ТОП 10:

Пространство и время как формы существования



 

Уже древние связали воедино вопросы о бытии, движе­нии, пространстве и времени. Апории Зенона касаются не только проблемы движения, но и выражают определенные представления о пространстве и времени. Элеаты исходят из установки бесконечной делимости пространства и непре­рывности времени, а также их независимости друг от друга.

Философские категории пространства и времени явля­ются абстракциями высокого уровня и характеризуют осо­бенности структурной организации материи. Пространство и время – формы бытия, по словам Л. Фейербаха, корен­ные условия бытия, не существующие независимо от него. Верно и обратное представление, материя невозможна вне простран­ства и времени. Как писал Ф. Энгельс, «бытие вне времени есть такая же величайшая бессмыслица, как бытие вне про­странства».

В истории философии можно выделить два способа ин­терпретации проблемы пространства и времени. Первый, субъективистский, рассматривает пространство и время как внутренние способности человека. Сторонники второго, объективистского, подхода считают пространство и время объективными формами бытия, не зависящими от сознания человека.

Наиболее ранней версией субъективистской концепции времени были идеи философа V века Аврелия Августина. Блаженный Августин считал, что время – это чело­веческий способ обозначения изменения, и поэтому в объективном смысле не существует.

Самой известной субъективистской концепцией про­странства и времени является теория И. Канта. Про­странство и время, по мысли немецкого философа, представ­ляют собой априорные формы чувственности, с помощью которых происходит первоначальное упорядочение хаоса чувственных впечатлений. Пространство – априорная фор­ма внешнего чувства, позволяющая систематизировать вне­шние ощущения. Время априорная форма внутреннего чувства, осуществляющая систематизацию внутренних ощу­щений. Пространство и время есть формы чувственной по­знавательной способности субъекта и независимо от него не существуют.

Еще одним примером субъективистского подхода явля­ется концепция длительности в философии жизни А. Берг­сона. Французский философ начала XX века принципи­ально различал время и длительность. Длительность, по его мнению, составляет подлинную сущность жизни. Пере­живая длительность, человек приобщается к жизни, уча­ствует в ней и постигает ее. Время же есть опространствленная, умерщвленная длительность, которая к сущности жизни не имеет никакого отношения и есть всего лишь удобный способ рассудочного измерения ограниченного числа процессов физического мира.

В рамках объективистской парадигмы исторически пер­вой была субстанциональная концепция пространства и времени. Уже в атомизме Демокрита есть представления о пустоте, в которой движутся атомы. Пустота объективна, однородна и бесконечна. По сути дела, словом «пустота» Демокрит обозначает пространство. Пространство в ато­мизме – это вместилище атомов, время – вместилище со­бытий.

В окончательном виде субстанциональная концепция сформировалась в Новое время. Ее основой стали онтоло­гические представления философов XVII века и механика И. Ньютона. Пространство в механике И. Ньютона есть пустое вместилище для вещества – материи. Оно однород­но, неподвижно и трехмерно. Время есть совокупность рав­номерных моментов, следующих один за другим в направ­лении от прошлого к будущему. В субстанциональной кон­цепции пространство и время рассматриваются как объек­тивные самостоятельные сущности, не зависящие друг от друга, а также от характера протекающих в них материаль­ных процессов.

Субстанциональная концепция пространства и времени адекватно вписывалась в механистическую картину мира, предлагаемую классической рационалистической филосо­фией, и соответствовала уровню развития науки XVII века. Но уже в эпоху Нового времени появляются первые идеи, ко­торые характеризуют пространство и время иначе, чем суб­станциональная концепция. Так, Г. Лейбниц считал, что пространство и время – это особые отношения между объектами и процессами и независимо от них не существу­ют. Пространство – порядок взаиморасположения тел, а время – порядок сменяющих друг друга событий. Не­сколько позже Г. Гегель указывал, что движущаяся материя, пространство и время связаны друг с другом, а с изменени­ем скорости протекания процессов меняются и простран­ственно-временные характеристики. Г. Гегель, в частности, писал: «Мы не можем обнаружить никакого пространства, которое было бы самостоятельным пространством, оно всегда есть наполненное пространство и нигде не отличает­ся от своего наполнения». Первые же идеи о пространстве, которые можно характеризовать как реляционные, связаны с именем Аристотеля. Аристотель критиковал Демокрита и отрицал существование пустоты. Пространство, по его мнению, есть система естественных мест, занимаемых ма­териальными объектами.

