Глава 5. Только не отдавай наш родной мир й




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 5. Только не отдавай наш родной мир й



Очевидно, Снейп ожидал, что она сможет справиться со всеми вечерними мероприятиями на основании тех нескольких фактов, которые он ей сообщил. Она склонялась к противоположной мысли, о чем он и был проинформирован по пути в Главный Холл. С видом великомученика (из-за чего он стал выглядеть в точности как уставшая от жизни девочка-подросток, объясняющая само-собой разумеющиеся вещи своим отсталым родителям), он начал описывать, чего именно она могла ожидать.
Его губы дернулись, и она опять подавила улыбку. Он явно не знал, какой эффект это вызывает. Тем лучше. Для него.
- Хоть директор и описал сегодняшнее мероприятие, как педсовет, на самом деле это ежемесячная встреча деканов, что означает, что вам, по крайней мере, придется встретиться с меньшим количеством человек.
Их будет меньше, но обмануть их будет гораздо сложнее, вновь загрустив, подумала она
- Не отвлекайтесь, - зашипел он.
Сжав зубы, она повернулась к раздраженной гриффиндорке, шагавшей рядом с ней.
- Как я сказал, некоторые из пунктов встречи должны быть вам знакомы – студенческая дисциплина, особые проблемы, и, в кои-то веки, вы и ваши друзья не являетесь главной темой дня.
Ну наконец-то, хоть какая-то хорошая новость. Хотя он, без сомнения, получил бы огромное удовольствие, если бы ей пришлось бы требовать исключения Гарри и Рона из школы. Разумеется, только для того, чтобы сыграть его роль более достоверно.
- Встречи проходят в кабинете директора, и обычно начинаются через полчаса после окончания обеда. Пароль - лакричные леденцы. Я бы предложил, чтобы вы провели оставшееся время с пользой и ознакомились с темами сегодняшней встречи. – Она сложила пачку пергаментов с описанием проблем в карман. В этой мантии карманов, обычных и потайных, было куда больше, чем в ее школьной форме.
- Есть какие-нибудь особые вопросы, касающиеся Слизерина, которые придется обсудить? – спросила она, пытаясь говорить более уверенно, чем она себя на самом деле чувствовала.
- Нет, мисс Грейнджер. – ответил он терпеливо. – не в этот раз. Только постарайтесь не брать на себя и ваш факультет какие-либо дополнительные обязательства. Слизерин – этот не тот факультет, который добровольно пойдет на субботник по уборке мусора или станет вышивать салфеточки для приютов.
- Как пожелаете, - коротко ответила она, нервная и усталая до бесконечности от его безжалостного сарказма. Особенно, когда этот сарказм был упакован в ее собственный голос. Он посмотрел на нее.
- Мисс Грейнджер, вероятность того, что вам придется говорить на какую-либо тему, за исключением происшествия с миссис Норрис, очень мала. Если будет поднята непонятная и таким образом опасная для вас тема, я уверен, директор переведет разговор в более безопасное русло. – Его голос смягчился. – Я уверен, вы сумеете пережить вечер достаточно безболезненно, если просто будете сидеть в ближайшем к огню кресле и пить каждую чашку чая, которую директор предложит вам. Если не считать этого, вы можете просто время от времени злобно смотреть на окружающих, хмыкать и делать вид, что у вас есть куда более важные дела, чем сидеть на этом педсовете. Я не думаю, что это будет слишком уж сложное задание, при данных обстоятельствах.
Она быстро взглянула на него. Он что, пошутил? По его лицу ничего нельзя было понять. Не то, чтобы ей, конечно, так часто приходилось угадывать что-нибудь по собственному лицу. Мгновенье прошло, но она все равно чувствовала себя более спокойно, после его напоминания, что Дамблдор тоже будет там. Директор не даст мне совершить ошибку, - подумала она. Ей надо только выжить на педсовете, и потом она сможет расслабиться и... черт. Да.
Снейп замолчал.
- Еще что-нибудь, мисс Грейнджер?
Да, пожалуй.
- Пароли, - лаконично ответила она.
Он, казалось, раздумывал.
- Пароли, - повторила она, - более конкретно – ваши пароли. – он нахмурился. – Ну что же, - продолжила она, стараясь, чтобы ее голос звучал рассудительно, а не панически, - на данный момент, единственное место, где я могу переночевать – комната префекта. Так что, или вы мне даете пароли к своим комнатам, или будем вместе ночевать в моих. Заодно сможем придумать, как мы это объясним на следующее утро Гарри и Рону.
