ТОП 10:

ТЕМА 4. Подъём национально-освободительного движения



ТЕМА 4. Подъём национально-освободительного движения

Отступление движения

К концу 1921 г. политическое положение в Индии обострилось. Во второй половине года наивысшего уровня достигло рабочее и крестьянское движение, успешно развертывалась кампания гражданского несотрудничества. Влияние Конгресса росло, укреплялась его массовая база. На втором съезде Всеиндий-ского конгресса профсоюзов конгрессисты закрепили свое руководство организованным рабочим движением.

Кульминационным пунктом в развитии событий стала четырехдневная политическая забастовка, которой рабочий Бомбей встретил наследника английского престола принца Уэльского, прибывшего в Индию 17 ноября 1921 г. Забастовки и демонстрации протеста состоялись в Мадрасе и других городах страны.

Хотя Ганди и осудил события в Бомбее, он еще не дал сигнала к отступлению. На Ахмадабадском съезде Конгресса (декабрь 1921 г.) было решено продолжить кампанию несотрудничества до достижения свараджа и восстановления прерогатив халифа. Ганди назначался полновластным руководителем («диктатором») по проведению кампании.

В то же время колониальная администрация приступила к массовым репрессиям против участников движения, направляя основной удар против волонтеров Конгресса. К началу 1922 г. было арестовано около 10 тыс. человек, в том числе ряд видных конгресслетов — Мотилал и Джавахарлал (отец и сын) Неру, братья Али, Читта Ранджан Дас, Л. Л. Рай и др.

1 февраля Ганди направил вице-королю Ридингу ульти^а-тум с требованием немедленного прекращения репрессий. В противном случае Ганди угрожал начать второй этап кампании несотрудничества, призвав население к неуплате налогов.

Однако не прошло и нескольких дней, как Ганди резко; изменил тактику. Предлогом для крупного поворота в политике Конгресса послужили события, происшедшие 4 февраля в местечке Чаури-Чаура (округ Горакхпур в Соединенных провинциях), где толпа крестьян, загнав обстрелявших ее полицейских в здание участка, сожгла его.

Ганди публично выразил сочувствие семьям сгоревших полицейских, резко осудив при этом участников крестьянских выступлений. Отметив, что, по его мнению, страна не готова к ненасилию, он объявил о прекращении кампании гражданского несотрудничества.

Решение Ганди было продиктовано тем, что, по его оценке, с одной стороны, силы национальной оппозиции еще ше могли противостоять мощи империализма, а с другой — массовое движение выходило из-под контроля руководства Конгресса.

Позиция Ганди была формально подкреплена решением Рабочего комитета Конгресса, собравшегося на экстренное заседание в городке Бардоли в Гуджарате. В резолюции содержался призыв к крестьянам прекратить борьбу и выражалось сочувствие помещикам. Предлагалось прекратить деятельность корпуса волонтеров. Конгрессисты нацеливались на выполнение предложенной Ганди конструктивной программы, главный пункт которой заключался в том, чтобы всемерно способствовать развитию ручного ткачества и прядения.

Решение Ганди и руководства Конгресса оказалось полной неожиданностью для рядовых участников освободительного движения. Оно вызвало многочисленные протесты в низовых организациях Конгресса, способствовало кристаллизации левых групп националистов и возобновлению деятельности подпольных террористических организаций.

Движение еще продолжалось, но, лишенное руководства, в обстановке усилившихся репрессий быстро пошло на убыль.

Контрнаступление английского империализма

Новый пдъём национально-освободительной борьбы

Подготовка нового закона об управлении Индией и позиция Национального конгресса

Поводом для массовых антиимпериалистических выступлении в стране было прибытие 3 февраля 1928 г. Комиссии Сай- мона, назначенной для подготовки нового закона об управлении Индией. По призыву Национального конгресса и ВИКП во всех крупных промышленных центрах Индии проводились харталы под лозунгом «Саймон, вон из Индии!». Протест против игнорирования английским правительством мнения индийской общественности при подготовке нового закона об управлении Индией выразили не только Конгресс и демократические организации — рабоче-крестьянские партии и профсоюзы, но и Мусульманская лига и Хицду маха сабха. Лишь реакционные помещичьи партии сотрудничали с Комиссией Саймона.

Объявленный политическими организациями страны бойкот Комиссии Саймона был поддержан большинством Центрального законодательного собрания.

По инициативе Индийского национального конгресса в течение 1928 г. были проведены межпартийные конференции, на которых обсуждались принципы государственного и политического устройства Индии на основе предоставления ей статуса доминиона.