В законченном виде реляционная концепция простран­ства и времени сложилась после создания общей и специ­альной теорий относительности

А. Эйнштейна и неевкли­довой геометрии Н. Лобачевского.

Специальная теория относительности распространяет принципы относительности на законы электродинамики. В результате свойства пространства и времени, которые прежде считались абсолютными, оказываются относитель­ными; длина, временной интервал между явлениями, поня­тие одновременности ставятся в зависимость от характера материальных процессов. Как говорил А. Эйнштейн, «вме­сте с вещами исчезает пространство и время».

Общая теория относительности, в свою очередь, распрос­транила результаты специальной теории на неинерциальные системы отсчета, что привело к установлению зависи­мости между метрическими свойствами пространства и времени и гравитационными взаимодействиями. Одним из выводов общей теории относительности стало утверж­дение, что вблизи тяжелых объектов, свойства пространства и времени отклоняются от свойств, предполагаемых геометрией Ев­клида. Например, было установлено, что процессы на Сол­нце протекают медленнее, чем на Земле из-за более высо­кого гравитационного потенциала на его поверхности. Наблюдалось также отклонение луча света вблизи поверх­ности Солнца, что свидетельствует об изменении свойств пространства. Иначе говоря, в зависимости от гравитаци­онных масс время может замедляться или, напротив, уско­ряться, пространство искривляется. Кривизна пространства измеряется отклонением от классических правил геометрии Евклида. Так, например, в евклидовой геометрии предпола­гается, что сумма углов треугольника составляет 180°. Сум­ма же углов треугольника, изображенного на поверхности сферы, больше 180°, а на седловидной поверхности – меньше 180°. Поверхность сферы в неевклидовой геомет­рии называется поверхностью положительной кривизны, а поверхность седла – отрицательной.

Выводы общей и специальной теории относительности и неевклидовой геометрии полностью дискредитировали понятия абсолютного пространства и абсолютного времени. Оказалось, что признанные классическими субстанциональ­ные представления о пространстве и времени не являются окончательными и единственно верными. Реляционная пара­дигма предполагает рассмотрение пространства и времени как систем отношений между взаимодействующими объек­тами. Пространство и время неразрывно связано друг с дру­гом, и составляют единый пространственно-временной кон­тинуум. Кроме того, их свойства напрямую зависят от характера протекающих в них материальных процессов.

Современная философия различает специфические фор­мы пространства и времени в зависимости от того, в связи с какой формой движения материи они существуют – фи­зической, биологической или социальной.

