ТОП 10:

В чем заключается особенность информационного детерминизма?



Использование людьми языковых и других знаково-сим­волических средств часто рассматривается как информаци­онный процесс с привлечением непсихологической терми­нологии. Это может приводить к серьезным заблуждениям и неверным выводам.

Прежде всего, отметим, что собственно информацион­ные процессы, обеспечивающие передачу содержательных сообщений, характеризуют только живые системы. Исполь­зование термина «информация» что-либо добавляет к при­чинно-следственным отношениям и связям в физическом мире только в том случае, когда принимаемое сообщение имеет какое-либо значение для определенных целей в буду­щем. В неживых системах любое взаимодействие можно рас­сматривать просто как системы причинно-следственных связей, результатом которых выступают различные природ­ные или искусственно созданные человеком процессы и яв­ления. Об информационных связях полезно говорить в том случае, когда передаваемые сообщения имеют значение для принимающей их системы в будущем и на основе их получе­ния живой организм активно подчиняет свои внутренние процессы или поведение чему-либо как необходимому или возможному результату (Анохин 1978; Бернштейн, 1997). Та­ким образом, при определении информационных связей следует помнить, что информационные связи необходимы для построения телеологических связей между явлениями. Когда же исследуется неживая система, не имеющая своих


 

 

 


собственных целей, информационные связи и отношения могут быть сведены к различным причинно-следственным отношениям (о причинно-следственных и телеологических теориях см. выше). Это имеет отношение и к современным техническим устройствам. Техническое устройство при­обретает собственно содержательно-информационные функ­ции, когда с ним взаимодействует человек как живая активная целеориентированная и целеподчиненная система, имеющая особые внутренние механизмы.

Для любого информационного процесса основной ха­рактеристикой выступает детерминация отношений в сис­теме, «принимающей» информацию, отношениями в сис­теме, эту информацию «передающей». Такая детермина­ция является особой формой причинной связи — «информационной причинностью». Для информацион­ных процессов существенна именно передача структурных и функциональных отношений от одной системы к другой и несущественны вещественно-энергетические характе­ристики материальных средств информационной связи — сигналов. Структурные отношения могут передаваться, во-первых, внекодовым способом, путем прямого перено­са структурных отношений по причинным связям — нап­ример, отпечаток одного предмета на поверхности друго­го. Во-вторых, перенос структурных отношений возможен посредством упорядоченных сигналов, знаков, кодов, ко­торые обеспечивают детерминацию одного типа отноше­ний другим типом отношений (Веккер, 1974,1998; Чертов, 1993). Сигнальный характер информационной связи необ­ходимо предполагает упорядоченный код, который сам по себе не может фиксировать содержание сообщения. Хотя при этом может быть измерена объективная степень упо­рядоченности системы сигналов по определенным осно­ваниям и признакам.

Для приема содержания сообщения принимающей сис­теме (живому организму или человеку) необходим внутрен­ний механизм, позволяющий выстроить систему содержа-


 


тельных отношений на основе принимаемых сигналов или знаков. В связи с этим следует подчеркнуть, что сигналы, знаки, символы — это не прямые «переносчики» содержания сообщений. Объективно сигналы, знаки и символы пред­ставляют только упорядоченную последовательность опре­деленным образом чередующихся материальных объектов. Такую меру упорядоченности безотносительно к объектив­ному содержанию сообщения обозначают термином «ин­формация» в кибернетике и теории информации. Упорядо­ченные сигналы, знаки — это не самодостаточные носители содержания сообщений, это средства для постоянного «кон­струирования» (извлечения или построения) содержания (структурных отношений) сообщения из собственной внут­ренней организации систем, вступающих в информацион­ную связь (информационный обмен). Поэтому понятие «ин­формационная связь» будет более точным и верным, чем по­нятия «передача информации» и «прием информации» (Чертов, 1993).

