Глава 6. Еще раз о вчерашнем.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 6. Еще раз о вчерашнем.



Снейп отсутствующим взглядом уставился в камин, забыв о книге, лежащей на его коленях. Честно говоря, книга нужна была только для того, чтобы остальные гриффиндорцы не беспокоили его. Он слышал множество переплетающихся разговоров - от анализа последней игры "Палящих пушек" до занятного разговора о… ну, он не был полностью уверен. Возможно, Браун и Патил… нет, напомнил он себе, думай о них как о Лаванде и Парвати, обсуждали косметику. Он вдруг содрогнулся и почувствовал глубокую благодарность к судьбе. Раз уж она решила поиграть его жизнью, хорошо, что ему пришлось поменяться телами с Гермионой Грейнджер, а не с одной из этих девиц. Или с Поттером. Или с Лонгботтомом.

Дрова уютно потрескивали в камине. Языки пламени причудливо танцевали, постепенно заставляя дерево темнеть, превращая его в яркие угли, которые потом рассыпались в прах.

-…Гермиона. Гермиона, ты что, уснула?

Снейп вздрогнул, когда на его плечо легла рука. Уизли, то есть Рон, нахмурившись, стоял рядом с креслом.

- В облаках витаешь, Гермиона? Я тебя уже в третий раз зову. Хочешь сыграть в шахматы?

Чувствуя благодарность к… Рону, который задал вопрос и, не дав ему возможности ответить, сразу же задал следующий, Снейп задумался на минуту. Может быть, можно отказаться? Снейп не знал, как Гермиона играет в шахматы. Если это было обычной частью вечеров в гриффиндорской гостиной, ему лучше сыграть с ней пару партий в выходные, чтобы перенять ее стиль.

-Не сейчас, Рон. Я… устала. Мне нужно еще встретиться с гм… МакГонагалл сегодня. Я лучше пойду…

Рон ухмыльнулся.
- Ты, кажется, становишься ужасно фамильярной, Гермиона. Это из-за того, что ты префект? – Снейп нахмурился.
- Что ты хочешь этим сказать?
- Не думал, что ты когда-нибудь назовешь МакГонагалл как-то еще, кроме 'профессор МакГонагалл'. Наконец-то ты снизошла до нашего уровня! – улыбка на его лице стала шире.

Снейп поморщился. Конечно, Гермиона должна называть своих учителей соответствующим образом. По крайней мере, он не назвал МакГонагалл Минервой. Это было бы слишком даже для Уизли. Он встал и раздраженно махнул рукой.

- Просто оговорилась. Я же сказала, что жутко устала сегодня. Увидимся за завтраком.

- Конечно, - Уизли вернулся к Поттеру и остальным, все еще обсуждающим "Палящие пушки". Снейп подавил вздох облегчения. Похоже, встречаться с Волдемортом было легче, чем играть роль Гермионы Грейнджер и пытаться вспомнить, как она себя ведет, учитывая, что он практически не обращал на нее внимания за пределами класса. Да и из ее поведения в классе он помнил лишь общие детали.
Снейп вышел из гостиной через портрет Толстушки. Конечно, ему не нужна была МакГонагалл - профессор МакГонагалл, напомнил он себе. Даже в мыслях нужно называть людей правильно. Он просто не мог больше сидеть в гостиной - он не был готов включиться в беседу. Чем дольше он там сидел, тем больше в нем росло напряжение. Он волновался не только о том, как сыграть свою роль, но и о том, как Гермиона справилась с педсоветом. Конечно, Дамблдор должен помочь ей, но, тем не менее, жизнь Снейпа зависела от ее актерских способностей.

Его напряжение наполовину было обусловлено прошедшим обедом. К счастью, до этого он провел немало времени, разглядывая зал, чтобы знать, куда он должен сесть. Даже если бы он и не знал, Уизли все равно притащил бы его за собой. Было довольно сложно накладывать овощи себе в тарелку и не прикасаться к мясу. К счастью, это тело было вполне довольно даже таким небольшим количеством еды, хотя разум и сопротивлялся этой идее.

Кроме пищи были еще и разговоры - непрерывная болтовня и куча вопросов не давали расслабиться. Началось все с вопросов Лонгботтома, который выразил надежду, что с 'ней' все в порядке, что 'Снейп' не был очень ужасным. Поттер тут же вставил словечко, да и Уизли прокомментировал сегодняшний урок Зелий. Снейп едва сдержался, чтобы не зарычать. Вместо этого он ответил, что он в порядке, просто устал, и что ему пришлось только навести порядок в классе. Ни одному из мальчиков не показалось странным, что именно Гермиона должна была приводить класс в порядок, а не Невилл, из-за которого все и произошло.