Наряду с организацией всенародного бойкота Комиссии Саймона и подготовкой (в противовес ей) собственного проекта Конституции Индии Конгресс предпринимал меры по расширению своей массовой базы. Были созданы отделения Конгресса в ряде сельских местностей, объединявшие в основном зажиточную верхушку крестьянства.

Восстановлению престижа Конгресса и лично М. К. Ганди весьма способствовала проведенная под руководством Ганди и Валлабхая Пателя сатьяграха по неуплате налогов крестьянами — земельными собственниками в талуке (уезде) Бардоли (Гуджарат). Борьба развертывалась против значительного повышения ставок налогообложения. В поддержку стойко державшихся, несмотря на полицейские репрессии и конфискацию земли, крестьян Конгресс провел во всеиндийском масштабе 12 июня 1928 г. «день Бардоли», когда всюду проходили массовые митинги и демонстрации солидарности.

Частичный успех сатьяграхи, ее широкое освещение в национальной печати значительно укрепили влияние и популярность Ганди и руководства Конгресса.

Между тем в июле 1928 г. был опубликован доклад Комиссии под председательством Мотимала Неру. В нем содержался проект Конституции Индии, получивший название «Конституция Неру». В этом документе предусматривалось предоставление Индии статуса доминиона, в котором выборные органы осуществляли бы контроль над бюджетом при сохранении контроля английского правительства над внешней политикой и обороной. «Конституция Неру» включала пункты в защиту князей и в то же время игнорировала жизненные требования трудящихся масс страны.

Крайняя умеренность разработанной комиссией программы вызвала острую критику во время обсуждения «Конституции Неру» в местных отделениях партии. Реакцией левого крыла Конгресса на предложения Комиссии Неру была организация по всей стране лиг независимости, которые развернули агитацию за достижение Индией «пурна свараджа» (полной независимости). В ноябре 1928 г. состоялся съезд общеиндийской Лиги независимости, во главе которой встали Джавахарлал Неру и С. Ч. Бос.

«Конституция Неру» не была принята во внимание Комиссией Саймона, надежды умеренной части (руководства Национального конгресса на получение определенных уступок от англичан конституционными средствами не оправдались. Это содействовало дальнейшему укреплению левого крыла в Конгрессе, которое через местные лиги независимости развернуло агитацию как внутри партии, так и вне ее за «пурна сварадж». Однако большинство в руководстве Конгресса, включая самого Ганди, не сразу уступило требованиям левого крыла.

На очередном съезде Конгресса в конце 1928 г. в Калькутте был одобрен доклад Комиссия Мотилала Неру, а решение вопроса о начале кампании гражданского несотрудничества было отложено на год.

Крестьянское движение. Образование Всеиндийского крестьянского союза

Кисан сабха, созданные в предшествующий период, в 1934—1935 гг. продолжали борьбу за удовлетворение ряда основных экономических требований крестьянства: снижение ренты, налогов и пр. Основными формами движения были крестьянские митинги, походы, конференции в масштабах отдельных деревень, уездов, округов. Особенно активно кисан сабха действовали в провинциях Бихар, Пенджаб и Северном Мадрасе (область Андхра), где имелись крестьянские организации не только на окружном, но и на провинциальном уровне.

Большинство местных кисан сабха находились под влиянием коммунистов и крестьянских демократов. Попытки конгрес-систов овладеть организованным крестьянским движением потерпели неудачу. В этих условиях Н. Г. Ранга, В. В. Гири и группа других национал-реформистов начали подготовку к созданию под эгидой Национального конгресса общеиндийской крестьянской организации. На подготовительной конференции, проведенной в 1935 г., политический перевес был на стороне группы Ранга. Однако руководство провинциальных кисан сабха, давших согласие на объединение, находилось в руках левых сил, что оказалось на первом же съезде новой организации.

На учредительном съезде «Олл-Индиа кисан сабха» (Всеия-дийского крестьянского союза), проходившем в апреле 1936 г. в Лакнау одновременно с очередным съездом Национального конгресса (что должно было символизировать близость обеих организаций), национал-реформистам не удалось получить большинство в руководящем органе Союза — Центральном крестьянском совете.

На сессии Совета в августе того же года была принята Хартия крестьянских нрав — программный документ Союза, предусматривавший ликвидацию помещичьего землевладения типа заминдари, реформу системы налогообложения в районах райятвари, снижение арендной платы и т. д. Хартия, таким образом, нацеливала индийское крестьянство на борьбу с империализмом и феодализмом на основе возможно широкого фронта национальных сил, включая сельскую буржуазию и даже группы помещичьего класса в районах райятвари.

