ТОП 10:

Третья фаза (489–525, 1 Византия)



 

В те века имперские часы еще не были столь изощренно точны (причина – размеры и масса государства), однако смерть Зинона вполне сравнима со смертью Сталина. В 491 году Зинон пал жертвой тщательно спланированного заговора. Его похоронили мертвецки пьяного и засыпали могилу, несмотря на то что оттуда были слышны крики. Не так ли и в 1953 году в далекой России не пускали врачей к цеплявшемуся за жизнь тирану, словно закапывали заживо.

Вдова императора Ариадна сразу же объявила о своем желании выбрать в мужья и соправители пожилого чиновника, имевшего должность силенциария и происходившего из незнатной семьи, – Анастасия Дикора.

Император Анастасий (491–518) был близок к сенаторским кругам и являлся ставленником высшей знати, которая не хотела продолжения террора Зинона или Льва, точно так же, как Хрущев и особенно Брежнев были ставленниками партаппарата, не желавшего нового Сталина.

«В приведенной официальной записи о восшествии на престол Анастасия этот важный акт государственной жизни проходит при полном единодушии всех участников... Если дело сладилось так быстро и с видимым единодушием, то, очевидно, оно было подготовлено заранее и имя Анастасий, как преемника Зинона, было намечено задолго до события. Недаром Зинон знал о том, что его преемник будет силенциарий, и старался убить такового, вопреки велению судьбы» (Ю. Кулаковский).

Уже церемония венчания на царство показала, что военно-тираническая эпоха ушла в прошлое. В частности, сама церемония проходила на Ипподроме, а не на Военном поле, как раньше при Маркиане, Льве и Зиноне.

Ослабление армии шло параллельно с усилением церкви. «Определеннее, чем прежде, выступает участие патриарха в этом событии: принятого войсками через возложение цепи и уже провозглашенного избранника он облекает в порфиру и возлагает на его голову царский венец» (Ю. Кулаковский). Еще один новый элемент – Анастасий, ставший кандидатом в императоры, но еще не провозглашенный им, дает присягу «сановникам двора и членам синклита в том, что, облекаясь новой властью, он предает забвению все старые личные отношения, которые должны с этого момента потерять всякое значение» (Ю. Кулаковский), что-то среднее между пионерской клятвой и экзаменом по уставу КПСС.

Воцарение Анастасия было столь блестящей интригой и совершилось столь мгновенно, что исавры ничего не смогли ей противопоставить. Они оказались побежденными более сильной группировкой константинопольской знати. А все дело в том, что время сменило окраску, теперь в цене был уже не боец, а чиновник.

Придя к власти, Анастасий немедленно уничтожил все привилегии исавров: прекратил денежные выплаты, изгнал их из столицы, конфисковал имущество и продал его с аукциона.

Развенчанию подвергся и культ личности Зинона. Все его имущество, вплоть до одежды, было распродано.

Противостояние исавров и нового императора продолжалось семь лет. В конечном счете верные правительству войска разгромили бывших гвардейцев. Таковы парадоксы «темного времени». Варварскими руками и варварскими методами строится самое цивилизованное христианское государство.

«Будучи миролюбив по характеру и имея большую опытность в государственных делах, Анастасий не желал никаких новшеств... Его заботы были сосредоточены в том, чтобы устранить смуты и водворить глубокий мир между своими народами. Поэтому он был против всяких разделений и пререканий, как церковных, так и гражданских» (Евагрий). Ну разве нельзя то же было сказать о Брежневе или Елизавете Петровне? Классика третьей фазы.

Однако, как и при Брежневе, при Анастасии при внешнем затишье внутренние процессы шли очень мощно – идея христианской монархии обретала плоть и кровь.

Важнейшей задачей третьей фазы является вовлечение максимально большого количества людей в сферу государственного строительства. Для этого необходима максимальная бюрократизация всех сфер жизни.

«Анастасий установил государственный бюджет, водворил строгую отчетность и прилагал самое внимательное отношение к соответствию расходов и приходов» (Ю. Кулаковский). Натуральные повинности были заменены универсальными денежными налогами. Был создан аппарат для централизованного сбора налогов – виндики. Теперь все денежные средства шли в казну, а не оседали на местах, как ранее, когда налоги собирали местные власти. Конечно, виндики «поступали с населением не лучше, чем враги» (Иоанн Лидиец), но золото стекалось в казну, укрепляя положение императорской власти.