Он чуть не подавился от этой мысли. В откровенно надутой манере, он пробормотал ей последовательность паролей, которая могла позволить ей пройти в его личные комнаты.
На какой-то момент она даже немного ему посочувствовала. Ей в высшей степени не нравилась сама идея, что кто-то будет жить в ее комнате. Откровенно скрытному мастеру зелий должно быть не менее легко дать ей полный доступ к своей жизни, пусть даже на короткое время. Она постаралась не выдавать своих чувств. Не лучший момент, чтобы предлагать ему свое сочувствие.
И это также означало, что ей осталось вынести еще одно суровое испытание.
Обедом.
В первый раз, ей придется изображать Снейпа на публике. Пусть даже, и без близких контактов.
За секунду до того, как они вышли в людный коридор, ей в голову пришла ужасная мысль. Она схватила его за рукав мантии.
- Подождите, - прошептала она, потянув его назад.
Он открыл рот, чтобы запротестовать, но она, без особых размышлений, жестом показала, чтобы он заткнулся.
Она не заметила, как его губы слегка дернулись, почти в одобрении.
- Есть ли что-нибудь, что вы не едите?
Если он и собирался что-то высказать, то оставил это при себе, задумавшись над ее вопросом.
- Моллюски, любого рода, - это однозначно не проблема. Моллюски вызывали у нее отвращение. Живыми или мертвыми. – Маггловские сладости. – можно пережить. Он закрыл глаза. – Я действительно не люблю тыквенный сок. – О нет, похоже, что придется обходиться водой. – И... – сказал он голосом, полным давней черной ненависти, - брокколи.
Последнее слегка захватило ее врасплох, и ей пришлось закусить губу, чтобы не рассмеяться в полный голос. Интересно, что ему наделало такое безобидное растение, как брокколи, что он его так горячо ненавидит. Выражение его лица говорило, что лучше об этом не спрашивать, по крайней мере, в данный момент.
- А еще я ем мясо. – Сказал он с легким оттенком злорадства. – И оно мне очень нравится.
Еще бы!
Она зло посмотрела на него, и, не говоря не слова, вышла в корридор, присоединяясь к студентам и преподавателям, на пути в Главный Холл.
Она так сильно концентрировалась на выпрямленной осанке и ровной скользящей походке, что чуть не заорала, когда кто-то коснулся ее руки и знакомый голос произнес:
- Северус, как хорошо, что ты решил присоединиться к нам.
С трудом удерживая шаг, она поняла, что неумолимая сила под именем Альбус Дамблдор подводит ее к учительскому столу.
- Директор, - выдавила она из себя в ответ.
- Все готово для нашего сегодняшнего собрания? Замечательно, просто замечательно. – Повторил он, не дожидаясь ее ответа. – Я понимаю, у тебя был очень занятый день.
К этому моменту директор очень ловко подвел ее к ее стулу. Кажется, он ожидал от нее какого-то ответа.
Она слегка кивнула, скорее, чтобы выиграть время.
- Достаточно... познавательный, - лучший ответ, который она смогла придумать.
- Замечательно, - вновь повторил Дамблдор. – Сегодня на обед говядина по-веллингтонски. Я знаю, как ты это любишь. – он похлопал ее по спине, прежде чем двинуться дальше вдоль стола, чтобы занять свое место.
Гермиона была чрезвычайно благодарна за маленькие подсказки директора, но не знала, как реагировать на чрезмерную дружелюбность с его стороны. Тем не менее, ее дискомфорт, кажется, выглядел вполне естественно, поскольку никто из преподавателей даже не задержал на ней взгляда. Мадам Хуч, ее соседка по столу, лаконично кивнула ей в приветствие, - Северус. - Гермиона кивнула ей в ответ, не уверенная, что сказать. Оказалось, Хуч более ничего от нее и не ожидала, поскольку мгновенно отвернулась, чтобы возобновить прерванный разговор со Спраут.
Домашний эльф поставил перед ней тарелку с дымящимся мясом в тесте. Сглотнув, она потянулась за картофельным пюре. На столе были и другие овощи, включая морковку, горох и брокколи. Хорошо, что он предупредил ее, подумала она. Ей действительно нравилась брокколи.
Призывая всю свою храбрость, она начала есть.
В конце концов, обед оказался не таким уж кошмаром, как она ожидала. Как только она начала кушать, она почувствовала, что на самом деле зверски голодна. Подавляя желание набить желудок всем, чем попало, она сдержанно накладывала себе добавку, а затем начала праздно подцепливать с тарелки жареную картошку, пока не подали пудинг. Она заметила, что никто особенно на нее не глядел. Если она случайно и ловила чей-то взгляд, то этот человек быстро находил другой предмет интереса.
