ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 7. Первый день новой жизни.



Наступило утро пятницы, которое не принесло Гермионе покоя.

Вечером она рассталась со Снейпом в коридоре и направилась в свою комнату в поисках места, где она могла бы расслабиться и подумать. Если бы она меньше устала, то смогла бы более внимательно разглядеть окружающее ее пространство. У нее осталось только впечатление большой светлой комнаты, которая была более удобной и захламленной, чем она могла ожидать. Здесь почти физически чувствовалось присутствие Снейпа.

Не имея сил заниматься исследованиями своего нового жилища, Гермиона постаралась быстро найти спальню. Она убедила себя, что все будет не так ужасно, когда она проснется утром. Она только отчаянно надеялась, что слизеринцам не понадобилась ночью помощь их декана.

После краткого обследования спальни Снейпа Гермиона не обнаружила никаких следов пижамы или ночной рубашки… или хоть какой-то одежды для сна. Это означало, что он спал… ну… голым. После вечернего опыта в мужском туалете Гермиона думала, что готова ко всему.

Она ошибалась.

Гермиона подумала, что это было вполне в его характере. Что же, подумала она свирепо, никто ведь не знает, в чем он спит. Так что с сегодняшней ночи Мастер Зелий будет носить пижаму. И это будет ему нравиться.

Она переоделась и скользнула под простыню. Вскоре она обнаружила, что не может уснуть. Дело было не только в странной кровати. Тело решительно отказывалось расслабиться. Она считала овец. Она перепробовала все техники релаксации, которые советовал ее отец. Но она непрерывно вертелась и крутилась в постели. Как только она начинала дремать, ее тут же будили незнакомые пощелкивания и поскрипывания комнаты.
Неудивительно, что он рыскает ночами по коридорам.
В полчетвертого утра после нескольких часов прерывистого сна, мысли о ситуации, в которую они попали, заставили ее полностью проснуться. Она окончательно отчаялась выспаться и решила хотя бы использовать время с пользой. Гермиона пробормотала Lumos и взглянула на столик у кровати. Там лежали три книги с закладками на разных страницах. Она выбрала "Историю зелий Северной Богемии", и начала читать.

К половине седьмого ее веки отяжелели, во рту появился противный привкус, и лицо зачесалось. Он решила одеться и пойти на завтрак, хотя знала, что он редко там появлялся. К тому же, нужно проверить, не натворил ли он чего-нибудь ужасного за прошедшие сутки в гриффиндорской башне. Гермиона отложила книгу и почесала лицо. Когда ее рука встретилась с колючей щетиной, она замерла.

Бритье.

Вздохнув, она побрела в ванную. Взгляд в зеркало подтвердил ее соображения. Некоторые мужчины выглядят очень сексуально с небольшой небритостью. Снейп к ним определенно не принадлежал.
На раковине лежал потертый бархатный футляр. Она открыла его, и сердце замерло.

Бритва Джека-потрошителя.

Конечно, чем еще он мог пользоваться?

В этот момент она была очень близка к тому, чтобы перерезать Снейпу глотку. Но после здравого рассуждения она решила, что неразумно делать это, пока она в его теле. И среди заклинаний, которые она знала, не было того, которое удаляло бы волосы на лице. В конце концов, ей же не пятьдесят лет. Стиснув зубы, она принесла его палочку из спальни.

В ванной она с некоторым колебанием взяла бритву. Она уже использовала его палочку, но это были самые простые заклинания. Палочка работала немного странно, но в целом неплохо. Однако преобразование было более трудной вещью. Немного нервно она указала на бритву. Она почувствовала, как сила идет через палочку, потом лезвие стало нечетким и, наконец, превратилось в самую обычную безопасную бритву.

Гермиона почувствовала себя лучше. В конце концов, ей же приходилось брить ноги, и она не перерезала при этом артерии. И она наблюдала, как бреется ее отец. Она нашла что-то похожее на пену для бритья и намылила лицо. Насколько трудным это может быть?

Труднее, чем казалось. Выдающиеся кости и впалые щеки делали рельеф его лица странным. Она вела бритву по коже порывистыми неуверенными движениями. Потом она перешла на шею, не видя, что делает. Затем досталось верхней губе и подбородку. Она смыла с себя пену и зашипела от досады, увидев очевидные недостатки своей работы.
Она снова намылилась. На этот раз бритва скользила легче, и Гермиона не удержала ее. Острая боль сообщила ей, что она порезалась. Чертыхнувшись, она продолжила. Снова смыв пену, она поняла, что щетина практически исчезла.