Пространству и времени приписываются определенные характеристики. Общими и для простран­ства, и для времени являются свойства объективности и всеобщности. Пространство и время характеризуются объективностью, так как существуют независимо от сознания. Всеобщность означа­ет, что эти формы присущи всем без исключения воплоще­ниям материи на любом уровне ее существования. Кроме того, у пространства и времени есть ряд специфических ха­рактеристик. Так, пространству приписываются свойства протяженности, изотропности, однородности, трехмерности. Протяженность предполагает наличие у каждого материаль­ного объекта определенного местоположения, изотропность означает равномерность всех возможных направлений, од­нородность пространства характеризует отсутствие в нем каких-либо выделенных точек, а трехмерность доказывает, что положение любого объекта в пространстве может быть определено с помощью трех независимых величин. Что касается многомерного пространства, то пока поня­тие многомерности существует только как математическое, а не физическое. Основания трехмерности пространства ищутся в структуре некоторых фундаментальных процес­сов, например, в строении электромагнитной волны, и фун­даментальных частиц. Однако не отрицается, что если из абстрактной гипотезы многомерного пространства удастся получить конкретные выводы, проверяемые в нашем вос­принимаемом четырехмерном пространственно-временном континууме, то эти данные могут быть косвенным свиде­тельством существования многомерного пространства. Физическому времени приписываются свойства дли­тельности, одномерности, необратимости и однородности. Длительность интерпретируется как продолжительность существования любого материального объекта или процес­са. Одномерность означает, что положение объекта во вре­мени описывается единственной величиной. Однородность времени, как и в случае с пространством, означает отсут­ствие каких-либо выделенных фрагментов. Необратимость времени, то есть его однонаправленность от прошлого к буду­щему, скорее всего, связана с необратимостью протекания некоторых фундаментальных процессов и характером зако­нов в квантовой механике. Кроме того, существует причин­ная концепция обоснования необратимости времени, соглас­но которой если бы время было обратимо, что причинная связь оказалась бы невозможной.

Биологическое пространство-время – это простран­ство и время в живой природе. Биологическое простран­ство характеризуется асимметрией правого и левого. Един­ство симметрии и асимметрии в живой природе позволяет организмам лучше приспосабливаться к среде. Что касает­ся биологического времени, то его главной характеристи­кой является цикличность, ритмичность. Все живое суще­ствует, подчиняясь разного рода ритмам. Кроме этого, время живого неравномерно. Собственное «внутреннее» время живых организмов характеризуется разным темпом, имеет индивидуальную меру, может убыстряться или, на­против, замедляться в зависимости от состояния живого организма, периода его жизни, взаимодействия с другими фрагментами живого и т.п. С физической точки зрения со­вершенно одинаковые отрезки времени могут переживать­ся как более или менее длительные. На эту особенность биологического времени обратил внимание французский философ А. Бергсон.

Биологическое время применительно к человеку назы­вают психологическим. Психологическому времени также свойственна неравномерность. Оно то бежит, то замедляет­ся в зависимости от состояния человека или происходящих вокруг него событий. Темп и плотность психологического времени напрямую связаны с осознанием возраста и конеч­ности человеческой жизни.

Социальное пространство-время не существует вне практической деятельности человека. Социальное про­странство – это значимые для человека сферы бытия. Ко­нечно, они находятся в трехмерном физическом простран­стве, однако их специфика заключается в том, что это освоенные человеком сферы, наделенные особым культур­ным смыслом. Социальное пространство – это простран­ство специфических смыслов, определяющих мировоззре­ние человека. Представления о социальном пространстве меняются в зависимости от эпохи и культуры. Например, для мифологического и религиозного сознания характерно представление о «сакральном», и профанном пространствах. Для современного научного, философского и более или ме­нее развитого обыденного сознания такого удвоения про­странства не существует.

Социальное время также зависит от характера соци­альных процессов, которые качественно отличаются от фи­зических процессов. Специфика социального времени тесно связана с особенностями эпохи и культуры, по отношению к которым определяется категория времени. Одни и те же социальные процессы могут по-разному протекать в разные культурные эпохи. Например, социальные процессы, характерные для Средневековья (отношения личной зависимости, натураль­ный тип хозяйствования, разделение общества на сосло­вия), в России наблюдались вплоть до середины XIX века, тогда как в Западной Европе Средневековье в основном за­вершилось к XVI веку.

Темпоральность и направленность социального времени оказываются в прямой зависимости от смыслов, которые человек приписывает реальности. Так, например, социаль­ное время Античности было циклическим. Греки считали космос и социум, существующими в определенных, предзаданных циклах. Также мыслилась и личная жизнь человека. С появлением христианства социальное время развернулось в линию, у которой четко фиксировалось на­чало – грехопадение первых людей, и конец – второе пришествие Христа, страшный суд и окончательное (в веч­ности) разделение людей на грешников и праведников. Для современного человека характерно линейное представле­ние о социальном времени. Мы мыслим историю как ли­нию, которая имеет начало – происхождение человека и общества, и надеемся, что не имеет конца. Именно это представление кажется нам естественным и поэтому един­ственно возможным, однако при внимательном взгляде на историю культуры эта позиция оказывается лишь одной из многих.

