Глава 10. Лишь буран из мира той мечты



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 10. Лишь буран из мира той мечты



Снейп потянулся, просыпаясь, и увидел комнату, залитую темно-красным светом. Он удивленно заморгал, пытаясь понять, где он находится — его комнаты никогда не были такими темными и светлыми одновременно.
Царапающая кожу ткань моментально напомнила ему, где он и кто он.
И что он сделал прошлым вечером. Он зажмурился, по-детски не желая принимать действительность, с которой ему придется иметь дело в течение нескольких месяцев. Два дня — всего два дня прошло с того несчастного случая на уроке. Он чувствовал себя так, как будто за эти 48 часов прожил целую вечность.
Однако, лежа в кровати ничего не изменишь. Он скинул простыню, не в силах больше выносить прикосновение ткани к его коже. Теперь понятно, почему Гермиона предпочитала надевать ночную рубашку. И он будет делать так же. Лучше запутываться в сорочке, чем терпеть прикосновение накрахмаленных простыней. Или так, или ему придется домашних эльфов не стирать постельное белье так часто. Почему-то Снейпу казалось, что такая просьба не пройдет незамеченной.

Утренняя прохлада заставила его вздрогнуть, когда он поднялся с кровати. Он подошел к окну и открыл тяжелые шторы. Вряд ли кто-то мог увидеть его так высоко над землями Хогвартса. Но сам он вполне мог разглядеть себя в свете, наполнившем комнату.

Он упорно избегал смотреть на тело, в котором находился. Но после вчерашнего… происшествия… он почувствовал, что уже достаточно вторгся в личную жизнь Гермионы. Итак, он взглянул на свое отражение.

Тонкая и стройная - даже слишком, подумал он критически. Видимо, сказывается то, что она часто забывает пообедать, засидевшись в библиотеке. Но уже сейчас можно было видеть женщину, в которую она превращается. Или он превращается - если они не найдут решения этой проблемы. Снейп отвернулся от окна, и этого неумолимого света, стараясь убежать от растущей в нем депрессии и от этого тела. Он чувствовал себя неудобно - обычно он не испытывал возбуждения, когда смотрел на собственное тело. Честно говоря, это также не было его обычной реакцией, когда он смотрел на Гермиону или на кого-то еще. Он давно вытравил из своей души способность к таким реакциям.

Душ — ему нужен душ, чтобы смыть напоминания о том, что он делал вчера. Да и чтобы Гермиона не возмущалась, что он снова не вымыл голову.

Ванная была теперь почти знакома ему, хотя он все еще мог только догадываться о назначении большинства стоявших там бутылочек. Он подавил искушение просто взять мыло, лежащее на краю ванной. Раз здесь стоят все эти бутылки, значит, для этого есть какая-то причина. Гермиона, наверное, должна рассказать ему.

И, если смотреть правде в лицо, это тело было гораздо более интересным, чем его собственное. Заботиться о нем было бы также более интересно.

Он быстро остановил эти мысли. В безопасности ночной тьмы было просто оправдать себя, но при свете дня нужно было что-то еще.

Снейп стоял в ванной, пытаясь сконцентрироваться на своей задаче, и умышленно не глядя в зеркало. Бутылки на краю ванной, должно быть, наиболее часто используются и содержат самое необходимое для Гермионы.

Через пять минут Снейп присел на край ванной, ужасаясь и удивляясь. Количество разновидностей впечатляло: три типа шампуней, что-то, названное кондиционером — из надписи на бутылке он догадался, что это помогает усмирить непослушные кудри ее волос; и гель для душа — единственная вещь, о практическом использовании которой он догадался сразу. Опять же было несколько видов. Он выбрал шампунь, кондиционер и гель для душа по запаху — в конце концов, ему предстоит жить с этим ароматом весь день.

Потом он прочитал этикетки на бутылках более тщательно. А именно, разглядел список компонентов. Просто из любопытства, чтобы узнать, что используют магглы. Любопытство сменилось ужасом - в составе не было ничего природного, насколько он мог судить, переведя названия. Он догадался, чего они пытались добиться, но существовал гораздо более простой - и, главное, безопасный путь достижения той же цели, причем без использования магии. Добавление магии сделало бы состав более эффективным, но не существенно.

Ему придется поговорить об этом с Гермионой, и это будет серьезный разговор. Она могла не возражать против использования таких вещей, но он был не в восторге от них. Но сейчас ему придется иметь дело с тем, что есть. Он был очень благодарен производителям за то, что они добавили такие ароматизаторы. Хотя если бы они не использовали столько ужасных компонентов, парфюмерные добавки и не понадобились бы.