Потягивая воду, она пыталась незаметно посмотреть на гриффиндорский стол, особенно, на то место, где она сама обычно усаживалась. По крайней мере, он сел там, где надо, подумала она с облегчением. Она предположила, что ему хватило здравого смысла, чтобы последовать за Роном. Или Дамблдор опять таки употребил свой трюк с усаживанием людей на места. Снейп выглядел напряженным, слишком напряженным, и она постаралась не очень испугаться, когда увидела, сколько он ест. Рон и Гарри разговаривали о чем-то напротив него – о Квиддиче, она могла спорить на что угодно – и еще она увидела, как Невилл с искренним лицом что-то говорит Снейпу.
Вероятно, спрашивает, что случилось после того, как весь класс отпустили, и сильно ли Снейп на нее орал? Она надеялась, что, по крайней мере, он попытается нормально ответить Невиллу.
Ирония заключалась в том, что в обычных обстоятельствах, она бы посчитала возможность сидеть за учительским столом привилегией и особой честью. Сейчас же, она механически поедала пудинг, пытаясь не зацикливаться на желании оказаться рядом с друзьями.
Наконец, обед закончился, и ей надо было найти тихий уголок, чтобы прочитать пергаменты. Подземелья находились слишком далеко, и она еще не чувствовала себя достаточно храброй, чтобы пойти в учительскую. Когда все начали расходиться, она встала, поправила свою мантию и постаралась выйти из комнаты с таким видом, как будто у нее были важные дела. Никто не попытался задержать ее. Фактически, ученики расступались перед ней.
Вспомнив, что она была достаточно близко к одному из редко используемых коридоров – полезное открытие, сделанное год или два назад во время ночных экскурсий с Гарри и Роном – она отделилась от толпы и вскоре нашла пустую комнату. Поспешно закрывая дверь и закрепляя замок заклинаниями, она устроилась и начала читать.
Очень скоро ее полчаса закончились и, собирая всю свою храбрость, она направилась к кабинету Дамблдора. Она пробормотала пароль спящей гаргулье, будучи уверена, что Снейп всегда был пунктуален.
Дверь в кабинет директора открылась еще до того, как она постучала.
- Северус, - донесся радостный голос изнутри, – заходи и присоединяйся к нашей компании.
Пять кресел в кабинете теперь находились возле камина. В центре стоял маленький столик с подносом, на котором находились большой чайник и пять чашек. Профессор МакГонагалл стояла возле столика, наблюдая за тем, как чайник услужливо наливал ей чаю.
Гермиона остановилась, пытаясь изобразить естественный авторитет декана Слизерина.
- Присаживайся Северус.
Как он говорил? Ближайшее к огню кресло?
Она уселась поближе к огню, и кивнула Дамлбдору.
- Директор
- Чаю?
Она вновь кивнула, припоминая, какой чай он пил сегодня в ее комнате.
- Черный.
Вероятно, в какой-то момент ей придется использовать не только односложные ответы и кивки. Тем не менее, профессор МакГонагалл ничего не пожелала прокомментировать. Она только кисло посмотрела на Гермиону, и уселась в свое кресло.
Возможно, Снейп действительно не был особенно разговорчив.
- Я полагаю, бессмысленно спрашивать твое мнение по поводу черновика документа о консультациях, Северус, - это опять от МакГонагалл.
Само мое присутствие здесь бессмысленно, подумала она, замечая с внутренней кривой улыбкой, что это очень Снейповская мысль. Интересно, а что если...
Она озвучила мысль, наполняя свой голос вселенской скукой.
МакГонагалл фыркнула.
- Ты это говоришь, - резко ответила она, - только потому, что ты не интересуешься..
Дамблдор прервал ее с совершено счастливым видом, спасая Гермиону от погрязания в неожиданной трясине политики отношений между факультетами. Гермиона отметила про себя, что ей нужно поговорить об этом потом со Снейпом. И это будет длинный разговор.
- Ну же, Минерва, давай подождем с обсуждением, пока не прибудут все. Мы же не хотим, чтобы кто-нибудь остался в неведении.
Кажется, он подмигнул Гермионе, и девушка только начала расслабляться, как другая мысль пришла ей в голову. Северус. Минерва. Альбус. Полагалось, что она должна называть всех этих людей по имени. Она быстро порылась в своей памяти. Имя профессора Флитвика? Фредерик... нет. Франк.. Филипп... Филиус – вот оно! Но как же к черту звали профессора Спраут?