«Скорость» социального времени измеряется плотнос­тью, насыщенностью событиями. Общей тенденцией разви­тия человеческого общества является ускорение социального времени и его уплотне­ние. Так, время первобытных культур было очень медленным: изменения протекали веками и не могли наблюдаться отдельным человеком. Медленным было и время Средневековья. Для современной же цивилизации характерно невиданное прежде ускорение всех социальных процессов. Изменения происходят настолько быстро, что их может наблюдать отдельный человек на протяжении своей жизни. Например, тридцать лет назад не было такого явле­ния, как Интернет. За последние же пять лет Интернет стал настолько важной технической, коммуникационной и смыс­ловой реальностью, что без него немыслима не только дея­тельность узкой группы профессионалов, но и повседнев­ная жизнь любого человека.

 

3. 11. Современные теории саморазвития и самоорганизации мира:

Диалектика и синергетика

В современной философии и науке существуют две об­щепризнанные теории, в которых рассматриваются вопро­сы самоорганизации и саморазвития бытия: диалектика и синергетика.

Исторически первой была диалектическая теория, по­этому уместно начать с нее. Термин диалектика был пред­ложен античными философами поначалу для обозначения искусства спора, а затем – одного из методов получения знаний. Буквальный перевод с греческого «dialektice» озна­чает беседа, спор. Античную диалектику считают истори­чески первой формой диалектики.

Развернутой теорией и продуманным методом диалек­тика стала в XVIII веке в философии Г. Гегеля. Немец­кий философ сформулировал основные диалектические за­коны, распространив их на все существующее: природу, общество и мышление. В гегелевском панлогизме диалектика оказалась выражением движения Абсолютного духа к самопознанию.

Третий этап развития диалектики связан с марксизмом, который перенес принципы идеалистической диалектики Г. Гегеля на материалистическую почву. Развернутое определение материалистической диалектики дал Ф. Энгельс. По его мнению, диалектика – это наука о всеобщих законах движения и развития природы, общества и мышления. Законы развития природы описываются объективной диалектикой, законы мышления – субъективной. Объективная диалектика выражается в виде не зависящих от человека, внешних по отношению к нему законов природы, а субъективная – в виде внутренне присущих мышлению и познанию закономерностей. Принципы субъективной и объек­тивной диалектики тождественны по своему содержанию, но различны по форме.

Основное содержание диалектической теории описыва­ется тремя законами, которые Г. Гегель сформулировал по отношению к Абсолютному духу, а К. Маркс и Ф. Энгельс применили к материалистически понятым природе, обще­ству и человеческому мышлению.

«Ядро» диалектики составляет закон единства и борь­бы противоположностей, который дает ответ на вопрос об источнике развития. Таким источником в диалектике счи­таются противоположные начала. Противоположности – стороны, моменты явления, которые, с одной стороны, взаимоисключают друг друга, а с другой – существуют в не­разрывной связи и при определенных условиях переходят друг в друга. Единство противоположностей образует про­тиворечие. Суть первого закона диалектики можно сформу­лировать следующим образом: разделение единого целого на противоположные начала, борьба противоположностей приводят к разрешению противоречия и переходу исходно­го целого на качественно новый уровень.