Снейп расслабился в облаке пара, окружавшем его. С горячей водой в Хогвартсе проблем не было. Даже так высоко в башне напор был достаточным. Обжигающие струи смывали остатки сна и тяжелые размышления.

Мыть себя было очень интересно — быстрые движения губкой, чтобы избежать вчерашних ощущений. Потребовалось удивительно много времени, чтобы вымыть волосы шампунем, хотя кондиционер оказался весьма интересной штукой - он сделал волосы гладкими и послушными.

Наконец, порозовевший от тепла, он вышел из ванной и взял самое большое полотенце снизу стопки, уронив несколько на пол, где они моментально впитали лужи, образовавшиеся, пока он плескался в душе.

Он завернулся в полотенце, закрываясь от взгляда запотевшего зеркала. Другим полотенцем он обернул голову — похоже, потребуется некоторое время, чтобы высушить эту копну волос.

Так, что еще он должен сделать?
Взяв зубную щетку, он осмелился взглянуть в зеркало. Увидев отражение, он вздрогнул — трудно оставаться спокойным, зная, что ты в другом теле. Видеть чужое лицо было еще труднее, хотя он подумал, что было бы гораздо более странно увидеть свое лицо в сочетании с телом Гермионы.
Мятная паста имела странный вкус, и он, почти не желая того, снова проверил список ингредиентов.

Ему действительно придется поговорить с Гермионой. Неужели она ничего не выучила из уроков Зелий? Он удивился, что она не делала для себя собственные шампуни и пасты - все необходимые знания у нее были, нужно было только немного подумать, чтобы использовать то, что она выучила на его занятиях и на Гербологии.

Высохнув наконец, Снейп встретился с новой трудностью — повседневная одежда. Сегодня безопасной школьной формы было недостаточно. Он стоял перед шкафом, завернутый в полотенце и разглядывал висящую там одежду.

Короткие юбки. Нет, определенно нет. Пару раз он видел, как она носила их в выходные, и, если задуматься, неплохо в них выглядела. Но это не имело значения. Он не собирался иметь дело с юбками такой длины. Он вообще не был в восторге от необходимости носить юбки, даже в качестве школьной формы, хотя там они были прикрыты мантией.
Значит, джинсы — маггловское изобретение, которое с энтузиазмом приняли волшебники, особенно молодые.
Джинсы и свитер, и чистое белье из ее ящика. Белье было вызовом для него — бюстгальтеры, похоже, придумали мазохисты. Женщинам нужна еще пара дополнительных рук, чтобы застегнуть их на спине, не видя того, что они делают.

Когда он оделся, ему оставалось только привести в порядок волосы, чтобы появиться на завтраке. Снейп не собирался возиться с укладкой или сушить их, он просто откинул их на спину. Все, что ему было нужно — это одна из лент, которые он видел на комоде.

Одна лента и море стремительно убывающего терпения. Продираться щеткой через густые волосы было интересным - и болезненным - опытом. Узел за узлом, кондиционер определенно не справлялся со своей работой. Он не был уверен, должен ли восхищаться Гермионой, которая имеет дело с этим каждый день, или спросить, почему ей в голову не пришло использовать магию, которая бы эффективнее справлялась с этим. Пока он не освоится с ее палочкой, ему придется идти этим тернистым путем.

Наконец — наконец! – он был готов идти на завтрак. Он оглядел себя, пытаясь предугадать реакцию Гермионы. Помыл, одел, причесал волосы. Возможно, небрежно, но сегодня была суббота, и не было уроков. Небрежность была вполне допустима для студентов, даже если он не позволял этого себе.

Он пробормотал "до свидания" Косолапсусу, смутно подумав, предполагается ли, что он должен кормить его или что-то в этом роде. Он игнорировал кота в течение двух дней, и это, казалось, абсолютно того не беспокоило. Может быть, он ловил себе пищу сам, или побирался на кухне.

После завтрака он снова столкнулся с давлением со стороны Гарри и Рона:

- Ну пошли, Гермиона, ты не можешь закопаться здесь навсегда. Ты превратишься в Бинса - застрянешь тут даже после смерти. - Гарри имел способность неожиданно разыгрывать представления, и у него было больше чувства юмора, чем мог предположить Снейп. Рон был более предсказуем.
- Ну дава-а-ай, Гермиона, - простонал он, - Не будь занудой, пойдем. Библиотека без тебя не развалится.
- Мне нужно работать, и я не хочу идти, - упрямо настаивал Снейп, - Если вы не хотите учиться, это не значит, что я пойду с вами, если вы этого захотите. Идите без меня, вы же будете вместе.
Управлять голосом Гермионы становилось все легче. Мальчики пожали плечами и пошли, после того, как Гарри спросил, не нужно ли ей купить что-нибудь в "Горшочке с Мёдом". Снейп покачал головой и повернулся, чтобы тут же столкнуться с Лавандой и Парвати.

