Глава 29. Мне это не нравится, все слишком спокойно.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 29. Мне это не нравится, все слишком спокойно.



Первые две недели января прошли в состоянии мрачного ожидания. Гермиона не могла бы сказать, что отношения между ней и Снейпом вернулись в норму, главным образом потому, потеряла образец для сравнения. Они, естественно, не вернулись к тому, что считалось нормальным до происшествия, она сомневалась, что такое вообще будет когда-нибудь возможно. Она узнала о нем слишком много – не говоря уже об излишней фамильярности с его телом – чтобы просто мысленно вернуть его в категорию Презренных Саркастичных Ублюдков. Но и к тому, что считалось нормальным после происшествия, они не вернулись тоже.
Их маленькое Рождественское поздравление позаботилось об этом, по крайней мере для Гермионы.
Несмотря на ее желание попеременно то обнять, то придушить Снейпа, у нее не было ни малейшего намерения делать ни то, ни другое. Во всяком случае, ее план должен был быть очень Снейповским; импровизированным и раскрепощенным. Даже если бы она сумела тайком разузнать, когда Сириус собирается вернуть Снейпа и мальчиков в Хогвартс. Даже если бы она была уверена, что будет сидеть за столом, когда узнает, что он избавился от Гарри и Рона, предполагая, что одним из его первых портов захода будут подземелья – хотя бы только для того, чтобы убедиться, что она ничего не натворила в его отсутствие.
Она тщательно совершенствовала свои Снейповский юмор, когда он резко все изменил, вставив свое грустное замечание о каком-то особенном камне на берегу. После этого она была уже не в состоянии скрыть, как рада снова его видеть. Это не было объятие, только поцелуй в щеку и испуганное бегство. За которым последовало еще более испуганное понимание того, что действие было взаимным, и что в его глазах было какое-то обещание, бывшее, должно быть, всего лишь ее воображением.
Она искала слова, чтобы сгладить момент, и выдавила из себя какое-то совершенно бессодержательное предложение, стараясь не дрожать от опасения услышать резкий ответ. Но этого не случилось; ответ был совершенно спокойным и разговор, к счастью, переключился на безопасные темы.
Хотя, кто мог представить себе Снейпа, играющего в снежки? Или сидящего в маггловском кинотеатре? Или без всякого содрогания принимающего секреты Джинни Уизли?
Она улыбнулась. Ей было немного стыдно за то, что ее друзья никогда этого не узнают; хотя она предполагала, что их замешательство перевесит забавность ситуации.
Они со Снейпом вернулись к привычной манере поведения, которая, впрочем, была теперь не совсем привычной. Они работали вместе, разговаривали друг с другом, обменивались информацией и временами раздражали друг друга, но было еще что-то. По крайней мере, она это чувствовала. Осознание того, что он где-то рядом, заполняющее ее мысли, молчаливое понимание того, что будет казаться ему забавным или раздражать, мириады мысленных примечаний о вещах, которые позже нужно обсудить. И странное ощущение, что в конце дня рядом будет кто-то, кто может ворчать и сердито смотреть на тебя, но при этом выслушает и поймет.
Их вечера были теперь для нее не просто приятными, они были жизненно важны для нее. Если в ее воображении их товарищеские отношения заходили дальше, переходя к тихому шепоту и прикосновениям…Что ж, вы же не можете запретить девушке мечтать, правда?
В этот вечер ее занимали те же мысли. Были моменты, когда она могла поклясться, что он смотрит на нее, только старается этого не показать. Она в ответ тоже пыталась наблюдать за ним, когда он этого не замечал. Чем более важен для нее был этот человек, тем более осторожна становилась она, стараясь не разоблачить себя. Каждый раз, когда ей казалось, что она видит проблеск ответного чувства, она вспоминала его реакцию на Алису Лакок. Она не хотела, чтобы это так закончилось. Ни в коем случае.
