ТОП 10:

Первая фаза (417–453, 1 Византия)



 

Новое развитие идет на фоне старого уклада. Византия усиленно поддерживает иллюзию, что Римская держава едина. Однако различие уже не просто в фазах восточного ритма, теперь уже различаются сами типы ритмов. Пропасть растет. Феодосий II из Византии управляет Римом.

Впрочем, Рим защищать уже поздно, дай-то Бог самому от врагов отбиться... Вандалы, арабы, эфиопы, персы, гунны – угроза исходит со всех сторон, а имперский цикл только начался, силенок еще маловато. Надежды в основном на дипломатию. «Во все продолжительное царствование Феодосия Византия выходила с большим или меньшим успехом из всех политических затруднений» (Ф. Успенский).

Диапазон политических методов того времени был широк. Так, Феодосий посылал посольство к предводителю гуннов – Атилле – с целью договориться о мире или... подготовить убийство великого завоевателя.

Массы потянулись к политике. В борьбу церковников, придворных клик активно начали вмешиваться партии (прасины и венеты). Их роль повысилась именно во времена Пульхерии и Феодосия. При них партии обзавелись активистами, группами давления, дело доходило до вооруженных столкновений между ними.

В идеологическом плане первая фаза, как и положено, была двойственной – старый уклад сосуществует с нарождающимся. «Строгий тон благочестия, царивший при дворе, и неукоснительное соблюдение христианских праздников, обязательное для всего населения империи, не являлось препятствием для процветания народных увеселений на ипподроме» (Ю. Кулаковский). До глубокой христианизации сознания византийцев было далеко: не было запрещено отправление языческих культов, в империи господствовал «религиозный индифферентизм, формальное восприятие христианства» (Г. Курбатов).

Разумеется, что по главной линии имперского цикла (христианизация) наибольшее продвижение на вершине власти. «Властная и энергичная Пульхерия отличалась пламенным благочестием... Под воздействием Пульхерии императорский двор, по свидетельству современников, стал походить в своем внутреннем обиходе на монастырь» (Ю. Кулаковский). Пульхерия и ее сестры дали обет безбрачия, дни во дворце начинались с пения псалмов. По средам и пятницам строго соблюдались посты. Посещались церковные службы.

Сам Феодосий II был ревностным христианином, но он «получил далеко не одно духовное образование. Он изучал греческую и латинскую языческую литературу, астрономию, математику, естественные науки. За искусство письма он получил прозвище Каллиграфа» (С. Шестаков). Основав в 425 году константинопольский университет, он даже не удосужился ввести туда богословие как отдельный предмет. Типичный деятель первой фазы, культурен, образован, приемлет старый мир, но и о новом подумывает.

Однако империя есть империя, и восточной веротерпимости она не приемлет. В 416 году язычникам было запрещено поступать на государственную службу, в 418-м этот запрет распространился на иудеев. Потом еретикам и иноверцам было запрещено иметь свои храмы в столице, отправлять культ.

Христианство, а вместе с ним имперский ритм формируют новое отношение к власти, новый тип власти. Император отныне не бог и не сын божий, он так же, как и все люди, «раб божий». Однако сама власть от Бога и богохранима. Так кресло становится важнее самого властителя, главным же достоинством императора, по сведению византийских источников, был «страх божий».

«Как известно, отсутствие точного закона престолонаследия не раз ставило империю в крайне опасное положение, но нельзя отрицать и того, что это же обстоятельство часто открывало дорогу к власти самым способным государственным людям» (Ф. Успенский). Сказано о Византии, но могло бы быть сказано о петровской России или о СССР, ведь это формулировка закона именно имперского развития. Другое дело, что, как только имперский ритм кончается, подобный закон буквально убивает постимперское государство.

Ну а пока налицо один из важнейших признаков имперского развития – долгое и мощное правление. «Нельзя не признать время правления этого императора чрезвычайно важной вехой в судьбах восточной империи. Уже сама продолжительность этого царствования имела большое значение в смысле установления традиций. В течение сорока двух лет одно лицо стояло во главе правления и утверждало монархическую идею на основе христианских воззрений и принципов... Феодосии сердцем чувствовал долг государя и скрепил своим жизненным подвигом свою империю, которая сознавала себя единой христианской державой» (Ю. Кулаковский).

Одной из главных линий всего имперского цикла стало противостояние несториан и монофизитов. Заложено это противостояние было, естественно, в мистической первой фазе. Константинопольский патриарх Несторий (428–431) создает учение о личности Иисуса Христа, которое было названо по его имени несторианством. Несторий считал, что Иисус рожден был человеком и божественную природу принял лишь впоследствии. Реакцией на несторианство стало монофизитство. Оно трактовало соединение двух начал в личности Иисуса Христа как поглощение человеческого божественным. Утвердившись на территории Сирии, Палестины, Египта, монофизитство стало знаменем сепаратизма. Эти территории требовали большей автономии от центра, в перспективе маячило отделение.