Ожидая от них той же настойчивости, он был удивлен, когда они просто кивнули и прошли мимо. Он посмотрел на них с недоумением. Гриффиндорскую гостиную тем временем покинули все студенты, достаточно взрослые для того, чтобы не торчать здесь, и он, наконец, отправился в библиотеку. Благодаря пропуску, который выдала ему Гермиона, он провел все утро в Запрещенной секции, исследуя все возможные вариации Всеэссенции.

Ленч прошел тихо - большинство студентов были в Хогсмиде. В отсутствие Гарри и Рона Снейп заметил, что никто не пытается с ним заговорить. Он задумался, должен ли сам начать разговор, но довольствовался тем, что уставился в свою тарелку.

Когда он возвращался в темницы, его снова одолела головная боль, в два раза сильнее, чем вчера.

Его собственный голос, предложивший ему "войти", был последней каплей. Он ввалился в дверь и упал на стул.

- Что я делаю не так? - спросил он без вступлений, - Гарри и Рон - единственные, кто со мной разговаривают, никто другой кажется, не осмеливается обратиться ко мне. Если мы хотим пройти через это и не попасться, вы должны рассказать мне, с кем и о чем я могу разговаривать. Что вы делаете, чтобы вступить в разговор с другими в гостиной или на ленче?

Гермиона спокойно смотрела на него.

- Ничего. Добро пожаловать в мою жизнь, профессор Снейп.

 

Глава 11. Темы обсуждения.