Второй закон диалектики – закон перехода количе­ственных изменений в качественные – служит развитием и конкретизацией первого и дает ответ на вопрос о механизме развития. Суть этого закона такова: накопление качествен­ных изменений в определенный момент времени с необходимостью приводит к существенной трансформации качества предмета, т.е. к возникновению но­вого качества через скачок от старого качества к новому качеству в процессах природы, общества и мышления. Именно скачок определяет отличие диалектического подхода от устаревшего метафизического понимания движения. Ибо скачок – это не просто количественное изменение, а именно качественное, коренное, преобразование старого качества в новое. Например, переход одних видов энергии – в другие виды энергии. Скачком являются научные и культурные революции. Что касается количества – то это философская категория, выражающая такую определенность предмета, изменение которой не приводит к превращению предмета в другой предмет. Ка­чество же – философская категория, выражающая внутрен­нюю определенность предмета, благодаря которой он су­ществует как именно этот, а не другой предмет. Качество, таким образом, выражает устойчивость предметов или яв­лений. Единство качественной и количественной характе­ристик задает категорию меры. Мера определяет те грани­цы, в которых количественные изменения не приводят к изменению качества предмета или явления.

Третий закон диалектики – закон отрицания, отрица­ния – выражает направленность развития. Согласно этому закону, развитие происходит по спирали, которая представ­ляет собой цепь циклов. В процессе развития предмет или явление возвращается к ранее пройденным ступеням, но на более высоком уровне. Ни одно из свойств, таким образом, не исчезает бесследно, но сохраняется на протяжении всего времени существования объекта. Спиралевидное направле­ние развития определяется двойным отрицанием. Исходный пункт развития – предмет или явление. Второй момент – отрицание данного предмета или явления, третий – отри­цание уже состоявшегося отрицания или синтез. Синтез как раз и позволяет сохранить некоторые прежние свойства объекта на более высоких стадиях его развития.

Три закона составляют основную часть диалектики, од­нако полностью ее содержания не исчерпывают. Развитая диалектическая теория содержит учение о методе и особой диалектической логике. Три закона диалектики составляют так называемую объективную диалектику, действительность которой демонстрируют все виды эволюции природных форм. А учение о мето­де, логика, эволюция общества, культуры, личностных форм, мышления – субъективную диалектику.

В диалектическую логику входит учение о категориях и принципах философского познания. Основными диалекти­ческими принципами, т.е. приемами мышления, позволяющи­ми осуществить адекватное познание, являются следующие:

– принцип объективности;

– принцип системности;

– принцип историзма;

– принцип противоречивости;

– принцип восхождения, от абстрактного видения к конкретному пониманию;

– принцип единства логического и исторического.

Исходный принцип объективности является установкой на познание вещей такие, какие они есть, т.е. независимо от человека. Принцип системности выражает требование всестороннего изучения предмета, в единстве всех его внутренних и внешних связей. Кроме того, системность рассмотрения нацеливает на воспроизведение сущности объекта и отвлечение от всех его несущественных, случай­ных сторон. Принцип историзма предполагает установку на изучение предмета в развитии. Диалектический прин­цип противоречия выражает нацеленность познания на вы­явление внутренней противоречивости изучаемого предме­та и воспроизведение этой противоречивости в мышлении. Принцип восхождения от абстрактного к конкретному пониманию в своей основе имеет установку на выявление сущности предмета, ее постепенное раскрытие сначала фрагментар­но, а затем во всей полноте. Познание, подчиненное этому принципу, движется от неполного, абстрактного знания о каких-то частях предмета к более полному пониманию его и конкретно­му постижению целого. Принцип единства логического и исторического выражает тот факт, что теоретическая логи­ка развития предмета воспроизводит существенные момен­ты его действительного исторического развития.

В отличие от диалектики, сформировавшейся в виде фи­лософской теории, синергетика возникла как одна из кон­цепций в физике в последней трети XX века, а затем приобрела мировоззренческий статус. Основоположниками синергети­ки считаются Г. Хакен и И. Пригожин. Термин «синергети­ка» происходит от греческого «sinergia» – сотрудничество, содействие. Синергетика является наиболее общей на дан­ный момент теорией самоорганизации и изучает закономер­ности этих явлений во всех типах материальных систем.