Империя бурлила, активизировалось монашество. «В этот чисто богословский спор вовлекались широкие массы. Вся империя пришла в волнение» (С. Сказкин).

В мистической первой фазе не сразу обозначается будущий победитель. В 431 году (14-й год фазы, псевдорешение) на Эфесском соборе несторианство было осуждено.

Монофизиты поднялись высоко, требуя все больших и больших прав территориям. На «разбойничьем» соборе 449 года (32-й год фазы, четыре года до революции) в том же Эфесе монофизиты избивали своих противников, сгоняли их с мест, не давали вести протокол и т.д. В государстве восточного ритма все это закончилось бы развалом, для государства с имперским ритмом это был всего лишь набор энергии.

Предвестьем революции стал Халкидонский собор (451 год). На нем был выработан православный символ веры (Бог един в трех лицах; Иисус Христос (Бог-сын) единосущен Богу-отцу. Две природы (божественная и человеческая) существуют в нем в «неслиянном единстве», ставшем государственным вероисповеданием; осуждено монофизитство. Сепаратизм в религиозной форме был запрещен и стал наказуем. На этом соборе восточная церковь получила свою окончательную организацию. В политическом плане церковь была подключена к церемонии избрания императора. Впервые (!) в мировой истории в 451 году в храме святой Софии император Маркиан (450–457) был венчан на царство патриархом. «Обряд коронации с тех пор постепенно входит в обычай во всех европейских государствах» (Ф. Успенский). Так Византия постепенно создавала для всей Европы политическую модель, по сути, модель бытия.

Однако не будем забывать, что духовная власть в имперском цикле лишь прикрытие власти политической. «Таким образом, следует принять, что к половине V века в подготовлявшийся на Востоке строй вошел новый элемент, вступивший в тесный союз с империей, это был константинопольский патриархат. Никак нельзя терять из внимания, что создание константинопольского патриархата есть дело царской власти и что в дальнейшем патриарх Константинополя испытывал на себе следствия исключительных условий, при которых происходили его образование и рост» (Ф. Успенский).

Говоря о резком усилении политики, о смыкании идеологии с политикой, не следует забывать и о третьей сфере – экономике, единственной сфере, несущей в имперском цикле очевидные потери. Особенно хорошо провал имперской экономики должен быть виден на фоне экономического чуда четвертой фазы (если она, конечно, была) предшествовавшего цикла по ритму Востока. Зрелища, развлечения, дань Атилле, огромные средства на благоустройство столицы, в которой было устроено даже ночное освещение, деньги потекли рекой, но без думы о будущем, без экономии.

«Как никогда ранее, Константинополь высасывал соки из провинций, разорял местных рабовладельцев и доводил страну до частых голодовок...» (С. Сказкин).

В дальнейшем экономический беспредел только нарастал, то чрезмерные траты, то, напротив, чрезмерная экономия. Так Анастасий из третьей фазы (491–518) собрал в казне огромные суммы в золоте, при этом полностью вывел его из оборота, что сократило рынок, торговлю, обескровило экономику. Ремесленное население потеряло работу из-за сокращения строительства, отмены зрелищ. Оно медленно разорялось. Анастасию пришлось даже отменить хрисаргир – налог на все доходы, собиравшийся раз в четыре года. Собирать было попросту не с кого.

Юстин и Юстиниан растратили «кубышку» Анастасия как раз к началу четвертой фазы на праздники, зрелища, подарки и угощения. Нам все это напоминает траты Екатерины II по поводу наступления великих времен, а также горбачевско-рыжковские повышения зарплаты, вызвавшие в самом конце третьей фазы взрыв инфляции и резкое понижение уровня жизни.

Кстати, нам, обитателям четвертой фазы, очень полезно знать, что взлет государства при Юстиниане Великом (527-565) отнюдь не сопровождался экономическим подъемом. Напротив, казна была вечно пуста, долг государства огромен, ну а население нищало. Так что тем, у кого свет в окне копейка, лучше поискать места побогаче.

Юстиниан – создатель государства нового типа, христианской монархии, на вновь отвоеванных территориях Италии и Африки, где господствовали отношения частной собственности, пытался возродить рабство, ставшее экономически совершенно бессмысленным.

Пусть любители отождествлять сильную политику с сильной экономикой объяснят, как при величайшем и мудрейшем политике Юстиниане Иоанн Капподокийский Додумался до налога на воздух (пространство?) – это ли не символ экономической беспомощности на все времена.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-20; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.231.228.109 (0.009 с.)