"Добро пожаловать в мою жизнь, профессор Снейп."
Слова пришли сами по себе, порожденные задетым самолюбием, и невысказанным предположением Снейпа, что что-то должно было быть не так. Получалось, что она должна была отрицать положение, которое ей самой, часто хотелось бы изменить. Неприятное понимание этого факта было присоединено к постоянно растущему списку вещей, о которых она сейчас не хотела думать.
Таких, например, как ее ново-приобретенные знания о теле профессора Снейпа и его неожиданных приятных возможностях. Таких как утро, которое она провела то пытаясь расшифровать записи лекции по Трансфигурации - она оставила это занятие когда поняла, что даже полностью погрузившись в эту задачу, не справится без применения дешифрующих чар - то просматривая одну из его книг и повторяя себе, что она спокойно читает, а не дрожит перед предстоящей встречей.
Таких как попытки избавиться от мыслей о том, что Снейп мог провести подобное "исследование" ее тела. Как попытки внушить себе, что это отвратительная мысль. И ужас от понимания, что ее интересует не только то, сделает ли он это, но и то, понравится ли это ему.
Поэтому, когда он влетел в комнату, рухнул в кресло перед камином и сразу же задал ей вопрос об ее общественной жизни, она с удовольствием ухватилась за возможность дать выход накипевшему раздражению, и добавила к нему достаточное количество издевки, чтобы превратить свой ответ в законченное воплощение ее дурного настроения.
И в самом деле, добро пожаловать в мою жизнь.
"Без сомнения, Вы надеялись проводить время, сидя в окружении девочек и разговаривая о тряпках, косметике и мальчиках. Извините, что разочаровала Вас, профессор, но я полагаю, что Вы знаете о мальчиках факультета Гриффиндор больше, чем я."
Она рассеянно отметила, что эта короткая речь могла быть поставлена пунктом в обвинительном заключении. Оказалось, что попасть в его тон было обескураживающе легко. Может она слишком долго ждала этого случая, чтобы соприкоснуться со своим собственным внутренним Снейпом.
Может это было и так, мрачно сказала она себе. Но сейчас проблемой был внешний Снейп. На этом и надо сосредоточиться.
Сам Снейп, казалось, был слегка ошеломлен ее ответом, но быстро восстановил душевное равновесие.
- Мисс Грейнджер, - он говорил взвешенно, хоть и с легким оттенком быстро заканчивающегося терпения, - Я бы попросил Вас контролировать Вашу склонность к слишком острой реакции. Я могу заверить Вас, что мое желание "сидеть в окружении девочек", как Вы столь красочно излагали, ничтожно мало. Я всего лишь не хотел, чтобы наша ситуация оказалась раскрыта из-за ошибки, которой можно было легко избежать.
Гермиона глубоко вздохнула. Он был совершенно прав, говоря об ее реакции; она была чрезмерной, и, что более важно, выпадала из образа. Было совершенно невозможно использовать слова "Снейп" и "остро реагирует" в одном предложении, подумала она, но не часто получаешь такую прекрасную возможность. Вот сейчас случай был не подходящий. Она снова вздохнула.
- Вы правы, профессор. Я извиняюсь.
Он ответил не сразу, она поняла, что Снейп пристально ее изучает. Тут же ей снова стало неловко. Она внимательно отнеслась к выбору одежды, вспомнив, что никогда не видела его иначе, чем в полном облачении, даже в выходные. И даже летом
- В чем дело? - она постаралась, чтобы голос не звучал так, как будто она снова защищается. - Что-то неправильно в том, что на мне надето?
Ей показалось, что Снейп вздрогнул, но если это и было так, он взял себя под контроль слишком быстро, чтобы она была полностью в этом уверена.
- Нет, вы одеты вполне удовлетворительно, - отметил он. - Хотя я не помню, чтобы я обычно не застегивал на одежде верхние пуговицы .
Гермиона была слишком поглощена застегиванием пуговиц, чтобы заметить, что реакция на ее ошибку была неожиданно мягкой.
- Извините, - попыталась она оправдаться, - Я очень не люблю вещи, которые плотно прилегают к горлу. В любом случае, никто точно не знает, что Вы носите оставаясь один. Мне кажется, Вы не часто принимаете гостей.... - Она замолкла, как только до нее дошло, что она сказала. Она должна была следить за собой.
- Спасибо, мисс Грейнджер, - раздался спокойный ответ, - Я полагаю, теперь Вы в достаточной мере отомстили мне за мое неосторожное замечание об отсутствии у Вас компании во время обеда. Мы можем продолжать?
Да, продолжим.
Она провела рукой по волосам, стараясь не морщиться из-за неприятного липкого ощущения, оставшегося после мыла. Это и стало причиной ее первого внимательного взгляда на 'ее' внешний вид. Выбор одежды был вполне приемлим, хотя он ухитрился выбрать именно тот свитер, который ей меньше всего нравился. Волосы были чистыми, но слегка влажными. Он справился с мытьем волос, но не смог их до конца высушить.
- Как Вы могли заметить, я определил назначение некоторых предметов в вашей ванной комнате, - сообщил он, перехватив ее изучающий взгляд. Гермиона кивнула. С волосами он достиг явного прогресса, хотя и не зашел так далеко, чтобы использовать косметику. Ну хорошо, покорно подумала она, будем двигаться шаг за шагом. - Однако, - продолжил он, - у меня есть вопросы по Вашему выбору косметических средств.
Она чуть не задохнулась от возмущения.
Слышать такое? От человека, который моет голову зеленым хозяйственным мылом?