Значение Хартии заключалось в том, что она увязывала воедино антифеодальную борьбу крестьянства с национально-освободительным движением. Пропаганда положений Хартии местными кисан сабха помогла крестьянам осознать свои классовые интересы, пробуждала в них национальное и демократическое сознание.

Позиции левых сил во Всеиндийской кисан сабха укрепились на следующем ее съезде в декабре 1936 г., который, как и первый съезд, проходил одновременно и в том же месте, что и съезд Конгресса,— на этот раз в местечке Файзпур (Махараштра). Съезд одобрил Хартию крестьянских прав и после острой борьбы с группой Ранга принял в качестве своего символа не конгрессистский флаг, а флаг компартии — красный флаг с серпом и молотом. Генеральным секретарем организации был избран один из лидеров кисан сабха в провнции Бихар, революционный демократ С. С. Сараовати.

Создание Всеиндийского крестьянского союза составило важный рубеж в истории крестьянского движения Индии. Самый многочисленный класс индийского общества становился «классом для себя», начинал играть самостоятельную роль в национально-освободительной борьбе.

Борьба за руководство массовыми организациями рабочих и крестьян протекала в разных формах, что во многом зависело как от изменения внутриполитической обстановки в стране, так и от внутренней эволюции самого Национального конгресса.

КПИ в 1942—1945 гг.

В июле 1942 г. английские колониальные власти легализовали Компартию Индии.

Это в значительной мере объяснялось изменением с осени 1941 г. позиций КПИ по отношению к войне. Поскольку индийские коммунисты в новых условиях выдвинули лозунг «народной войны» и поставили задачу добиться всемирного развертывания военного производства в стране, создание легальных условий для их деятельности объективно соответствовало цели укрепления азиатского тыла союзных держав в наиболее тяжелом для них 1942 г. Этот акт английских правящих кругов имел и определенный международный аспект — своего рода жест в сторону Советского Союза.

Проводя легализацию КПИ, колониальные власти также рассчитывали внести раскол в национальное движение, противопоставив легализованную компартию запрещенному Национал ьыому конгрессу. Действительно, это обстоятельство поставило индийских коммунистов в сложные условия и потребовало выработки правильной тактической линии, сочетавшей интересы объединенных наций в их борьбе с фашистским блоком с интересами борьбы народов Индии с английским колониализмом.

Компартия в отличие от Конгресса не обусловливала свою поддержку военных усилий Англии немедленным созданием ответственного правительства и другими крупными политическими уступками. Однако компартия продолжала поддерживать основные общенациональные требования, прежде всего требование создания общенационального правительства, которое, как указывали коммунисты, только и смогло бы полностью использовать все потенциальные возможности Индии в борьбе с фашизмом и японским милитаризмом.

КПИ широко пропагандировала лозунг о достижении единства различных сил в национальном движении как важнейшего условия успеха антиимпериалистической борьбы. С этих позиций индийские коммунисты рассматривали вопрос о необходимости соглашения между Национальным конгрессом и Мусульманской лигой.

Вместе с тем в тот период, как это впоследствии было признано Компартией Индии, и в политической платформе, и в осуществлении тактической линии были допущены ошибки, которые панесли ущерб делу объединения всех антиимпериалистических сил. ЦК компартии выступил с негативной оценкой «августовской революции», а также поддержал лахорскую резолюцию Мусульманской лиги о выделении в суверенные государства областей, где мусульмане составляют большинство населения. Несмотря на резолюцию ЦК КПИ, принятую в сентябре 1942 г. и выдвинувшую требования освобождения Ганди и других лидеров, прекращения репрессий, легализации Национального конгресса и создания Временного национального правительства, отношения между членами партии и руководством Конгресса продолжали ухудшаться. Этому объективно содействовали значительные успехи КПИ, достигнутые ею в 1942— 1945 гг.. в деле расширения и укрепления своего влияния в массовых общественных организациях.

В первые месяцы после формальной легализации КПИ ее членам приходилось работать в трудных условиях. Значительная часть руководства ЦК находилась еще в заключении. А летом 1942 г., несмотря на официальную позицию КПИ по от-ношению к вооруженным выступлениям против колониального режима, во многих районах страны было арестовано немало ее активистов, в той или иной мере причастных к этим событиям Однако легализация все же кардинально изменила условия работы. Прежде всего появилась возможность наладить регуляр ное издание партийной литературы.

