно. Узнав об этом, к нам пришли с просьбой запахать землю единоличники Никишина Ирина, Кахтекова А. и др.». «Присутствующему на сборище единоличников колхознику Кука-рину Герасиму Савостьянов подносил вино и предлагал ему выходить из колхоза, обещая засеять хлеб и дать муку».

Обвиняемый Николаев показывает: «Действительно, наша группа еди­ноличников оказывала бесплатную помощь выходцам из колхоза и дру-


гим единоличникам, не привлеченным еще в то время в нашу группу, путем обработки им земли, дачи семенного материала, перевозки леса для постройки домов и т.д.».

По поводу саботажа хлебозаготовок обвиняемый Манойлиы показал: «Когда стал вопрос о сдаче хлеба государству, мы, группа единоличников, начали поговаривать, как бы припрятать хлеб. Я лично спрятал пудов 13—15, но, безусловно, припрятали хлеб все из нашей группы». Во время обысков спрятанный хлеб обнаружен у всех членов группы.

Арестованы 10 человек: 1. Савостьянов М.Г., 2. Манойлин П.В., 3. Ни­колаев В.И., 4. Новиков П.Д., 5. Шатилов К.Н., 6. Севостьянов М.Г., 7. Комов Е.К., 8. Константинов М.К., 9. Севостьянов П.А., 10. Несте­ров К. А.

Нижне-Чирский район. Хут. Колоколовский является одним из наибо­лее отстающих в Н.-Чирском районе. Изучение этого колхоза показало, что срыв важнейших хозяйственно-политических кампаний есть резуль­тат деятельности к/р группировки в составе 12 чел. нераскулаченных ку­лаков, которым удалось избежать раскулачивания, благодаря тому, что большинство населения хутора родственно связано между собой. Все руко­водство хутора было захвачено кулаками. Например, бригадир планта­ции — кулак А.Ф.Сысоев, раздатчик продуктов — кулак, быв. белый урядник Сысоев Н.И., старший учетчик труда — кулак, быв. белый доброволец Сысоев З.Ф., член правления колхоза — кулак Наумов П.А., член правления колхоза — кулак Наумов И.С., и на разных администра­тивно-хозяйственных должностях — кулаки: быв. урядник Сысоев С.Ф., кулак, быв. урядник Сысоев А.Г., кулак, быв. урядник Иньков А.Н., ку­лаки Сысоев СИ., Сысоев Г.Е. и Сысоев Н.Г.

В мае 1932 г., когда стал вопрос о чистке колхоза, кулак Сысоев А.Ф., подпоив бедняков Золотовских, явился на общее собрание и с помощью подпоенных им сорвал собрание. Эта группа кулаков среди колхозников вела агитацию за разложение трудовой дисциплины и срыв проводимых работ: «Это не колхоз, а каторга, нужно бросить работу, так жить невоз­можно» (Сысоев А.Ф.).

Наряду с тем, что совершенно не учитывалось качество труда, не учи­тывались выработанные трудодни, у бедняков Наумов[ых] украдено 50 трудодней, у Колесникова Е.Е. и Колесникова А.И. недоучтено по 20 трудодней, кулакам же, наоборот, приписывались лишние трудодни. В результате, при распределении авансов, беднякам, исправно работаю­щим, на 2—3 трудоспособных выдано по 20 пуд., а кулак Сысоев М.И. по­лучил 100 пуд., Сысоев А.Ф. — 100 пуд. и т.д. При молотьбе, несмотря на недостаток в колхозе молотилок, кулаками была скрыта совершенно исправная молотилка, принадлежащая одному из участников группиров­ки.

Наряду с ущемлением экономических интересов бедноты указанная группа кулаков проявляла издевательское отношение к бедноте, называя ее иронически «сыцыалистами». Часто по вечерам, после работ кулак Иньков проводил с колхозниками беседы, во время которых говорил: «Разве наш колхоз может выполнить план в 6,5 тыс. ц? Вы, бедняки, должны выступить перед властью на собрании и заявить, что задание не­выполнимо, что государство у нас все забирает, а нас оставляет голодны­ми. Это не социализм, а принудиловка, колхоз — та же система принуж­дения». Беднякам, пытавшимся противостоять кулацкой деятельности,


кулаки заявляли: «Бросьте писать заявления, попадетесь под нашу руку, плохо будет».

