Регулирование прав человека в рамках ООН



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Регулирование прав человека в рамках ООН



 

Решающую роль в формировании механизма международного сотрудничества государств в области прав человека и его международно–правовой легализации сыграла Организация Объединенных Наций. Вопрос о необходимости разработки Декларации прав человека был поднят США в ходе выработки Устава Организации Объединенных Наций в 1943–1945 гг.

Почему именно в этот период проблема создания механизма международной защиты в области прав человека стала столь актуальной, и насколько правомерно было связывать ее с созданием новой международной организации?

Причины сводились к следующему.

1. Вторая мировая война сопровождалась вопиющими нарушениями прав человека со стороны фашистских режимов Германии, Италии, Японии, которые, по словам французского юриста Рене Кассена, действовали «с беспрецедентной варварской методичностью».[41] Разработка универсального международного документа, закрепляющего основные права и свободы человека, должна была создать убеждение у международного сообщества в их первостепенности для человеческого существования.

2. Война вызвала массовой перемещение людей, либо насильственно депортированных фашистскими режимами, либо вынужденных под угрозой оккупации и преследования покинуть территории своего постоянного проживания. Решить проблемы переселенцев можно было только с помощью международного регулирования.

3. Вполне оправдано увязывание решения проблемы защиты прав человека, направленной на обеспечение мира и безопасности. Реализация прав и свобод возможна только в условиях мира и стабильности. Любой вооруженный конфликт сопровождается грубым нарушением прав и свобод и, наоборот, попрание прав человека может приводить к вооруженным конфликтам.

Инициатива США в постановке вопроса о разработке Декларации прав человека объяснялась активной деятельностью американских неправительственных организаций (Американский институт права, Комиссия по обеспечению мира, Американская группа планирования), которым принадлежала идея разработки Декларации и включение ее в текст Устава ООН либо в качестве приложения к нему.[42] Такой же позиции придерживались латиноамериканские государства. Под давлением американских организаций делегация США на конференции по выработке Устава ООН в Думбартон–Оксе в 1944 г. с участием представителей СССР и Великобритании внесла предложение о включении Декларации о правах человека в Устав. Однако это предложение вызвало возражение со стороны СССР и Великобритании, считавших первоочередной задачей закрепление в Уставе структуры и принципов деятельности будущей организации. Вопросы прав человека на данной стадии разработки Устава они относили к второстепенным.

Убедившись, что разработка Декларации вызывает много трудностей, правительство США предложило СССР и Великобритании компромиссный вариант: включить в будущий Устав только статьи, касающиеся целей и задач ООН в области прав человека. Эту позицию США и латиноамериканские государства отстаивали на Сан–Франциской конференции (май–июнь 1945 г.), где принимался окончательный вариант Устава ООН. Благодаря их настойчивости большинство государств, в том числе СССР и Великобритания, проголосовали за включение в Устав статей, определяющих стратегию ООН в области защиты прав человека.

Поэтому в Уставе ООН были закреплены цели и функции ООН в области защиты прав человека и определены органы ООН, ответственные за их реализацию. Одной из главных целей ООН провозглашалось «вновь утвердить веру в основные права человека, в достоинство и ценность человеческой личности, в равноправие мужчин и женщин, в равенство больших и малых наций».[43] Осуществлять указанные цели ООН должна была путем координации «международного сотрудничества в поощрении и развитии уважения к правам человека и основным свободам всех, без различия расы, пола, языка и религии» (ст. 1, п. 3), содействия «всеобщему... соблюдению прав человека и основных свобод» (ст. 55). Важность поставленных задач подчеркивалась тем, что главные органы ООН (Генеральная Ассамблея, Экономический и Социальный Совет, Совет по опеке) уполномочивались выполнять указанные функции: Генеральная Ассамблея – организовывать исследования и давать рекомендации (ст. 13), Экономический и Социальный Совет – создавать комиссии (ст. 68), Совет по опеке – рассматривать петиции от населения несамоуправляющих территорий, представлять доклады Генеральной Ассамблеи относительно экономического, социального и политического прогресса указанного населения (ст. 87–88).