Педсовет оказался одновременно скучным и пугающим. Тайна имени профессора Спраут была разрешена восторженным приветствием директора «Эрменгарде!», когда профессор вошла в кабинет. После этого Гермиона была захвачена бесконечными мелочами управления школой. Осознание того, что позже ей придется пересказывать всю информацию Снейпу, заставляло ее внимательно слушать всех говорящих. Даже при этих условиях, собрание казалось бесконечным.
Оказалось, что выглядеть незаинтересованным и хмыкать – это то, чего все и ожидали от главы Слизерина. В течение большей части собрания, ее единственным вкладом было распивание чая из бездонного чайника.
Наконец, Дамблдор перешел к следующему пункту – закрытие собрания, и Гермиона начала расслабляться, когда резкий шотландский акцент МакГонагалл опять вклинился в разговор.
- Извините, директор, но я думаю, что у нас есть еще одна тема для обсуждения.
Миссис Норрис. Гермиона закрыла глаза. Она надеялась, что об этом пункте в плане все забудут. Очевидно, нет. Ее сердце ушло в пятки, и она постаралась не застонать слишком уж громко.
- Извини меня, Северус, если это затрагивает твоего любимчика, но для меня это дело достаточно важно.
Филч? Любимчик?
- Могу уверить тебя, Минерва, что Филч никоим образом не относится к вещам, которые мне нравятся. – Она осторожно позволила некоторой части своего искреннего отвращения от одной мысли о Филче отразиться на лице и в голосе, очень довольная, что без заминки назвала МакГонагалл по имени.
МакГонагалл только фыркнула.
- Как вам должно быть уже известно, - начала она, - несколько ночей назад я патрулировала коридоры школы, когда меня атаковала эта кошка. – Она содрогнулась и кажется собиралась пуститься в детальное описание, когда вмешался Дамблдор.
- Минерва, я думаю, мы все знаем, что случилось. Возможно, нам стоит пригласить Аргуса, и узнать, что он может сказать по этому поводу?
Со стороны декана Гриффиндора донесся еще один негодующий звук. Гермиона постаралась выглядеть незаинтересованной, но затем заметила, что Флитвик и Спраут очень внимательно изучают обстановку комнаты Дамблдора. На какой-то момент она удивилась, откуда такая реакция, пока не поняла, что они просто пытаются скрыть свое веселье. Та маленькая часть ее, которая не была совершенно запугана, удивилась мысли, что все это может оказаться достаточно забавным.
Ее внимание было привлечено обратно прибытием вызывающе выглядящего Аргуса Филча, очевидно, готового защищать свою наводящую ужас кошку до последней капли крови. Он пригладил свои крысиного цвета волосы, что только заставило его выглядеть еще более неопрятным. По сравнению с Филчем, подумала она, Снейп выглядел просто холеным.
- Итак, мистер Филч, - мягко начал Дамблдор, - я думаю, вы знаете, почему я попросил прийти вас сегодня. Мы все наслышаны о неудачном.. гмм.. столкновении миссис Норрис и профессора МакГонагалл.
- Столкновении? – возмущенно взвизгнула декан Гриффиндора. – На меня жестоко напала эта кошка, если это действительно кошка. Если бы я не знала лучше, я бы сказал, что это – опасное чудовище, заколдованное, чтобы выглядеть как кошка.
Филч ощетинился.
- Да? А что еще полагалось делать моей бедной девочке, а? Она была там, патрулируя коридоры, как обычно, и хочу сказать, она очень хорошо это делает, когда она и натолкнулась на странную кошку, которой там не должно было быть. Конечно же, она стала защищать свою территорию. Это вполне естественно.
- Эта кошка должна быть изгнана из здания школы, - мрачно пробормотала МакГонагалл
- И кто будет ловить учеников, когда они замышляют всякие пакости? – требовательно спросил Филч. – Вы же согласитесь со мной, профессор Снейп? Вы всегда говорили, что вы бы пропали без миссис Норрис.
Гермиона, которая только было начала наслаждаться перепалкой, внезапно поняла, что вопрос был задан ей. Она слегка вздрогнула, и постаралась скрыть это ничего не значащим «хмпф». Та же самая маленькая незапуганная часть напомнила ей, что это шанс всей ее жизни безнаказанно отомстить Филчу.
- Ко мне это не имеет никакого отношения, Филч. У меня нет никакого намерения ввзязываться в любые кошачьи своры. – голос Снейпа чрезвычайно подходил для подобных замечаний. Она также могла поклясться, что слышала, как Флитвик издал интересный звук, который немедленно был скрыт чиханием. У нее появился еще один вопрос, интересно, хватит ли ее удачи еще на чуть-чуть...