Один из обвиняемых уж был судим за избиение камнями комсомоль­ца. Но политический смысл этого дела организации просмотрели и рас­сматривали как факт хулиганства. По делу арестовано 7 чел., из обвиняе­мых скрылись накануне ареста 4 чел. Дело следствием закончено, направ­ляется на рассмотрение тройки ПП.

Хвалынский район. Под руководством кулака Осипова (старообрядец, начетчик) была организована группа сектантов, которая ставила своей целью проникнуть в совхозы, колхозы, вести а/с агитацию, осуществлять вредительство и пр. (обкармливание лошадей, поджоги, хищения хлеба).

Вся группа в составе 33 чел. арестована. Главный обвиняемый — Оси­пов — показал: «В предъявленном мне обвинении в к/р работе и а/с аги­тации, направленной на разгром колхозов и совхозов и существующего со­ветского строя, виновным себя признаю. В 1918 г., весной, перед прихо­дом белых, за две недели я, Осипов Порфирий Николаевич, заступил председателем Еремкинского сельсовета сл[ободы] Лебежанской волости Хвалынского уезда Саратовской губернии. Во время прихода белых штаб их направил в дом Балыкина В.Я., где они и остановились, мы их хорошо снабдили всем необходимым, т.е. способствовали их продвижению. На другой день приехал их командир — Маклеев — полковник, который меня, Осипова, потребовал в дом Балыкина В.Я. и стал требовать выдачи красногвардейцев и угрожал мне расстрелом. В этот день, т.е. в день при­езда Маклеева, были выданы 18 чел. красногвардейцев и члены сельсове­тов. Я собирал сход для мобилизации. На этом сходе вступили доброволь­цами в ряды белой армии 22 чел., из них 20 чел. не возвратились, за ис­ключением двух человек: Осипова Ивана Федоровича (в с. Еремино состо­ит конюхом) и Салкова Семена Ивановича (больной).

Когда наступали красные войска, а белые бежали, то я, Осипов П.Н. принимал активное участие в оказании белым содействия путем предо­ставления им под обозы 200 лошадей, за что получил благодарность в сло­вах: «Еще у меня не было такого председателя, который так быстро ока­зал содействие», — это говорил Маклеев.

Балыкин Василий Яковлевич в это время скрывался неизвестно куда. Какую должность он в это время занимал, я не знаю.

Граждане с. Еремкино были запуганы, и я остался председателем сель­совета до 1920 г. После этого я занимался в своем хозяйстве до 1929 г. В 1929 г. меня раскулачили и отобрали все, я жил на квартире в с. Ерем­кино, и в это время у меня зародилась ненависть к колхозному строю, через который я пострадал. Но после, в 1930 г., [в] апреле, меня восстано­вили, после чего я вступил в колхоз и один год работал, а осень[ю] в 1930 г. меня кратировали и обложили на 640 руб. 20 коп, после чего у меня не осталось ничего, кроме дома.

После этого я еще больше озлобился и стал искать средства борьбы против несправедливости. В 1932 г., по старому стилю 9 мая, на праздник св. Николы я ходил в с. Поповку, где встретился с одноверцами-беглопо-повцами: своим зятем — Мокридиным-Дорофеевым Ульяном Ильичей (уроженец с. Сосновая Маза, старообрядец, но другого течения, т.е. ав­стрийской веры), там же был и Глухов Степан Григорьевич. На этом со­брании я дал установку совместно с Мокридиным-Дорофеевым Ульяном Ильичом следующую: «Нужно будет увязаться с старообрядцами с. Попо-


вки, проживающими в г. Сызрани, и начать действовать по следующему плану: кому не противно — вступать в колхоз, и кто вступил — добиться доверия в колхозе, устраиваться на службу в совхозы и среди бедноты вести а[нти]колхозную работу, связаться с уголовным элементом и дальше действовать, нанося удары незаметно колхозу, совхозу, и в целом — сов-власти.