- Прошу прощения? - едва выговорила она.
- Состав средств, которые Вы используете. Вы можете самостоятельно приготовить гораздо более эффективные. У Вас есть все необходимые знания. И умение.
Послышался странный звук.
Извините, профессор Снейп, но я думаю, Вы не имели в виду, что я могу заскочить в подземелье как-нибудь вечерком, чтобы сочинить парочку увлажняющих средств. Ничего, если я возьму тут некоторые препараты? Не знаю, как это я раньше до такого не додумалась.
- Мне... м-м-м... никогда не приходило в голову, что Вы будете в восторге от использования классной комнаты для приготовления косметики.- Она очень осторожно выбирала из приходящих в голову слов такие, которые не вызвали бы удара у собеседника. С другой стороны, если это поможет ему заботиться об ее теле ... она пожала плечами. - Но, если Вы так хотите, будьте моим гостем. При условии, что это не будет привлекать внимания.
Он только коротко кивнул в ответ. Вид профессора Снейпа, делающего для нее косметические средства, стал еще одной мыслью, помещенной в раздел Подумаю Об Этом Позже.
- Что же? - ее мысли прервал голос Снейпа. - Если мы закрыли темы красоты и здоровья, мы можем продолжать?
Она постаралась сосредоточиться. Что еще? Обведя взглядом комнату, она остановила свое внимание на столе, а следовательно, на вопросах по ее работе.
- Хорошо. Вот мои лекции. Я просто не в состоянии их прочитать, хотя я пыталась. И пока мы определяем темы обсуждения - я понимаю, что это второстепенный вопрос, но не могла бы я освободить здесь немного места для своих вещей?
Он поднял бровь.
- Очевидно, Вы над чем-то работаете, - объяснила она. - Я не хотела бы переставлять Ваши вещи, нарушая определенный Вами порядок. - Она снова пожала плечами. - И какие-то их них могут быть личными.
На этот раз он посмотрел на нее более задумчиво.
- Суть ясна, мисс Грейнджер. Я освобожу место для Ваших вещей. А в это время я предлагаю Вам приготовить чай, а потом сообщить мне, что Вы думаете о решении вопроса о читаемости Ваших лекций.
Она моргнула. Предложение приготовить чай, совершенно естественное в ее собственной комнате, здесь просто не пришло ей в голову. Еще одна вещь, которую нужно запомнить. Она пошла в сторону плиты, размышляя, где может быть чайная посуда.
- Вижу, Вы уже просматривали книги. - Его голос снова заставил ее вздрогнуть. Она уже была готова начать извиняться, когда до нее донеслось раздраженное - Мисс Грейнджер, хоть это не самая приятная мысль, Вы можете вести себя в этих комнатах так, как если бы они были Вашими. А это подразумевает использование всех находящихся здесь вещей, особенно книг. Все необходимое для чая Вы найдете в буфете, - добавил он. - Если Вы позволите, Я приготовлю настойку валерианы и ивовой коры. Я полагаю, что день будет длинным.
День был длинным, но, в конце концов, он оказался далеко не таким невыносимым, каким обещал быть. Где-то между нагреванием котелка и разливанием по чашкам темной жидкости, Гермиона окончательно решила, что единственным способом пережить все это, было посмотреть в глаза тому, что следующие шесть месяцев ей придется быть Снейпом. Они могут найти более быстрое решение, но она должна признать, что могут и не найти. Это ставит их обоих в любопытную ситуацию - тесная связь без знания друг друга; масса фактов, но никакого реального понимания личности, скрывающейся за ними. Это по меньшей мере сбивало с толку, но если принять их положение, как заданное, остальное становится просто логичным.
Приняв решение, она перенесла чай ближе к Снейпу, пьющему свою настойку. Он слегка подозрительно взглянул на содержимое кружки и поставил ее на стол рядом с собой, ожидая, пока к нему присоединиться Гермиона. Она привела в порядок свои мысли, стараясь избавиться от чувства, что сейчас ей придется отвечать урок.
- Я думаю, что мы можем решить проблему с почерком, использовав чары Mea Scripta .
К чему они и приступили.
Снейп требовал убедительных доказательств того, что почерк вообще является проблемой, пока она не назвала по крайней мере трех учителей - и его в том числе - питающих пристрастие к тестированию во время урока.
- Одно дело Рон, но Вам трудно будет сдать Профессору МакГонагалл работу, написанную таким образом. Она сразу же увидит, что почерк не мой.
Приняв его молчание и легкое движение руки за какое-то подобие согласия, она достала свою... его... палочку и остановилась, вспоминая незнакомое ощущение и замедленную реакцию этой палочки. Изогнув бровь, он многозначительно ждал, пока она что-нибудь сделает.
- Что-то с памятью, мисс Грейнджер? - осведомился он.
Она ответила сердитым взглядом.
- Могу ли я получить назад мою собственную палочку..., - спросила она, деланно-сладким голосом. Пройдя через голосовые связки Снейпа, он получился поразительно эффектным. Этакое вкрадчивое лицемерие, подкрепляемое на низких тонах оттенком насмешки. Классический тон Снейпа. Так вот как ты это делаешь, торжествующе подумала она, борясь с просящейся на лицо ухмылкой.
Он молча подал ей палочку. Она зачаровала хороший запас перьев так, чтобы они при использовании копировали ее почерк, и отложила их в сторону. Тут Гермионе пришла на ум совершенно поразившая ее мысль: что может случиться, если они все еще будут в этом положении, когда придет время сдавать ТРИТОН, и будут работать чары против любого жульничества. Эта мысль была присоединена к остальным, хранящимся в разделе Подумаю Об Этом Позже.