С июля 1942 г. начал выходить на английском, а затем и на 11 индийских языках еженедельник «Пиплз уор» («Народная война»), который эффективно действовал как коллективный партийный организатор. В Бомбее, где находилась штаб-квартира партии, в партийной типографии печатались также различные пропагандистские брошюры и другие материалы. На страницах газеты, несмотря на запрет колониальных властей, широко освещалось рабочее, крестьянское, общедемократическое движение в стране; она информировала читателей о положении на фронтах второй мировой войны, о героической борьбе Красной Армии с фашистскими агрессорами. Вскоре после появления новой газеты на нее обрушились репрессии колониальных властей: штрафы, конфискации тиража, обыски в издательстве и типографии, аресты общественных распространителей партийной печати и т. д. Реакция организовала разгром и поджог здания типографии. Но, несмотря на эти трудности, «Пиплз уор» продолжала нести в массы трудового народа идеи научного коммунизма.

23 мая 1943 г. в Бомбее открылся Первый съезд КПИ, который наметил политическую линию партии, избрал повый ЦК во главе с П. Ч. Джоши. Уже в первый год легальной деятельности численность КПИ значительно выросла (с 4 тыс. в 1942 г. до 16 тыс. человек в мае 1943 г.). В дальнейшем как численность компартии, так и ее массовая база продолжали расти: в январе 1944 г. в рядах партии насчитывалось уже 30 тыс., а в середине 1946 г.—53 тыс. членов.

На пути к свободе

Образование временного правительства. Дальнейшее обострение внутриполитической обстановки

Реакция Конгресса и Лиги на предложения миссии трёх министров не была одинаковой. Руководство Мусульманской лиги не только одобрило английский план, но и дало согласие на участие во временном правительстве, об образовании которого было объявлено Уэйвеллом также 16 мая. Мусульманскую лигу привлекало то, что формирование правительства предполагалось осуществить на куриальной основе, причем по мусульманской курии кандидатуры выдвигались лишь Мусульманской лигой, а по индусской — соответственно Национальным конгрессом.

Последний пункт отвергался Национальным конгрессом, отстаивавшим светский характер организации. Руководство Конгресса провело с членами миссии и вице-королем дополнительные переговоры, пытаясь внести некоторые изменения в английские предложения. Но после полученного разъяснения о том, что план миссии либо должен быть принят целиком, либо отвергнут, руководство оказалось вынужденным принять английские предложения как основу для разработки конституции.

Поскольку Конгресс отказался войти во временное правительство, которое создавалось как исполнительный совет при вице-короле, не ответственный перед учредительным собранием, Лига объявила, что она принимает предложение о его формировании. Однако вице-король отклонил предложение Лиги и образовал исполнительный совет из чиновников.

В этих условиях Совет Мусульманской лиги заявил об отказе партии участвовать не только во временном правительстве, но и в работе учредительного собрания. Лига объявила, что она начнет прямую борьбу за Пакистан.

Хотя в июне состоялись выборы в учредительное собрание, его открытие затруднялось тем обстоятельством, что две крупнейшие, помимо конгрессистокой, фракции — Лиги и сикхов — бойкотировали его работу. Это соответствовало интересам англичан. Поскольку большинство депутатов от Северо-Западной пограничной провинции и Ассама состояло из противников раздела страны по религиозно-общинному принципу, это мешало осуществлению плана создания восточной и западной «мусульманских» зон.

В июне председателем Конгресса вместо Азада был избран Джавахарлал Неру, которому вице-король предложил в качестве вице-премьера сформировать временное правительство на правах Исполнительного совета при вице-короле (он оставался главой правительства). Это предложение было принято, и 24 августа был объявлен состав нового Исполнительного совета, в котором вяценпремьером был Неру, министрами — видные лидеры Конгресса В. Патель, Р. Прасад и другие, а также представители общин христиан, сикхов и парсов.

Несмотря на ограниченные компетенции временного правительства, первые шаги, особенно во внешнеполитической области, показали, что его политика резко отличается от политики колониальной администрации.

Реакция Лиги на образование правительства была весьма бурной. Джинна расценил это событие как акт предательства англичан по отношению к мусульманам и объявил день 16 августа началом прямой борьбы за Пакистан. В Калькутте были спровоцированы крупные индусско-мусульманские погромы, которые перекинулись на соседние районы Бихара и Бенгалии. Погромы начались и в Бомбее.

Ганди выступил с резким осуждением погромов и побывал на месте индусско-мусульманских столкновений. Он поддержал создание отрядов самообороны, организаторами которых, как правило, были коммунисты и другие демократы.