Следует отметить, что в Уставе ООН не использовался термин «защита прав человека», а лишь «поощрение и развитие уважения к ним». Такая абстрактность формулировок объяснялась тем,что в этот период большинство государств–членов ООН, особенно социалистические и развивающиеся страны, считали права человека исключительно внутренней компетенцией государств и не готовы были наделять ООН какими–либо контрольными полномочиями в этой области. Данная позиция получила отражение в пункте 7 статьи 2Устава, устанавливающей, что «настоящий Устав ни в коей мере не дает Организации Объединенных Наций право на вмешательство в дела, по существу входящие во внутреннюю компетенцию любого государства».

Однако при всей абстрактности уставных положений, касающихся прав человека, нельзя не отметить важнейшей роли Устава в создании правовой базы для осуществления нормотворческой деятельности с точной фиксацией предмета регулирования: а) основные права человека; б) достоинство и ценности человеческой личности; в) борьба с дискриминацией (равенство прав мужчин и женщин, больших и малых наций).

Итак, первым объектом нормотворческой деятельности ООН должны были стать основные права человека. С этой целью на основе резолюции ЭКОСОС от 16 февраля 1946 г. была создана Комиссия по правам человека, мандатом которой стала разработка международных деклараций или конвенций по вопросам гражданских свобод.[44] Комиссия была сформирована в составе 18 представителей государств, избранных по принципу равного географического представительства. Таким образом, в состав Комиссии вошли представители стран, принадлежащих к разным континентам – Европе (Англия, Франция, Бельгия), Америке (США, Чили), Азии (Китай, Индия), Африке (Египет), Австралии; и к различным политическим системам (СССР, Украина, Белоруссия, Польша, Югославия), что нацеливало работу Комиссии на обобщение различных доктринальных подходов, идеологий и национальных законодательств. Кроме того, с целью оказания помощи Комиссии по правам человека в Секретариате ООН был создан Департамент по правам человека, возглавляемый известным канадским профессором, специалистом в области международного права Джоном Хамфри. Подготовленный им обширный документ «Документированные заметки», обобщающий национальное законодательство государств по правам человека и проекты неправительственных международных организаций, лег в основу работы Комиссии по правам человека.

Первоначально в Комиссии не было единой позиции по поводу статуса будущего документа. Выявились три подхода.

1) Разработка Декларации, закрепляющей основные принципы и содержащей лишь моральные обязательства. Этой позиции придерживались США и СССР, выдвигавшие в качестве аргумента то, что международное сообщество заинтересовано в скорейшей разработке документа, закрепляющего основные права человека, а подготовка Декларации, не требующей ратификации, наилучшим образом отвечает такой задаче.[45]

2) Представители Великобритании настаивали на выработке Конвенции, которая, будучи юридически обязательной для государств, накладывала бы обязанности и создавала таким образом эффективный механизм защиты прав человека.

3) Третья группа представителей государств предлагала сосредоточить внимание на мерах по соблюдению государствами прав человека, т. е. разработке механизма международной защиты прав, что было весьма сложной задачей в условиях, когда большинство стран считало, что права человека относятся исключительно к их внутренней компетенции.

При таком многообразии позиций ЭКОСОС предложил компромиссный вариант – работать одновременно в трех направлениях: над подготовкой Декларации, разработкой Конвенции и механизмом контроля за соблюдением прав человека.[46]

Для подготовки Декларации была создана временная рабочая группа, в состав которой вошли Элеонора Рузвельт, французский профессор Ренэ Кассен, философ по образованию Шарль Малик (Ливан), заменивший впоследствии Элеонору Рузвельт на посту Председателя Комиссии по правам человека, представитель Великобритании Д. Вильсон. Докладчиком, которому поручалась подготовка первоначального текста Декларации, был назначен французский профессор Ренэ Кассен. Хотя были созданы три рабочие группы в соответствии с направлениями, определенными ЭКОСОС, наиболее тщательная работа велась над Декларацией прав человека. Уже на 2–й сессии Комиссии по правам человека, проходившей в декабре 1947 г., был представлен практически законченный проект Декларации, подготовленный Р. Кассеном, основанный на «Документированных заметках» Департамента по правам человека Секретариата ООН. После обсуждения в Комиссии он был отправлен правительствам для внесения предложений и замечаний.