На эту установку Глухов Степан Григорьевич откликнулся со всем жаром и энергией. Последний мне, Осипову, является зятем. В данное время осужден за обкорм 4 колхозных лошадей, которые пали (осужден на 2 года ИТЛ). После этого мы разошлись, а Мокридин-Дорофеев остался в доме, Глухов С.Г. и Барыкин С.Ф. пошли с женами на огород, садить картофель, а я, Осипов, пошел по с. Поповка к Глухову СЕ. и по дороге встретил Сорокина Лазаря, которого наедине посвятил в свои планы мще­ния, на что получил одобрение с его стороны, и он, Сорокин, обещал при­нять в деле к/р работы активное участие, т.к. он — зажиточный едино­личник и колхозы отобрали у него лучшие земли. В этот день я встретил пастуха Усова Ивана, по уличному Агафонов, который происходит из семьи пастуха-батрака, имеющий связь с скотокрадами, с ними я догово­рился, чтобы он пощипал бедноту села, т.е. нанес ей экономический ущерб путем покражи у них коров. 3 июля с.г. действительно приезжала ко мне и матери с острова Чиликана (с персидской границы) внучка — Самарина Анна Ефимовна, которая рассказала, что скоро будет война, т.к. за границей готовятся к нападению на СССР, и что рабочие на остро­ве голодают. Я этому порадовался и делился с окружающими односельча­нами о войне и развале колхозов, что будем опять жить по-старому.

В августе с.г. внучка уехала на остров Чиликан к мужу, и я настоял, чтобы она забрала с собой брата, моего внука Тютина Ивана Ефимовича, 14 лет — последнего я все время воспитывал в а/с духе. После их отъезда я возле своего дома агитировал женщин, что в Средней Волге колхозы развалились, лошадей разобрали, и хлеб будут делить по единоличным хозяйствам, что скоро власть перемениться и опять будет царь. Это я го­ворил в присутствии граждан: Еремина, Скворцовой Акулины Федоров­ны, были и другие, коих я забыл, также забыл какого числа я агитиро­вал — в июле или августе с.г. После уборки сена ко мне действительно за­езжали два татарина из с. Бахтеевки, станции [Старо-]Кулаткинского района СВК, одного фамилию я не знаю, но он является представителем Бахтеевского сельсовета, а его звать Хусьянин, ранее он у меня плотни­чал, но я его знаю как имеющего связь с бандитами-конокрадами, прини­мающими краденное, а также и сам скотокрад. В данное время арестован за кражу коров в СВК. Хусьянина я посвятил в свои к/р планы и просил, чтобы он со своими знакомыми развернул террористическую работу на границе СВК, на что получил согласие. Но и он меня просил, чтобы я во­оружил «наганами», но я этого сделать не мог, т.к. оружия у меня не было».

Усть-Медведицкий район. Председатель Средне-Царицынского колхоза «Калинин» и председатель] сельсовета Говорухин, взяв под свое покрови­тельство кулаков, прикрываясь администрированием, запугиванием кол­хозников арестами, угрозами выселения, расстрелом, растранжиривал колхозный хлеб и занимался самоснабжением. Свою деятельность группа кулаков во главе с Говорухиным направляла на разложение трудовой дис­циплины в колхозе, чем вызывала выход из колхоза ударников. Активное


участие принимали члены правления: полевод — кулак Свиридов, быв. активный белогвардеец — вахмистр Ресчиков, зять кулака — бригадир Абраменко Евграф Герасимович. Этой группой в отчетности по хлебу была допущена умышленная запутанность.

Свидетель Свиридов показал: «Счетовод Свиридова напутывала учет и отчетность по обмолоту и расходованию хлеба, давала преувеличенные сведения, причем продовольственное зерно указывала озадками».

По делу арестовано 9 чел.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-10; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.205.60.226 (0.006 с.)