В связи с изложенным выше укажем на распространен­ное заблуждение. Сигнальный или знаково-символический код часто рассматривается только как система внешних ма­териальных носителей, в которых «содержится объективная информация». Это может приводить к ряду неверных следст­вий при интерпретации обмена сообщениями между живот­ными или людьми, а также при анализе языковой и знако-во-символической деятельности человека. В психологии требуется более точное определение знаково-символическо-го кода и информационной связи не только через процессы, связанные с порядком следования единиц кода, но прежде всего через формирование и функционирование у субъекта особых внутренних механизмов, функциональных органов, которые осуществляют кодирование и декодирование упо­рядоченных систем сигналов или знаков с определенными целями.

Информационная связь, передача и прием сообщений — это прежде всего особые внутренние механизмы в живой си-


 

 


-, активно принимающей или отправляющей сообще­ние. И такие механизмы необходимо предполагают:

• ориентировку в том, как связаны сигналы, знаки, символы
со значимыми для принимающей системы объективными
событиями и явлениями в прошлом, настоящем и буду­
щем;

• ориентировку в системе грамматических (синтагматиче­
ских, комбинаторных и парадигматических, селективных)
отношений, которые существуют между сигналами, знака­
ми, символами;

• наличие способности изменять определенные структур­
ные отношения внутри собственного организма или в
своем поведении вслед за приемом сообщения, с целью до­
стижения какого-либо результата в будущем;

• наличие способности в соответствии с принимаемой по­
следовательностью знаков и символов актуализировать и
конструировать (репрезентировать) содержание значений,
представлений и понятий в собственной психике (у чело­
века).

Структурно-функциональные характеристики

Знаково-символических средств и способов

Их использования в науке

В онтогенезе знаково-символическими системами человек овладевает в следующей последовательности:

' естественные знаковые системы, где базисными знаками выступают жесты, предметы, слова;

• системы записи, где базисными знаками могут выступать
изображения, символы (иконы, иероглифы), знаки (бук­
вы);

• знаково-символические системы, состоящие из произ­
вольно вводимых формализованных знаков, символов,
моделей, обеспечивающие решение различных задач.

Именно последнюю группу знаково-символических средств и используют в развитых научных системах для мак-


симально однозначного фиксирования знаний. Абсолютная однозначность в интерпретации разными людьми и разными учеными знаково-символических последовательностей в текстах невозможна. Но стремление к такой однозначности в науке постоянно присутствует. При этом максимальная од­нозначность в фиксировании и интерпретации некоторых разделов естественно-научных знаний достигается посред­ством использования логико-математических средств, заим­ствуемых из «точных» наук (Соломоник, 1995).

Когда говорят о средствах обмена сообщениями между людьми, то часто встает вопрос о разведении признаков, ко­торые характеризуют знаки и символы как особые средства человеческой деятельности. Символы противопоставляются знакам по ряду оснований. Вслед за Ф. Соссюром большинст­во авторов противопоставляют три основных типа семиоти­ческих функций:

• индексы — это обозначающие, неотделимые материально,
пространственно, во времени оттого, что они обозначают;

• символы — это обозначающие, которые отличаются от
того, что они обозначают, но имеющие определенное сход­
ство с обозначаемым;

• знаки — это обозначающие, которые отличаются от того,
что они обозначают, носят условный характер и могут вво­
диться произвольно.

Если знак обозначает нечто отличное от него (значение), то символ либо частично изображает определенное содержа­ние, либо выражает эмоционально-ценностное отношение к какому-либо содержанию (Салмина, 1988). В качестве сим­вола может выступать изображение, иконическая графика, конвенциональная схема и т. д. Символы различаются и по степени конкретности — абстрактности.

В отличие от знака, символ может представлять собой ин­формационно-коммуникативное средство, адекватная ин­терпретация и использование которого одновременно опи­раются на изображения, внекодовые (иконические) средства информационной связи, а также на разноуровневые систе-


 


т


 


мы кодов знакового и сигнально-индексального уровня (Чертов, 1993). Например, лингвистическая символичность основана на взаимодействии фонетического, лексического и грамматического уровней (подкодов) языка.







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-23; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.229.122.219 (0.005 с.)