На 3–й сессии (июнь 1948 г.) Комиссия по правам человека завершила работу над проектом Декларации и представила его в ЭКОСОС. Затем проект был направлен для окончательной доработки и принятия в III Комитет Генеральной Ассамблеи ООН (далее ГА), сессия которого проходила в Париже с сентября по декабрь 1948 г. Таким образом, работа над текстом Декларации о правах человека была завершена в течение двух лет, что свидетельствует о высокой степени эффективности деятельности членов Комиссии по правам человека, готовивших данный документ в условиях постоянной дипломатической борьбы. Как уже указывалось, объединения в Комиссии по правам человека, и особенно в III Комитете ГА ООН (куда входили 58 государств–членов ООН), представителей различных философских, идеологических и религиозных воззрений относительно происхождения и содержания прав человека, вызывало острые дискуссии по каждой статье проекта Декларации, особенно в III Комитете ГА. Об этом красноречиво свидетельствуют следующие факты. С сентября по декабрь 1948 г. III Комитет ГА ООН провел 85 заседаний по проекту Декларации, на которых состоялись 1400 голосований, то есть фактически по каждому слову и каждой поправке.[47]

Если говорить о философских разногласиях, то они касались главным образом природы прав человека. Сторонники естественно–правовой теории – европейские страны – настаивали на включении в преамбулу указания на Божество как на источник происхождения прав человека, считая, что подчеркивание именно такой взаимосвязи будет сдерживающим фактором для государств в плане нарушения прав человека. Указание на божественную природу прав человека было неприемлемо для социалистических стран и мусульманских государств. Кроме того, представители этих стран заявляли, что естественная теория происхождения прав человека отражает европейскую концепцию, не принимая во внимание существования иных культурных традиций. В результате в качестве компромиссного варианта из преамбулы Декларации было исключено упоминание о природе прав человека.

Наиболее острые дебаты развернулись между представителями социалистических и западных стран по поводу содержания прав человека.

Западные страны, основываясь на признании приоритетности индивидуальных гражданских прав как абсолютных и присущих каждому человеку, в отличие от социально–экономических, настаивали на ограничении содержания Декларации только фиксацией гражданско–политических прав по аналогии с французским и американским конституционными законодательствами XVIII в. Представители США считали, что экономические и социальные права выражают только цели и намерения правительства и не могут рассматриваться как права, требующие защиты со стороны государства.

Советские представители указывали на необходимость использования конституционного опыта всех стран, в том числе и социалистических, на неразрывность гражданско–политических и социально–экономических прав, предоставление которых человеку во всей полноте является доказательством их уважения и соблюдения в государстве. Большинство членов Комиссии, особенно из развивающихся государств, поддержало эту позицию и ряд социально–экономических прав, таких как право, на труд, отдых, образование, социальное обеспечение. Эти права были включены в текст Декларации.

Заслугой советской дипломатии явились положения Декларации об универсальности провозглашенных прав и их применимости на любой территории, к которой человек принадлежит, «независимо от того, является ли эта территория независимой, подопечной ... или как–либо ... ограниченной в своем суверенитете» (ст. 2).

Острые дискуссии разгорелись вокруг предложения советских представителей о дополнении статей о правах человека гарантиями со стороны государства. Следует отметить, что западные представители в целом возражали против включения каких–либо гарантий со стороны государства, справедливо мотивируя это тем, что Декларация призвана зафиксировать только права человека. Однако нельзя согласиться с соответствующим западной концепции абсолютным пониманием свободы слова, свободы убеждений, получившим отражение в тексте Декларации, и непринятием поправки социалистических стран, предлагавших ввести ограничения в отношении фашистской идеологии.