Фактически, она была более чем признательна Алисе за то, что та нашла себе другой объект для интереса после разочарования на Рождество. Она испытала приятное облегчение, снимая баллы за то, что девочка во время урока переглядывалась с мальчиком из Гриффиндора. Не то, чтобы Гриффиндорец был более желанным гостем в общей гостиной Слизерина, чем декан факультета. Она подозревала что она – или Снейп – покончила с проблемой мисс Лакок.
Мысли об Алисе приятно отвлекали внимание от странной атмосферы вечера. Не то, чтобы неприятной, но пронизанной излишним количеством осторожности.
Гермиона вернулась в комнаты, которые уже ощущала своими, строя очередные гипотезы о мотивах мужчины, который не был известен прозрачностью своей личности. Она вздохнула и по пути через комнату призвала к себе стакан воды. Потом поставила воду рядом с кроватью и начала расстегивать мантию. Она уже давно преодолела любое смущение относительно ее нынешнего тела, и теперь бросила мантию на стул, спокойно сняла трусы и пошла в ванную. Закончив мыться, она вернулась в спальню, мельком взглянув на свое отражение в зеркале. Она скользнула под покрывало, закутав плечи. Какие бы неприятности не могли быть у самого мужчины, она чувствовала себя в его обстановке удивительно спокойно. Она погрузилась в сон.
Ее неясные сновидения прервали звуки каких-то взрывов – она подумала, что это должно быть фейерверк. Потеряв ориентацию, с тяжелой головой, она медленно начинала соображать, и постепенно осознала, что взрывы не замолкают. Приподнявшись на локте, она дотянулась до палочки и слабым голосом пробормотала Lumos. Свет необъяснимым образом обострил ее слух, и ее мозг переработал звуки в информацию о том, что кто-то стучит в дверь.
Это могло оказаться важным, подумала она, все еще как в тумане, слезла с кровати и завернулась в брошенную мантию. Она сглотнула, борясь с легкой тошнотой, которая всегда сопутствует насильному пробуждению, и морщась от ужасного вкуса во рту. Потом она прошла через комнату, пытаясь пустить свои мысли в соответствующем Снейпу направлении.
Удары в дверь так и не стихли. Уже почти проснувшаяся и начинающая непритворно злиться Гермиона открыла дверь. Она совершенно не ожидала увидеть то, что предстало перед ее глазами.
Неизменно отталкивающий Аргус Филч.
А за его спиной три фигуры; в темном коридоре она могла разглядеть только головы, с черными, рыжими, и густыми коричневыми волосами
Конечно. Кто еще это мог быть? И разве мог он их остановить?
- Что, собственно, - медленно заговорила она с совершенно не наигранным раздражением, - вы делаете здесь в…, - она представления не имела, сколько, ради всего святого, сейчас времени, - … в это время ночи?
- Мы их обнаружили, - с триумфом объявил Филч. – Они думали, что смогут скрыться, но мисс Норрис нашла их по запаху, правда ведь, радость моя? – Гермиона моргнула и разглядела слабую рыжую тень в темноте коридора. Хотя она обычно была предрасположена любить всех животных из семейства кошачьих – она же взяла себе Косолапсуса – теперь перед ее глазами возникло видение в форме пары очень пушистых перчаток-митенок.
- Я заметил, что вы их обнаружили, Филч, - с отвращением сказала она, - но я отказываюсь понимать, что вы предлагаете мне с ними делать в … сколько сейчас времени, если точно?
- Без четверти три, они нарушили распорядок.
- Еще один очевидный факт, - отметила она, - но опять-таки, я спрашивал, каких действий вы ожидаете от меня без четверти три ночи?
Если я замечу у Снейпа хоть намек на усмешку, он ответит за это, клянусь.
Она бросила сердитый взгляд в сторону «префекта», но выражение лица Снейпа было теперь предусмотрительно нейтральным.
- С ними необходимо разобраться, - с удовлетворением объяснил Филч.
Я думаю, что превращение этой троицы в кофейный набор совершенно исключено.
Она переключила внимание со злорадствующего смотрителя на гриффиндорцев – двух настоящих и одного мигранта – стоящих перед ней, и попыталась подыскать подходящие слова. Гарри и Рон смотрели на нее, готовые защищаться, Снейп предусмотрительно отводил глаза.