Помимо перечисленных в предыдущих разделах атрибу­тивных свойств материи, в синергетике выделяется еще одно – способность к самоорганизации. Как пишет Г. Ха­кен, принципы самоорганизации распространяются «от морфогенеза в биологии, некоторых аспектов функциони­рования мозга до флаттера крыла самолета, от молекуляр­ной физики до космических масштабов эволюции звезд, от мышечного сокращения до вспучивания конструкций».

Исходный принцип синергетики различие процессов в открытых и закрытых системах. Напомним, что в замк­нутых системах вектор протекания процессов направлен от упорядоченности через равновесное состояние к хаосу. В открытых системах наблюдаются обратные процессы, ког­да при определенных условиях из хаоса самопроизвольно возникают новые упорядоченные структуры. Основными характеристиками процессов в замкнутых системах явля­ются равновесность и линейность, в открытых – напротив, неравновесность и нелинейность. В отличие от классиче­ской науки, рассматривавшей закрытые системы как абсо­лютный тип упорядоченности мира, синергетика в качестве предмета своего изучения выбирает открытые системы. По мнению создателей синергетической теории, именно откры­тые системы являются универсальными, а протекающие в них процессы способствуют самоорганизации мира.

Главное свойство открытых систем – неустойчивость. Опираясь на это знание, синергетика предлагает следу­ющее объяснение механизма возникновения порядка из ха­оса. Пока система находится в состоянии термодинамиче­ского равновесия, все ее элементы ведут себя независимо друг от друга и на создание упорядоченных структур не способны. В какой-то момент поведение открытой системы становится неоднозначным. Та точка, в которой проявляет­ся неоднозначность изменений, называется точкой бифур­кации – разветвления, на социальном уровне – выбора. В точке бифуркации изменяется роль внешних для системы влияний: ничтожно малое воздей­ствие приводит к значительным и даже непредсказуемым последствиям.

Таким образом, под влиянием энергетических взаимо­действий с окружающей средой в открытых системах воз­никают так называемые эффекты согласования, когда раз­личные элементы начинают вести себя в унисон друг с другом. Такое согласованное поведение синергетика назы­вает когерентным. Как следствие, происходят процессы упорядочения, возникновения из хаоса новых структур. После возникновения новая структура, в синергетике ее называют диссипативной, включается в дальнейший про­цесс самоорганизации материи. Таким образом, внешние взаимодействия оказываются фактором внутренней само­организации систем, которые, в свою очередь, способствуют самоорганизации других систем и т.д. Сами процессы са­моорганизации характеризует нелинейность, наличие об­ратных связей, открывающих большие возможности управ­ляющего воздействия.

Синергетический подход позволяет ответить на вопрос, почему вопреки действию закона энтропии мир демонст­рирует высокую степень организованности и порядка, т.е. синергетика последовательно опровергает теорию тепло­вой смерти Вселенной. Кроме того, поскольку синергетика утверждает, что законы самоорганизации действуют на всех уровнях бытия, это позволяет преодолеть разрыв меж­ду живой и неживой природой и объяснить происхождение жизни как процесс самоорганизации неорганических сис­тем. И. Пригожин в книге «Порядок из хаоса», своего рода манифесте синергетики, утверждает, что синергетический взгляд на мир меняет наше представление о случайности и необходимости, необратимость материальных процессов, трансформирует привычное представление о времени, поз­воляет иначе понять характер и сущность энтропийных процессов (рассеивания энергии), т.е. радикально меняет стиль мышления о ре­альности. А. Пушкин мечтал об университете счастья, в котором реализуются возможности и перспективы самоорганизующегося бытия. Очень интересные мысли в этом плане высказывал Мандельштам, который считал, что каждый человек – это буквы в алфавите, и чтобы образовалось слово надо слиться с другими людьми. А М. Мамардашвили и вовсе заострил назначение синергетики в одной фразе: «Самоорганизация – это самим мной организованное бытие».







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.210.23.15 (0.01 с.)