- Из чистого любопытства, - сказала она куда-то в пространство, - а кто, собственно говоря, победил? – В этот раз на Спраут нашел внезапный приступ кашля, пока МакГонагалл выглядела яростной и слегка застенчиво потирала правое ухо. Подобострастное поведение Филча мгновенно сменилось триумфом.
- Ну что же, - спокойно сказал Дамблдор, - я уверен, что миссис Норрис в будущем будет узнавать профессора МакГонагалл, и наоборот. Возможно, вы тем не менее могли бы ... не выпускать ее несколько ночей, Аргус? Хорошо. – он просиял. – Спасибо, что нашли время, чтобы зайти.
Неряшливый смотритель покинул комнату, оставив за собой дымящуюся от злости МакГонагалл, бросающую ядовитые взгляды на Гермиону. Сама же Гермиона была занята тем, что пыталась почувствовать себя виноватой за бесстыдное издевательство над собственным деканом.
С уходом Филча, собрание окончилось. МакГонагалл выплыла из кабинета, бормоча себе что-то под нос на гаэльском. Спраут и Флитвик наконец позволили себе похихикать. Гермиона хотела покинуть комнату вслед за ними, но Дамблдор слегка сжав ее руку, задержал ее. Когда комната опустела, он улыбнулся.
- Неплохо получилось, девочка. Я не думаю, чтобы они что-нибудь заметили.
Она улыбнулась ему в ответ.
- Ну, я думаю, тот факт, что профессор Снейп, - невыносимый ублюдок...пожалуй не лучшая вещь, чтобы сказать директору, - ну, не особенно разговорчивый человек, сильно облегчил ситуацию.
- Так и есть. – Он посмотрел на нее со странным задумчивым выражением.
- Что-то не так?
- Нет, все в порядке. Просто прошло действительно очень много времени, с тех пор, как я в последний раз видел Северуса улыбающимся. – Он встряхнулся. – Не обращайте внимания на сентиментального старика, мисс Грейнджер. Сегодня вечером вы показали себя очень хорошо.
Он проводил ее до двери, и она спустилась в коридор. Она уже наловчилась с фирменной походкой Снейпа, и усиленно старалась не думать о подтексте последней фразы Дамблдора.
Она покинула часть замка, принадлежащую директору, и собиралась направиться в ее... его... комнаты, когда к ней пришло внезапное осознание еще одного факта. А именно, неизбежных физиологических последствий вечера, наполненного распиванием чая.
Ей нужно было найти туалет.
И немедленно.
Она знала, где находятся туалеты для персонала, и даже вспомнила, что должна зайти в мужской.
Где и остолбенела при виде открывшегося перед ней зрелища.
На стене перед ней был ряд блестящих белых фарфоровых.. ну... назовем это резервуарами... раковинами. За исключением того, что рядом с ними не было никаких кранов, и передний край был выше, чем можно было бы ожидать. В них были какие-то дыры, но никаких затычек. И они определенно находились на... ну... на этой высоте. На высоте паха.
Рядышком стоял маленький стульчик. Она постаралась не представлять себе слишком ярко профессора Флитвика. А что касается Хагрида...
Нет. Нет. Нет. Нетнетнетнетнетнетнетнет
Она не могла их использовать. Ни за что.
Давление в мочевом пузыре напомнило ей, что она должна таки решиться на что-нибудь. Желательно на что-то, в результате чего она не обмочится. Она рванулась к кабинке и закрыла дверь. Кое-как справилась с незнакомой одеждой, и наконец смогла сесть на нормальный унитаз и облегчиться. Все время намеренно не глядя вниз.
Боже. О боже. Она уронила голову на слегка дрожащие руки.
Через некоторое время она обнаружила, что в ее мозгу сформировалась поразительно четкая и красочная картинка Невилла Лонгботтома страдающего от ужасных продолжительных пыток. Интересно, неужели слизеринская кровь, питающая ее мозг, начала влиять и на весь ее мыслительный процесс. Она была абсолютно уверена, что помощь Снейпа Невиллу с домашним заданием была самым меньшим, чего заслуживал Невилл за то, что заставил ее так страдать.
Наконец, она смогла встать и поправить одежду. Так не пойдет. Ей надо собраться. Покинув кабинку, она вымыла руки и вышла из туалета, почти врезавшись в Снейпа, собственной персоной.
Он понял, где она только что была, и слегка изогнул бровь.
Она направила на него взгляд, который вдохновил бы и василиска.
- Я не хочу говорить об этом, - медленно, четко произнесла она.

 





Последнее изменение этой страницы: 2016-06-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.221.159.255 (0.009 с.)