- Сэр, - сказал он, довольно неплохо изображая робость, - если вы позволите объяснить…
Она чуть не задохнулась, в основном от понимания, что попытка вмешаться, это именно то, что она сама бы сейчас сделала.
- Мисс Грейнджер, - рявкнула она, - как бы это не было интересно, у меня есть занятия получше, чем стоять здесь посреди ночи и слушать ваши сказки. У вас будет возможность рассказать мне эту историю, и все, что вы еще позаботитесь сочинить, завтра – прошу прощения – сегодня вечером, отрабатывая взыскание. В семь часов. - В ее голове возникла неприятная мысль, порожденная пробуждением против желания. – Отправляйтесь в свои комнаты, вы все. – Она специально подождала, пока они начнут уходить. На лицах мальчиков начали появляться ликующие улыбки, а на лице Снейпа возникло не совсем понятное выражение, которое могло быть только беспокойством. Когда они повернулись к ней спиной, она продолжила, - и когда будете проходить через Главный холл, потрудитесь убедиться, что Гриффиндор потерял в общей сложности сто пятьдесят баллов».
Они очень старались скрыть свою реакцию, но по слегка сбившимся шагам мальчиков она поняла, что попала в цель. Снейп остановился и снова повернулся к ней. Но прежде чем он успел что-то сказать, его решительно остановил Гарри.
- Пойдем, Гермиона, - прошипел он недостаточно тихо, - ты только сделаешь хуже.
- Мудрый совет, мистер Поттер, - любезно согласилась она. При этом она могла поклясться, что в глазах Снейпа промелькнула искра восхищения. Эта мысль согрела ее больше, чем она хотела бы признать.
- Что вы собираетесь с ними делать?
Она уже забыла про Филча, стоящего рядом с ней с блестящими от предвкушения глазами. Это было совсем некстати.
- Что делать, - жестко сказала она, - это уже мне решать.
С этими словами она вернулась в комнату и захлопнула дверь. Она знала, что Снейпа не обеспокоит ее грубость по отношению к Филчу, и сама не собиралась об этом беспокоится. Это было одним из неожиданных преимуществ ее положения. Даже если бы ее не подняли в три часа ночи.
Но эта мысль уступила место размышлениям о будущем взыскании.
__
Взыскание было одной из тех вещей, которые она всегда старалась переложить на кого-нибудь другого. Филч, Спраут, Поппи Помфри – даже Хагрид при случае – все они могли найти подходящий малоприятный способ занять чье-нибудь время. Это не было трудно; все, что нужно было сделать, это убедиться, что она нашла слабое место нарушителя. Гермиона утешала себя мыслью, что возможность поработать над тем, в чем ты не силен, действительно полезна.
Она тщательно старалась избегать того, чтобы Гарри и Рон отрабатывали взыскание под ее присмотром. Даже если не принимать во внимание ее истинные симпатии, у нее было бы слишком много возможностей сделать ошибку, а у них – эту ошибку заметить. А так как она и без того проводила очень много времени в обществе Снейпа, самой выбирать ему взыскание было просто неэффективно. Но Филч загнал ее в угол, и у нее оставалось мало возможностей для выбора.
Она взглянула на часы. Было около семи, и она все еще чувствовала себя слегка разбитой – следствие прерванного сна. Она, безусловно, могла рассчитывать на то, что нарушители явятся вовремя, потому что их доставит сюда Снейп в ее обличии. Они оба по своей природе пунктуальные люди, подумала она. Большая стрелка часов прошла свой круг по циферблату, и как только стрелки сместились, обозначив начало следующего часа, раздался стук в дверь.
Она дождалась следующего стука и пригласила их войти.
Троица вошла. Гарри и Рон одинаково излучали отвращение и негодование. Снейп следовал за ними без своего обычного энтузиазма, и, как ни странно, смущенный.