Снейп заставил себя вернуться к реальности. Пока он бесцельно бродил по коридорам, ноги сами привели его к кабинету директора. Он подумал, закончился ли педсовет, когда прямо перед ним распахнулась дверь. Он отступил назад, не горя желанием быть пойманным возле учительских туалетов, но потом понял, что это он… нет, Гермиона вышла из мужской комнаты. На его лице появилось подобие улыбки, когда он представил, сколько чаю она должна была выпить во время педсовета. Он тоже всегда первым делом заходил в туалет. На педсовете практически нечем было заняться, кроме как пить чай и слушать болтовню учителей, умеющих невероятно затягивать решение простейших вопросов.

Гермиона свирепо посмотрела на него. Теперь у нее получается совсем правдоподобно, подумал он.
- Я не хочу говорить об этом, - произнесла она сердито. Снейп почти улыбнулся над ее интонацией, когда вдруг ощутил, что скоро сам столкнется с такой же проблемой.

- Отлично, - ответил он, - На педсовете было что-то важное?
- Нет, - вздохнула Гермиона, - Все прошло так, как вы и говорили. - Она посмотрела на часы. - Вы должны вернуться в гриффиндорскую башню, если не хотите получить наказание за поздние прогулки, - добавила она злорадно.

На этот раз была очередь Снейпа бросить тяжелый взгляд, хотя он и сам знал, что ему пора возвращаться. И не только потому, что уже поздно. Он не знал, где поблизости можно найти женский туалет, и вообще предпочел бы уединение ванной комнаты префектов. Он развернулся и быстро пошел по коридору. Через мгновение он услышал ее удаляющиеся шаги.

Полчаса спустя Снейп нерешительно смотрел на кровать в комнате Гермионы. Кот ничуть не сдвинулся с тех пор, как Снейп был здесь в прошлый раз, и не проявлял готовности покинуть постель. Снейп решил, что лучшим выбором будут решительные действия. Подходя к кровати, он попытался вспомнить имя кота.

-Косо… Косолапсус, вот как. Косолапсус, иди отсюда, - команда не имела большого успеха, разве что лениво приоткрылся один глаз. Через мгновение кот снова казался спящим. Снейп стоял рядом. Возможно, даже еще более решительные действия?

Более решительные действия принесли успех: Косолапсус устроился в кресле перед камином, а Снейп направился в ванную, чтобы чем-нибудь обработать царапины на руках. Он все еще не привык справляться с волшебной палочкой Гермионы, хотя уже немного попрактиковался вечером. К счастью, палочка не так уж плохо реагировала на него, но работала не идеально. Необходимо немного практики, и он решил встать пораньше, чтобы потренироваться еще.

Он открыл шкафчик над раковиной, приложив большее усилие, чем было необходимо. Бормоча что-то себе под нос, и пытаясь сообразить, как он собирается справляться с котом каждый день, Снейп уставился на разнообразные бутылки и флаконы. Большинство из них выглядели абсолютно незнакомо. Это были маггловские смеси для… он прищурился, пытаясь прочитать, что в них содержалось.

Так, Шанель – это, кажется, производитель. Слишком многие бутылочки содержали эту надпись, чтобы это было названием вещества. Он взял одну из них. 'Lait Tendre. DŽmaquillant doux visage et yeux' "Мягкое молочко для снятия макияжа с лица и глаз". Снейп поспешно поставил бутылку на место, радуясь, что Гермиона не пользовалась макияжем. Хотя зачем в таком случае у нее есть средство для его удаления? И почему она не пользовалась специальными заклинаниями для этой цели – теми, которые обсуждали Браун… нет, Лаванда и Парвати.

Снейп мысленно укорил себя, пытаясь привыкнуть называть студентов по именам – даже мысленно. Для того чтобы все прошло гладко, он должен научиться думать, как мисс Грейнджер, как бы ему не была отвратительна эта мысль. Объяснить ошибку с именем будет гораздо труднее, чем другие промахи. Он снова принялся искать, чем бы обработать царапины, хотя они уже подсохли. Не найдя ничего подходящего, он просто промыл их водой. Вдруг он понял, насколько устал.

Вернувшись в комнату, Снейп заметил, что Косолапсус остался в кресле. По крайней мере, больше никаких битв сегодня вечером. Он отогнул одеяло; под ним лежала скомканная одежда. Снейп почувствовал внутреннюю борьбу. Очевидно, мисс Грейнджер носила ночную рубашку. Логично, подумал он. Как префекта, ее могли разбудить в любой момент, чтобы решить какие-то школьные вопросы. Очевидно, она не знала заклинаний, позволяющих одеться за считанные секунды. Ему не пришло в голову, что Гермиона могла действительно предпочитать ночную рубашку.

Проблема осталась - пока он не привыкнет к ее волшебной палочке, он должен будет носить сорочку. Он вздохнул и потянулся за ней.