Оставив на лице тонкие струйки крови.

Она взяла палочку и произнесла простейшее заживляющее заклинание. На этот раз удача была на ее стороне, и следы порезов исчезли без следа. Гермиона облегченно вздохнула. Она не могла бы сказать Снейпу, что порезала его при бритье.

Ей нужно попрактиковаться, подумала она. Так же, как и с его палочкой. Несмотря на предыдущие рассуждения Снейпа о "глупом размахивании палочкой", Гермиона не собиралась обходиться без нее. Она превратила зубочистку в зубную щетку. Для нее было невозможным не почистить с утра зубы. Она кратко обсудила с собой вопрос о душе. В конце концов, это могло помочь ей проснуться. Но это означало, что она должна быть… раздетой. Гермиона решила, что это может подождать до вечера. Или, по крайней мере, до тех пор, пока она не обсудит со Снейпом выход из этой ситуации.

Уставшая и невыспавшаяся, в ужасном настроении и с головной болью, Гермиона отправилась в Главный Холл на завтрак. Сидя на его месте, она инстинктивно бросала взгляды на гриффиндорский стол. Снейп сидел там, где положено, и накладывал пищу в тарелку. Она заметила его тайный взгляд в ее направлении, когда его рука зависла над тарелкой с беконом.

Даже не вздумай, подумала она, поймав его взгляд. И что, черт побери, он сделал — или не сделал — с ее волосами? Ее головная боль усилилась.

- О, Северус, — раздался бодрый голос откуда-то из-за стола.
Впервые в жизни Гермиона была не рада слышать голос Альбуса Дамблдора. Она никогда не отличалась особой разговорчивостью по утрам, и сейчас она была просто не в состоянии оценить его бодрый тон.
- Рад видеть тебя на завтраке. Полагаю, это станет привычкой?
Она просто кивнула в ответ, и перед ней появилась чашка черного кофе. Видимо, это было все, что Снейп ел на завтрак. Не так уж и плохо. Гермиона чувствовала себя слишком разбитой, чтобы съесть еще что-либо.

Она потягивала кофе, чувствуя действие кофеина. Голова по-прежнему болела, да и настроение не улучшилось, но она хотя бы проснулась. Гриффиндорцы закончили завтракать, и Гермиона встала, намереваясь поговорить со Снейпом, пока он не ушел.

Она подошла к столу, когда он допивал воду. При ближайшем рассмотрении его волосы выглядели даже еще хуже. Она поняла, что он не наложил макияж. Не удивительно, что она выглядела ужасно. Конечно, сейчас не было никакой надежды на макияж. Но хотя бы волосы должны выглядеть прилично.

- Мисс Грейнджер, на пару слов, пожалуйста, — сказала она и вышла из Холла.

Странным образом довольная тем, как она отчитала его, и надеясь, что ее слова о встрече перед уроком звучали не слишком нервно, Гермиона спустилась в подземелья в свою классную комнату. Ее первый урок в качестве Снейпа.

Теоретически, это не должно быть проблемой. Первый курс. Хаффлпафф и Рэйвенкло. Студенты из двух самых безобидных факультетей. Ни один из них не смог бы обнаружить какие-то странности в поведении Снейпа. И они изучали простые зелья.

Тем не менее, у дверей класса ей овладела нервозность. Скривившись, она открыла дверь и стремительно вошла, оглядывая студентов. На нее смотрели лица от нервно напряженных до откровенно испуганных.
Она уставилась на них, пытаясь сообразить, что же сказать.

- Сегодня вы будете делать стандартное зелье для лечения бородавок. Они просто пялились на нее.
Она начала паниковать. Чего еще они ждут? Она подумала, что должен сделать Снейп, и тут же вспомнила педсовет.

- И чего вы ждете? — сказала она холодно, - Разрешения от родителей? Список компонентов на странице 47 ваших учебников. Начинайте. — Послышался шелест открываемых книг и пергаментов.

Урок прошел достаточно мирно. Никто никого не отравил, ни один котел не расплавился, и большинство зелий получилось правильными. Гермиона шагала по классу, нервная и измученная от недостатка сна и неожиданной утреней дозы кофеина. Она не забывала снимать баллы с учеников. Никто не смотрел на нее с насмешкой. Фактически, на нее вообще никто не смотрел. Наконец, она отпустила класс.