Не нашла поддержки у членов комиссии инициатива советских представителей отразить в Декларации связь прав человека с проблемой государственного суверенитета. Западные страны считали, что указанное предложение является отражением господствующей в Советском Союзе теории о подчинении личности государству, противоречащей абсолютному характеру прав человека. Нельзя признать правильной позицию западных стран, отвергнувших предложение советских представителей о включении в Декларацию статьи о праве наций и народов на самоопределение. С другой стороны, из–за негативной позиции социалистических стран при поддержке некоторых латиноамериканских государств не было включено в текст Декларации «право на петицию к властям государства, гражданином которого он (человек) является или в котором он проживает, либо к Организации Объединенных Наций», содержащееся в проекте Комиссии по правам человека, по аналогии с европейским конституционным законодательством. Советский Союз, Мексика и ряд других стран считали, что право на петицию в ООН нарушает принцип национального суверенитета и противоречит уставному положению о невмешательстве во внутренние дела государств.

Разногласия при обсуждении проекта Декларации вызывали не только идеологические противоречия, но и различия культурных традиций, религиозных систем. Это особенно выявилось при обсуждении проекта статей Декларации, касающихся права на вступление в брак и равноправия сторон в браке. Хотя в Декларации было закреплено прогрессивное положение о том, что мужчины и женщины имеют право вступать в брак повзаимному согласию, без всяких ограничений по признаку расы, национальности или религии, это противоречило укоренившимся традициям, особенно в странах с мусульманской системой вероисповедания, где препятствия религиозного или национального характера осложняли заключение брака. Поэтому представитель Саудовской Аравии указывал, что трактовка права на вступление в брак, данная в проекте Декларации, провозглашает «превосходство западной цивилизации и не учитывает другие ценности», доказавшие свою мудрость в течение веков.

Предметом острой дискуссии в Комиссии и в III Комитете ГА ООН стала трактовка права на свободу религии как право исповедовать любую религию или менять свои религиозные убеждения. Представитель Саудовской Аравии расценил право менять свои религиозные убеждения как посягательство на культурные ценности исламских государств. Однако поправки, вносимые представителями Саудовской Аравии, направленные на отмену указанного положения, не нашли поддержки у большинства государств.

Приведенные факты представляют собой лишь краткий обзор тех разногласий, которые возникали при обсуждении практически каждой статьи проекта Декларации. Однако в результате трехмесячной работы III Комитета ГА ООН удалось согласовать текст Всеобщей декларации прав человека. На 183–м пленарном заседании ГА ООН 10 декабря 1948 г. Всеобщая декларация прав человека была принята абсолютным большинством голосов: из 56 государств, принимавших участие в голосовании, 48 проголосовало «за», 8 – воздержалось. В числе последних – Белорусская ССР, Польша, Саудовская Аравия, СССР, Чехословакия, Украинская ССР, Югославия, Южноафриканский Союз.

Единодушная позиция социалистических государств при голосовании объяснялась тем, что не нашли поддержки их предложения по включению в текст Декларации права наций на самоопределение, защиту национальных меньшинств и запрещение фашистской идеологии.

А. Вышинский, будучи министром иностранных дел СССР, выступая на пленарном заседании 3–й сессии ГА ООН в свойственной ему резкой манере, отражающей атмосферу холодной войны, доминирующей в то время в отношениях СССР с западными странами, дал Декларации негативную оценку, заявив, что «документ неудовлетворителен, недоработан и не в состоянии достигнуть той цели, которой призван служить...».[48] Такая оценка носила субъективный характер и не отражала в дальнейшем позиции СССР, который голосовал за резолюции ГА ООН, ссылавшиеся на Всеобщую декларацию.

В целом итоги голосования показали, что разработчикам Всеобщей декларации, несмотря на многообразие точек зрения, резкие идеологические противоречия, специфику культурных и религиозных систем, удалось сформулировать текст, который получил одобрение международного сообщества.

Работа над Всеобщей декларацией была выдающимся образцом сотрудничества и согласования позиций по столь сложной проблеме как права человека.