Конечно, подумала она, он же не может свалить книги ко мне на стол и начать жаловаться на все подряд, пока я делаю ему кофе. Она почувствовало странное негодование по отношению к Гарри и Рону – она сомневалась, что Снейп мог спровоцировать их полуночную экскурсию – которые умудрились испортить ей вечер.
Сами преступники неуверенно переминались с ноги на ногу.
- Садитесь, - раздраженно велела она.
Они послушно заняли стулья в начале класса. Судя по виду Рона, он хотел сказать что-то Гарри, но потом то ли передумал, то ли Снейп смог утихомирить его, двинув локтем по ребрам. Сам Снейп вернул руку на парту, не меняя выражения лица.
Ну что же. Настало время для осуществления концепции замаскированной выгоды.
Она вернулась за свой стол.
Мистер Поттер, мистер Уизли, - начала она, - в этом семестре я внимательно наблюдал за вами, в основном из чувства самосохранения. Хотя мне доставило бы массу удовольствия наблюдать, как вы чистите котлы после сегодняшнего урока у первого курса, - в этом была только часть преувеличения, - из некоторых соображений я попытаюсь сделать этот вечер продуктивным. – Она заметила, как на лице у Снейпа промелькнула какая-то гримаса и твердо посмотрела на него. Но он уже внимательно изучал поверхность стола. – Мистер Поттер, я хочу, чтобы вы приготовили Гномий Репеллент, а вы, мистер Уизли, некоторое количество Певческого Эликсира. Мальчики были заметно удивлены, а Снейп внимательно посмотрел на нее.
Она уделила выбору работы для них серьезное внимание. У обоих мальчиков были способности, хотя и не блестящие, к зельеделию, но они имели склонность к невнимательности. Гарри старался побыстрее подготовить ингредиенты, поэтому делал это небрежно или даже в недостаточном количестве. Рон подготавливал все достаточно хорошо, но часто был невнимателен к процессу приготовления, допуская неточности при измерениях или объединяя этапы для экономии времени. Она никогда не пыталась указывать им – как Гермиона – что все надо делать аккуратно. Теперь она хотела сделать это в качестве Снейпа.
Это были нетрудные зелья, и даже не из плана этого года. Гномий Репеллент был удобным продуктом для тех, у кого не было времени или желания собственноручно вышвыривать вредителей из сада. Он был прост в приготовлении, но требовал большой точности в подготовке ингредиентов. Певческий Эликсир был шуточным зельем, дающим выпившему его возможность издавать любой звук по его выбору. Зелье было не настолько требовательно к предварительной подготовке, но следовать методу приготовления надо было очень точно, иначе зелье могло вызвать только скопление газов в желудке.
- Что же, - сказала она, - так как вы не уйдете отсюда, пока меня не удовлетворит результат вашей работы, я осмелюсь предположить, что вам лучше начать работать, вместо того, чтобы бессмысленно пялиться в пространство.
Они начали работать.
Снейп не двигался.
- Что касается вас, мисс Грейнджер… - об этом она тоже подумала. У нее теперь была прекрасная, неоспоримая возможность для мести, но она обнаружила, что не хочет ей воспользоваться. – У меня есть личный проект, который требует некоторого внимания. – Гермиона сделала жест в ту сторону, где они со Снейпом проводили свои эксперименты. - Надеюсь, что ваших хваленых способностей будет достаточно для того, чтобы сделать все, что нужно.
Снейп уже шел к своим котлам. Она не сможет получить удовольствие от его общества, но нет причин, чтобы не продолжать работу.
_
Время шло. Гарри и Рон, впервые на памяти Гермионы (в любом воплощении) уделяли более 60-ти процентов своего внимания тому, что они делали. В результате, их зелья готовились с неожиданной точностью. Гермиона несколько раз проходила у них за спинами, наблюдая за тем, что они делают, но в основном ее внимание было приковано к Снейпу, спокойно работающему над их текущими экспериментами.
В конце концов, она не могла больше сдерживать себя, рассудив, что это вполне обосновано для нее – проверить работу «Гермионы». Стараясь сохранять атмосферу некоторого презрения, которую она демонстрировала мальчикам, она вышла из своей личной рабочей территории, встав так, чтобы она могла видеть Снейпа, не вторгаясь при этом в его личное пространство.