- Теперь Вы, - предложила она.
- Я? Мисс Грейнджер, я с трудом могу себе представить, зачем Вам придется воспроизводить мой почерк. Я буду сам проверять работы и писать отчеты.
Ей показалось, что Снейп специально изображает непонимание.
- А если меня попросят написать passes for people? Или освобождение от занятий? Или записку для кого-то из учителей.
С таким надутым видом, каким сама Парвати могла бы гордиться, он встал, взял свою палочку и начал недовольно бормотать заклинания над оставшимися на столе перьями. Гермиона выбрала одно из них и попробовала написать что-нибудь на клочке пергамента. Появляющиеся слова были написаны неразборчивыми каракулями Снейпа. Гоблинов Гринготтса они бы не обманули, как не напрягай воображение, но в следующие шесть месяцев это ей поможет. Она снова перехватила неодобрительный взгляд Снейпа.
- Удовлетворены? - спросил он, уже более спокойно. - Я не совсем неспособен работать с палочкой, знаете ли.
С мрачным Снейпом было намного легче иметь дело, чем со Снейпом саркастичным, решила Гермиона. Она просто игнорировала его слова.
- Вам будет необходимо сделать то же самое с несколькими коробками мела. Я не могу все время заставлять классы переписывать учебники.
Тем не менее, его упоминание о работе с палочкой мягко перевело разговор на другую тему.
- Я думаю, что нам еще необходимо уладить вопрос с Трансфигурациями.
В его выражении лица не было готовности к сотрудничеству.
- Трансфигурация - один из моих любимых предметов, - терпеливо повторила она. - Профессор МакГонагалл будет первой, кто заметит, что что-то не так.
Снейп пожал плечами, кажется, смирившись с этой необходимостью. Она почти ждала, что он скажет все, что угодно, тоном "отвяжитесь от меня" - сейчас это был любимый ответ Лаванды.
- Давайте попробуем все, что Вы делали на последнем уроке? - предложила Гермиона.
Она подала ему свою палочку и смогла пронаблюдать как он, с третьей попытки, смог превратить шкатулку из черного дерева с серебром в хомяка. У него получается примерно так же, как у большинства ее одноклассников, подумала она. Но она знала, хоть это могло быть несколько самоуверенно, что она была бы лучше всех. Она рассеянно отодвинула от хомячка край пергамента, который тот собирался жевать.
- А что будет, если вы превратите его обратно? - спросила она, пытаясь быть объективной, и не зацикливаться на том, что этот человек может испортить ее отметки по Трансфигурациям.
Он выполнил обратное превращение. Ей осталось только любоваться маленьким черным хомячком, покрытым сложным узором, не отличимым от серебряной филиграни.
- Я думаю, что вы держали палочку под немного неверным углом, - задумчиво сказала она. - Должен быть более резкий наклон. Тогда траекторию движения легче контролировать.
Вторая попытка была успешней, и теперь она была окончательно уверена, что его проблема в контроле над палочкой, а не в способности сосредоточиться на желаемом результате. Она только покачала головой, поймав шкатулку, торопливо бегущую к краю стола на четырех маленьких хомячковых ножках, и положив ее на крышку. Ножки дергались в воздухе, пытаясь достать до пола.
- Нет, это должно выглядеть так....- Не долго думая, она перехватила его руку, собираясь продемонстрировать, что надо делать. Но едва она коснулась его кожи, Снейп резко отдернул руку.
- Мисс Грейнджер, Я понимаю теорию, мне нужно только восстановить навыки. И я напомню Вам, что обстоятельства вынуждают меня использовать палочку, которая не является моей собственной.
Она надеялась, что было не очень заметно, как она покраснела. Судорожно сглотнув, она заставила себя вернуться к практическим вопросам. Палочки, например. Да, с помощью чужой палочки она справится с некоторыми простыми заклинаниями, но нет сомнения, что придется выполнять и намного более сложные. Она задумалась. Может быть есть способ обойти эту проблему. Они не могли просто обменяться палочками. Ее была ивовая, с волосом из хвоста единорога, девять дюймов. Его была из черного дерева, дюймов двенадцать и она понятия не имела, что там внутри. Длинней, темнее, тяжелей; это было бы первой ошибкой, которую все бы заметили. Хотя...
- Профессор, вашу палочку на секунду, пожалуйста? - Она подержала их обе, покачала, сравнивая.
Не было причины, по которой это не должно было сработать. Это даже не Преобразование; скорее даже чары, маскировка.
Она положила палочку на стол, аккуратно направила на нее палочку Снейпа, сосредоточилась и произнесла заклинание. Ей снова пришлось преодолевать инерцию большего веса, но в конце концов заклинание было произнесено. На столе лежала двенадцатидюймовая палочка из черного дерева, на вид полностью идентичная той, которую она держала в руке. Сменив ее на ту, которая лежала на столе, она взвесила палочку на руке. Ощущение было правильным. По ощущениям это была ее палочка. Она направила палочку на шкатулку, все еще дергающую ножками, и мгновением позже ножек ни стало. На нее накатило облечение. Она наложила заклинание на вторую черную палочку. Это оказалось намного легче. Моментом позже, перед ней лежала девятидюймовая ивовая палочка. Гермиона взяла ее и протянула Снейпу.