Голова все еще болела, и она чувствовала напряжение в мышцах — от волнения, и от постоянных усилий держать спину прямо. Ее спина не испытывала таких нагрузок с тех пор, как она еще ребенком занималась в балетной студии. Эта боль не улучшила ее настроения, когда она шла на ланч. Она едва замечала студентов, которые разбегались с ее пути.

Сидя за учительским столом, она механически поглощала пищу, не в силах отвести взгляд от гриффиндорского стола. Ей вдруг пришло в голову, что ей придется учить не только своих друзей, но и своего профессора. Она видела, как они втроем поднялись из-за стола, и вышли вместе. Она помнила, что они должны встретиться со Снейпом, но он направился к гриффиндорской башне. Гермионой овладела паника и ярость, когда она подумала, что он намеренно избегает ее, чтобы не обсуждать предстоящий урок.

Ты не сделаешь этого, ублюдок, подумала она, выходя из-за стола. Она догнала его раньше, чем он успел добраться до башни.

- Мисс Грейнджер, кажется, у нас была назначена встреча? - Она прислонилась к косяку, сложив руки на груди и пытаясь убедить себя, что она была скорее взбешена, чем испугана.

Он выглядел напуганным, потом сердитым, и явно хотел что-то сказать, но передумал.

- Простите, профессор…, — ответил он, - Я решила зайти за кое-какими книгами. Я думала, вы захотите встретиться в классе.

Она кивнула. Что-то подсказывало ей, что настоящий Снейп снял бы баллы за это, но сейчас она чувствовала такое облегчение, что не могла заставить себя это сделать.

- Хорошо, - кратко сказала она, - Берите ваши книги, и мы поговорим по пути в подземелье. И побыстрее, пожалуйста, - добавила она с оттенком злобы.

Он кивнул и ушел. Гермиона боролась с искушением потереть виски. Головная боль усилилась. Через минуту появился Снейп, нагруженный книгами. Они вместе направились в класс.

К тому времени, когда они дошли до класса, Гермиона уже вполне представляла, чем она должна сегодня преподавать. Она чувствовала себя, как нянька у беспокойных родителей. И только ее привычка относиться к учителям с уважением не давала ей рявкнуть на Снейпа, что она отлично знает, где находится лазарет. К тому же она понимала, что он пытается разозлить ее специально, чтобы она вела себя как он.

Она бессознательно ускорила шаг, опережая девушку, идущую рядом с ней. Нет, Снейпа, сказала она себе. Она открыла дверь и влетела в класс.
Гермиона увидела Малфоя, Крэбба, Гойла, Гарри… нет, Поттера, Лонгботтома, Уизли… Она развернулась на каблуке и увидела, что Снейп немного отстал. Она подняла бровь.

- Конечно, мисс Грейнджер, мы все подождем вас. Она видела, как вдруг сверкнули его глаза. Раздражение, нервозность, кофеин сделали свое дело, объединившись в одну удовлетворенную и мстительную улыбку. Теперь он знает, каково чувствовать себя в центре внимания.

Снейп занял место рядом с Гар… Поттером. Она заметила, что Поттер сочувственно улыбнулся Снейпу, но решила не делать замечания.

- Сегодня вы снова будете готовить Многосущее зелье. Надеюсь, сегодняшний урок пройдет менее драматично. Думаю, мне не нужно повторять вам основы. Начинайте.

Малфой усмехнулся в направлении Невилла Лонгботтома. Гермионе жутко хотелось что-то сказать, но она промолчала. Ее ухмылка была практически естественной.

Было бы неправильным сказать, что урок прошел плохо. Это был кошмар. Она все время чувствовала на себе внимание Снейпа. Каждый раз, когда она поворачивалась, его глаза следили за ней. И что хуже всего, его рука была постоянно поднята. Проверка за проверкой, тщательно замаскированная под невинные вопросы о теории и практике.
В конце концов, она не выдержала.
- Мисс Грейнджер, я советую вам прочитать все те книги, которые принесли с собой, а мне оставить вести урок. По крайней мере, вы получите какую-то пользу, а я смогу спокойно продолжать.
Гарри и Рон пристально смотрели на свои котлы, избегая ее взгляда. Рон что-то пробормотал Снейпу. Гермиона искренне надеялась, что это было "Заткнись".