- По крайней мере, это разумно, - пробормотал он Косолапсусу. Кот казался безразличным, и Снейп почувствовал странное облегчение. К счастью, сорочка оказалась достаточно нормальной и простой. Сегодня он не хотел иметь дело со странными созданиями в оборочках, которые встречались в магазине мадам Малкин. Он видел их в те редкие моменты, когда заставлял себя выбраться за новой мантией.

Тем не менее, ночная рубашка создавала свои трудности. Он должен был сначала раздеться. Снейп выругался от этой идеи. Это почему-то казалось самым ужасным вторжением в ее – и его – личную жизнь. Услышав ругательство, Косолапсус с любопытством приоткрыл один глаз, но, увидев, что ему ничего не угрожает, снова погрузился в сон. Снейп почти благословил кота – его непрерывный сон подкинул ему идею. Он выключил свет и переоделся в темноте. Если он не мог видеть то, что он раздевал, он мог делать вид, как будто ничего не изменилось.

Утро пришло быстрее, чем он ожидал. Очевидно, тела восемнадцатилетних девушек требовали больше сна, чем обычно требовалось ему. Снейп быстро оделся, не глядя в зеркало и стараясь не думать о том, что он делает. Более близкое знакомство поможет справиться с этим. Во сне ему пришло в голову несколько решений этой проблемы, которые он должен обсудить с мисс Грейнджер, но он полагал, что в итоге сработает одно – естественно, то, которое потребует больше всего времени.

В зале было шумно; студенты обсуждали предстоящий день, вчерашние события и еще кучу всякой ерунды. Снейп вздрогнул, когда увидел Гермиону за учительским столом. Неужели она никогда не обращала внимания на то, что он всегда пропускает завтрак? Он предпочел бы и сейчас пропустить завтрак, если бы у него был выбор. Зажатый между Поттером, Уизли и требованиями своего нового обмена веществ, он притащился на завтрак с остальными студентами. Гарри и Рон. Снейп потряс головой. Называй их Гарри и Рон. У тебя нет другого выбора. Ошибка будет стоить слишком дорого.

Он посмотрел на горы бекона на подносах, потом перевел взгляд на свою тарелку, где лежали тосты, яйцо, грибы и помидоры. Быстрый взгляд в сторону учительского стола подсказал ему, что Гермиона заметит, если он возьмет кусочек бекона. Потт… Гарри и Рон тоже заметят.

Он положил себе на тарелку еще одно яйцо и сконцентрировался на еде. Обычно его завтрак состоял только из кофе, но голод, с которым он сегодня проснулся, говорил, что мисс Грейнджер не ограничивается только кофе. Он снова взглянул на нее. По крайней мере, это она усвоила – Гермиона крутила в руках чашку, разглядывая студентов и игнорируя свою тарелку. Она заметила, что он смотрит на нее, и бросила на него сердитый взгляд. Вполне в его духе, но что именно заставило ее это сделать? Снейп не думал, что успел сделать что то неправильное за сегодняшнее утро. По крайней мере, ее друзья не спрашивали, что с ней случилось. За утро они перекинулись лишь парой слов. Вероятно, Гермиона не отличалась утренней болтливостью, также как и он сам.

Кофе. Ему нужен кофе. Это была единственная вещь, которая отсутствовала на столах. Когда-то одна из школьных директрис решила, что кофе вреден для растущих организмов, и с тех пор студенты довольствовались лишь чаем. Слабый чай, вода или молоко. Снейп решил налить себе воды, и теперь потягивал ее мелкими глотками, завершая завтрак.

- Мисс Грейнджер, на пару слов, пожалуйста, - вкрадчивый недовольный голос за спиной испугал его, и он повернулся для того, чтобы столкнуться с собой нос к носу. Гермиона покинула место за учительским столом и теперь стояла за его спиной с выжидающим видом. Когда Снейп поднялся, она развернулась и вышла из зала, подразумевая, что он последует за ней.

- Я скажу МакГонагалл, если ты опоздаешь на урок, Гермиона, - прошептал Гарри.
Снейп кивнул и ответил, - Спасибо, гммм, Гарри. – Урок Трансфигурации начинался после завтрака, как он понял из загадочной диаграммы, означавшей у Гермионы расписание занятий.

За дверями зала шум внезапно стих. Гермиона ждала его в одном из коридоров, ведущих к темницам. Когда он подошел, она посмотрела на него.

- Вы когда-нибудь слышали о расческе? - сердито спросила она, - Вы можете не уделять внимания этому телу, - она показала на себя, - но вы должны заботиться о моем, если не хотите, чтобы люди проявляли лишний интерес. Или научитесь пользоваться расческой, или выучите специальные заклинания, которые с этим справятся.