- Ваша палочка, профессор. - Она надеялась, что ее голос звучит не слишком самодовольно.
- Оригинальное решение, - признал он, уже не таким недовольным голосом. Учитывая обстоятельства, это можно было считать бурным изъявлением похвал. - С этим все решено, можем мы перейти к другим вопросам?"
Она многозначительно посмотрела на шкатулку. Снейп вздохнул и поднял палочку, причем Гермионе показалось, что она заметила элемент отвращения в этом жесте. Он снова наклонил палочку под углом, который она посчитала не совсем правильным.
На этот раз, шкатулка непреклонно осталась шкатулкой. Ну, допустим, это была меховая шкатулка, но в том, что это шкатулка, сомнений не было.
А как же теория "не моя палочка", профессор.
Пожалуй, это вполне объясняло его предубеждение против дурацкого размахивания волшебной палочкой.
Понимание, что это повлияет на ее уроки, и убежденность в том, что его будет очень трудно заставить признать, что в этом вопросе ему не хватает навыков, не позволили ей в полной мере испытать удовольствие от его полного поражения.
Она не могла придумать, что сказать, чтобы это не прозвучало оскорбительно или снисходительно.
Наконец она нашла подходящий к обстоятельствам короткий ответ. - Хорошо, Вы просто должны попрактиковаться. - Потом, надеясь, что ее попытка сменить предмет разговора не слишком очевидна, Гермиона продолжила: - итак, что я должна знать о занятиях, которые будут на следующей неделе?
Он снова уселся, сцепив пальцы. Как только он начал говорить о программе своих занятий, он немного расслабился и его голос зазвучал свободнее. К тому времени, как он закончил говорить, Гермиона ясно представляла себе не только содержание предмета, которое должно быть изучено, но еще и сильные и слабые стороны каждого класса, и тех студентов, за которыми надо наблюдать наиболее внимательно - кроме Невилла Лонгботтома - составления каких пар надо избегать, и так далее.
- Со скрытыми опасностями будем разбираться по мере их появления, - это было его последнее замечание.
Гермиона подумала, что он был очень внимательным наблюдателем, хоть и старался использовать результаты своих наблюдений для того, чтобы внушать страх, а не для того, чтобы поддерживать. В свою очередь, она дала ему полное описание жизни Гриффиндора и своего в ней участия; как внутри факультета так и вне его.
- Главное, что Вы должны запомнить - мы терпеть не можем Малфоя, Крэбба и Гойла, а в ответ они не терпят нас. Рон и Гарри никогда не упускают возможности добраться до них. Вы должны хотя бы пытаться их остановить. Не беспокойтесь, если Вы с этим не справитесь. У меня это получается с трудом.
Как только они коснулись Проекта найти Лекарство - как она его мысленно называла, стало ясно, что тут Снейп взял контроль на себя. Он сообщил, что пока он исследует остатки от несчастного случая с Невиллом, она может взять список препаратов, стоявших на полке - конечно же, они были тщательно систематизированы, подумала Гермиона - и начать составлять из них возможные и невозможные сочетания. Когда она запротестовала, оценив возможное количество этих комбинаций, он сердито взглянул на нее и велел подойти к проблеме методично.
- Начните с предположения, что самое простое решение - это наиболее вероятное решение. Проверьте препараты по одному. Потом комбинации по два, по три и так далее.
- А это обоснованное предположение? - ее вопрос не помог изменить ситуацию.
Снейп только пожал плечами.
- Некоторые параметры задачи должны быть приняты как допущение. У Вас есть другие предложения?
Других предложений у нее не было. Он отошел к книжным полкам и пошел вдоль них, вынимая некоторые тома и складывая их в стопку. Когда их накопилось около дюжины, он повернулся к Гермионе.
- В этих текстах могут быть сведения, которые нам помогут. Я бы предложил нам обоим просмотреть их.
Они продолжили разговор.
- Это все? в конце концов спросила она, чувствуя легкое нервное расстройство после обсуждения, охватывающего все от принципов поведения факультета Слизерин до тактики уклонения от общества Поттера/Уизли.
- Вероятно нет, - сознался он. - Хотя, я думаю, было бы немного тоскливо, если бы целую жизнь можно бы было объяснить в течение дня. - Сдержанный налет юмора удивил Гермиону, и напомнил ей, что во всех их разговорах отсутствовала одна тема.
Волдеморт.
Это была мысль, помещенная в категорию Не Желаю Об Этом Думать Никогда. Тем не менее, оставалось фактом, что у нее есть большой шанс быть вызванной к Темному Лорду. Она задумалась, стоит ли ей сейчас сказать что-нибудь, или лучше подождать, пока Снейп сам поднимет этот вопрос. В конце концов, она решила, что инструкция "найдите меня немедленно" остается в силе, и он, конечно же, сообщит ей, если появится что-то, что ей необходимо знать. Какая-то ее часть осознавала, что это просто игнорирование неизбежного, но другая твердо говорила, что для нее вполне достаточно иметь дело с тем, что точно случиться, не добавляя к этому того, чего она только опасается.
- Теперь наконец, еще одна, и последняя, вещь, мисс Грейнжер. - Его голос прервал ее мысли, как будто смог их прочитать. Она невольно напряглась. - Как часто Вы играете в шахматы с мистером Уизли?
Она даже осела в кресле от облегчения.
- Пару раз в неделю, я думаю. Я обычно проигрываю.
- Тогда, мисс Грейнджер, я думаю, Вам не нравится играть в шахматы.