Его непрерывные замечания заставили ее отвлечься от остального класса. Хоть кто-то из них может следовать простейшим инструкциям, не перепутав ничего, подумала она, снимая пять баллов с Дина Томаса. Она собиралась вновь обойти класс, когда увидела, что Невилл снова пытается добавить шкурку бумсленга не вовремя.
Невилл, ради Бога. Почему ты со мной это делаешь?
Она ждала, что Снейп остановит его, как она сделала бы это. Но он не шелохнулся, хотя по его лицу было понятно, что он прекрасно понимал, что происходит. Она не выдержала.
- Лонгботтом, — проревела она.
Невилл замер. Она обошла котел и впечатала ладонь в стол, заставив его подпрыгнуть.
- Мистер Лонгботтом, вчерашнее происшествие ничему вас не научило? И вы, мисс Грейнджер, — обратилась она к Снейпу, - Если бы вы обращали внимание на вашего соседа, а не глазели по сторонам, у нас бы не случалось подобных инцидентов. Мистер Лонгботтом, двадцать баллов с вас. Мисс Грейнджер, с вас двадцать баллов, и вы получаете взыскание.

Ошеломленная тишина в классе встретила этот взрыв эмоций. Она осмотрелась. Малфой сидел с самодовольной ухмылкой. Нет, с нее хватит.
- И, мистер Малфой, советую вам и вашим друзьям также не испытывать сегодня мое терпение-. Улыбка сползла с лица Малфоя, он замер. Отлично.
- Продолжайте работать, - отрезала она.

К ее великому удивлению, все подчинились. Даже Снейп больше наблюдал за Лонгботтомом, чем за ней. Несколько раз он вмешивался, чтобы предотвратить ошибку Невилла. Она продолжала кружить по классу, пытаясь не думать, что только что назначила себе взыскание. Не говоря уже о том, сколько баллов она с себя сняла.

Так или иначе, урок закончился спокойно. Все приготовили удачные зелья, и ей не пришлось снимать баллы. Когда последний студент вышел из класса, она облокотилась на стол и закрыла глаза, чувствуя себя абсолютно опустошенной.

В восемь часов она кружила по классу, ожидая Снейпа и пытаясь забыть, что Минерва МакГонагалл сказала за обедом Эрменгарде Спраут. Она бормотала себе под нос, что нужно успокоиться. Внезапно открылась дверь и вошла обиженная девушка, не заботясь о том, чтобы постучать.

Он не стучит. Я всегда стучу. Этой небольшой детали было достаточно, чтобы она потеряла терпение.

- Мисс Грейнджер, - язвительно сказала она, - Я всегда думала, что стучу в дверь, прежде чем войти. Не подскажете, в котором часу сегодня я избавилась от этой привычки?

Снейп посмотрел на нее. - Примерно тогда же, когда я начал баловать своих студентов, профессор, - ответил он, подражая ее тону.

- Удивляюсь, как мне вообще удалось сделать сегодня что-то, когда вы постоянно перебивали меня. И раз уж мы заговорили об уроках, как насчет меня? Я слышала, как профессор МакГонагалл сказала профессору Спраут, что я сегодня была не в форме. Что она имела в виду?

Снейп вздохнул и приготовился отвечать, но ярость, которую Гермиона подавляла весь день, вырвалась наружу.

- И что с моими волосами? И вам не приходило в голову, что косметика у меня не только для того, чтобы украшать ванную комнату? А вы видели, сколько вы едите? Думаете, я хочу быть размером с гиппогрифа, когда получу свое тело обратно?

Она перестала кружить по комнате и упала на стул. Она подняла взгляд на Снейпа. Он просто смотрел на нее.

- Вы закончили? — голос был холодным, но спокойным. Она махнула рукой.

- Есть вещи более важные, чем ваше тщеславие. Вы когда-нибудь видели, как я упрекаю в чем-то Драко Малфоя? Или прощаю небрежность? Вы когда-нибудь видели, как я приглашаю кого-то в класс? И могу ли я напомнить, что у меня есть привычка менять одежду? Вы понимаете, в какой опасности мы оба? И что нас ждет, если мы будем раскрыты?

До нее дошло, что голос Снейпа звучит скорее напряженно, чем сердито. Она посмотрела на него и немного выпрямилась на стуле.