В этот момент он полностью сконцентрировался на задаче, которую выполнял. Она молча смотрела на него, загипнотизированная руками, которые были и в тоже время не были ее собственными. Игрой сухожилий и вен под кожей в то время, как он доставал, сортировал, измельчал и добавлял в зелье лежащие перед ним ингредиенты. Он придал этим движениям такую грацию, на которую она не считала свое тело способным. В них были мастерство и сноровка, пришедшие от него, точность движений, которая приходит с годами опыта, уверенность в себе, которая тоже была не от нее, несмотря на ее знания. В этих движениях была такая власть над процессом, которая почти пугала ее. Пугала не потому, что была чем-то чуждым, а потому, что была очень знакомой.
Это же ее потенциальные возможности, думала она. Если он может так работать ее руками, значит и она может. Она проследила за его движением, когда он подбирал последние мелкие фрагменты нарезанной крапивы, проводя пальцами по рабочему столу. Она неосознанно провела языком по верхней губе. Она старалась не представлять себе, как эти пальцы скользят по его коже, уже под ее контролем, исследуя теперь уже знакомые очертания другими прикосновениями, заново открывая ощущение от кожи над костью, кожи над мускулами, кожи над…
Она надеялась, что внезапно накативший жар не отразился на ее лице.
- Мисс Грейнджер, - тихо сказала она, не желая привлекать внимание Гарри и Рона, - почему бы вам не объяснить мне до конца, что вы тут так уверено делаете.
Ее целью было сказать что-нибудь резкое, но даже она могла слышать, что ни в каком подтексте ее голоса не было сарказма.
Он ни одним взглядом не подтвердил, что знает о ее присутствии, но она заметила, как он вздрогнул и слегка задержал дыхание, что она решила расценивать как испуг. После очень короткой заминки он начал объяснять, какие шаги он предпринимает в анализе загадочного зелья. Его тон, сдержанный и независимый, вернул ее мысли в более безопасное русло. Безопасное, но не менее приятное. Во многих отношениях, она получала массу удовольствия просто от общения с ним.
Лекция была прервана робким сообщением Рона о том, что он закончил свой эликсир.
Снейп положил нож, который все еще держал в руке, и повернулся к мальчикам, с давно отрепетированным выражением вежливой заинтересованности на лице. Сама Гермиона точно знала, что теперь делать. - Не желаете ли продемонстрировать? – Рон заколебался. Гермиона изогнула бровь. – В чем дело, мистер Уизли? Неужели вы не доверяете своим собственным способностям? - Она ничем не могла помочь. Неправильно приготовленное зелье не причинит Рону вреда, это было до некоторой степени шуткой. Она пообещала себе, что позже будет чувствовать себя виноватой за это.
Рон осторожно налил в чашку дозу зелья и поднес ее к губам. Закрыв глаза, он выпил. Потом аккуратно вернул чашку на стол и молча посмотрел на Гермиону.
- Вы должны нам что-нибудь исполнить, - сообщила она, – как еще мы сможем оценить вашу работу?
Судя по виду Рона, он произносил какую-то безмолвную молитву. Потом он открыл рот. В комнате раздался петушиный крик. На лице Рона появилось выражение глубокого облегчения.
Гермиона постаралась не показать абсолютно никакой реакции, она просто повернулась к Гарри, который показал на свой котел. Она сделала шаг, чтобы заглянуть вовнутрь. Зелье оказалось правильного цвета и консистенции.
- Я не вижу ничего непосредственно неверного, - сказала она, заставляя свой голос звучать настолько недовольным, насколько возможно. – Перелейте это в бутыль и возьмите с собой. Передайте завтра профессору Спраут, чтобы она проверила зелье, и принесите от нее записку на следующий урок. Если зелье не работает, можете считать, что у факультета Гриффиндор стало еще на десять баллов меньше. Можете быть свободными, как только перельете зелье.