 

Глава 12. Истерия

Игры в шахматы начинались и заканчивались; неделя тянулась медленно, и Снейп успел вспомнить во всех подробностях, почему он был так рад сдать ТРИТОНы по Трансфигурациям и окончательно забыть все, что он когда-либо знал о превращении непривлекательных предметов и еще более непривлекательные.
Его вечера проходили в его старых комнатах - теперь Гермиониных – практиковаться в работе с палочкой приходилось до боли в запястье. Прошло довольно много времени, прежде чем мышцы снова привыкли к этим движениям. Взмахи палочкой, сгибание запястья, не обращая внимания на боль, простреливающую кисть и отдающуюся вдоль всей руки - он пытался сжать в своем мозгу шесть лет занятий в шесть вечеров, и это была не особенно легкая задача.
И она становилась еще менее легкой из-за смотрящей на него Гермионы. Не постоянно - она продолжала делать свою работу - но из-за ее присутствия его не оставляло ощущение какой-то недоброжелательности, особенно когда она время от времени поднимала глаза, чтобы посмотреть на его неудачи. Она мало говорила, но и не нужно было ничего говорить. Он и не знал, насколько выразительным может быть его лицо, когда на нем отражается беспокойство.
Уроки он проводил, записывая лекции, медленно привыкая к виду почерка Гермионы, появляющегося из-под его пера, или стараясь держаться незаметно в безнадежной надежде на то, что его не попросят показать что-нибудь на уроке по Трансфигурациям. МакГонагалл была на удивление солидарна с ним в этом. Снейп хотел бы знать, не придумал ли Альбус, что ей сказать - не рассказывая того, что было в действительности - чтобы она его не замечала. В любом случае, он не собирался жаловаться на временную передышку.
Все это стало для него практически рутиной, он предполагал, что для Гермионы тоже; хотя они не спрашивали друг друга об этом. Циклы из сна, душа, еды и работы. Все свободное время занимали занятия по Трансфигурациям и продолжающиеся эксперименты с целью определить, что именно Невилл ухитрился изготовить одним неосторожным движением.
Невилл.
Теперь Снейп был уверен, что кто-то, где-то, решил, что он должен расплатиться за свои прошлые прегрешения. Занятия по зельям были, во многом, даже более нервирующими, чем Трансфигурация - следить одновременно за Гермионой и Невиллом было утомительно. Гермиона демонстрировала поразительную компетентность в его работе – он никогда не собирался ей этого говорить. Тем не менее, он никак не мог отбросить мысли о том, как она подготовлена. Мысленно, он вел ее через урок, точно так же, как делал это накануне вечером, когда они вместе работали в лаборатории.
Он знал, что он никогда не сможет расслабиться, пока рядом Невилл. Он всегда знал, что мальчишка был обузой и источником неприятностей - и знал, что Гермиона во многом ему помогала, даже больше, чем он это открыто замечал. Но так или иначе, истинные размеры бестолковости Лонгботтома проходили мимо него. Как парень может прекрасно знать Гербологию и быть совершенно беспомощным в зельеделии, которое, что ни говори, главным образом использовало результаты работ по Гербологии, было загадкой. Хотя и не единственной, которую Снейп спешил разгадать.
Тем не менее, занятия на этой неделе были закончены. Был вечер пятницы, и все, что ему оставалось перенести - это ужин между Твидлидамом и Твидлиди. Как-то раз он просматривал одну маггловскую историю, в которой увидел эти имена и решил, что оба они звучат достаточно оскорбительно и подходят для того, чтобы называть ими Гарри и Рона.
В данный момент, Снейп сидел, свернувшись в кресле в своих комнатах. Кот сидел на спинке кресла за его головой. Он устал - до смешного устал, даже учитывая то, что неделя была длинной. Он смутно хотел что-нибудь съесть, но был уверен, что на обед этого не будет - шоколада может быть. Между прочим, это не такая уж неразумная реакция на упадок сил, и может быть на десерт будет что-нибудь с шоколадом. После этого еще надо было пережить остаток вечера, а при его нынешнем состоянии он заснет на рабочем столе в лаборатории, даже не успев начать следующей серии опытов.
Ему надо было только пережить вечер - завтра суббота, он сможет спать, сколько захочет. Снейп очень убежденно напомнил себе об этом, и погрузился в воспоминания о своих развлечениях ночью прошлой пятницы. Он не повторял эксперимента, хотя прекрасно осозн



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-07; просмотров: 10; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 52.205.167.104 (0.017 с.)