- Это не игра, мисс Грейнджер, - сказал он устало, - Вы не должны делать вид, что вы - это я. Вы должны быть мной.
- И вы должны быть мной, — сказала она спокойно, - Может, это и тщеславие, но я восемнадцатилетняя девушка. Хорошо выглядеть, быть аккуратной и отлично учиться для меня очень важно. И люди обратят внимание, если вы будете этим пренебрегать.

Она оба замолчали.

- У вас есть идеи, как справиться с этим? — спросила она, отчаянно надеясь, что он нашел решение.

Он вздохнул.

- Да, но решение имеет большой недостаток.

Похоже, он пришел к тому же выводу, что и она ночью.

- Корень мандрагоры, - сказала она.

С некоторым удовольствием она наблюдала, как его глаза удивленно расширились.

- Наиболее вероятно, что именно это решение будет эффективным, — подтвердил он.

Корень мандрагоры был главным компонентом в зелье, которое возвращало людям их первоначальный вид. Гермиона имела дело с ним, когда она встретилась с василиском. К несчастью, сейчас был только конец сентября, и мандрагоры только что были посажены. Их нельзя использовать в зельях, пока они не вырастут. Это означает, что они будут готовы к пасхе. В следующем году. Что означает, что они проведут в таком положении шесть месяцев. Если не найдут другого решения.

Шесть месяцев. Шесть месяцев быть Снейпом.

Она не знала, смеяться ей, кричать или плакать.

- О, боже…, — слабо произнесла она.

- Точно, — согласился он.

Она закусила губу, затем резко прекратила, вспомнив, что Снейп не делает этого. Также он не роняет голову на руки и не рыдает. Она просто закрыла глаза, моля о чуде. Или хотя бы о том, чтобы ее голова не взорвалась.
Ее внимание привлек его голос, — Выпейте это.

Она открыла глаза и увидела Снейпа, который протягивал ей стакан с темно-красной жидкостью.

-Что это? — спросила она, надеясь, что это яд. Или хотя бы снотворное, которое усыпило бы ее на шесть месяцев.

- Ивовая кора и валериана. Нам нужно обсудить кое-что, и я подумал, что это будет легче, если у вас не будет головной боли.

Его тон был безразличным, но она была благодарна ему за этот жест. Она выпила горькую густую жидкость, и почувствовала, как ослабляется обруч, стянувший ее голову.

- Как вы узнали? — спросила она, гадая, уж не дало ли их новое состояние им какую-то высшую связь.

-Угадал, — сказал он с оттенком иронии, - Я никогда не проводил пятничный вечер без головной боли.

Боль покидала ее, и к ней вернулась возможность рационально мыслить.

- Если мы собираемся встречаться часто, нужен предлог, — сказала она, - Я не могу постоянно оставлять вас после уроков. Даже вы так не делаете. Это покажется странным.

- Да, — заметил он, - Хотя я должен сказать, что не назначил бы вам сегодня взыскание, будь мы на своих обычных местах. Вы с Лонгботтомом просто потеряли бы баллы.

Она сердито посмотрела на него, прежде чем до нее дошел его черный юмор. Гермиона почувствовала, как ее рот невольно изогнулся в усмешке. На мгновение между ними установилось полное взаимопонимание. Это было немного смущающим.

- Тогда, пусть будет исследовательский проект, — продолжил он, — Это объяснит наши частые встречи, и даст шанс обнаружить какое-то решение раньше, чем созреет мандрагора. Гермиона посмотрела на него. – И да, - добавил он с неожиданной злобой, — Я ожидаю от вас какого-то вклада в эти исследования.

Она кивнула. Все, что угодно, чтобы избежать шести месяцев… этого.

- Мы должны встретиться на выходных, чтобы обсудить последние мелочи. Как насчет завтрашнего вечера? Мы собирались сходить в Хогсмит, но вы можете сказать Гарри и Рону, что я задала вам сочинение, и вам нужно остаться в библиотеке. Они поверят в это. В то, что мы оба на это способны, — подчеркнула она.

- Согласен, — сказал он коротко. Затем он вытащил из сумки пергамент и положил на стол, — Вот. Вам это понадобится.

Она смотрела в непонимании.

- Что это? — спросила она.

- Ваши лекции по Трансфигурации. И ваше домашнее задание.

Она тупо смотрела на причудливые каракули. Как, черт побери, она будет это читать?

Гермиона подавила желание вздохнуть.

Действительно, мелочи.

 





Последнее изменение этой страницы: 2016-06-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.236.140 (0.016 с.)