К ключевым положениям, определяющим содержание Декларации, следует отнести: концепцию прав человека (ст. 1–3, 28–30), классификацию основных прав и свобод (ст. 4–26).

Согласно Декларации, основополагающим элементом для признания прав и свобод человека является достоинство личности. Оно рассматривается как неотъемлемое свойство, так как присуще «всем членам человеческой семьи от рождения, определяет равенство их прав и свобод, поведение в отношении друг друга в духе братства» (ст. 1). Равенство прав и свобод означает, что каждый человек должен обладать ими «без какого бы то ни было различия» по признакам расы, пола, языка, религии, политических убеждений, социального положения, национальности, проживания на территории независимого государства либо на подопечной или несамоуправляющей территории (ст. 2). Таким образом, Декларация исходит из расширительного толкования прав и свобод человека в субъектной сфере.

Отдавая приоритет индивидуальным правам личности, Декларация не рассматривает их изолированно от общества, в котором человек проживает. Поэтому права личности не носят абсолютного характера, а ограничиваются обязанностями перед обществом.

Взаимообусловленность прав личности обязанностями перед обществом объясняется тем, что только общество может обеспечить «свободное и полное развитие личности» (ст. 29 п. 1–2). Трактуя права и свободы человека как неотъемлемое свойство личности, Декларация закрепляет их доминирующее положение, умаляя тем самым исключительную роль государства в определении статуса личности. Это проявляется в установлении конкретных требований к правомерности ограничений прав и свобод человека со стороны государства.

Они выражаются в следующем:

· основываются на законе;

· осуществляются с целью «уважения прав и свобод других, удовлетворения требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе» (ст. 29).

Причем, допуская возможность ограничения прав и свобод в исключительных случаях, Декларация в императивной форме запрещает «какому–либо государству, группе лиц или отдельным лицам заниматься деятельностью или совершать действия, направленные к уничтожению прав и свобод» (ст. 30).

Для определения терминологии и содержания прав и свобод следует обратиться к статьям 3 и 22 Декларации.

В статье 3 дается общее понимание гражданских и политических прав, включающих право на жизнь, свободу и личную неприкосновенность. В последующих статьях 4–21 эти права перечисляются и конкретизируются. К ним относятся: недопустимость рабства или подневольного состояния, недопустимость пыток, жестокого и унижающего человеческое достоинство обращения и наказания, право на правосубъектность, равенство всех перед законом, право на восстановление нарушенных прав, право на судебное разбирательство, недопустимость произвольного ареста, задержания или изгнания, презумпция невиновности, право на личную жизнь, неприкосновенность жилища, тайна корреспонденции, право на свободное передвижение и выбор места жительства, право искать убежище, спасаясь от преследования по политическим мотивам, право на создание семьи и равенство сторон в браке, право на гражданство, право на владение имуществом, право на свободу мысли, совести, убеждений, право на свободу мирных собраний и ассоциаций, право на участие в управлении страной непосредственно или через своих избирателей.

Статья 22 является вводной и обобщающей в отношении социально–экономических и культурных прав, причем подчеркивается их значимость для обеспечения достоинства и свободного развития личности и определяются способы и формы их реализации, а именно: национальные усилия, международное сотрудничество, наличие соответствующей структуры и ресурсов. Декларация закрепляет следующие социально–экономические и культурные права: право на труд и создание профессиональных союзов, право на отдых, право на достаточный жизненный уровень, медицинское обслуживание и социальное обеспечение, право на образование, право на участие в культурной жизни и пользование благами научного прогресса (ст. 23–27).

В Декларации подчеркивается взаимосвязь гражданских, политических и социально–экономических прав с указанием на необходимость установления такого социального и международного правопорядка, при котором они могут быть полностью реализованы (ст. 28).

Анализ содержания Всеобщей декларации прав человека свидетельствует об исторической преемственности с Французской декларацией прав человека и гражданина 1789 г. Однако Всеобщая декларация прав человека, принятая в новых условиях послевоенного переустройства мира, внесла ряд новых моментов как в концептуальном, так и в содержательном плане.