Снейп поморщился. Он и забыл, что мисс Грейнджер должна проводить по утрам эти обычные женские ритуалы. Но вместо извинений он обратился к ней с вопросом.
- А что вы делаете на завтраке, мисс Грейнджер? Не могли же вы быть так заняты пустой болтовней в течение семи лет, чтобы не заметить, что я появляюсь на завтраке только если у меня нет другого выхода. Я достаточно общаюсь со студентами в классе, и не нуждаюсь в их компании по утрам.

- Я хотела посмотреть, как у вас дела - и хорошо, что я это сделала, - возразила Гермиона, - Гарри и Рон не заметят, что вы не причесались, но Парвати и Лаванда этого не пропустят. Не удивлюсь, если профессор МакГонагалл тоже обратит внимание. У вас есть время, чтобы вернуться в мою…вашу комнату и причесаться перед уроками. Мы увидимся после ленча, чтобы обсудить предстоящий урок, правда?

На последнем вопросе храбрость покинула Гермиону, и Снейп понял, что она принимает ситуацию не так спокойно, как он думал. Понимание того, что не он один чувствовал себя ужасно, странным образом успокаивало. Он кивнул. Гермиона пошла по коридору к темницам, а он направился в гриффиндорскую башню, чтобы еще попрактиковаться с волшебной палочкой Гермионы, на этот раз пытаясь усмирить непослушные волосы. Это ему более или менее удалось, и его волосы выглядели гораздо лучше, когда он появился на уроке МакГонагалл.

Он старательно не думал об этом уроке – Трансфигурация не была его любимым предметом в школе, и он был не восторге от перспективы снова его изучать. Хотя, рассуждал Снейп, он прилично сдал свои ТРИТОНы, сколько же он мог забыть за это время?

К большому огорчению, он обнаружил, что забыл довольно много. Книга, лежащая перед ним, никак не желала превращаться обратно в свое оригинальное состояние - это была одна из зверюшек Хагрида. Он мог превращать одушевленные предметы в неодушевленные. Сделать обратное превращение было гораздо сложнее.

Его результат не был худшим в классе, но по озадаченному лицу МакГонагалл он понял, что не дотянул до обычного стандарта Гермионы. Он скривился, понимая, что ему предстоит выполнить персональное домашнее задание - тренироваться в Трансфигурациях. Когда он поднял глаза, МакГонагалл стояла перед ним.

- Мисс Грейнджер, с вами все в порядке? - спросила она.

- Все нормально, профессор, - ответил он, понимая, что придется дать объяснения, - Я просто устала. Вчера на Зельях было небольшое происшествие, и я не выспалась ночью. Все будет нормально, мне просто нужно сконцентрироваться.

Казалось, МакГонагалл удовлетворилась его объяснением, и просто ответила, - Хорошо, мисс Грейнджер, - прежде чем повернуться к Лонгботтому, который к Трансфигурациям проявлял не больше способностей, чем к Зельям.

К большому облегчению Снейпа, практические занятия скоро закончились, и МакГонагалл начала лекцию об особенностях Трансфигурация неодушевленных объектов в одушевленные. Снейп старательно записывал лекцию, понимая, что мисс Грейнджер понадобятся эти записи, чтобы не отстать от остального класса по программе.

Шепот из-за его правого плеча подсказал Снейпу, что даже если бы он, боже упаси, и захотел сделать за Гермиону ее домашнее задание, ему бы это не удалось.

- Гермиона, что ты пишешь? - прошептал Рон, - Я не могу понять ни слова!

- А зачем ты читаешь мои записи? - спросил Снейп таким же шепотом.

- Затем, что я как всегда потерялся. Я за ней не успеваю!

- Ой, извини, - пробормотал Снейп, совершенно не чувствуя себя виноватым - это новая система стенографии, которую я выучила за лето. Так легче писать. Возьми лекцию у Гарри или кого-нибудь еще после урока. - Рон свирепо посмотрел на него и уткнулся в свою тетрадь.

-Спасибо, - холодно сказал он.

Снейп был рад, что сумел быстро придумать ответ. Очевидно, почерк был характеристикой разума, а не тела. Записи, которые он делал на занятии, были написаны его собственным почерком – который, как он однажды обнаружил, действительно не так уж отличался от маггловской стенографии, но ни капли не был похож на понятный четкий почерк мисс Грейнджер.

Наконец, урок закончился, и Снейп с остальными гриффиндорцами вернулся в башню, чтобы оставить книги. Ланч оказался таким же шумным, как и завтрак, и таким же неудобоваримым под пристальным взглядом Гермионы. После ланча он отправился собирать книги, необходимые для встречи с Гермионой, но не успел дойти до башни, как услышал, что его зовут.

- Мисс Грейнджер, кажется, у нас была назначена встреча?
Снейп оглянулся и увидел себя в проеме двери, со скрещенными на груди руками и мрачным лицом. Гермиона явно была чем-то недовольна.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-07; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.206.76.226 (0.008 с.)