Анастасий не только свел все нити управления в руки императора, он окончательно застолбил для императорской власти и место христианского учителя нации, преобразователя ее сознания. «Его совестливость не позволяла ему угождать распущенной черни в ее разнузданных и варварских забавах, к коим она привыкла и которые вели происхождение еще от поры язычества. Так, он запрещает борьбу с дикими зверями, остаток обычаев языческого Рима, являвшийся в христианском обществе анахронизмом... Анастасий отказал также в разрешении отправлять ночные празднества, которые давали повод к похотливым оргиям (майский праздник Брита, "когда не надо стесняться"). В связи с беспорядками в городе 491 года Анастасий изгнал также плясунов, а позднее издал общее запрещение этого вида увеселений» (С. Шестаков).

Наконец, самой бурной активностью отмечена сфера идей. Так же, как и мы в тихие брежневские времена в бесконечных кухонных спорах искали истину, во времена Анастасия народ искал правду. Речь, разумеется, о религии, Христе, православии. «В ту пору был другой человек, который ничего не сказал нам об Анастасии, но явился лучшим выразителем его времени в духовном отношении и отразил в своем творчестве эпоху подъема религиозного духа, которым была согрета вся жизнь императора. То был Роман-сладкопевец... В это время тяжких и ожесточенных споров об истине диалектического изъяснения естества Богочеловека Роман в своем религиозном экстазе поднялся выше условных понятий и определений и с дивным дарованием поэта излил богатство своего религиозного чувства в своих навсегда живых творениях» (Ю. Кулаковский).

Времена Анастасия – это и образовательный бум в Византии. Раздутый центральный государственный аппарат, идеологическое противостояние, где без определенной подготовки не победишь,– все это служило интересам развития образования в Византии. В это время были подготовлены и обучены все блестящие деятели времен «золотого века», времен Юстиниана Великого.

«Широко образованный, владевший обоими языками империи, Анастасий любил общество образованных людей и оказывал внимание людям, посвятившим себя науке, проявляя по отношению к ним царскую щедрость...» (Ю. Кулаковский). Следовавший за Анастасием император Юстин (518–527) был простым солдатом, не получившим никакого образования, но и он действовал в том же направлении – «понимал важность образования и покровительствовал развитию наук, искусств, строительству храмов...» (Ф. Успенский).

Таким образом, лидеры третьей фазы еще не интеллектуалы, ведь выросли в грубые времена второй фазы, но уже и не безмозглые солдафоны, ведь им растить интеллектуалов четвертой фазы. Сказанное относится и к большинству правителей России 1953–1989 годов – людям образованным, но простоватым.

Смерть Анастасия пришлась на 29-й год третьей фазы, в нашем недалеком прошлом таковым был 1982 год, и это почти точно совпадает с датой смерти Брежнева. Анастасий не оставил официального наследника и поверг «столицу в пучину борьбы придворных клик. Законным наследникам, в том числе племяннику покойного императора Ипатию, противостоял всесильный временщик Амантий, который, будучи евнухом, не мог занять трон сам и поэтому выдвинул в качестве своей креатуры Феокрита. Для осуществления этого хитрого плана Амантий решил использовать Юстина, который пользовался популярностью у солдат дворцовой гвардии; к тому же он был уже в прекрасном возрасте, не проявлял честолюбия и не казался ему опасным. Амантий поручил Юстину подкупить войско, однако Юстин обманул своего покровителя и употребил данные ему деньги в свою пользу» (С. Сказкин).

Придя к власти, Юстин казнил Амантия, Феокрита, убил другого возможного претендента на престол – Вителиана... С другой стороны, были возвращены из ссылки многие государственные деятели, попавшие в немилость у Анастасия. Им были даны высокие посты в государственном аппарате.

Однако, как мы помним по своей истории, смерть Брежнева не пресекла застой, ни Андропов, ни тем более Черненко жизнь не оживили. «Царствование Юстина не было богато событиями, так как его неспособность к государственным делам исключала широкую инициативу» (С. Шестаков).

Страна застыла в ожидании взлета. В томительном ожидании, в увеселениях, пирах, зрелищах на Ипподроме проводили время новые люди. Для будущего императора Юстиниана время правления его дяди превратилось в непрекращающийся праздник: были разрешены вновь бои с дикими зверями, плясунов и мимов воротили на подмостки.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-20; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.2.109 (0.008 с.)