Что касается концепции прав и свобод человека, Декларация подчеркнула их универсальный характер, запретив какие–либо исключения в их предоставлении и распространив на любого человека, независимо от статуса территории проживания. Таким образом, народы колоний и иных зависимых территорий впервые были провозглашены субъектами основных прав и свобод. В содержательном плане Декларация расширила понятие основных прав и свобод, впервые закрепила на международном уровне социально–экономические и культурные права, показала их взаимосвязь с гражданскими и политическими правами и необходимость для обеспечения достоинства человека.

Сразу после принятия Декларации развернулась дискуссия о ее юридическом статусе.

Можно выделить три подхода в правовой оценке указанного документа.

Первый базируется на том, что Декларация принята в форме резолюции Генеральной Ассамблеи ООН и в качестве таковой, согласно Уставу, носит рекомендательный характер.

Сторонники второго подхода (Финляндия, Канада) при оценке статуса Декларации опираются на обязательства государств по Уставу ООН, предписывающие содействовать поощрению и уважению прав и свобод человека.

Сторонники третьего подхода ссылаются на то, что ряд положений Декларации по своей тональности и терминологии в форме долженствования и повеления не соответствует духу рекомендательных норм. Так, в преамбуле Декларация рассматривается как «задача, к выполнению которой должны стремиться все государства», чтобы содействовать уважению прав и свобод и обеспечению их признания и осуществления. В статье 30 заявляется в императивной форме, что ни одно государство, ни отдельные лица не могут «совершать действий, направленных к уничтожению прав и свобод, изложенных в Декларации».

При всем разнообразии позиций современная практика применения Декларации доказывает, что ее нормы приобрели статус обычных норм международного права.

Определение международного обычая, данное в статье 38 Статуса Международного суда ООН, в качестве обязательного компонента требует доказательства «всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы».

После принятия Всеобщей декларации процесс ее признания шел весьма активно как на международном, так и на национальном уровнях. На международном уровне Всеобщая декларация легла в основу нормотворческой деятельности в области прав человека. На неё ссылаются как универсальные международные конвенции (Пакт о гражданских и политических правах 1966 г., Пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966 г.), так и региональные соглашения (Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г., Американская конвенция о правах человека 1969 г., Африканская хартия прав человека и народов 1981 г.). Практически все конвенции и декларации по правам человека являются развитием и детальной трактовкой того, что впервые было закреплено во Всеобщей декларации.

Значение Декларации подчеркивается в Заключительных актах и в Итоговых документах международных конференций (Хельсинкский Заключительный акт СБСЕ 1975 г.; Венская декларация и Программа действий Конференции по правам человека 1993 г.).

На национальном уровне Декларация получила признание в конституционном законодательстве большинства независимых государств, возникших в результате крахаколониальных систем (Того, Сенегал, Мадагаскар) и распада советскойфедерации (Россия, Республика Беларусь, Республика Молдова). Причем разделы, касающиеся прав и свобод личности, в конституциях этих стран заимствовались из текста Декларации.

Показательна в этом отношении и практика национальных судов, которые используют положения Декларации для трактовки прав и свобод, закрепленных в национальном законодательстве, и выявления их нарушения.

Значительный опыт в применении Всеобщей декларации приобрел Конституционный суд Республики Беларусь, часто использующий ее положения при определении соответствия белорусского законодательства Конституции и международным стандартам в области прав человека.[49] Всеобщее признание Декларации на современном этапе не вызывает сомнений и позволяет квалифицировать ее положения как обычные нормы международного права.

Таким образом, Всеобщая декларация прав человека – уникальный документ и по способу разработки (воплотил все ценное, что было веками накоплено в доктрине и национальном законодательстве), по содержанию (комплексно регламентировал основные права и свободы), по роли в международном нормотворчестве (является фундаментом всего обширного договорного массива в области прав человека), и по степени информированности мирового сообщества (текст Декларации переведен более чем на 200 языков).

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.95.131.146 (0.02 с.)