Если и существовал Мировой Рекорд по Скоростному Заливанию Бутылочек, Гермиона не сомневалась, что видела, как этот рекорд был побит. С еще большим проворством, чем обычно, Гарри и Рон убрали за собой и были готовы уходить. Снейп тоже расставил все по местам, хотя с гораздо меньшим энтузиазмом, как ей показалось. Но опять-таки, все это могло быть только ее фантазиями.
- Мисс Грейнджер, - сказала она, желая хотя бы немного более личного разговора с ним этим вечером, - пару слов о вашем проекте, если позволите.
Гарри и Рон замерли в нерешительности, явно отчаянно желая уйти, но изображая некоторое подобие вынужденного защитного инстинкта.
- Идите, - сказав Снейп, махнув им рукой, - увидимся в общей комнате.
С плохо скрываемым облегчением мальчики исчезли. Гермиона и Снейп смотрели друг на друга, пока звук захлопнутой двери не растворился в воздухе, оставив комнату в полной тишине.
- Вы сделали это специально, так ведь? – наконец сказала она. – Вам доставило удовольствие смотреть на то, как я снимаю баллы с Гриффиндора, зная, что если Слизерин выиграет кубок в этом году, это сделать им поможет гриффиндорец.
В ее голосе не было настоящего гнева, как будто все это было ближе к грустному юмору.
- Одобряю твой чисто cлизеринский анализ ситуации, Гермиона, но, как ни странно, это не так. В моих намереньях не было заставлять тебя отнимать баллы у твоих друзей. – Он слегка улыбнулся углом рта. – Хотя, есть свои выгоды в любой ситуации.
Она почувствовала, как угол ее рта приподнимается в ответ.
- Так что это было? – спросила она. – Вы собирались мне это объяснить, насколько я помню.
Он отошел от нее, усевшись за одну из парт.
- Мистер Поттер получил анонимную записку, утверждающую, что мистер Малфой затевает какую-то гадость, и что мистер Поттер имеет шанс поймать его за руку на месте преступления.
- А Гарри никогда не был человеком, который упустит такую возможность, - понимающе вздохнула Гермиона. - С Роном по правую руку. – Добавила она, нахмурив в размышлении брови. – Хотя я удивлена, что они вовлекли вас в эту авантюру. Я никогда не имела к этому склонности. – Ее губы снова дрогнули. – Скорее всего, я отправила бы их прямо к профессору МакГонагалл.
Снейп кивнул с еще одной слабой улыбкой.
- Я предлагал им это – много раз. Но не был услышан. – Он вдруг стал серьезным. – И я решил не настаивать. Если мистер Малфой ввязался в…грязные дела…у меня есть определенный – профессиональный – интерес знать об этом. Особенно в случае, если все это выходит за рамки обычного соперничества между факультетами.
Гермиона почувствовала холод внутри. Он произнес слово профессиональный так, что она сразу подумала, что он не имеет в виду свои обязанности учителя Хогвартса. Ему нужно было знать, не работает ли Драко Малфой на Волдеморта. Это было резкое напоминание о серьезности их положения.
- И ты отказываешься признать, что получала удовольствие от возможности окончательно завладеть вниманием мистера Поттера и мистера Уизли?
Эта внезапная смена курса потрясла Гермиону. Должно быть, Снейп прочел ее выражение лица. В тоне его голоса было что-то, заставившее ее задуматься, что еще он понял о ее жизни.
- Да, это действительно что-то изменило, - сказала она, пытаясь превратить все в шутку. – У них обычно все влетает в одно ухо и вылетает из другого. Я буду удивлена, если сегодняшнего вечера им хватит хотя бы до следующего урока по зельям.
Снейп потянулся к своим книгам.
- Я должен вернуться в общую гостиную. Я не хочу пропустить очередной порции резкой критики «моей» личности и методов преподавания.
Она кивнула, зная, что он прав, но не желая, чтобы он уходил.
Он остановился на пути к двери, обернувшись к ней.
- Это было хорошо сделано, Гермиона.
И, прежде чем она успела что-нибудь ответить, он ушел.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-07; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.172.203.87 (0.022 с.)