В сентябре Лига вошла во временное правительство, но продолжала бойкотировать учредительное собрание. Английское правительство, воспользовавшись этим, предложило изменить порядок голосования статей будущей конституции: она не распространялась на те провинции, большинство депутатов от которых не участвовали в заседании. Это давало возможность Мусульманской лиге сорвать принятие учредительным собранием решения о сохранении единой Индии, на чем наета-ивал Неру.

В октябре 1946 г. в Миру те состоялся первый после войны съезд Национального конгресса, на котором президентом был избран А. Крипалани. Съезд одобрил политическую линию руководства Национального конгресса и высказался за превращение Индии в суверенную республику.

На сессии учредительного собрания в декабре 1946 г. Неру выступил с этим же (предложением, оговорив, однако, сохранение монархии в княжествах — членах Индийского Союза.

План Маунтбэттена и раздел Индии. Образование двух доминионов

В стране создалась революционная ситуация. Было очевидно, что дальнейшее промедление с передачей власти представителям индийской буржуазии и помещиков могло бы привести к положению, когда политическая система, созданная английским империализмом в Индии, рухнула бы под напором вооруженной борьбы масс.

20 февраля 1947 г. Эттли огласил третью декларацию лейбористского правительства о политике в Индии, в которой было заявлено, что англичане уйдут из Индии не позднее июля 1948 г. и что, если к тому времени не будет создано центральное правительство, власть будет передана провинциям. Для осуществления английского плана назначался новый вице-король Маунтбэттен.

Как Национальный конгресс, так и Мусульманская лига одобрили декларацию. Тогда, чтобы осложнить отношения между двумя партиями, англичане спровоцировали индусско-мусульманские столкновения, достигшие особой остроты в Пенджабе, где Мусульманская лига провела демонстрации против местного правительства сторонников единства Индии.

При последней попытке как-то сохранить свои позиции в стране английский империализм, вынужденный уйти из Индии, сделал ставку на ее расчленение. В апреле Маунтбэттен прибыл в Индию, а 3 июля был обнародован «план Маунтбэттена» о разделе Индии на два доминиона. Он сводился к следующему:

1. В Индии образуются два доминиона: Индийский Союз и Пакистан.

2. Вопрос о разделе Бенгалии и Пенджаба по религиозному признаку решается раздельным голосованием депутатов от частей провинций с преобладанием индусского и мусульманского населения.

3. В Северо-Западной пограничной провинции и округе Силхет (Ассам), населенном в основном мусульманами, проводится референдум.

4. Вопрос о судьбе Синда решается голосованием в провинциальном законодательном собрании.

5. Вхождение княжеств в один из доминионов составляет юрисдикцию их правителей.

6. Учредительное собрание делится на учредительные собрания двух доминионов; они определят будущий статус обоих государств.

Национальный конгресс понимал,что англичане — при поддержке Лиги — любыми средствами добьются раздела страны, и, чтобы предотвратить новое кровопролитие, согласился на принятие «плана Маунтбэттена».

Сессия Всеиндийского комитета конгресса, собравшаяся в июне 1947 г., 157 голосами против 61 приняла английские предложения.

В то же время Совет Мусульманской лиги выступил с дополнительным требованием о включении в Пакистан всей Бенгалии и всего Пенджаба.

Во время голосования в Пенджабе и Бенгалии депутаты от «индусских» округов, следуя решению Конгресса, проголосовали за раздел провинций, депутаты же от «мусульманских» округов голосовали за сохранение неразделенных Бенгалии и Пенджаба.

Исход голосования в Синде и референдумов в Силхете и Северо-Западной пограничной провинции предопределил их включение в Пакистан. При этом вице-король отклонил требование лидера краснорубашечников Абдулл Гаффар-хана о включении в референдум вопроса об образовании самостоятельного Пуштунистана. За него выступало подавляющее большинство из числа 15% населения провинпиш, обладавших правом голоса.

В августе 1947 г. английский парламент утвердил «план Маунтбэттена» в качестве Закона о независимости Индии, который вошел в силу 15 августа того же года.

В этот день Джавахарлал Неру впервые поднял национальный флаг Индии над историческим Красным фортом в Дели. Героическая борьба нескольких поколений индийских борцов за свободу успешно завершилась. С победой национальной революции в истории Индии начался новый период — независимого развития.

ТЕМА 4. Подъём национально-освободительного движения







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-14; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.235.220 (0.013 с.)